Что важно знать о договоре о ликвидации РСМД

Содержание
[-]

США грозят выйти из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности

Что это за договор и почему он важен для контроля над вооружениями? DW собрала основные факты.

Президент США Дональд Трамп заявил о намерении выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. DW собрала основные факты об этом договоре, а также о том, почему он важен для контроля над вооружениями, и почему его расторжение может привести к новому витку гонки вооружений.

Что это за договор?

Договор, заключенный между Соединенными Штатами Америки и Советским Союзом о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), предусматривал уничтожение в обеих странах всех баллистических и крылатых ракет наземного базирования дальностью от 500 до 5500 километров, пусковых установок и вспомогательного оборудования. Обе стороны также обязались не производить, не испытывать и не развертывать такие ракеты в будущем.

Согласно сроку, указанному в договоре, к 1 июня 1991 года было уничтожено около 2700 ракет и пусковых установок.

Договор о ликвидации РСМД стал первым американо-советским соглашением, направленным на сокращение ядерного арсенала супердержав и предусматривавшим взаимный контроль инспекторами процесса уничтожения ракет. Договор остался в силе и после распада СССР. В 1992 году документ приобрел многосторонний характер - его участниками, кроме США и России, стали Беларусь, Казахстан и Украина.

Каким образом стороны пришли к соглашению?

Официально переговоры начались в конце 1981 года между президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Брежневым.

Переговоры и заключенное по их итогам соглашение стали результатом озабоченности Запада усилиями СССР по модернизации своего ядерного потенциала. В середине 1970-х годов Советский Союз достиг стратегического паритета с США, приняв на вооружение ракетные комплексы РСД-10 (SS-20 по классификации НАТО). Эти ракеты могли поражать цели в Западной Европе, а также на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Договор о ликвидации РСМД был подписан 8 декабря 1987 года в Вашингтоне президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. ДРСМД вступил в силу 1 июня 1988 года.

Почему администрация Трампа угрожает выйти из договора?

США и союзники по НАТО уже давно подозревают Россию в нарушении договора. В 2014 году президент США Барак Обама официально обвинил Кремль в его нарушении - в испытаниях и производстве крылатых ракет наземного базирования. В прошлом году администрация нынешнего президента США Дональда Трампа утверждала, что Москва наращивает свои возможности по развертыванию таких ракет. В свою очередь Россия многократно отрицала нарушение договора, в ответ выдвигая сомнения в его соблюдении Вашингтоном.

Советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон, известный своим критическим отношением к вопросу контроля над вооружениями, давно призывает к выходу США из ДРСМД. Трамп заявил о намерении выйти из договора и высказался о возможности пересмотреть его только в случае, если Россия и Китай согласятся на переговоры о новом трехстороннем соглашении. В настоящее время пять стран (Китай, Индия, Пакистан, Израиль, КНДР) обладают баллистическими ракетами средней дальности наземного базирования в ядерном оснащении, еще ряд государств имеет ракеты этого класса в обычном снаряжении.

Наблюдатели и в США, и в России отмечают растущее политическое и военное влияние Китая в мире и не исключают возможности заключения нового договора, участником которого может стать Пекин.

Авторы: Николь Гёбель, Сергей Гуща   

https://p.dw.com/p/36wuY

***

Приложение: К чему приведёт выход США из договора РСМД?

Как повлияет на баланс сил в мире выход США из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальность?

Судя по всему, дни одного из основополагающих соглашений по безопасности — Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальность (ДРСМД) — сочтены. Президент США Дональд Трамп заявил, что США собираются выйти из ДРСМД в связи с тем, что Россия нарушает его. Помимо этого, появилась информация (со ссылкой на высокопоставленного чиновника в Белом доме) о том, что США, скорее всего, не будут продлять действие договора СНВ-III и, судя по всему, настроены на переговоры по какому-то новому соглашению или выходу из договора. Чем вызваны такие действия Вашингтона и к чему они ведут?

Кому выгоден распад ДРСМД?

Дональд Трамп в своём заявлении о выходе из ДРСМД, помимо обвинений в сторону России (они новизной не отличаются), отметил, что США будут развивать этот вид вооружения, пока Москва и Пекин не согласятся на новую сделку. Надо сказать, что помимо США и СССР, ДРСМД никто и не подписывал, а значит, никаких ограничений на тот же Китай не накладывалось. В этом смысле Поднебесная обладала преимуществом перед Россией и США, активно развивала не только технологии межконтинентальных (максимальная дальность полета более 5500 км) и тактических баллистических ракет (максимальная дальность полёта менее 500 км), не запрещенных ДРСМД, но и баллистические ракеты средней дальности (БРСД). Особенно опасными многие в США считают единственные в мире противокорабельные баллистические ракеты DF-21D (одна из модификаций БРСД DF-21). Возможно США хотят развернуть на территории союзников в регионе некоторое количество наземных пусковых установок с крылатыми ракетами Tomahawk или же перспективных БРСД для обеспечения дополнительного давления на Китай.

Что касается российско-американского баланса сил, то на первом этапе больше выгод может получить Россия, так как Москва обладает уже фактически готовыми к серийному производству образцами как БРСД, так и крылатых ракет наземного базирования средней дальности. К БРСД можно отнести ракету РС-26 «Рубеж», которая, согласно имеющейся информации, может поражать цели как на средней дальности (от 2000 км), так и на межконтинентальной (6000−6500 км). У американских экспертов имелись подозрения, что межконтинентальные дальности были недоступны ракете, реально снаряжённой полным комплектом ядерных боевых частей. В таком раскладе она становилась неким обновлённым вариантом советской ракеты БРСД РСД-10 «Пионер». Эта мобильная система была способна доставить три ядерные боеголовки мощностью по 150 килотонн в тротиловом эквиваленте каждая на дальность до 4600 км (все ракеты этого типа были уничтожены после подписания ДРСМД). Что же касается «Рубежа», который является не то межконтинентальной баллистической ракетой (МБР), не то БРСД, то этот проект был исключён из Государственной программы вооружений на период с 2018 по 2027 год (ГПВ-2027). Возможной причиной являлась нехватка финансов, а возможно, в некоторой степени, и определённая уступка в связи с американскими претензиями — с целью не допустить выхода США из ДРСМД.

Что касается крылатой ракеты наземного базирования средней дальности, то США достаточно продолжительное время обвиняют Россию в разработке ракеты 9M729, которая, по их мнению, обладает дальностью полёта более 500 км. Вполне вероятно, что это было некой подготовкой к возможному распаду ДРСМД, и де-факто речь идёт о наземной модификации крылатой ракеты морского базирования 3М-14 семейства «Калибр». В таком случае её максимальная дальность полёта превышает 2000 км. Именно в этой категории вооружения США также могут достаточно быстро наладить выпуск наземных пусковых установок для крылатых ракет Tomahawk (они были развёрнуты на территории Европы до подписания ДРСМД), однако это мало что даст Вашингтону — ВМС этой страны обладают носителями под тысячи крылатых ракет этого типа и вполне могут вести огонь по целям в России и Китае и без наземных пусковых установок. Для России же это реальная возможность увеличить количество развёрнутых «Калибров», так как военных кораблей, несущих эти ракеты, у страны очень мало.

Более неприятная ситуация для Москвы может сложиться через 5−6 лет, если в США будет принято решение разработать собственную БРСД — но намного более совершенную, чем Pershing II, которая обладала намного более скромными характеристиками (одна 80-килотонная боеголовка, максимальная дальность пуска около 1800 км), чем советский «Пионер» и до Москвы по своей дальности не дотягивала (как, собственно, и Tomahawk). Конечно, это потребует серьёзного финансирования и немало времени. Эти финансы нужно ещё получить у Конгресса, особенно учитывая тот факт, что одновременно с этим назрело время перевооружения и ядерной триады США — на подходе масштабные программы по разработке и производству новых стратегических подводных лодок типа Columbia (на замену устаревающим Ohio), по разработке и производству новых шахтных МБР на замену устаревающим Minuteman-III и нового стратегического бомбардировщика B-21. Тем не менее появление на территории Европы современных американских БРСД, с малым подлётным временем до целей в европейской части России (в том числе в Москве), будет достаточно неприятным фактором, прямого ответа на который нет (российские БРСД могут поражать только цели в Европе, но не в США).

Не стоит забывать и европейский фактор — конечно, есть ряд стран (Польша, страны Прибалтики и др.), которые сами попросят разместить у себя американские ракеты, несмотря на то, что это делает их потенциальными мишенями для российского ядерного оружия, но многие более независимые игроки вряд ли будут рады возвращению своей территории под прицел. Та же Германия уже выразила сожаление по поводу выхода США из ДРСМД, и, учитывая целый ряд других проблем между администрацией Дональда Трампа и некоторыми странами-лидерами Европейского союза, этот фактор может негативно сказаться на отношениях между Вашингтоном и Брюсселем.

Что будет с договором СНВ-III?

Договор между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, СНВ-III вступил в силу 5 февраля 2011 года и прекратит действовать 5 февраля 2021 года, при этом имеется возможность продления действия договора ещё на 5 лет. Договор СНВ-III лимитирует количество развернутых носителей стратегического ядерного оружия (МБР, баллистические ракеты подводных лодок и стратегические бомбардировщики) 700 единицами, количество развёрнутых и неразвёрнутых пусковых установок для них — 800 единицами и количество развёрнутых ядерных боезарядов —1550 единицами. Обе стороны достигли и соблюдают эти показатели. Такого количества боеголовок достаточно для обеспечения ядерного сдерживания, а наращивание числа носителей и боезарядов только ляжет лишним грузом на бюджете государств. Поэтому непродление договора может и не привести к серьёзному наращиванию количественных показателей, однако отсутствие какой-либо нормативно-правовой базы в области стратегической безопасности в любом случае грозит в перспективе неожиданными и непредсказуемыми поворотами. Для полной хаотизации осталось только разрушить Договор о космосе от 1967 года (запрещает размещение оружия массового уничтожения в Космосе и на Луне), Договор о нераспространении ядерного оружия, а также Конвенции о биологическом и химическом оружии.

В целом же процесс хаотизации может быть вызван не только конфликтом между Россией и США, но и появлением новых полюсов силы в мире. Найти согласие между двумя сверхдержавами было легче, чем между несколькими. Тем не менее та гонка вооружений, которая может теперь разыграться, вероятнее всего, приведёт к тем же итогам, что та, которая шла во время холодной войны, — к новым договорам о сокращении ядерного вооружения и контроле или запрещении отдельных типов оружия.

Что же касается самого СНВ-III — то его продление (или же подписание похожего, но обновлённого документа) кажется реальным только в условиях прихода иной власти в Вашингтоне, не «клеймённой» знаком российского агента влияния.

Автор: Леонид Нерсисян

https://regnum.ru/news/polit/2504979.html

***

Комментарий: Чем чреват выход США из Договора по ракетам средней и малой дальности

«Ни на блеф, ни на торг это не похоже»

Президент Трамп объявил о намерении выйти из Договора по ракетам средней и малой дальности (ДРСМД), заключенного США и СССР в декабре 1987 года. Какие последствия может иметь этот шаг для двусторонних отношений и мира? На вопросы «Огонька» отвечает глава Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО РАН) им. Е.М. Примакова, академик РАН Алексей Арбатов.

«Огонeк»: Алексей Георгиевич, заявленный выход США из ДРСМД продолжает оставаться самой горячей новостью. А самый простой вариант — что все это может оказаться блефом, призванным помочь республиканцам заработать очки на промежуточных выборах в Конгресс — не рассматривается?

Алексей Арбатов:  — Нет, ни на блеф, ни на торг это не похоже. Да и эффект этого шага для выборов не очевиден. Администрация Трампа уже предусмотрела в своем первом военном бюджете финансирование научно-исследовательских разработок по ракетам средней дальности. А советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон однозначно заявил: решение принято, Москве следует ждать официального уведомления и через полгода после него стороны будут свободны от обязательств по ДРСМД. Болтон — один из ближайших соратников Трампа, да к тому же имеющий опыт в сфере переговоров по разоружению. Как минимум он может отличить РСМД от СНВ. Этого опыта нет ни у самого Трампа, ни у его госсекретаря Майка Помпео, ни даже у министра обороны генерала Джеймса Мэттиса, который на прошлой службе не занимался ядерным оружием. Видимо, среди всех, кто сейчас окружает президента США на высшем уровне администрации, Болтон пользуется наибольшим влиянием в этих вопросах. А он давний и принципиальный противник договоров по контролю над ядерным оружием и вообще всего международного сотрудничества и институтов, основанных на согласовании интересов государств, включая ООН… Впрочем, с Трампом все возможно, он непредсказуем и уже не раз менял решения в последний момент.

— Как в самих Штатах восприняли намерение расстаться с Договором по малым и средним ракетам?

— Я недавно был там: в подавляющем большинстве американцы, которым это небезразлично, реагируют негативно. Прежде всего в политических и стратегических кругах, связанных с демократической партией США, хотя там почти все — противники не только Трампа, но и нынешнего российского руководства. Либералы и центристы (как демократы, так и республиканцы) бьют тревогу и обвиняют Трампа в безответственном обращении с важнейшими соглашениями, сыгравшими ключевую роль в предотвращении ядерной войны и прекращении гонки вооружений 30 лет назад. Лишь «ястребиное» меньшинство политиков и экспертов поддержало решение администрации. Как ни странно, в России — все наоборот: большинство политической элиты, профессионального сообщества, прессы вот уже 10 лет выступает против Договора и только меньшинство — за его сохранение. Это относится и к высшему государственному уровню: за последние годы не припомню положительных оценок ДРСМД, а официальной критики в его адрес было немало.

— Это была обоснованная критика?

— Приводилось много разных впечатляющих на первый взгляд тезисов: что мы тогда сократили вдвое больше ракет, чем США; что нам они нужны для сдерживания третьих стран вокруг наших границ, у которых есть такие ракеты (Израиль, Индия, Пакистан, Китай, КНДР и др.); что нам нужно держать под прицелом американские базы ПРО в Европе и т.д. Уже сам факт разнообразия этих не связанных между собой претензий вызывает вопросы. Для выхода из Договора достаточно было бы одной веской причины, если, согласно его статье XV, содержание Договора ставит под угрозу высшие интересы одной из сторон. Но высших интересов не может быть десяток! Если причин так много, значит, это не причины, а поводы для нападок на Договор. А если проанализировать каждый из них, то он не выдерживает объективного экспертного анализа. Например, СССР действительно сократил вдвое больше ракет, чем США (1840 единиц против 860), однако наши ракеты до Америки не доставали, а американские могли с подлетным временем в несколько минут поразить высокоточными ядерными боеголовками советские подземные пункты управления, пусковые шахты стратегических ракет и другие важнейшие объекты (о деталях Договора РСМД «Огонек» подробно рассказывал — см. публикацию «Интересы не совпадают. Во всем» в № 50 от 18 декабря 2017 года). Далее: третьи страны по Договору в самом деле не ограничиваются, но у России в 4–5 раз больше ядерных вооружений разных классов и типов, чем у них всех вместе взятых. Если у нас достаточный арсенал для ядерного сдерживания США, то на всех остальных его хватит с лихвой. Ведь они вместе с США на нас не нападут. Кроме Израиля, ни одно государство с такими ракетами не является союзником США, а Индия, Китай, КНДР нам не противники, а партнеры. Наконец, американская ПРО в Европе и на Дальнем Востоке не способна догнать наши стратегические ракеты, направленные на США через Северный полярный круг для ответно-встречного удара, который недавно на «Валдае» столь красноречиво описал российский президент.

— Тогда чем объяснить негативное отношение у нас к Договору?

— Наверное, больше всего его символическим значением. ДРСМД, наряду с СНВ–1 и Договором по обычным вооружениям в Европе, ознаменовал окончание холодной войны и гонки вооружений. Но тот период — порог 90-х годов — воспринимается нынешней российской политической элитой как однозначное поражение СССР в холодной войне, которое увенчалось распадом Варшавского договора, потом самого Советского Союза и затем лихими 90-ми. Нынешняя внешняя, да и внутренняя, политика Москвы во многом строится как отрицание той политики и тех перемен. Персонально отношение к ДРСМД связано и с отношением к заключившим его политическим деятелям (Горбачеву, Шеварднадзе, Яковлеву). В последние годы противники ДРСМД в России не смогли добиться его денонсации, но они едва ли очень огорчены решением США выйти из него.

— А сохранить его в нынешней ситуации возможно?

— При наличии политической воли нет ничего невозможного. Противоречия по соблюдению ДРСМД, которые следует уладить, не являются чисто техническими вопросами — препятствия носят политический характер. Влиятельные американские круги не стремятся найти взаимоприемлемое разрешение спорных вопросов, а желают использовать эту тему в политической кампании дискредитации политики президента Путина (наряду с сюжетами Украины, Сирии, Солсбери и хакерского вмешательства в их выборы). При этом и подход администрации Трампа к ДРСМД непоследователен. Ей пора бы, например, определиться: США выходят из Договора из-за российских нарушений или Вашингтону требуется разместить ракеты в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но тогда при чем тут российские «нарушения»?

— Значит, цель Вашингтона ввести ядерный противовес Китаю и КНДР?

— Такие намерения Штаты высказывали давно, их никогда особо и не скрывали, но причем тут ДРСМД? Не нужно выходить из Договора, чтобы получить желаемое, потому что ДРСМД запрещает только ракеты наземного базирования, а их развертывание в Азиатско-Тихоокеанском районе маловероятно. Похоже, что и у них этот аргумент — не причина, а предлог.

— Почему?

— А где размещать? В Японии? Вряд ли Токио на это пойдет, особенно если будет идти речь о ядерном оружии. В Южной Корее? Сеул в последнее время прикладывает массу усилий, чтобы наладить отношения с Пхеньяном и не захочет обострять ситуацию. На Тайване? Там вряд ли рискнут так провоцировать Пекин. Насчет Филиппин можно спорить, как и о Гуаме. Но по логике вещей зачем размещать там ракеты, ставя их базы под удар тех самых ракет средней дальности КНР и КНДР, которым США хотят противопоставить свои новые системы? Ведь для этого есть такой удобный вариант, как морское или воздушное базирование, которых ДРСМД не касается. Кстати, главная ракетно-планирующая гиперзвуковая система, разрабатываемая в США («Альтернативное гиперзвуковое оружие») предназначена именно для такого рода высокоточных ударов на средней дистанции с подводных лодок в дополнение к тысячам их крылатых ракет и стратегическим вооружениям.

— Но заявление о выходе сделал именно Вашингтон. Зачем США рискуют, примеряя на себя образ разрушителя мира?

— Администрацию Трампа такой имидж ничуть не волнует. Там привыкли к подобному амплуа, похоронив за два года не одно соглашение (по климату, торговле в евроатлантическом и тихоокеанском регионах, атомному соглашению с Ираном и пр.). Президент и его советники свято уверены, что США в прошлом взвалили на себя слишком тяжелое бремя, заботясь обо всем и всех на свете, а в ответ получая лишь неблагодарность. Трамп поставил задачу: изменить политику страны и заботиться только об американских национальных интересах, трактуемых узко-прагматично. В рамках такой философии возможно давить на Европу, чтобы она закупала газ не у России, а у США (пусть и втридорога), или отвергнуть соглашение с Ираном, на подготовку которого было затрачено 12 лет труднейших переговоров. Отказ от ДРСМД — это еще одно лыко в строку, тем более что его истории, роли и нынешней важности американское руководство не понимает и знать не желает.

— Болтон объяснял решение Трампа тем, что США ощущают, как у них связаны руки...

— Это опять же предлог, а не причина. Ведь варианты с морским и воздушным базированием РСД остаются открытыми. Чем Штаты всегда и пользовались, да и Россия тоже. Вопреки распространенному у нас заблуждению на момент подписания ДРСМД у СССР, в отличие от США, не было высокоточных морских и воздушных крылатых ракет средней дальности в неядерном оснащении, а были только ядерные средства такого класса. За истекшее время они появились, паритет отчасти достигнут и в этой сфере (известные «Калибры» и система Х-101). Зачем США отказываться от ДРСМД? В Вашингтоне сторонников скорейшего размещения ракет средней дальности в Европе пока немного. Да и те, кто за это выступает, руководствуются не страхом перед растущей российской военной мощью, а скорее стремлением оказать на Кремль психологическое воздействие, как 30 лет назад, а также вынудить Россию потратить огромные средства на перестройку своих стратегических сил и их систем управления. Ведь в случае возврата в Европу американских ракет угроза окажется куда ближе к российским границам, чем во времена холодной войны. Тогда они появились в странах Западной Европы, а теперь есть риск их размещения в Польше, Румынии и странах Балтии, откуда можно с кратчайшим подлетным временем простреливать российскую территорию за Урал. Но это все близорукие расчеты, России есть чем ответить, пусть и с большими затратами. Помимо наращивания стратегических наступательных и оборонительных систем можно ответить и зеркально: например, развернуть ракеты средней дальности на Чукотке и поставить под удар главную базу стратегической ПРО США и РЛС предупреждения о ракетном нападении на Аляске. Однако, пока не поздно, лучше подумать: кто выиграет от такого развития событий?

— Поговаривают о новой системе ядерного сдерживания — многосторонней...

— То есть сначала реализовать хорошо известный нам принцип: разрушить все «до основания, а затем...». Но что «затем»? Когда конкретно ставишь такой вопрос, в ответ — общие рассуждения в жанре «записок Пиквикского клуба». А в реальности ничего путного таким образом создать нельзя, особенно в системе ядерного сдерживания. Достаточно проанализировать полувековой опыт наших переговоров (первая встреча делегаций СССР и США по стратегическим вооружениям произошла в 1968 году) и станет понятно, что любая новая система контроля над ядерным оружием возможна только на базе действующей двусторонней модели. Лишь опираясь на нее, можно надеяться со временем вовлечь в процесс и другие страны. Например, Индию и Пакистан — у них примерно равные ядерные потенциалы и при определенных условиях они смогли бы начать переговоры об их количественном ограничении и сокращении. То же относится к Британии, Франции и Китаю — их никуда и никогда не привлечь, если мы с США разрушим наши договоры.

— Но зачем этим странам себя ограничивать?

— Если Россия и США откажутся от ДРСМД, тогда, конечно, незачем. Но если не откажутся от ДРСМД и СНВ, то эта задача только на первый взгляд выглядит неосуществимой. Таковой она виделась и 50 лет назад, когда СССР и США начинали переговоры по ОСВ. Но процесс разоружения был запущен, мир получил девять великих договоров, позволивших в итоге количественно сократить ядерные арсеналы на порядок, а их суммарную разрушительную мощь в 30 раз (!). Если развалить эту с большим трудом отстроенную систему, новой не создать: каждый из игроков «ядерного клуба» начнет действовать на свой страх и риск, появятся другие ядерные державы и в конечном счете катастрофы не избежать.

— Откуда такой пессимизм?

— Я бы не назвал себя пессимистом, но я испытываю большую тревогу в связи с тем, что власти обеих сверхдержав — России и США,— похоже, не отдают себе отчета в том, что имеющаяся система ядерного сдерживания сама по себе не гарантирует безопасности. Ядерное сдерживание способно обеспечить безопасность только в условиях непрерывного переговорного процесса и только при наличии действующих соглашений, ограничивающих гонку вооружений и помогающих сторонам понимать стратегические взгляды и принципы друг друга. В совместной Декларации по этому поводу (1990 год) так и формулируется определение стабильности — состояние стратегических отношений, при котором устраняются стимулы для первого ядерного удара. На создание такой системы ушли десятилетия, и отбрасывать накопленный богатый опыт крайне недальновидно. Уберите эту базу — и в мире опять начнется неограниченная гонка наступательных и оборонительных, ядерных и неядерных вооружений, космического оружия и средств кибервойны. В эту гонку быстро включатся другие игроки, пойдет быстрое распространение ядерного оружия в другие страны, и оно рано или поздно попадет в руки террористов. Я и мои единомышленники предупреждали об опасности подобного развития события в течение нескольких последних лет (такой прогноз «Огоньку» был дан в статье «Осторожно, грабли!» в № 32 от 15 августа 2016 года). И я вовсе не в восторге от того, что наши предсказания стали сбываться.

— Выходит, вся надежда на непредсказуемость Трампа?

— Непредсказуемость — повод не для надежды, а наоборот, для беспокойства. Если на что и можно рассчитывать, так это на здравомыслие основных игроков. Я, например, о европейских странах, занятых сегодня миграцией и «Брекситом» и не думающих о том, что беспрецедентный за полторы тысячи лет истории Европы (после падения античного Рима) период военной безопасности может закончиться. Необходимо, чтобы вопросы контроля над ядерным оружием, и в первую очередь ДРСМД, стали частью официальной позиции и политики Евросоюза. Но главную скрипку в оркестре противников разрушения системы разоружения, конечно, должна сыграть Россия. Конечно, утешительно знать, что при самом плохом раскладе россиянам обеспечено место в раю, но все же лучше, на мой взгляд, туда не спешить. Нужно лишь проявить заинтересованность и выдвинуть конструктивные конкретные варианты разрешения спорных вопросов. Это относится и к РСМД, и к следующему соглашению по СНВ, ограничению систем ПРО, высокоточных обычных вооружений, средств кибервойны, расширению состава участников процесса ядерного разоружения. Пока я не видел ни по одному из этих вопросов конкретных предложений. Именно Россия должна проявить здравомыслие и на деле не позволить системе безопасности расползтись по швам.

Беседовала Светлана Сухова

***

Обмен претензиями: Какие нарушения ДРСМД США и Россия ставят друг другу в вину

Москва инкриминирует Вашингтону использование для испытаний системы ПРО в качестве мишеней баллистических ракет типа «Гера», которые являются аналогом баллистических ракет средней дальности. Также Россия считает нарушением Договора американские ударные беспилотные летательные аппараты (БПЛ) типа Predator и Reaper с дальностью свыше 500 км.

Самая важная претензия России относится к развертыванию в Румынии в 2016 году и планам размещения в Польше американских баз ПРО предположительно с пусковыми установками типа Мк-41, которые используются на кораблях США для запуска не только ракет-перехватчиков типа Standard-3, но и крылатых ракет Tomahawk с дальностью до 1800–2500 км. У России нет возможности по внешним признакам убедиться, что такие пусковые установки не будут способны запускать ракеты Tomahawk и что эти ракеты не будут тайно размещены в пусковых установках ПРО вместо антиракет Standard-3, превращая морские крылатые ракеты в крылатые ракеты наземного базирования (КРНБ), запрещенные Договором. При этом ДРСМД запрещает не только ракеты, но и пусковые установки крылатых ракет большой дальности (статьи IV, п. 1; V, п. 1; VI, п. 2). Именно это было официально объявлено в России в 2017 году «грубейшим нарушением» Договора со стороны США.

США, со своей стороны, в настоящее время предъявляют России претензии по поводу испытаний и предполагаемого развертывания крылатой ракеты наземного базирования типа 9М729 на базе системы «Искандер-М» с дальностью, как утверждают в Вашингтоне, свыше 500 км, что запрещено Договором РСМД.

Ранее также поднимался вопрос о межконтинентальных баллистических ракетах (МБР) типа «Рубеж» (по западной классификации SS-27 Mode 3), которые были испытаны как на межконтинентальной, так и на средней дальности и могут развертываться в качестве РСД.

Источник - https://www.kommersant.ru/doc/3771852

***

Приложение: Есть ли у Берлина шанс спасти договор по РСМД?

Выход США из договора по ракетам средней и меньшей дальности прямо затрагивает интересы ФРГ. DW - о последствиях решения Трампа для Берлина и его возможностях предотвратить новую гонку вооружений.

Немецкие политики на редкость оперативно и однозначно негативно отреагировали на намерение президента США Дональда Трампа выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД).

Если в официальных заявлениях представителей правительства Германии говорится о "сожалении" по поводу угрозы, нависшей над этим "стержнем европейской структуры безопасности", то в неофициальных комментариях даже официальные лица дают волю своему возмущению. Так, госминистр МИД ФРГ Нильс Аннен (Nils Annen) в своем "Твиттере" назвал решение Трампа "губительным" и призвал Европу "предотвратить новый виток наращивания ракет средней дальности". Еще резче высказались депутаты бундестага из различных фракций.

Почему именно в Германии столь болезненно реагируют на заявление президента США? И есть ли у Берлина инструменты, с помощью которых он мог бы попытаться сохранить в силе РСМД?

Почему именно немцы боятся ракет средней дальности?

 "Чем короче ракеты, тем мертвее немцы". Таким был один из лозунгов массового антивоенного движения в ФРГ. Его участники с конца 70-х годов прошлого века требовали убрать из Германии американские ракеты средней дальности Pershing II, размещенные согласно так называемому "двойному решению" НАТО в ответ на советские SS-20.

В Германии понимали, что в случае чего в первую очередь именно территория их тогда еще разделенной на две части страны станет ареной ядерной войны. Отсюда ракеты будут запускать, здесь же они будут взрываться. К тому же ракеты средней и малой дальности с их очень коротким подлетным временем резко повышали риск случайного возникновения такой войны - вследствие несанкционированного пуска с одной стороны и поспешного ответного удара с другой.

Поэтому и день подписания договора по РСМД Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым 8 декабря 1987 года здесь называют "счастливым" для немцев. И не случайно именно немецкие лидеры - канцлер Гельмут Шмидт (Helmut Schmidt) и его министр иностранных дел Ганс-Дитрих Геншер (Hans-Dietrich Genscher) приложили немало усилий с тем, чтобы убедить тогдашнее руководство СССР пойти на переговоры с США по ракетам средней и меньшей дальности.

Переговоры шли трудно и несколько раз оказывались на грани срыва. Очередная заминка возникла уже на финишной прямой. Москва настаивала на включении в договор не имевших ядерных боеголовок 72 ракет Pershing 1A, находившихся на вооружении бундесвера.

Правившие тогда в ФРГ консерваторы были против, но канцлер Гельмут Коль (Helmut Kohl) воспользовался своими полномочиями главы правительства и 26 августа 1987 года единолично постановил снять те ракеты с вооружения немецкой армии. В общей же сложности по договору о РСМД в утиль были отправлены 2692 ракеты с радиусом действия от 500 до 5500 километров. Речь шла главным образом об американских Pershing II и советских SS-20.

Берлин: договор по РСМД нарушает Россия

Ликвидация целого класса ядерных вооружений заметно повысила ощущение безопасности немцев. У них, как и у других европейцев, появился шанс все-таки выжить даже в том случае, если США и СССР (или Россия) обменяются ракетно-ядерными ударами. В случае повторного размещения ракет средней и меньшей дальности в Европе у них такого шанса снова не будет. Поэтому и сожалеет официальный Берлин о намерении Трампа расторгнуть договор о РСМД, а министр иностранных дел Хайко Мас (Heiko Maas) в ходе своего недавнего визита в США старался убедить американских партнеров не расторгать договор по РСМД.

При этом, однако, ответственность за ситуацию, побудившую американского президента к такой мере, правительство Германии однозначно возлагает на Россию. Об этом заявил официальный представитель канцлера Штеффен Зайберт (Steffen Seibert), отвечая в понедельник, 22 октября, на вопросы корреспондента DW. Он напомнил о том, что страны НАТО уже давно призывали Россию "развеять сомнения в соблюдении ею этого договора, которые возникли в связи с появлением нового типа российских ракет". Это было и темой на саммите НАТО в июле этого года.

"В принятом единогласно итоговом коммюнике, - констатировал Зайберт, - указано, что США придерживаются договора по РСМД, в то время как Россия не смогла дать убедительные ответы на наши вопросы в связи с новым типом ракет". Это, по его словам, и побудило членов НАТО прийти к выводу о нарушении Россией этого договора.  

Где США будут размещать новые ракеты?

Но что делать теперь - в новой ситуации, сложившейся после заявления Трампа, в Берлине еще не знают. "Германия - участница западного оборонительного альянса, в рамках которого мы уже занимались темой несоблюдения Россией этого договора, - туманно говорит Зайберт, - и в рамках которого мы должны будем теперь заняться решением США, выработать в диалоге с нашими партнерами общую позицию".

Дополнительный же вопрос корреспондента DW на правительственной пресс-конференции, может ли Германия, например, воспрепятствовать размещению на своей территории новых американских ракет средней дальности, он назвал гипотетическим.

Между тем целый ряд депутатов бундестага уже сейчас требуют от немецкого правительства позаботиться о том, чтобы в Германии не появилось новое американское ядерное оружие, а имеющиеся здесь авиационные атомные бомбы были вывезены, а не модернизированы, как это, по сообщениям печати, планируют в США.

Впрочем, в отличие от времен холодной войны прошлого века сейчас у США есть альтернативы для размещения своих ракет в Европе. Тогда крайним рубежом НАТО на востоке была ФРГ. Теперь это Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Румыния. С этими государствами Вашингтону, скорее всего, будет легче договориться, чем с Берлином.

Это объективно снижает шансы Германии попытаться все-таки спасти договор по РСМД и ограничивает возможности канцлера Ангелы Меркель (Angela Merkel) воспользоваться в этих целях ее наработанными контактами с президентом Владимиром Путиным.

Автор: Никита Жолквер, Берлин

https://p.dw.com/p/36xAj


Об авторе
[-]

Автор: Николь Гёбель, Сергей Гуща, Леонид Нерсисян, Светлана Сухова, Никита Жолквер

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.11.2018. Просмотров: 109

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta