Чужие желания и российская действительность: к десятилетию «арабской весны»

Содержание
[-]

Зона нестабильности всё ещё разрастается в мире

В январе 2021 года исполнилось десять лет с начала «арабской весны», кардинально перелицевавшей политический ландшафт Северной Африки и Ближнего Востока в целом. Зона нестабильности всё ещё разрастается. Что — в Евросоюзе, самозваной колыбели мировой цивилизации — её «основе» и вечном «эталоне», если не считать главного мирового счетовода — США. ЕС вполне можно отнести к категории наиболее пострадавших от тех событий, но до сознания евро-наций эта банальность доходит с большим трудом.

Односторонняя отточенность навыков многоопытных политологов, по инерции или в силу ангажированности склонных искать в любом масштабном явлении происки спецслужб, в этот раз дала осечку. Увы — не первую из крупнейших: из самых крупных вспомним трагедию «9/11», а в этот раз — стоившей жизни послу США в Ливии и нескольких сотрудников резидентуры. И сотням тысяч, если не миллионам, жителей тех внезапно ставших многострадальными мест. А про былую комфортность и — во всех смыслах — радужную будущность европейского обывателя напоминать ему уже как-то негуманно: «ливанские» беженцы из Сенегала, «сирийские» — из Афганистана, Пакистана и прочих мест сами уже всё расставят по местам на своих новых родинах.

А начиналась та «арабская весна» ещё летом предыдущего, 2010 года, когда редкая жара и отсутствие осадков стали причиной неурожая в России. В результате правительство РФ было вынуждено ввести эмбарго на экспорт в Египет и прочие страны Востока, вроде Грузии, пшеницы. Иных поставщиков по сходным ценам Египет найти не смог, и что произошло в этой стране далее — хорошо известно. Плюс к тому — сработал эффект домино в прочих странах региона, что для Ливии, подвергшейся «гуманитарным бомбардировкам» Запада, оказалось фатальным. И на тот момент условный Запад результатом своих действий был удовлетворён, а особенно — непротивлению им со стороны руководства РФ. Что «в плюс» России засчитано не было, и уже в конце 2011 года в Москве начались протесты «против результатов выборов» (в Думу, в 2012 — президента), продлившиеся около двух лет. Но это дела, конечно, давно минувших дней. Или — нет?

Как было сказано, случившуюся в 2011 в Северной Африке цепь катаклизмов, вернее — голодных бунтов, западные спецслужбы предсказать не смогли, но, похоже, были вполне удовлетворены результатами. История с провалом в Ливии была детально изучена, а результаты исследования внесены в методички, в дополнение имеющемуся опыту устранения неугодных режимов. Обкатка новых методологий началась с того самого 2011 года, включила в себя «майданный» переворот 2013−2014 гг., Среднюю Азию, Армению. И к началу текущего года снова вернулась к нам.

Новая атака на Россию возобновилась в уже гораздо более сложных условиях пандемии COVID-19, которая не могла не сказаться на производстве, в том числе — продуктов питания. И ситуация, по расчётам её выгодополучателей — что иностранных, что (будем честны перед собой) их отечественных вольных или невольных союзников — должна была осложниться в ближайшее время из-за очередных западных санкций. На что и были рассчитаны известные усилия по продвижению бывшего «берлинского пациента» (ныне — «владимирского сидельца») в президенты России, пусть даже и ценой его жизни (свободы, здоровья — на выбор). И игра эта — вдолгую.

Прежде чем разобрать данную ситуацию немного детальнее, необходимо уточнить, что, судя по изменившемуся характеру публикаций «на заданную тему» (любую, интересную разведкам: что Госдепа, что прочим, что — ЦРУ в целом) их руководством принято весьма неоднозначное решение о передаче аналитики — «святая святых» любой спецслужбы или правоохранительного органа — на аутсорсинг в ведущие СМИ либо частные «исследовательские» центры, среди которых отнюдь не все — уровня Rand Corporation либо Stratfor.

Ярким примером поделки «под аналитику», с торчащими «ушами» разведки Государственного департамента США является публикация такого солидного издания, как Bloomberg от 28 февраля этого года под названием «Пять проблемных стран, где цены на продукты вызывают тревогу у людей» авторства Джереми Даймонда (Jeremy Diamond) и Агнешки (!) де Соуза (Agnieszka de Sousa). Мир все еще борется с пандемией коронавируса, а тем временем некоторые государства страдают от ее последствий, делятся сокровенным авторы. Потому Bloomberg и рассматривает ситуацию в пяти странах, где произошел рост цен на продовольственные товары. Подборка «проблемных» стран и место России в ней крайне любопытны и позволяют полагать столь тесное сотрудничество в эпистолярно-аналитическом жанре англосакса и «испанки» совсем не случайным, особенно — по части сугубой спорности сделанных выводов.

Итак, Bloomberg составил список мировых «горячих точек», куда включил крупные страны, в которых рост цен на продукты «вызывает особое беспокойство» и может стать причиной недовольства граждан. К их числу агентство отнесло Бразилию, Россию (!), Нигерию, Турцию и Индию (приведены, похоже, по нарастанию проблем с продовольствием). Место России в рейтинге, с одной (бразильской) стороны даёт нам надежду на исправление, а с другой (нигерийской) шансов, похоже, не оставляет. Россия, она, конечно же, — не Польша, — только и остаётся согласиться с автором — носителем испанской фамилии и польского имени.

Многие россияне до сих пор хорошо помнят запредельный рост цен и пустые полки магазинов после распада Советского Союза, пишет Bloomberg (приложено фото пустых полок в московском магазине — прим. авт.). Далее сразу же следует вывод: поскольку популярность Путина с большим трудом поднимается после существенного снижения, а протестующие продолжают требовать освобождения лидера оппозиции Алексея Навального, российский президент опасается политических последствий роста цен на продовольствие. К тому же, недавно Россия, переживает издание, являющаяся экспортером пшеницы № 1 в мире, ввела пошлины и квоты, призванные ограничить экспорт и снизить внутренние цены. Самые крупные российские ритейлеры получили указание заморозить цены на некоторые продукты, поскольку картофель и морковь по сравнению с прошлым годом подорожали более чем на треть.

В декабре 2020 года В. Путин подписал указ о регулировании цен на социально значимые товары. Следует заметить, что, по данным исследовательского центра портала Superjob.ru от 19 февраля 2021 года, сдерживание цен на продукты в 2021 году заметил лишь каждый восьмой россиянин. «30 декабря В. Путин подписал указ о регулировании цен на социально значимые товары. На ваш взгляд, помогли ли данные меры удержать цены на основные продукты питания в 2021 году?»

Да          13%

Нет        69%

Затрудняюсь ответить    18%

То есть лишь 13% россиян считают, что указ помог стабилизировать цены на основные продукты питания в январе-феврале 2021 года. По мнению большинства, закон не работает (69%): «Эта заморозка оказалась фиктивной. Цены были зафиксированы на максимальном уровне уже после повышения»; «Эти меры приведут, скорее всего, к дефициту товаров».

Следует отметить, что ограничительные меры даже и в советское время особой эффективности не показали. В эпоху же «торжества рынка» их эффективность будет носить ещё более «преодолимый» для нарушителей характер. Однако, следует иметь в виду, что данные меры носят временный, «оперативно-тактический», а не стратегический (как в СССР) характер.

Как справедливо замечает Bloomberg, мировые продовольственные цены достигли рекордного за последние шесть лет уровня. Такое удорожание вызвано самыми разными причинами: здесь и рост цен на сою и пальмовое масло из-за повышения спроса в Китае, и уязвимая система снабжения, и неблагоприятные погодные условия. Некоторые банки предупреждают, что мир приближается к товарному «суперциклу». Инфляция тоже давит на потребителей, которые страдают от рецессии из-за пандемии, а в некоторых местах и от девальвации валют.

С последним тезисом Блумберга особенно сложно не согласиться. Но проблема отечественной валюты (а это вряд ли «российский рубль» в его нынешнем виде — RUR) не находится в компетенции руководства страны и подвластна не ей, а МВФ (см. Конституцию РФ и «Закон о Центральном банке России»). Это — вопрос нашего неполного суверенитета. Но речь в этот раз не о том.

А пока настало время как-то проверить выводы уважаемого американского издания. В целях пущей политкорректности привлечём для этой цели данные международной исследовательской компании французского происхождения IPSOS. Которая 17 февраля текущего года в своей публикации «February 2021: Global consumer confidence showing little growth» сообщает, что в феврале в большей части стран мира наметился рост индекса потребительской уверенности. То есть в феврале 2021 по сравнению с январем 2021 индекс потребительской уверенности снизился только в 5 странах из 24 вошедших в исследование.

Как видно из публикации компании IPSOS, в лидерах падения за месяц Китай (-2,3 пункта). Также среди прочих — упомянутая Bloomberg Бразилия (-0,8). В лидерах роста Индия (+2,5 пункта), Россия (+1,4 пункта), а также Турция (+0,2%). Нигерии же (из той самой неблагополучной «пятерки» стран «по Блумбергу») в данном рейтинге, понятное дело, нет. При этом, по данным опроса «Левада-Центра» от 16 февраля текущего года о личных чувствах респондентов, россияне традиционно замечают усиление удовлетворения и самоутверждения чаще, чем негативных чувств. Хотя в последние несколько лет заметно некоторое снижение: 59% в 2019 году, 58% — в 2020, 50% — в 2021. По сравнению с 2020 годом, респонденты стали несколько чаще замечать усиление агрессии: 39% в 2020 году, 44% — в 2021. Похоже, пандемия (либо — чрезмерная концентрация на ней) несколько затянулась.

Надо отметить, что это была не первая попытка заставить исполнительную власть реагировать на объективную реальность бюджетными мерами. Так, 25 сентября 2019 года глава комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов (ЛДПР) сообщил о разработке депутатами законопроекта о выдаче продуктовых сертификатов малообеспеченным гражданам. В итоге законопроект о продовольственном сертификате был внесен в Госдуму 3 декабря 2020 года. На том усилия руководства всё той же партии не прекратились: 17 февраля нынешнего года Владимир Жириновский напомнил во время видеоконференции с президентом об инициативе ЛДПР ввести продовольственные сертификаты для малоимущих. Инициатива была поддержана главой государства и предложена Госдуме к детальной проработке.

«В. Путин предложил Госдуме обсудить введение продовольственных сертификатов на продукты питания для малоимущих. Одобряете ли вы данную инициативу?», по данным опроса исследовательского центра SuperJob от 19 февраля 2021 года.

Да          48%

Нет        30%

Затрудняюсь ответить    22%

Как видим, исследование IPSOS показывает, что данные Bloomberg несколько тенденциозны и склонны выдавать имеющиеся у населения сложности за возможность демократизации страны до мелкодисперсного состояния, в 1991 году так и не достигнутого. Однако, несмотря на двойственность ответа на вопрос «Кто виноват?» есть и рабочие варианты «Что делать?», упомянутые выше инициативы думской оппозиции, поддержанные руководством страны, показывают, что ситуация находится под контролем.

***

Итак, десятилетие «арабской весны», столь своеобразно и со специфическими надеждами опубликованное Блумбергом, ознаменовалось также и введением российским правительством экспортных пошлин в 25 евро за тонну с перспективой их удвоения. Что для Египта стало уже слишком дорого. А с 1 марта 2021 года пошлина на вывоз пшеницы из России повышена с 25 до 50 евро за тонну. Соответствующее постановление 26 января 2021 года подписал премьер-министр РФ Михаил Мишустин.

И, как сообщало 1 марта ИА REGNUM, Грузия решила сократить импорт пшеницы из России из-за того, что Москва подняла таможенные пошлины. Об этом, как передаёт агентство ИнтерпрессНьюс, сообщил журналистам исполнительный директор Ассоциации производителей пшеницы и муки Грузии Леван Силагава. «С 1 марта таможенная пошлина на экспортируемую из России пшеницу увеличивается до €50. Всё это сделало ситуацию на мировом рынке достаточно напряжённой, так как Россия — один из крупнейших игроков, и пшеница стала дороже для всех стран», — сказал Силагава.

С авторами агентства Bloomberg можно согласиться в одном: тяжкие последствия от удорожания зерна, конечно, будут. И «арабская весна» рискует повториться, но — вряд ли в России. Скорее — на нынешнем заднем дворе Запада в Причерноморье. Но это уже — не российская проблема.


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Сафонов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.03.2021. Просмотров: 39

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta