Что собой представляет Владимир Зеленский на взгляд Кремля и российских политиков

Содержание
[-]

***

Почему Кремлю так страшен «игрушечный президент»

Зеленского подают на российском ТВ как несамостоятельного политика в ненастоящей стране. А между тем он уже начал разрушать миф, на котором много лет зиждется отечественное мировоззрение.

Российская телепропаганда отмечает «первую неделю пребывания Владимира Зеленского у власти». И это, конечно, еще один аргумент в поддержку тезиса о том, что Россия за последние несколько лет в информационном плане сдалась Украине. Стала информационной колонией, придатком. Если попытаться дать России определение, ориентируясь на содержание новостных потоков, получится что-то вроде следующего: «Россия — это государство, постоянно рассказывающее нечто про Украину».

Для оценки действий нового президента выбирают обычно хронологические отсечки посерьезнее — сто дней или хотя бы месяц. Но здесь медлить нельзя. Это же Украина! Центр «русского мира» во всех мыслимых смыслах. Точка, вокруг которой все вращается в русской вселенной. Наше черное солнце.

Пытаются шутить, имитируют взгляд свысока. «Пятый канал», например, так анонсирует сюжет о «неделе Зеленского» в итоговой программе: «Избранный президент Украины представил новую труппу». Намекают, то есть, так, чтобы дошло даже до самых непонятливых, что это не политик, а клоун, фигляр, комедиант. Но сам факт столь пристального внимания к столь скромной, как нам стараются рассказать, персоне, иронию уничтожает. Комедиант-то, он, может, и комедиант, конечно, но что ж вы тогда каждый шаг его с лупой рассматриваете?

НЕНАСТОЯЩАЯ СТРАНА

Интересный, конечно, достойный отдельного большого исследования вопрос, — как и почему именно Украина превратилась для постсоветской России в средоточие фантомных имперских болей? Думаю (гипотеза не хуже прочих), что, возможно, дело во встроенности Украины в русский культурный миф. Это же наше все. Зря что ли «наше все», наш Пушкин писал «Полтаву»? А наш Гоголь — про редкую птицу, которая долетит до середины Днепра? А наш Булгаков, а наш Гумилев — «из логова змиева, из города Киева я взял не жену, а колдунью»? Ну и так далее, вплоть до нашего Бродского с горьким «привкусом Украины» на губах. И в другую сторону — до нашего Нестора, назвавшего Киев «матерью городов русских».

Ни одну из «республик бывшего СССР» так не оплакивали. Ни за одной не следили — это ведь не в 2013-м началось — с такой нервной пристальностью. Ни на одну так не ориентировались, выстраивая внутреннюю политику (вспомним первый Майдан, подаривший консерваторам всех мастей внутри России неустаревающий аргумент об угрозе «оранжевых революций», который и сейчас мусолят, породивший эпопею с «кремлевскими молодежками» и прочую сурковщину, выросшую из единственного эпизода украинской, а вовсе не нашей политической жизни).

Тридцать лет почти прошло с тех пор, как развалился к счастью для народов, его населявших, Советский Союз, а в России все почти — и политики любых взглядов, и обычные граждане не смогли понять, почувствовать, хотя бы поверить, что Украина — это отдельное и самостоятельное государство. Именно этот факт и создавал постоянную напряженность в отношениях между нами, именно из-за него и случилось то (возможно, непоправимое), что теперь случилось.

С той стороны это, разумеется, тоже чувствовали. Оправданно обижались на рассуждения о «младшем брате», нащупывали в собственной истории точки опоры для отдаления от России, превращали в героев тех, кто для России оказался бы заведомым антигероем. Реакция, возможно, не всегда разумная, но довольно естественная.

Второй Майдан стал моментом пикового обострения этих настроений, что отлично почувствовала российская власть — как раз тогда ведь Украина сделалась главной темой российского ТВ, тогда расцвела окончательно жутковатая пропаганда, тогда началась целенаправленная генерация ненависти к Украине.

Дело ведь вовсе не в том, что «Украина пыталась уйти из зоны российского влияния». География сильнее политики, куда мы друг от друга денемся. Планету не перекроишь. Дело в том, что Украина начала уходить из российской мифологии. Украина — страна, люди, а не политики какие-нибудь, — слишком уж ярко заявила о своей самостоятельности. О том, Украина существует.

Отсюда — теперь уже приевшиеся, а тогда — свежие рассуждения русских пропагандистов о том, что за украинской революцией стоят заокеанские кукловоды, Нуланд, «печеньки Госдепа» и прочее в том же духе. Но отсюда же — и часто встречающийся в оппозиционном дискурсе образ Украины как страны, у которой «все получилось». Которая не выбирает свой путь, а реализует чаяния российских либералов. Делает за нас что-то такое, чего мы у себя сделать не смогли.

Все это — попытки сохранить приличную картину мира, где соседняя страна существует не «в себе», а «для нас», если вспомнить (не очень, наверное, к месту) Канта.

ИГРУШЕЧНЫЙ ПОЛИТИК

Отсюда столько ревнивого (и с точки зрения здравого смысла — вроде бы, преждевременного) внимания к Зеленскому. В ходе кампании российские пропагандистские СМИ говорили о нем много хорошего и отчаянно пинали Петра Порошенко. Сигнал этот, конечно, считывали по-разному. В том числе — и как попытку сыграть на украинском поле за Порошенко. Ведь как должны были вменяемые украинцы реагировать на высказывания за Зеленского от таких одиозных персонажей, как актер Михаил Пореченков, человек без определенных занятий Иван Охлобыстин или агитатор Дмитрий Киселев? Ну разве что по принципу «друг моего врага — мой враг».

И в такой трактовке есть своя логика: Порошенко, строивший и работу, и предвыборную кампанию вокруг темы противостояния с Россией по всем вопросам — от военных до церковных, оправдывал ту картину мира, в которой Украина и Россия — рядом. В которой они — двойники, в которой нельзя существовать друг без друга.

Но выиграл Зеленский, и официальная российская пропаганда его пинает, однако все-таки пока аккуратно. Путин не поздравляет, МИД намекает, что ждет от нового президента Украины «конструктивных шагов», Кремль проверяет «на слабо», затевая историю с российскими паспортами для самопровозглашенных республик, а потом и для других украинцев.

На ток-шоу и в блогах более откровенно издеваются над тем, как «ненастоящий политик» шел на инаугурацию — слишком уж он легкомысленный, и как мало он говорил в речи о насущных проблемах страны. Информационная поляна, на которой пасутся официальные российские СМИ, от Украины зависит процентов этак на 90%, и самым рьяным поклонникам Путина некуда деться от сравнений Зеленского с Путиным.

У нас — настоящий политик, национальный лидер, рассуждающий только о глобальных проблемах и новейших ракетах. У них — фигляр, марионетка олигарха, советующий чиновникам вешать портреты детей в кабинетах, вместо того чтобы поговорить о геополитике.

Пока это — официальная точка зрения, но точно ли это видят обычные люди? Вдруг они видят молодого, живого, человечного и говорящего тоже про человеческое? Сумевшего выиграть честные выборы у более опытного конкурента. И не слишком ли обидно для наших чиновников звучат эти рассуждения про детей, если их дети, как правило, либо на начальственных должностях, либо в западных университетах? Да и про «марионетку олигарха» всерьез рассуждать опасно — можно нечаянно навести публику на воспоминания о марионетке олигарха Березовского. Был в России такой молодой политик, некто Путин В.В., не выглядел самостоятельным, а потом ничего, как-то освоился.

ДРУГОЕ БУДУЩЕЕ

Понятно, что все это — разговоры про сферу символического. Ну, не накопилось за неделю достаточно реальных действий, чтобы спорить про них. Но эта сфера даже важнее. Зеленский не забывает о войне (а как забудешь, это война, там людей убивают), о потерянных территориях, но уже находит время, чтобы говорить и о другом. Говорить важные вещи.

Вот он, вспоминая о 130-летии авиаконструктора Игоря Сикорского, родившегося в Киеве, обещает: «Я сделаю все от меня зависящее, чтобы открыть для каждого способного украинца путь для свободной реализации своих инициатив в первую очередь в своей стране. Чтобы именно Украина стала для наших гениев базой для дальнейшего покорения мира».

Сикорский — украинский, но еще и наш (в Москве на это заявление Зеленского, разумеется, бурно отреагировали.). Он жил в Российской империи и для империи строил свои первые самолеты, да и американский тоже — туда эмигрировал, много там работал. Но Зеленский не затевает спора о прошлом. Не спорит с Россией за копирайт на историю. Он говорит о будущем, вынося Россию за скобки.

Мы — не кремлевские, слава Богу, агитаторы, и не возьмемся по результатам первой недели у власти судить, каким президентом будет Зеленский. Но уже сейчас он разрушает тот миф, на котором держится официальное российское мировидение последних лет. Да и оппозиционное тоже. Его Украина — это не какая-то «недострана», у которой без нас ничего не выйдет. И не рай русских либералов, где получается то, чего мы здесь не смогли. Это просто такая страна. Наш сосед, ставший, увы, нашими стараниями, соседом недобрым.

Кремлю нужна Украина в вечном кризисе, нищая и разваливающаяся. Если жизнь там будет выправляться — это и окажется для путинского режима самым страшным ударом, отменяющим все усилия агитации и пропаганды последних лет. А нормальным русским людям нужна стабильная, процветающая и демократическая Украина. Сосед стабильной, процветающей и свободной России.

Страшно думать о том, сколько усилий понадобится приложить, чтобы на это появился шанс. Но понятно, с чего следует начинать. Нужно просто понять, запомнить, что рядом — самостоятельное государство со своими интересами. Не осколок империи и не полигон для обкатки российских либеральных идей.

Пока то, что говорит Зеленский, свидетельствует скорее, что новый президент (и значит те, кто его поддержал на выборах), заинтересованы в разговоре на равных о совместном будущем без имперских комплексов, взглядов сверху вниз и попыток унизить. При условии, что кончится война, конечно, для России, между прочим, тоже катастрофическая.

Автор: Иван Давыдов, опубликовано в издании The New Times

http://argumentua.com/stati/pochemu-kremlyu-tak-strashen-igrushechnyi-prezident

***

Комментарий: Партия Владимира Зеленского «Слуга народа» выбрала своей идеологией либертарианство

Как выяснилось, через месяц после победы на выборах и через три дня после вступления в должность нового президента Украины Владимира Зеленского, его партия «Слуга народа» выбрала своей идеологией либертарианство. Об этом сообщил советник президента и его представитель в Верховной раде Руслан Стефанчук.

А что, интересно! Представляете, 73% избирателей проголосовали за «молодого и перспективного» (точнее — за анти-Порошенко), и только через месяц выяснили, кто он по политической ориентации. А он оказался либертарианцем. А если бы он оказался коммунистом, агентом ФСБ, или ваххабитом, прости Всевышний?

Это ещё не самый худший вариант. Бывает и так, что кто-то идёт на выборы как левый интернационалист, а после двадцати лет пребывания у власти оказывается буржуазным националистом. А здесь, был неизвестно кем, а через месяц стал либертарианцем. Нормально так.

Вот он, типичный результат голосования по принципу «против». Голосуем против «жуликов и воров», против экономического спада, против всего плохого, а «за» что — узнаём потом. При этом то, за что проголосовали, может оказаться ещё хуже, чем то, против чего голосовали. Так часто бывает, но я пока не утверждаю, что в данном случае именно так. Такие выводы делать рано.

Сейчас лучше поговорить о том, что это заявление означает для украинских избирателей, и вообще, для всех заинтересованных. Осмелюсь предположить, что по большому счёту — ничего. Ничего принципиально нового.

Следует заметить, что избрание политической идеологии через месяц после победы на выборах косвенно подтверждает предположение, что сам Зеленский не понимал, в какую игру его втянули. Он не рассчитывал победить на выборах, и не думал, что будет делать в случае победы. Теперь, когда надо что-нибудь сказать народу, какие-то добрые советчики насоветовали ему объявить себя либертарианцем. Не исключено, что за пару дней до этого никто в партии «Слуга народа» такого слова не знал.

Надо сказать, что для Зеленского идея неплохая. Главное — понравиться западным партнёрам. Там это слово любят. Население, если поймёт что такое это либертарианство, будет в полном шоке. Но оно не поймёт. Через несколько дней яркое заявление советника президента подзабудется, и обсуждать будут конкретные действия Зеленского, без всякой привязки к либертарианству.

Само по себе либертарианство является не столько политической теорией, сколько пропагандистской концепцией и личной жизненной позицией некоторых ярких сферических индивидуумов в вакууме. Его назначение — поддержание мифа о «невидимой руке рынка» и прочих пропагандистских глупостей, призванных замаскировать управление экономикой и, вообще, всей жизнью людей в западном либеральном обществе. С помощью таких мифов, как либертарианство, поддерживается убеждённость простого западного человека в том, что им никто не управляет.

Для незападных стран либертарианская политика является инструментом разоружения государств перед организованно действующим Западом. И не то, чтобы в этих странах никто не понимает, как их грабят. Понимают, но одни молчат, так как имеют с этого свой гешефт, другие — подавлены силой, а большинство слушает сказки про либертарианство. Для этого оно и нужно. Как верно заметил один из телеграм-каналов, наиболее показательный результат последовательно либертарианской политики — это Сомали. Закон джунглей — кто смел, тот и съел.

Собственно, Украина и так идёт по пути Сомали. Просто у Украины несколько другая история, другая «база», так сказать. До уровня Сомали ей ещё падать и падать. Но если вспомнить, что досталось Украине в наследство от СССР, и что она представляет собой сейчас, — тенденция налицо.

Либертарианство на Украине победило уже давно. И неважно, что это слово пока так громко не произносили. Государство там последовательно самоустраняется от защиты интересов народа. Люди предоставлены сами себе. В итоге одни нищают, другие уезжают, а самые сильные подминают общество под себя. Это мы и называем олигархией.

Когда государство реально, а не на словах, самоустраняется от управления, возможны разные варианты развития событий, но все — плохие. Власть при этом может попасть в руки одной группировки, тогда это будет тирания. Это Украине не грозит, так как группировок там много, и заведомо доминирующей нет.

На Украине властные группировки борются за доступ к ресурсам страны и к другим возможностям, которые дают контроль над остатками украинского государства. Многие по ошибке принимают эту ситуацию за демократию. Да, демократия когда-то на Западе родилась из такой же ситуации. Но это было давно. Власть с тех пор научилась изощрённым методам борьбы с настоящей демократией, и больше такой ошибки не допустит.

Тем более что большинство населения Украины никому, кроме их самих, не нужно. Промышленные товары для Запада китайцы делают, продовольствие выращивают голландцы. Или, кто-то ещё верит в то, что Запад хочет кого-то просто облагодетельствовать по доброте душевной? Такие идеи были распространены в конце 1980-х и в начале 1990-х. Но уже пора прозреть.

Можно поблагодарить партию «Слуга народа» за честность. Мы не сомневаемся, что либертарианский курс на превращение Украины в европейское Сомали продолжится. Вопрос, собственно говоря, имеется только один — с какой скоростью потенциальная восточноевропейская Франция опустится до уровня африканского Сомали?

Автор: Дмитрий Алимкин

https://regnum.ru/news/polit/2634987.html


Об авторе
[-]

Автор: Иван Давыдов, Дмитрий Алимкин

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.06.2019. Просмотров: 37

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta