Что ждет Афганистан после вывода западных войск

Содержание
[-]

"Страх и ужас» 

Вывод американских военных из Афганистана по плану должен закончиться 11 сентября 2021 года. Но, как сообщают агентство Рейтер и телекомпания Си-эн-эн со ссылкой на свои источники, этот процесс может завершиться гораздо раньше. Чем это обернется для взрывоопасного региона?

Благодаря успешному наступлению движение "Талибан" контролирует сейчас больше афганских территорий, чем в последние 20 лет, отмечает  Би-би-си. Долгие годы авиация стран НАТО была главной силой, сдерживающей талибов в регионе. Сейчас, когда США свернули военные операции, группировка захватывает все новые территории, причем без особых усилий. Ожесточенные бои идут сразу в нескольких районах Афганистана. И правительственные силы, и талибы несут огромные потери. Но афганская армия испытывает серьезные проблемы со снабжением из-за засухи, экономических проблем и пандемии коронавируса. Финансовые потоки талибов же, напротив, более-менее стабильны. В итоге часть населенных пунктов им удается взять вообще без боя - благодаря успешно проведенным психологическим операциям.

"Быстрый вывод сил США и НАТО оказал деморализующее воздействие на афганские силы безопасности. Из-за того, что талибы одновременно наступают на нескольких фронтах, правительственные силы чувствуют, что у них нет возможностей и ресурсов для защиты своих позиций в ряде районов страны, особенно при отсутствии поддержки с воздуха со стороны американских военных. При этом "Талибан" - и это часть их военной тактики - объявил всеобщую амнистию для всех правительственных военных, кто готов сложить оружие. В некоторых случаях талибы даже дают сдающимся солдатам немного денег, чтобы те могли доехать в свои родные города и деревни в отдаленных районах страны", - отмечает профессор Давуд Азами, редактор радиопрограмм Афганской службы Би-би-си.

Командиры талибов, наоборот, становятся все более уверенными в своих силах. "Талибы вступают в переговоры с бойцами правительственных сил и говорят им: "У вас не было еды уже три недели, у вас не хватает боеприпасов, никто не придет ни за вами, ни за вашими ранеными, ни за вашими трупами. А мы готовы вас отпустить, только сдайте нам оружие", - рассказал Би-би-си журналист Times Энтони Лойд, только что побывавший на рейде с отрядом спецназа афганской армии. 

В случае, когда речь идет о крупных военных базах афганской армии, "Талибан" даже предлагает правительственным солдатам уйти с личным оружием. В итоге солдаты отступают, а в руки талибов попадают десятки единиц техники, в том числе новые бронированные автомобили, которые американцы ранее передали правительству Афганистана. К боевикам также переходят минометы, огромное количество боеприпасов и другое тяжелое вооружение, отмечает профессор Азами. 

По данным ООН, с начала мая под контроль талибов перешло более 50 районов Афганистана (всего их в стране 370). Причем вследствие этих территориальных приобретений "Талибан" занял стратегические позиции в непосредственной близости от важнейших городов страны, отмечают специалисты. Некоторые солдаты и офицеры правительственных сил, противостоящие "Талибану" на передовой, считают, что войска западной коалиции оставили их один на один с исламистами в самый неподходящий момент. 

"Правительственные солдаты, с которыми я говорил, не отзываются об иностранных военных с ненавистью. Но в их словах звучит горечь. Они отмечают, что когда американцы пришли, война в Афганистане уже шла. Приход США ухудшил ситуацию, их присутствие способствовало разжиганию войны. А теперь, как кажется афганцам, американцы уходят в очень тяжелый момент", - говорит Лойд.

Теневое правительство и натиск "Талибана" 

Теневое правительство" талибов уже много лет работает во всех районах, где присутствуют их вооруженные отряды. Это налаженная система, существующая параллельно официальным государственным структурам и чиновникам Афганистана. Талибы считают себя не просто группировкой или повстанцами, они говорят, что будут воевать до тех пор, пока не создадут "Исламский эмират Афганистан" - именно так талибы и называли Афганистан, когда контролировали страну с 1996 года до момента вторжения американцев в 2001 году. 

Сейчас невозможно точно сказать, сколько процентов территории Афганистана контролируют те или иные силы. По сути, все районы страны можно разделить на три категории:

  • районы, которые твердо контролируются официальным Кабулом;
  • районы, где фактически всем управляют талибы;
  • оспариваемые территории.

"В оспариваемых районах обе силы имеют некоторую власть. Иногда бывает так, что официальные власти управляют на территории днем, но по ночам там активно действует "Талибан". Или, например, зоны контроля правительства и "Талибана" перемежаются", - поясняет Азами. В 2017 году Би-би-си провела масштабное исследование, чтобы понять, как именно обстоят дела в каждом районе Афганистана. Исследование показало, что "Талибан" проводил свои операции на 70% территории Афганистана. 

"Сейчас процент территорий, на которых активно действуют талибы, еще увеличился. Фактически, талибы сейчас контролируют больше территории, чем когда-либо с тех пор, как эта группировка была отстранена от власти в 2001 году", - отмечает Азами. Многие опасаются, что окончательный уход США и их союзников из Афганистана откроет талибам дорогу к захвату власти в стране.

"Бьют за малейшее нарушение" 

Крайне консервативные взгляды, пропагандируемые талибами, не вызывают отторжения в отдаленных поселениях и сельских регионах Афганистана. Уклад жизни - а с ним и моральные установки и ценности населения - там не сильно изменился с конца XIX века. Но в более развитых районах, особенно в крупных городах, люди боятся, что талибы вернутся к жесткой (а иногда и жестокой) системе управления с буквальным следованием нормам шариата. Именно по таким правилам талибы и управляли Афганистаном, будучи у власти в 1990-х годах. 

В апреле журналистам Би-би-си удалось побывать в контролируемых талибами поселениях в провинции Балх. В присутствии вооруженных людей местные жители выражали благодарность и поддержку "Талибану". Однако, когда журналистам удалось на некоторое время оторваться от сопровождающих, люди рассказали им совсем другие истории. "У нас нет выбора, люди вынуждены делать то, что им велено. Даже за малейшее нарушение следует физическое наказание. Люди боятся", - рассказал собеседник Би-би-си. По словам местных жителей, талибы настроены жестко: они избивают мужчин, если те сбривают бороды, запрещают слушать музыку, отбирают и ломают аудиотехнику, если находят ее.

Молодые афганцы опасаются, что у них отберут те немногие свободы и потребительские радости, равно как и проявления гражданского общества, с которыми они жили последние 20 лет. "Международная коалиция приходила в Афганистан не только для того, чтобы победить терроризм. Они также защищали права женщин и детей, свободу слова. А сейчас они уходят, не заботясь о том, что же будет со всеми этими людьми дальше", - говорит живущая в Кабуле активистка Фрешта Карим. 

Фреште 28 лет, она получила степень магистра в Оксфордском университете, но вернулась в Афганистан и создала передвижную библиотеку для афганских детей. За последние три года тысячи ребят получили уникальную для многих в Афганистане возможность почитать новые книги в ее автобусе, который ездит по Кабулу и окрестностям. Но сейчас Фрешта все чаще задумывается о том, не стоит ли ей уехать из родной страны: "Мы обсуждали это с семьей, и я сказала, что если талибы начнут захватывать Кабул, нам нужно уезжать из Афганистана. Но мои родные уже были беженцами во время предыдущей фазы гражданской войны в Афганистане. Это был страх и ужас. Тогда они вынуждены были бежать в Пакистан. А сейчас мир зачастую еще более враждебен для беженцев, чем тогда". 

С момента, как США заключили мир с "Талибаном", талибы стали чаще атаковать журналистов, борцов за права женщин и других активистов в Афганистане. "За последний год было убито шесть журналистов. Десятки моих коллег оставили работу в СМИ и сменили профессию. Многие журналисты и активисты вынуждены были покинуть страну", - говорит глава бюро Би-би-си в Афганистане Карим Хайдари.

Забытые беженцы 

По данным ООН, общее число беженцев из Афганистана по всему миру составляет 2,8 млн человек. За последние несколько лет еще сотни тысяч афганцев стали вынужденными переселенцами - то есть беженцами внутри своей же страны. Часть людей вынуждена была оставить свои дома из-за боевых действий, другие - из-за тяжелейшей засухи, которая терзает Афганистан последние два года. 

Муджтаба Каландари бежал из Афганистана в Индонезию с женой и сыном в 2015 году. С тех пор в семье родилось еще двое детей. Но юридический статус беженца никто из них так и не получил. "Мы зарегистрировались в Управлении Верховного комиссара ООН по делам беженцев еще в 2015 году. Но с тех пор с нами никто не связывался. О нас забыли", - говорит Муджтаба. 

Без юридического подтверждения своего статуса беженцы не могут получить официальное право на работу в той или иной стране. Как следствие, у них нет доступа к медицинским услугам и образованию и нет возможности заработать денег, чтобы оплатить эти и другие свои потребности. Лагеря беженцев по всему миру перегружены, и люди часто живут там в тяжелейших условиях. Некоторые не выдерживают долгих лет жизни в неопределенности. 

Абдул (семья попросила не раскрывать его фамилию) бежал из Афганистана в Индонезию в 2014 году. Семь лет он пытался воссоединиться со своей женой и двумя детьми, которых не смог сразу увезти с собой. Но все попытки Абдула оказались безуспешными - очередь до рассмотрения его заявления на статус беженца никак не подходила, вытащить семью из Афганистана без помощи извне тоже не получалось. В декабре прошлого года Абдул покончил с собой.

Чего ждать дальше? 

Во время интервью и дипломатических переговоров лидеры талибов очень туманно объясняют, что они подразумевают под "исламским правительством", которое они хотят создать. По мнению некоторых аналитиков, это делается для того, чтобы как можно дольше избегать столкновений и трений между консервативными и умеренными течениями внутри самого "Талибана". Неизвестно, смогут ли два этих лагеря ужиться под одной вывеской после ухода сильного внешнего врага в лице западной военной коалиции под руководством США. 

"В краткосрочной перспективе мы наверняка увидим усиление боевых действий, поскольку в мирных переговорах между талибами и представителями официального правительства Афганистана наблюдается очень незначительный прогресс", - отмечает Азами. Перед следующим раундом переговоров обе стороны попытаются получить как можно больше рычагов влияния на оппонента, то есть закрепиться на стратегически важных направлениях. Потеря или взятие под контроль того или иного района Афганистана - это не только военный, но и экономический успех для любой из сторон. 

Если "Талибан" занимает ту или иную территорию - в их руки попадают денежные ресурсы местных администраций, их инфраструктура. Более того, талибы начинают облагать своими налогами представителей местных производств и мелких торговцев, а правительственный бюджет, наоборот, лишается этих поступлений. В случае, когда "Талибан" отступает, происходит обратный процесс. Надежда, что стороны перейдут от боев к дипломатии, все же есть. Но успех этих переговоров во многом зависит и от того, какой будет поддержка действующего афганского режима извне.

"Помимо США, есть пять основных региональных игроков, чья политика могла бы изменить ситуацию в вопросах войны и мира в Афганистане. Это Пакистан, Россия, Иран, Китай и Индия. Если они будут координировать свои усилия в поддержку мирного процесса в Афганистане, использовать для этого свои рычаги влияния и давления, есть хорошие шансы того, что ситуация стабилизируется, и воцарится мир. Но если разные страны поддержат различные группировки внутри Афганистана, то боевые действия только усилятся, и общая ситуация станет более опасной. А это, в свою очередь, окажет негативное влияние на мир и стабильность в регионе в целом", - считает Азами. "Гражданская война, безусловно, - это путь, который можно представить себе, если ситуация будет развиваться по той траектории, по которой идет сейчас", - заявил журналистам командующий военной операцией США и НАТО в Афганистане генерал Скотт Миллер.

За последние дни талибы заняли несколько постов правительственных сил на границе с Таджикистаном. Около 200 военнослужащих афганской армии бежали на территорию Узбекистана и Таджикистана. В Москве уже выразили озабоченность в связи с этим. "Талибан" заявляет, что контролирует 80% территории Афганистана. Я не знаю, насколько точны эти цифры, и комментировать их не могу. Но решение не может быть найдено, если не учитывать, что "Талибан" снова стал частью политического ландшафта Афганистана", - заявил постоянный представитель России при ООН Василий Небензя. "Нам еще предстоит увидеть, как будет выглядеть эта страна после окончательного ухода американцев", - добавил дипломат.

Вывод американских военных из Афганистана по плану должен закончиться 11 сентября 2021 года. Но, как сообщают агентство Рейтер и телекомпания Си-эн-эн со ссылкой на свои источники, этот процесс может завершиться гораздо раньше.

Автор Ольга Ившина,  опубликовано в издании Би-би-си

http://argumentua.com/stati/strakh-i-uzhas-chto-zhdet-afganistan-posle-vyvoda-zapadnykh-voisk

***

«Талибан» стучится в дверь России. Чем это грозит государствам Средней Азии и РФ?.

В ночь на 5 июля 1037 афганских солдат и офицеров и участников проправительственного ополчения переправились через пограничный с Таджикистаном Пяндж и перешли на территорию соседней республики. Они отступили под давлением талибов, развернувших наступление в северо-восточной афганской провинции Бадахшан, пишет  Новая газета.

Движение «Талибан» создает свое государство

Таджикские пограничники пустили их на территорию своей страны, «учитывая добрососедские отношения и невмешательство во внутренние дела Афганистана», солдаты отступили, заявили в Душанбе, «спасая свои жизни». Скорее всего, так оно и есть. Хотя понятно, что здесь в который раз мы видим особенности гражданской войны афганцев, талибы не стремятся категорически всегда и везде уничтожать афганцев, воюющих в национальной армии и полиции Афганистана. Они предпочитают договариваться с ними там, где можно, вынуждая сдать оружие и расходиться по домам. А то и предлагая вступить в ряды «Талибан»…

Спасаться в массовом порядке бойцы правительственных подразделений Афганистана начали еще 22 июня, когда больше двухсот военных перешло в Таджикистан на разных участках афгано-таджикской границы. Спустя несколько дней афганские военные стали переплывать на лодках уже пограничную с Узбекистаном Амударью. Точное их число не указывается, но их также значительно больше 200 человек. Узбекские власти сообщили, что 53 человека из них после тщательной проверки были депортированы назад в Афганистан. По неофициальным данным, полученным из осведомленных источников в Ташкенте, узбекские спецслужбы стремятся выявить среди беженцев бывших джихадистов, выходцев из Узбекистана, воевавших в террористических структурах, таких как Исламское движение Узбекистана, ИГ, Аль-Каида (все они признаны террористическими и запрещены на территории России). 

Можно предположить, что такие же действия проводят и таджикские силовики. Однако в этом случае ситуация не выглядит столь однозначной. Дело в том, что среди спасающихся бегством в Таджикистан афганских военных могут находиться и боевики бывшей вооруженной таджикской оппозиции (либо члены их семей), воевавшие с правительством президента Таджикистана Эмомали Рахмона в период гражданской войны в Таджикистане в середине 1990-х. Но поскольку официальный Душанбе заключил мирное соглашение с оппозицией в Москве в 1997 году, статус ее бывших боевиков не вполне ясен… 

Так или иначе, бегство тысячного отряда кабульских войск да еще так, на глазах всего мира, происходит впервые. Это свидетельство краха попыток администрации президента Афганистана Ашрафа Гани удержать ситуацию в стране после вывода войск США и НАТО, который на сегодняшний день фактически можно считать завершенным. Талибы последовательно и целеустремленно вытесняют верные Кабулу подразделения из северных провинций страны. В некоторых уездах и провинциях им оказывается вооруженное сопротивление, в других, как это произошло в Бадахшане, — нет. Национальная мобилизация, объявленная правительством президента Гани, потерпела неудачу. 

Судьбу самого президента предсказать сейчас трудно. Надо сказать откровенно, он не самая популярная фигура среди правящей афганской элиты. Те, кто его особенно ненавидят, и не только внутри своей страны, но и за ее пределами, предрекают ему чуть ли не печальную участь последнего просоветского лидера Афганистана Наджибуллы, вытащенного талибами из офиса миссии ООН в Кабуле при вытеснении ими из столицы правительства моджахедов Раббани-Масуда в 1996 году и растерзанного талибами… 

Но нынче времена другие, и у Ашрафа Гани есть все возможности покинуть Кабул живым, даже если его займут талибы… Можно не сомневаться, что эти вопросы негласно обсуждались во время недавнего официального визита в США делегации Афганистана во главе с президентом, в конце концов, блестяще образованный финансист, урожденный афганский пуштун, господин Гани не так давно был еще американским гражданином… 

В составе его делегации было 10 высокопоставленных чиновников и 10 их личных помощников. Уже сам ее состав отражал всю сложность и противоречивость винегрета, на который похожа кабульская власть и отсутствие в ней единства. Не обошлось без скандалов. Как сообщала афганская пресса, в самый последний момент в делегацию были включены женщины и представители узбекского меньшинства, которые, однако, не были допущены до участия в важных встречах в Вашингтоне. 

Подробности переговоров в изложении их участников не известны. Это можно объяснить, в частности, тем, что Ашраф Гани не добился своей главной цели, уговорить президента США Джо Байдена повременить с окончательным выводом войск из Афганистана. А ведь именно на приход Байдена в Белый дом особенно рассчитывал Гани, будучи уверен, что его особые отношения с верхушкой Демократической партии США помогут ему удержать свою власть, опираясь на плечи американских военных. Все оказалось тщетно. Господину Гани ничего не оставалось делать, кроме как пламенно благодарить Джо Байдена за военную и многомиллиардную финансовую американскую помощь Афганистану в случае формирования там дееспособного коалиционного правительства. 

Но именно эта задача, как считает подавляющее число политиков и экспертов в Афганистане и за его пределами, выглядит абсолютно нерешаемой, если Ашраф Гани рассчитывает остаться хоть в каком-либо качестве во власти. «Талибан» категорически не приемлет фигуру нынешнего афганского президента в любой конфигурации будущей власти в своей стране. Неприемлемы для талибов и предложения Гани о проведении новых президентских выборов, в которых он приглашает талибов принять участие. Мир хорошо помнит тысячи жертв, которыми сопровождались выборы в стране, где продолжается нескончаемая гражданская герилья. Да к тому же известно, что ни одни президентские выборы в Афганистане не привели к результату, признанному всеми афганскими политическими группировками. Их итоги были результатом договоренности между ними, что очень напоминает характер нынешних выяснений отношений между правительственными военными и талибами. В России у таких отношений существует грубая дефиниция — договорняк. 

«Выборные» и другие идеи Гани, направленные на затягивание межафганских переговоров с «Талибан», давно вызывают плохо скрываемое раздражение и в Москве. Глава МИД Сергей Лавров говорит о «безответственном поведении некоторых официальных лиц в Кабуле», которое приводит к «непростительно затянувшемуся процессу реальных мирных переговоров, что позволяет игиловцам активно осваивать территории прежде всего на севере Афганистана, прямо на границах стран, являющихся нашими союзниками». 

Обратим внимание, что Лавров не упоминает талибов, явно не желая давать оценку их активному вооруженному наступлению на афганском Севере, такое впечатление, что сегодня игиловцы, а не талибы вытесняют кабульских военных спасаться бегством в Таджикистане и Узбекистане. Зато о талибах рассуждает официальный представитель МИД Мария Захарова — в Москве «не склонны драматизировать традиционное для данного периода года обострение между правительственными силами и Движением талибов». «Полагаем, что по завершении «боевого сезона» военная ситуация в стране относительно стабилизируется», — заверяет барышня со Смоленской. 

Очень мило вторит ей и замминистра иностранных дел Афганистана Мирвайс Наба, успокаивая на днях в Душанбе своего таджикского коллегу, мол, активизация талибов на севере — временное явление и она снизится, когда в пакистанских медресе начнется учебный год… Так и вижу талибов, вновь садящихся за парты после «боевого сезона»… Впрочем, тема Пакистана здесь звучит и вправду актуальной. Вспоминаю, как много лет назад, в конце 1990-х, я слышал от легендарного афганского лидера Ахмад Шах Масуда утверждения, что он не считает талибов своими врагами, они такие же афганцы, как и мы, говорил он, мы воюем с пакистанцами, стоящими за «Талибан». 

С тех пор мало что изменилось

Дипломатическая бережливость российских дипломатов по отношению к талибам вполне объяснима. Российское руководство не уставало подчеркивать, что «Талибан» — исключительно национальное военно-политическое движение, представляющее значительную часть афганцев и не имеющее экспансионистских планов за пределами Афганистана, и с его претензиями на власть необходимо считаться. Теперь, когда вооруженная оппозиция в Афганистане особенно близка к возвращению во власть в Кабуле, Москва несет особую ответственность за свою подчеркнутую лояльность последних лет к «Талибану», особенно заметную на фоне скептического отношения к официальному Кабулу во главе с Ашрафом Гани. 

Однако береженого и бог бережет, наступление талибов на севере заставило российский МИД временно закрыть свое консульство в Мазари-Шарифе. При этом президент Путин заверил таджикистанского коллегу Эмомали Рахмона в оказании помощи в рамках военно-политического блока Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) в случае роста напряженности на границе Таджикистана и Афганистана. Руководство Узбекистана предусмотрительно приступило к развертыванию лагерей для размещения возможного потока беженцев вблизи пограничного с Афганистаном Термеза. А президент Таджикистана Рахмон приказал мобилизовать 20 тысяч резервистов на случай ухудшения ситуации на афганской границе. 

При этом в Ташкенте, Душанбе и Москве по-прежнему исходят из того, что угрозы наступления талибов к северу от афганских границ нет. И с этим трудно не согласиться. Вот только генсек ОДКБ, белорусский генерал Станислав Зась считает талибов источником опасности. «Я их видел в апреле живьем в оптику на реке Пяндж… Они все в черных одеждах, огневые точки везде…». Остается неясным, зачем все же талибы берут под свой контроль афганский север, где традиционное проживание пуштунов, составляющих основу их движения, является точечным в нескольких уездах. Опасаются консолидации этнических меньшинств Афганистана, таджиков, узбеков, туркменов, именно на севере составляющих большинство? Стремятся не допустить поставки им оружия из соседних стран Средней Азии или из России? Хотят сохранить целостность Афганистана и противостоять сепаратистским планам северных вождей? Собираются взять под свою охрану границы, чтобы самим контролировать наркотрафик из Афганистана? 

На эти вопросы пока ответа нет … 

* * *

Зачем «Талибан» идет на север, к бывшим границам СССР 

Обстановка в Афганистане на фоне ускоряющейся эвакуации частей коалиции во главе с США обостряется. Вывод с опережением графика министр обороны США Ллойд Остин констатировал в конце мая. Завершить процесс полностью планируется к 20-й годовщине терактов 11 сентября. В беседе с «Новой» Николай Бордюжа, в прошлом генеральный секретарь ОДКБ, охарактеризовал его как «переходящий в бегство». 

Еще 7 июня госсекретарь Энтони Блинкен, выступая перед конгрессменами, заявил, что администрация не ожидает быстрого изменения обстановки после того, как американцы оставят страну и людей, с которыми сотрудничали в попытке победить талибов. Вскоре ООН объявила о захвате новых 50 из 370 районов Афганистана, не считая тех, что всегда контролировались «Талибаном» (организация признана в России террористической). Все эти «новоприобретения» группируются вокруг провинциальных центров, с явными видами на быстрый штурм и захват накануне 11 сентября. 

Скорость и легкость, с которой «Талибан», не дожидаясь «последнего самолета на Запад», захватывает все новые районы страны, — впечатляют. Армейские части пока еще действующего правительства либо переходят на сторону талибов, либо отступают почти без боев. Местные администрации слагают полномочия перед очень небольшими отрядами фундаменталистов. 2 июля военные США покинули авиабазу Баграм — со времен войны с 40-й армией СССР имеющую стратегическое значение. А уже в воскресенье военнослужащие правительственных войск Афганистана, отступая с боями из северных провинций, начали сотнями переходить таджикскую границу с просьбой об убежище. К 5 июля их уже насчитывалось более полутора тысяч.

Важно, что захват власти в провинциях на границе с Таджикистаном и Узбекистаном за две недели распространился по линии, превышающей 900 км. Сегодня в руках талибов более двух третей пограничных переходов, возможность бегства из страны для их противников сужается на глазах. География свидетельствует — процесс глобальный. При этом от местного аэродрома захваченного райцентра Хвахан до аэропорта Душанбе менее 140 км. 

На узбекской границе не лучше: Генконсульство России в Мазар-е-Шариф приостановило работу в связи с обострением обстановки. При этом относительно небольшая длина общей границы многонаселенного Узбекистана с провинцией Балх (144 км) не должна внушать особых надежд. Всегда есть направление через Туркмению, имеющую на 804 км — практически пустой и ничем не прикрытой границы — население всего пять миллионов человек. 

5 июня Путин срочно позвонил президенту Таджикистана Рахмону и подтвердил готовность оказать ему помощь хоть по линии ОДКБ, хоть на двусторонней основе. Дмитрий Песков констатировал дестабилизацию обстановки на границе. Рассказывая обо всем этом в вечерних новостях в понедельник, диктор центрального канала РТР, многократно повторив слово «Талибан», не произнес ритуальную фразу — «организация признана в России террористической». Одно это уже говорит, насколько серьезно изменилась обстановка. 

После разговора с Путиным и обеда Рахмон созвал экстренное совещание Совета безопасности Таджикистана. Утвержден комплекс мероприятий по усилению границы с Афганистаном, в приграничные районы направлены дополнительные войска. Кроме того, из резерва туда призываются еще 20 тысяч человек. Тем не менее спецпредставитель Путина по Афганистану Замир Кабулов заявил, что помощь России в укреплении границы будет идти «в плановом режиме». 

Вполне возможно, что после срочного разговора президентов «плановый режим» — это давно уже запланированные военными на такой случай меры, в том числе экстренного реагирования. Ведь в том, что талибы вернутся, не сомневался никто. И тут мы подходим к самому главному: что будут делать фундаменталисты после захвата власти? Чем это обернется для России и государств Средней Азии и какие меры им следует принять? Мы задали эти вопросы экспертам. 

Николай Бордюжа, генеральный секретарь ОДКБ в 2003–2016 годах: 

— Не думаю, что такая скорость изменений ситуации была предсказана и запланирована кем-либо. Об этом говорят и срочные переговоры президентов, созыв коллегиальных органов безопасности «прифронтовых» государств. Тем не менее, исходя из опыта предыдущего правления талибов, можно предположить, что «Талибан» не стремится к территориальным приобретениям силой за счет соседей. Они занимались внутренними задачами: ликвидацией школ для девочек, разгромом учреждений культуры, взрывами уникальных исторических памятников. 

В конце концов, в ОДКБ на такой случай и были созданы Коллективные силы оперативного реагирования. На сегодня это более 22 тысяч бойцов элитных войск. И по снабжению, и по комплектации, и по обученности это действительно элитные части для всего региона. Ответить потенциальному агрессору есть чем. 

Самые главные опасения у руководства России и правительств государств Средней Азии касаются инфильтрации идей. В государствах Средней Азии их носители уже давно есть. Талибы не демонстрируют мессианских планов, но исламские фундаменталисты в Таджикистане, Узбекистане, Киргизии и Казахстане вполне могут попасть под обаяние силы и строить свою подпольную борьбу в надежде на идеологический союз с «Талибаном». 

Поэтому весьма вероятно, что при обострении ситуации светское руководство Узбекистана вновь пойдет на военно-политическое сближение с Россией, как это уже было в 90-е годы. Ведь обеспечить безопасность в таком сценарии эти государства поодиночке не в состоянии. Это касается и Туркменистана, которому тоже придется выбирать в критической ситуации. 

Сотрудник разведки, ответственный за поддержание контактов с правительством Афганистана. В силу должности имя не публикуется: 

— «Талибан» изменил тактику. Вначале будут захвачены провинции, а центр сам падет. Если ранее руководство «Талибана» опиралось на пуштунов, то теперь они рады и узбекам, и таджикам. Это очень мощный идеологический ход. Жители территорий Республики Таджикистан, граничащих с афганским Бадахшаном и Тахором, до сих пор имеют там родственные связи. И большинство населения (особенно Дарваз) находится в оппозиции к режиму Рахмона. Поэтому обязательно будет ужесточение правил и контроля. Уже сейчас вообще любая информация от гражданина Республики Таджикистан может расцениваться государством и силовиками как шпионаж. Прецеденты были. 

По информации из кулуаров МИД Таджикистана американцы сотрудничали не менее чем с 20 тысячами афганцев. Их планируют по возможности вывести в Таджикистан и Узбекистан и разместить в лагерях беженцев с целью дальнейшего перемещения в страны НАТО. Расходы и оформление документов США берут на себя. Талибы создают государство Афганистан, чтобы не позволить ни России, ни США, никому другому вмешиваться в дела страны. Они же не лезут ни в Туркмению, ни в Иран, ни в Китай, они не борются за власть в Пакистане. Они и с ИГ (организация запрещена на территории РФ. — В. Ш.) не в дружбе, и Усаму позволили убить именно поэтому. 

Уж скорее исламская оппозиция Центральной Азии попробует строить контакты с талибами, чем они сами с «бывшими шурави» — так они зовут всех жителей постсоветских республик. Исламское движение Узбекистана, которое поддерживает исламская оппозиция Таджикистана, ставит целью создание Халифата. У них нет территории и они в подполье. У «Талибана» же есть все. Они возьмут власть, со временем открестятся от терроризма и… Афганистан — богатая полезными ископаемыми страна. Их еще никто не разрабатывал.

Автор Валерий Ширяев,  опубликовано в издании Новая газета

http://argumentua.com/stati/taliban-stuchitsya-v-dver-rossii


Об авторе
[-]

Автор: Ольга Ившина, Валерий Ширяев

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.07.2021. Просмотров: 36

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta