Что выгодно и невыгодно энергетике Украины. Сегодня Украина на 75-85 % зависит от поставок российской нефти и газа.

Содержание
[-]

Что выгодно и невыгодно энергетике Украины

Некоторые аналитики утверждают, что разработка и ввод возобновляемых и альтернативных источников энергии сократит объемы закупки странами ЕС энергоносителей у РФ и, соответственно, уменьшит объемы их транзита через Украину, а следовательно — уменьшатся и поступление в бюджет. При этом почему-то все сводится к транзиту газа через украинскую ГТС.

Это не отвечает действительности, поскольку через Украину транспортируется по большей части газ и нефть, за что компания НАК «Нефтегаз Украины» выручает приблизительно 1,5 млрд американских долларов за год при государственном бюджете 31 млрд долларов (при заложенном в декабре 2014 курсе 17 грн/дол.). С одной стороны — это внушительная сумма. А с другой, для страны с населением свыше 45 млн человек, — более, чем скромная. Даже если предположить, что все эти средства НАК перечисляет в бюджет Украины, не оставляя себе ничего (может ли быть такое?!), то это составляет лишь 3-5 %. Такую сумму легко можно перекрыть созданием и развитием новых отраслей промышленности. То есть, вследствие глубинных реформ независимого государства Украина, а не бывшей УССР, структура экономики которой мало в чем изменилась. В необходимости коренным образом реформировать всю Украину, в том числе ее экономику, в начале 90-х годов убеждали тогдашнее руководство независимого государства Украина — патриотические парламентарии И. Юхновский, В. Чорновил, С. Хмара (но, к сожалению, безуспешно) и др., а также Л. Кучма (пока не стал президентом в 1994-ом году). Ведь не секрет, что экономика УССР создавалась, по большей части, как часть экономики СССР и отличалась значительной избыточностью — у нас производилось намного больше отдельных видов продукции, чем потреблялось. А некоторые виды продукции не изготовлялись вообще. Теперь ее поставляет… Китай и другие страны из того региона. А это могли бы делать мы, создавая рабочие места для наших граждан. Для сравнения здесь можно назвать ряд стран, которые не осуществляют никакого транзита, включительно энергоносителей. Например, Венгрия, Финляндия. И, невзирая на отсутствие транзита, уровень жизни граждан в этих странах существенно выше, чем в Украине. В конечном итоге, для государства с 45-миллионным населением вести речь о доходе даже в 1,5 миллиарда американских долларов как-то даже смешно. С другой стороны, здесь необходимо еще раз отметить, что украинская ГТС выполняет двойную функцию: и доставляет газ украинскому потребителю, и осуществляет транзит. Следовательно, актуальность нашей ГТС в первую очередь определяется внутренней потребностью.

Так же опровергается и аргумент об экспорте электроэнергии. Здесь надо напомнить, что из Украины экспортируется 3-5 % электроэнергии. По большей части всем экспортом занимаются частные структуры. Уже сам по себе незначительный объем экспорта электроэнергии указывает на то, что он не может являться определяющим с точки зрения наполнения государственного бюджета.

Абсолютно неприемлемыми являются подходы к развитию в других странах таких перспективных направлений энергетики, как снижение выбросов в атмосферу и разработка сланцевых месторождений: мол, лучше «блокировать» развитие этих технологий и таким образом защищать доходы от транзита, продажи квот на выбросы парниковых газов, экспорта электроэнергии и тому подобное. Дело в том, что развитие энергетики в этих направлениях будет способствовать удешевлению современных технологий и, соответственно, их внедрению в Украине. Финансовый, технологический и др. выгоды нашего государства могут быть существенно выше от ввода этих разработок, чем выигрыш в результате сдерживания развития этих технологий за рубежом. Тем более, что у Украины не так много возможностей влиять на развитие новых технологий в высокоразвитых государствах. Как и вообще — влиять на другие государства.

В то же время можно отметить, что негативно влияет на энергетическую безопасность Украины ментальность УССР в энергетической отрасли, которая, к сожалению, сохраняется доныне еще с 1991-го года. В частности, следующие факторы: высокий уровень монопольной зависимости от РФ по основным энергетическим направлениям — нефть, электроэнергетика и газ.

Менее всего зависит Украина от монопольных поставок российского газа, хотя об этом больше всего говорится и пишется. Здесь стоит положительно отметить действия нынешней власти, направленные на импорт газа с запада. Безусловно, что основной наш ресурс — это общее сокращение объемов потребления газа хотя бы до уровня собственной добычи. Ведь неприемлемой является сегодняшняя ситуация, когда в нашем государстве добывается чуть более 20 миллиардов кубометров, а потребляем свыше 50. Очевидно, что сокращение потребления газа касается и частного сектора (наши граждане прямо и опосредствовано потребляют 25-27 млрд кубометров газа), и промышленности — наверное, нам стоит отказаться от отдельных производств, по большей части способствующих обогащению отдельных граждан, не заботящихся при этом об улучшении финансового состояния государства.

По меньшей мере, на 75-85 % Украина действительно зависит от поставок российской нефти. По большей части имеются в виду поставки российской нефти на НПЗ в РФ, Беларуси, Литве, Румынии и Польше. А оттуда — нефтепродукты в Украину. И это при том, что у нас есть 6 больших приватизированных НПЗ, которые безнадежно технологически отсталые. Такое впечатление, что нефтепродукты более выгодно импортировать, чем модернизировать НПЗ, поставлять туда сырую нефть и таким образом обеспечивать рабочие места не украинцам, а иностранцам. Проще всего решить эту проблему можно посредством создания нового НПЗ, на который бы имелось определяющее влияние украинского государства. Такой проект тщательным образом прорабатывался почти 3 года и был полностью сформирован (включая финансовую составляющую) в 2008 году по инициативе тогдашнего Президента Украины. Но не внедрен… К нему стоило бы вернуться сегодня.

Не меньше, чем по нефти, зависимы мы и по электроэнергетике. В частности, почти на 100 % Украина зависит от поставок российского ядерного горючего на украинские АЭС. А это почти половина электроэнергии. Решить эту проблему можно двумя путями: 1. Развивать сотрудничество с японо-американской компанией Westinghouse; 2. Вводить в ядерной энергетике технологии, альтернативные российским, позволяющим обходиться без обогащения урана, на что Украина права не имеет. В частности, наиболее перспективными для Украины являются канадские технологии CANDU, в частности, успешно используемые в Румынии. Не менее важны в сфере электроэнергетики и теплоэнергетики украинские ТЭС и ТЭЦ, которые по большей части проектировались во времена СССР и рассчитывались, по крайней мере, частично, для использования угля из шахт Донбасса. Сегодня, как показывает практика, эти ТЭС и ТЭЦ целесообразно дооборудовать для возможного использования другого типа угля — из Львовско-Волынского угольного бассейна или схожего заграничного. Тогда такие дооборудованные станции имели бы выбор: есть уголь из Донбасса — хорошо; нет — дополнительные проблемы, но не трагедия и не остановка ТЭС и ТЭЦ, а переход на другой уголь.

Усложняют ситуацию такие «советские» явления, как непрозрачность формирования тарифов, технологическая зависимость, перекрестное субсидирование и тому подобное.

Конечно, для полноценного решения всех вышеупомянутых вопросов необходимо время (2-3 года, по меньшей мере) и финансирование. А пока вопрос еще не решен, то стоило бы немедленно выполнить комплекс мероприятий, направленных на «смягчение» потенциальных проблем. А это, в первую очередь, требует четкой инвентаризации потребностей и возможностей.

Любое промедление с реализацией вышеупомянутого полезно Кремлю. Он сегодня — агрессор.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Киев, Украина

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 26.02.2015. Просмотров: 171

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta