Cоциально-экономическая обстановка в Германии накануне выборов в бундестаг

Содержание
[-]

***

Страна идёт налево 

Германия стоит на пороге масштабного политического сдвига, направление – влево. C такими предостережениями выступают консервативные политики и соглашается бизнес, с опасением ожидающий исхода сентябрьских выборов.

Грядущее 26 сентября голосование обещает ФРГ смену власти. Консерваторы, по текущим данным опросов, после 16 лет во главе правительства могут уйти в оппозицию. Кандидат ХДС в канцлеры Армин Лашет (Armin Laschet), имеющий очень низкие рейтинги, заявил, что больше не станет обсуждать результаты каких-либо социологических исследований: всё покажет голосование. Вместо Лашета готовы обсуждать их другие политики, политологи, социологи, эксперты и журналисты, представители бизнеса, общественных организаций, обычные граждане.

Многим из них, в особенности – молодёжи, перспектива смены политического направления представляется долгожданной: пусть к власти придёт кто угодно, лишь бы не христианские демократы, успевшие надоесть за полтора десятилетия «больших» и «чёрно-жёлтой» коалиций. Молодые жители ФРГ, по мнению социологов, ставят на «Зелёных» и СвДП: экологисты и либералы смогут войти в состав «красно-жёлто-зелёной» или «чёрно-жёлто-зелёной» коалиции – «светофора» или «Ямайки». В первой свободные демократы станут лишь младшим партнёром, чей голос не всегда будет слышен – неясно, согласится ли на такие условия их лидер Кристиан Линднер (Christian Lindner). Во второй могут доминировать консервативные силы – ХДС и СвДП: «Зелёные», мечтающие о власти после 16 лет в оппозиции, вероятно, пойдут и на такой альянс, но лишь добившись множества уступок от потенциальных партнёров. ХДС, ещё месяц назад претендовавший на политическое лидерство, теперь заметно уступает социал-демократам, разрыв продолжает расти, а лидер последних Олаф Шольц (Olaf Scholz) исправно хранит молчание, когда СМИ пытаются выудить у него хотя бы намёк на предпочтительного союзника. Мечта левых сил Германии и страшный сон консерваторов – «красно-красно-зелёная» или «красно-зелёно-красная» коалиция на федеральном уровне сродни той, что правит Берлином на земельном. Такая перспектива реальна как никогда, считают ведущие политики Левой партии, перед которыми замаячил шанс впервые в истории Западной Германии войти в её правительство. Ряд высокопоставленных «красных» говорят о недопустимости альянса с Левой партией – но не сам Шольц. Нет очевидного отказа сотрудничать с наследниками коммунистической идеологии и от «Зелёных»: те заранее требуют от «левых» согласия с рядом компромиссных решений и вполне представляют себе перспективу совместной работы в правительстве.

Такая возможность не впечатляет представителей немецкого бизнеса. Его основа – семейные предприятия, это 90% немецких компаний, они создают в ФРГ 58% рабочих мест и профессионально обучают 90% будущих специалистов. Федеральное объединение семейных предприятий Германии выпустило на днях заявление, посвящённое предстоящим выборам. Предприниматели предупреждают об опасности смены политического курса со сдвигом влево, который может сопровождаться покушением на право собственности. На конкурентоспособном среднем бизнесе держится немецкое благосостояние, которое, как говорится в заявлении, станет невозможным без твёрдых гарантий неприкосновенности частной собственности и собственности предприятий.

«Формирование потенциальной коалиции после выборов вселяет в нас серьёзные опасения в том, что в важнейших для нашего экономического порядка темах „Зелёные“, а также СДПГ сдвигаются всё ближе к позициям Левой партии, нежели ХДС/ХСС и тем более свободных демократов, – указывает в заявлении президент объединения предпринимателей Райнхольд фон Эбен-Ворли (Reinhold von Eben-Worlée). – Немецкой экономической модели, пока что максимально успешной, угрожает резкая смена курса».

По просьбе предпринимательской организации эксперты Фонда Людвига Эрхарда и Гамбургского института мировой экономики HWWI проанализировали программы ведущих партий с точки зрения отношения к частной собственности и выяснили, что её защита не является приоритетной предвыборной темой. Масштаб и интенсивность предложений, затрагивающих вопросы собственности, у партий различны, но явно видна нехватка убеждённости в том, что частная собственность приносит инвестиции и инновации, а попытки ввести ограничения чреваты серьёзным риском. Председатель Фонда Эрхарда, бывший премьер-министр Гессена от ХДС Роланд Кох (Roland Koch) также критикует партийные программы: «Предвыборная борьба вообще не отличается глубиной содержания: партии не заинтересованы в глубоких противоречиях. Нам не хватает в их программах – особенно у определённых сил – уважения и внимания к вопросам собственности. А чем туманнее они сформулированы, тем выше опасность сюрпризов в ходе коалиционных переговоров».

Наибольшие опасения у представителей семейного бизнеса вызывает возможность возвращения к налогу на собственность (Vermögensteuer), существовавшему в ГДР, а в Западной Германии отменённому в 1997 году. Блок ХДС/ХСС, СвДП и «Альтернатива для Германии» полностью исключают возможность его введения, указывая, что этот реальный налог опасен с точки зрения сохранения рабочих мест и конкурентоспособности предприятий. СДПГ, «Зелёные» и Левая партия принципиально выступают за налог на собственность с нюансами в деталях.

Автор Максим Смирнов

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=28409&Itemid=13

***

Число безработных вновь сократилось

Немецкий рынок труда продолжает восстанавливаться от последствий пандемии коронавирусной инфекции и оправдывает самые оптимистичные ожидания экономистов. Вопреки сезонной тенденции на увеличение уровня безработицы в летний сезон, количество незанятых жителей Германии к концу августа снизилось до минимальных значений последних десятилетий.

Отмена режима самоизоляции и запрета на посещение общественных мест привитыми, переболевшими или протестированными жителями стала долгожданным новостью для немецких отельеров, рестораторов и владельцев магазинов, находившихся в сложном финансовом положении с середины прошлого года. В начале нынешнего лета многие предприятия сферы обслуживания наконец обрели уверенность и перевели на полный рабочий день своих сотрудников, а также открыли тысячи новых вакансий. Летний всплеск предложения на немецком рынке труда зафиксировали в своём исследовании аналитики Федерального агентства занятости (BA), согласно которому число безработных на территории Германии в конце августа было на 12 000 меньше, чем месяцем ранее и на 337 000 человек меньше, чем в конце августа 2020 года. Всего в последние дни лета в стране было зафиксировано 2,58 млн незанятых граждан, а уровень безработицы составил 5,6%, став одним их самых низких среди всех развитых стран ЕС.

«Рынок труда продолжает восстанавливаться, а безработица падает даже несмотря на летний сезон, в который ежегодно регистрируется всплеск увольнений. Рост занятости набирает обороты и, вероятнее всего, эта тенденция сохранится осенью», – заявил глава BA Детлеф Шееле (Detlef Scheele). Эксперт пояснил, что, вопреки увеличению числа увольнений в летние месяцы, для начала августа характерно снижение числа рабочих мест на немецком рынке труда. Последнее связано с окончанием периода обучения студентов и новых сотрудников и завершением формирования штата в преддверии отпускного сезона. Однако нынешний год стал исключением, поскольку после затянувшихся карантинных ограничений и весьма удачных для немецких предприятий весенних месяцев многие отели, рестораны и магазины задумались о расширении штата. По словам главы BA, с учётом среднестатистических показателей последних лет, снижение числа не имеющих работу граждан во время отпускного сезона и вовсе составило более 53 000 человек.

При снижении общего числа незанятых жителей в Германии в августе, уровень безработицы в стране уже два месяца держится в пределах 5,6%, но если в июле на бирже труда было зарегистрировано 2 590 310 человек, то в августе это число сократилось до 2 578 471 человека. Для сравнения: в апреле 2020 года, на самом пике пандемии COVID-19, это значение достигло своего максимума в 6,4%; всего же в середине прошлой весны, по данным BA, в ФРГ не работали 2 995 487 человек. Эксперты BA считают, что немецкой экономике во время нынешней пандемии удалось продемонстрировать лучшие результаты, чем во время мирового экономического кризиса 2008 года, на фоне которого в 2010 году уровень безработицы в стране вырос до рекордных 7,7%, а постоянного рабочего места не имел 3 238 421 житель Германии.

Отчёт BA вызвал оптимистичную реакцию кабмина. В частности, актуальные статистические данные прокомментировал министр труда Хубертус Хайль (Hubertus Heil), отметивший, что влияние пандемии COVID-19 на немецкий рынок труда «постепенно уменьшается, хотя всё ещё ощутимо». По подсчётам аналитиков BA, уровень безработицы, зарегистрированный в ФРГ в конце лета, увеличился на 261 000 человек вследствие введённых ранее федеральным правительством строгих карантинных ограничений и временного закрытия многих отелей и предприятий сферы обслуживания. Согласно данным исследования, влияние COVID-19 на немецкий рынок труда и экономику будет ощущаться до конца 2023 года даже при сохранении нынешней положительной динамики.

Постепенный рост числа новых вакансий оказал благоприятное влияние на снижение количества граждан, работающих на неполной занятости (Kurzarbeit), и, как показывает исследование, эта возможность перестала быть привлекательной для многих предпринимателей. В период с 1 по 25 августа BA зарегистрировала только 68 000 заявлений работодателей, предлагающих своим сотрудникам такой вид трудовых отношений. Всего же на конец июля государственные компенсации за неполную занятость получили 1,59 млн немцев, и это количество впервые с начала пандемии упало ниже границы в 2 млн человек. Комментируя новые показатели, министр труда Хайль заметил, что тенденция идёт в правильном направлении, что особенно хорошо видно на фоне 6 млн человек, зарегистрированных в апреле 2020 года своими работодателями в качестве получателей компенсации за сокращённые рабочие часы.

Схожие данные приводит и мюнхенский филиал Института экономических исследований Ifo. Согласно информации, которую опубликовало научное заведение, количество сотрудников, работающих в немецких отелях и домах отдыха и получающих компенсацию за Kurzarbeit, сократилось с 295 000 в конце июня до 183 000 в конце июля и составило 17,2% от общего числа всех занятых в этом секторе. В розничной торговле количество работающих на неполную занятость снизилось с 92 600 человек в конце июня до 41 700 человек в конце июня и к началу августа составило всего 1,7% от всех сотрудников магазинов.

Противоположная тенденция в середине лета наблюдалась в области автомобилестроения, где число потерявших рабочие часы сотрудников резко выросло – с 14 500 человек в конце июня до 32 100 человек в конце июля. «В промышленности мы наблюдаем прямые последствия недостатка сырья и высокотехнологичных компонентов, что напрямую связано с перебоями в логистических цепочках, связывающих европейских производителей готовой продукции и их поставщиков в Китае и странах Юго-Восточной Азии», – указывает эксперт Ifo Штефан Зауэр (Stefan Sauer). Экономист обеспокоен сложной ситуацией, сложившейся в немецкой промышленности во втором и третьем квартале 2021 года, и констатирует постепенный рост числа заводских рабочих, получающих госкомпенсацию за простой. Слова Зауэра иллюстрирует упомянутое исследование Ifo, в котором отмечается увеличение числа сотрудников промышленных предприятий, вынужденных работать на неполную занятость, с 214 000 в июне до 249 000 в июле, и к началу августа составляющих 3,6% от общего числа работающих.

Автор Виталий Сманцер

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=28408&Itemid=13

***

German Angst? Чего боятся немцы в 2021 году, если не коронавируса

Страх за собственное здоровье стал далеко не самым главным. Больше всего в 2021 году немцы боятся отказа от принципа "черного ноля" и роста госдолга.

На протяжении последних лет в фискальной политике Германии действовал принцип, получивший название "черный ноль" (Schwarze Null), при котором запланированные государством расходы финансировались исключительно за счет бюджетных доходов. Такая модель была гордостью немецкого правительства. И некоторые граждане чувствовали себя очень спокойно, живя в стране с такой солидной финансовой дисциплиной. Так было, пока не пришла пандемия коронавируса, которая как цунами обрушилась на общество и не оставила и следа от особой любви немцев к этой цифре - своего рода фетиша. "Черный ноль" перестал иметь значение.

С тех пор государственный долг Германии растет как никогда раньше. В апреле этого года бундестаг утвердил дополнительный бюджет на 2021 год, увеличив сумму новых кредитов до рекордного показателя в 240,2 млрд евро. Таким образом общая задолженность возрастет до 2200 млрд евро. На этом дело в обозримом будущем вряд ли остановится. Обратите внимание на первую фотографию с так называемыми "Долговыми часами" в Берлине, показывающими сумму государственного долга Германии в конце 2017 года.

Небывало высокие госкредиты пугают многих немцев. И больше всего жители страны опасаются, что в погашении такого долга государство попросит поучаствовать самих граждан. К таким выводам пришла одна из крупнейших в Германии страховых компаний R+V, завершив свое ежегодное исследование"Die Ängste der Deutschen 2021". Этот репрезентативный опрос проводится с 1992 года. И вот уже какой год его результаты становятся барометром немецких страхов. В этом году эксперты опросили 2400 человек в возрасте старше 14 лет. Результаты были опубликованы в четверг, 9 сентября. Так чего же боятся немцы в 2021 году?

Страх за финансовое благополучие сильнее, чем страх заразиться короной?

"Гора долгов, которая образовалась на федеральном, земельном и коммунальном уровнях на фоне борьбы с пандемий, - главная причина беспокойства немцев", - говорит Бригитта Рёмштедт (Brigitte Römstedt), руководитель информационного центра компании R+V. Согласно результатам актуального опроса, больше половины респондентов (53 процента) боятся, что из-за высокой госзадолженности правительство повысит налоги или сократит господдержку. Первое место в рейтинге страхов немцев.

Любопытно, что страх за свое здоровье и опасения заболеть коронавирусом в тяжелой форме заняли лишь 14-е место в общем рейтинге. В этом признались больше трети опрошенных. Для руководителя исследовательской группы Рёмштедт такой результат не стал неожиданным: "И в прошлом году страх заразиться каким-то инфекционным заболеванием испытывал только каждый третий. А ведь на тот момент у нас даже не было вакцины. Думаю, это всем знакомо: каждый старается не думать о болезнях. Однако если это как-то отражается на финансах, тогда страх большой", - говорит в интервью DW немецкий эксперт.

Страхи, о которых старались не говорить накануне выборов 

Политолог Манфред Г. Шмидт (Manfred G. Schmidt) считает, что о том, сколько придется платить за долги, образовавшиеся на фоне пандемии, станет известно только после парламентских выборов, которые пройдут 26 сентября. По его наблюдениям, в предвыборной кампании страхи перед финансовыми последствиями коронакризиса старались не подогревать. "Партии до сих пор с успехом замалчивали эту слишком взрывоопасную тему", - говорит Шмидт в интервью DW. Профессор Гейдельбергского университета имени Рупрехта и Карла уже долгие годы помогает компании R+V в оценке полученных результатов.

Второе и третье место в рейтинге страхов также занимают финансовые вопросы. Каждый второй немец боится роста расходов на жизнь и опасается того, что немецких налогоплательщиков заставят принять участие в погашении долгов Евросоюза.

Гораздо меньше немцы переживают за экономику своей страны. Страх экономического упадка занимает 10-е место в общем рейтинге. В прошлом году, когда из-за локдаунов экономическая жизнь страны буквально остановилась, почти половина опрошенных заявили о том, что боятся экономического кризиса. И страх перед упадком занял 4-е место в общем рейтинге.

Природные катастрофы и изменение климата 

И если последствия кризиса, вызванного пандемией, немцы представляли себе достаточно конкретно, то в отношении изменений климата на протяжении последних лет сохранялась такая тенденция: чем абстрактнее казались угрозы, тем меньше был и страх. Несмотря на акции движения Fridays for Future, предупреждения экологов об угрозах, страхи немцев за экологию остались на уровне прошлого года: 41 процент опрошенных сильно боятся природных катастроф (8-е - место в рейтинге страхов; 5-е место - в 2020 году).

Однако наводнение этого лета, которое стало самым разрушительным во всей истории ФРГ, повысило чувствительность немцев к экологической тематике. Теперь они видят прямую угрозу. "К тому моменту, когда произошло наводнение, исследование было уже завершено. Поэтому в конце июля ученые провели дополнительный опрос 1000 граждан, спросив их о страхах перед изменением климата. И уже почти 70 процентов заявили о своем страхе перед природными катастрофами.

Страшные картины случившейся трагедии заставили немцев бояться дальнейших последствий изменений климата. Тот факт, что уровень страха вырос так стремительно Бригитта Рёмштедт объясняет ежедневным потоком информации и ужасающими кадрами с мест катастрофы. Они произвели сильное впечатление на граждан. Однако уже в следующем году страх перед природными катастрофами может снизиться, прогнозирует эксперт, если люди не будут помнить о масштабах трагедии и сумеют забыть страшные сцены.

Кризис с беженцами остается актуальным 

И снова в списке страхов немцев оказалась миграционная тема. И хотя в 2021 году не было больших потоков беженцев, опрощенные признались, что все равно опасаются, что государство не справится с нагрузкой, вызванной их притоком. 8-е место в рейтинге. Строчкой выше расположился страх, также связанный с миграционной политикой Германии: 42 процента опрошенных заявили, что опасаются роста напряженности из-за притока иностранцев.

О чем говорят такие результаты? Немецкий политолог считает, что "шок, спровоцированный кризисом 2015 года на волне притока беженцев, осел глубоко в сознании многих граждан“. Об этом свидетельствуют результаты и других исследований. Тема беженцев остается третьей по значимости после короны и изменений климата. В опросе 2021 года немногим более 40 процентов респондентов признались в том, что опасаются того, что немецкие политики перегружены обязанностями. Впрочем, для года выборов в бундестаг это довольно умеренный показатель. Четыре года назад, когда проходили парламентские выборы, больше половины высказали сомнения в том, что политики справляются со своими задачами.

А вот, что на самом деле удивило группу исследователей, так это тот факт, что дигитализации немцы по-прежнему придают не такое больше значение. И это при том, что после двух лет обучения школьников на фоне короны, многие могли убедиться, какие пробелы и дефициты имеет образовательная система Германии по части современных технологий. Однако в рейтинге R+V такие страхи заняли 12-е место.

Исследование 2021 года стало 30-м по счету. Однако говорить о тенденциях или страхах, которые сопровождают немцев все эти годы, ученым не приходится. "За долгие годы, которые я руковожу исследованием, я точно поняла для себя, что понятие German Angst (буквально - "немецкий страх") неверно. Немцев точно нельзя назвать трусами", - подвела итоги Бригитта Рёмштедт. Немецкие страхи имеют под особой реальную основу, то есть они не беспочвенны. После терактов 11 сентября 2001 года возросли страхи перед террористической угрозой. На волне массовых увольнений немцы начинают переживать за свои рабочие места... Однако стоит ситуации успокоиться, отступает и страх, подчеркивает эксперт.

Авторы Ральф Бозен, Марина Борисова  

https://p.dw.com/p/407A5


Об авторе
[-]

Автор: Максим Смирнов, Виталий Сманцер, Ральф Бозен, Марина Борисова

Источник: rg-rb.de

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.09.2021. Просмотров: 38

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta