Что сегодня происходит в Нагорном Карабахе?

Содержание
[-]

***

Азербайджано-армянское противостояние приобретает затяжной характер

Карабахский конфликт, который многие в мире не без удовольствия и самоуспокоения называют замороженным, в очередной раз разморозился и приковал к себе всеобщее внимание. Что же произошло на этот раз на армяно-азербайджанском фронте и каково главное отличие нового витка насилия от предыдущих? Попробуем суммировать позицию азербайджанского общества.

В воздухе «пахло порохом» уже давно. После достижения «джентльменского соглашения» о прекращении огня в мае 1994 года (юридически обязательный договор так и не был оформлен) имели место два серьезных случая этого режима: в апреле 2016 и в июле 2020 годов. Однако настоящее обострение, по первичным оценкам, превосходит оба этих случая, а по количеству потери военной техники с обеих сторон даже саму горячую фазу войны в 1991–1994 годах. «Сентябрьская война» в отличие от предыдущей не была неожиданной. Обе стороны усилили военную риторику с начала этого и без того полного несчастьями 2020 года. Вспомним хронологию событий, путь к большой войне.

Азербайджанские власти и проправительственные медиа как отправную точку к новой эскалации конфликта обычно называют заявление премьер-министра Армении Никола Пашиняна: «Арцах – это Армения, и точка». Это он произнес весной прошлого года в Нагорном Карабахе. Президент Азербайджана Ильхам Алиев через несколько месяцев в России ответил: «Карабах – это Азербайджан, и восклицательный знак». Однако «война знаков препинания» пока не принесла результатов и пока что там доминирует знак вопроса.

Но проблемы начались еще раньше. Сразу после прихода к власти в мае 2018 года Никол Пашинян попытался изменить устоявшийся формат переговоров, заявив, что Нагорный Карабах должен стать равноправным участником мирных переговоров наряду с Азербайджаном и Арменией в рамках Минской группы (МГ) ОБСЕ. В Азербайджане, естественно, это предложение отвергли и обвинили Армению в попытке уклонения от переговоров. Далее после вышеупомянутого заявления возникла вовсе курьезная ситуация: если «Арцах – это Армения», то зачем он должен выступать отдельной стороной на переговорах? В Ереване это объяснить не смогли.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Далее серьезный протест официального Баку вызвала инаугурация избранного президента Нагорного Карабаха Араика Арутюняна не в Степанакерте (Ханкенди, по азербайджанской версии), а в карабахском городе Шуша, где до конфликта большинство составляли этнические азербайджанцы. После этого власти непризнанной Нагорно-Карабахской республики объявили еще о намерении перенести парламент в Шушу, вызвав очередной всплеск эмоций в Азербайджане.

Casus belli (повод к войне) стал нарастать дальше. Армения объявила о создании сил добровольцев, куда могут быть призваны граждане до 70 лет. В Азербайджане в этом усмотрели попытку легальной мобилизации армян из диаспоры. Масла в огонь подлила жена премьера Армении Анна Акопян, позирующая фотографам с автоматом в окопах на международно признанной территории Азербайджана. Очередной каплей в чашу терпения стало видео о переселении 11 семей ливанских армян из Бейрута в Шушу и заявление лидеров карабахских армян о готовности принять еще больше этнических армян с Ближнего Востока.

Не исключено, что, не будь цепочки этих событий, война бы не разразилась рано или поздно. В конце концов идущий около 30 лет переговорный процесс зашел в глухой тупик, выход из которого может быть найден только путем основательной перезагрузки. К сожалению, в роли такой перезагрузки придумать ничего, кроме новой войны, пока не получается.

Ход боевых действий на этот раз во многом был подобен апрельской войне 2016 года: согласно официальным данным, азербайджанским войскам в первый день боевых действий удалось захватить несколько стратегических позиций, армянская сторона это не опровергала. Однако дальнейшее продвижение войск замедлилось (а может, такой задачи и не было). Другим отличием этой кампании стало активное применение беспилотных летательных аппаратов. Такой метод ведения боевых действий становится все более эффективным после противостояния в Сирии в начале этого года.

Еще одним отличием стала относительно вялая реакция международного сообщества, в первую очередь сопредседателей Минской группы. Многие вспомнили, что во время войны в Грузии в регион немедленно вылетел президент Франции Николя Саркози, во время апрельской карабахской войны 2016 года прибыл премьер-министр России Дмитрий Медведев, сейчас же, если верить официальной информации, из Кремля в Баку никто даже и не позвонил. МИД России выступил с довольно обтекаемым заявлением, самой интересной частью которого стал призыв не допускать участия в боевых действиях наемников с Ближнего Востока, причем не уточнялось, на чьей стороны эти самые наемники задействованы. Притом что обе стороны обвиняют друг друга в вербовке наемников. Армянская сторона считает, что Турция перебрасывает в Азербайджан боевиков, участвовавших в боях против курдов в Сирии, Азербайджан же говорит об участии в войне ливанских и сирийских армян, связанных с террористической группой ASALA (Armenian Secret Army for the Liberation of Armenia – Армянская секретная армия освобождения Армении), а также курдов из Рабочей партии Курдистана (РПК), признанной во многих странах мира террористической организацией и запрещенной по этой причине. Впрочем, ни одна из сторон до сих пор убедительных доказательств предъявить так и не смогла.

Что будет дальше? Изначальный прогноз на быстрое вмешательство посредников и начало нового этапа переговоров, к сожалению, не оправдался. Война скорее всего приобретает затяжной, позиционный характер, на истощение. Сколько это продлится? Увидим, если доживем.

Автор Шахин Рзаев – политический обозреватель Кавказского регионального издания JAM-news.net, Баку.

https://www.ng.ru/courier/2020-10-04/11_7980_karabakh.html

***

Карабах остается один на один с Баку

Неделя боев в Карабахе принесла азербайджанской армии первые серьезные успехи. Как сообщают в военном ведомстве страны, от оккупации освобождены в общей сложности 14 сел.

Войска продвинулись в направлении Физули-Джабраила, сел Гараханбейли, Гервенд, селений Горадиз, Йухары Абдуррахманлы, Ашагы Абдуррахманлы, Бойук Марджанлы и Нюзгар. Кроме того, на направлении Агдере и Муровдага уничтожено несколько постов противника. Кроме того, на Гёранбойском направлении фронта занята важная высота Муров горного хребта Муровдаг. Азербайджанская армия очистила от армянских войск несколько выгодных высот вокруг села Талыш.

Если посмотреть на карту Карабаха, можно констатировать, что основной успех армии Азербайджана достигнут на южном направлении удара. По словам военного эксперта, редактора журнала «Арсенал Отечества» Виктора Мураховского, это обусловлено тем, что боевые действия здесь происходят на равнинной местности и у военных есть возможность массированного применения тяжелой военной техники.

«На севере республики успехи азербайджанских военных скромнее. Им удалось отрезать Талышский выступ и занять город Мадагиз. Продолжение наступления на этом направлении осложнено тем, что дальше – горы и достичь серьезного преимущества в применении вооружений и военной техники Баку не удастся. В то же время на юге, вдоль границы с Ираном, простирается равнина, что и дало технически более оснащенным подразделениям азербайджанской армии серьезное преимущество. Там наступление идет к Джабраилу. От него можно двигаться к Физули. При этом если его не удастся взять в лоб, то можно провести обходной маневр. Дальше – горы, в которых можно действовать только по отдельным направлениям. Тем не менее это дает возможность с юга и севера выйти на направление Степанакрерт–Шуша. Так что у Азербайджана есть серьезный перевес», – подчеркнул Мураховский.

Военный эксперт отмечает серьезность сложившейся ситуации. Баку уже задействовал в наступательной операции тяжелое вооружение: оперативно-тактические комплексы «Точка-У» и израильские LORA. Применяются тяжелые огнеметные системы «ТОС-1» и реактивные системы залпового огня. Активно используются барражирующие беспилотные боеприпасы типа Sky Striker и Harop. Благодаря им фактически полностью нейтрализована система противовоздушной обороны Нагорно-Карабахской республики. По данным Минобороны Азербайджана, только в ходе первых дней боев армия уничтожила 22 танка и другой тяжелой бронетехники, 15 единиц ЗРК «Оса».

О сложности ситуации говорит и армянская сторона. В субботнем обращении к нации премьер-министр Армении Никол Пашинян сообщил, что боевыми действиями против Нагорного Карабаха на командных постах азербайджанской армии руководят 150 высокопоставленных турецких военных, в зоне боев находятся сирийские наемники, террористы, спецназ Турции. По его словам, Нагорный Карабах противостоит «азербайджано-турецкому террористическому нападению, объемы и масштаб которого беспрецедентны».

«Применяются сотни танков и БМП, тысячи снарядов и ракет, десятки самолетов, сотни беспилотников, сотни тысяч пехоты. Они атакуют Армию обороны по всей протяженности линии соприкосновения. Только на одну боевую позицию Армии обороны Карабаха они бросают от 150 до 250 военнослужащих. И все эти атаки сопровождаются поддержкой авиации, артиллерии», – отметил премьер Армении. На этом фоне, говорит Виктор Мураховский, в принципе непонятна позиция Еревана. «Действия армии определяется политической волей руководства. По действиям армянской стороны не видно, что у них есть какое-то желание в полном объеме задействовать свои Вооруженные силы в ходе конфликта. Пока в боевых действиях участвуют только подразделения НКР», – замечает военный эксперт.

При этом Никол Пашинян в интервью немецкому Bild сообщил, что Армения рассчитывает на Вооруженные силы РФ: «В Армении присутствует 102-я российская военная база, и мы имеем совместную систему ПВО, соглашение вокруг которой четко формулирует, в каких случаях эти ВС могут быть использованы для обеспечения безопасности Армении». Профессор Академии военных наук Вадим Козюлин говорит, что включение российских войск в конфликт возможно только в случае подтверждения наличия в зоне боев военных подразделений третьих стран: «Только в этом случае начнет действовать соответствующая статья Организации Договора о коллективной безопасности».

Несмотря на заявление официальных представителей России, Франции и США о наличии сирийских наемников в Нагорном Карабахе, других подтверждений их присутствия нет. Не получила развития и ситуация со сбитым турецким F-16 армянским штурмовиком Су-25. Инцидент произошел в начале месяца. Армянская сторона продемонстрировала фотографии обломков самолета, но не представила доказательств, что машина сбита ракетой. Именно по ее обломкам можно было бы понять, какой именно самолет произвел атаку. Не представлены и данные объективного контроля воздушного пространства, которые Ереван мог бы получить с российских средств ПВО, находящихся на территории Армении.

Автор Дмитрий Литовкин

https://www.ng.ru/armies/2020-10-05/3_7981_karabakh.html

***

Поведение руководства Армении говорит о переломе в войне

Впервые с начала конфликта вокруг Нагорного Карабаха (НК) премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил о готовности идти на уступки Азербайджану. Эти слова прозвучали на фоне успешного наступления азербайджанских войск на северо-восточном и южном направлениях у границ непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР).

«Конфликты должны решаться на основе взаимных уступок. Нагорный Карабах готов, Армения готова пойти на зеркальные уступки, к которым будет готов Азербайджан», – сказал Пашинян в интервью российскому телевидению. Премьер-министру Армении есть из-за чего переживать. За неделю активных боев Баку вернул более трети находившихся под контролем Еревана спорных территорий. Например, важное село Талыш на северо-востоке республики.

Видео с его улиц было опубликовано азербайджанским военным ведомством. Также военные отчитались о захвате еще двух прилегающих к Талышу населенных пунктов – Мадагиза и Джебраила. Но самого серьезного успеха азербайджанская армия достигла на границе непризнанной республики с Ираном, где был создан стратегический плацдарм для продвижения в направлении Джебраильского и Физулинского районов. Захват последних открывает дорогу к столице НКР Степанакерту и городу Шуша.

Подобный сценарий развития ситуации в беседе с «НГ» предсказал военный эксперт, редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский (см. «НГ» от 05.10.20). По его словам, именно юг непризнанной республики на границе с Ираном считается тактически наиболее выгодным районом для развития наступления на Карабах. «Это относительно равнинная местность, позволяющая активно использовать все возможности тяжелого артиллерийского и ракетного вооружения. Благодаря его применению Азербайджан добился тактического преимущества», – сообщил «НГ» Виктор Мураховский.

Военный эксперт Павел Иванов сравнил действия азербайджанской стороны с Брусиловским прорывом, названым в честь генерала Алексея Брусилова, который в мае–сентябре 1916 года смог взломать оборону австро-венгерских войск и занять часть Буковины и Восточной Галиции. «Принцип такой тактики прост. По периметру обороны противника наносится одновременно несколько мощных ударов. Для их парирования противостоящая сторона вынуждена задействовать все свои резервы, поэтому некоторые участки фронта в критический момент оказываются без поддержки и их легко можно взломать», – отметил Иванов.

Эксперт подчеркивает, что столь сложная схема наступления выбрана Баку не случайно. Во-первых, у Азербайджана численное преимущество в личном составе и технике. Во-вторых, протяженность линии фронта невелика – не придется серьезно растягивать силы. В-третьих, сложный горный рельеф Нагорного Карабаха одинаково плохо сказывается как на наступающих, так и на обороняющихся. Транспортная инфраструктура республики не позволяет оперативно перебрасывать большие массы вооружения и военной техники по горным дорогам. В случае достижения оперативной внезапности у вооруженных сил НКР возникнут трудности со своевременным усилением.

При этом у НКР нет адекватного ответа в вооружениях и военной технике. В частности, азербайджанские военные используют силы специального назначения, проводят ночные вертолетные десанты, а также наносят удары по подходящим резервам и блокируют поле боя с помощью беспилотников, ударов артиллерии, а также дальнобойных управляемых ракетных комплексов Spike-ER и Spike-NLOS, добавил Павел Иванов.

Армения неоднократно обещала применить в ответ свой самый серьезный козырь – оперативно-тактические комплексы «Искандер». В экспортном варианте система способна доставить на расстояние в 280 км фугасный или осколочный боезаряд весом в полтонны. Удар оружия неотвратим, так как ракеты комплекса летят по сложной квазибаллистической траектории. Почему эти системы до сих пор не применены армянской стороной, остается загадкой. То ли Ереван не хочет осложнять ситуацию применением избыточной силы, то ли, что более вероятно, боится задеть Иран. Об этом косвенно свидетельствуют слова представителя Минобороны Армении Арцруна Ованнисяна: «Азербайджанские войска готовят наступление, скапливаясь у иранской границы, чтобы Нагорный Карабах не мог вести по ним огонь».

На этом фоне впервые прозвучала официальная позиция России относительно ее участия в конфликте. Отвечая на вопрос, в каком случае РФ готова направить военных в зону противостояния, представитель Кремля Дмитрий Песков подчеркнул, что «это вытекает из обязательств» в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). «В данном случае речь-то идет об Армении. Президент РФ Владимир Путин четко разъяснил и разграничил эти два вопроса: обязательства по ОДКБ не распространяются на Карабах», – пояснил Песков. По его словам, информация о том, что на территории Армении ведутся боевые действия, не подтверждается.

Автор Дмитрий Литовкин

https://www.ng.ru/armies/2020-10-07/1_7983_azerbaijan.html

***

Приложение. Вот пять вещей, которые нужно знать об этом долговременном конфликте

***

  1. После Первой мировой войны Нагорный Карабах оказался между двумя претендующими на него нарождающимися государствами — Арменией и Азербайджаном.

Конфликт вокруг Нагорного Карабаха начался во время великих конфликтов XX века. Доминировавшие на Кавказе Османская и Российская империи распались в конце Первой мировой войны. националистические партии стравили соседей — армян-христиан, турок-мусульман и других — и попытались разграничить национальные территории. В середине всего этого оказался Карабах, гористая территория, где сложилась мультикультурная мозаика.

Советский Союз, новая власть в регионе, придумал решение. Он создал Нагорно-Карабахскую автономную область внутри Азербайджанской ССР. Она не граничила с Арменией. Армянам, составлявшим большинство населения НКАО, это не нравилось. Область оставалась яблоком раздора между советскими Арменией и Азербайджаном.

В сентябре 1991 года местные армяне провозгласили независимую от Азербайджана Нагорно-Карабахскую республику, в состав которой включили территорию НКАО и некоторые другие части Азербайджана, включая Шаумяновский район на севере и Мардакерт и Мартуни на востоке.

Азербайджанские войска попытались уничтожить НКР. Армянские войска, местные жители и волонтеры из Армении защищали ее. Война была ужасна. Около 750 тысяч азербайджанцев были вынуждены покинуть свои дома, причем большинство из них — не из бывшей НКАО, а из окружающих районов, захваченных армянскими силами, а также из самой Армении. Более 300 тысяч этнических армян из Азербайджана также стали вынужденными переселенцами.

Первоначально НКР рассматривала захваченные территории как активы, которыми можно будет торговаться при заключении окончательного мирного договора. Но с течением времени их стали называть «освобожденными территориями», частью исторической родной земли — Арцаха. В действующей Конституции НКР границы страны не определены. Но на издаваемых там картах в состав НКР включены территории исторической НКАО (границы которой никак не обозначены) и захваченные территории; другие внешние территории значатся как «оккупированные Азербайджаном». Азербайджан, напротив, считает всю территорию НКР азербайджанскими землями, оккупированными Арменией.

  1. Нагорно-карабахский конфликт — не «замороженный», а тлеющий

Карабахский конфликт обычно описывают как «замороженный». Наблюдатели часто причисляют его к той же категории, что и конфликты на других спорных постсоветских территориях, таких, как Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, и более поздние конфликты в Крыму и Донбассе.

Но это упрощение. Вот три причины, по которым это не совсем так:

Во-первых, война в Нагорном Карабахе в 1994 году закончилась перемирием, но не подписанием мирного соглашения. «Линия контакта» разделяет стороны конфликта; кроме того, у Армении и Азербайджана длинная граница к северу от НКР. В регионе нет международных миротворцев, есть лишь небольшая группа наблюдателей ОБСЕ. На линии контакта с обеих сторон траншеи в стиле Первой мировой войны, в некоторых местах в три ряда.

Во-вторых, на линии контакта постоянно происходили перестрелки. В последние годы постоянной практикой был снайперский огонь с далеких дистанций и вторжения небольших групп солдат. Конфликт постепенно разогревался. В прошлом году погибло больше солдат, чем в любом году после 1994, а за прошлый уикенд уже больше погибших, чем за весь прошлый год.

Наконец, в Карабахе, в отличие от других зон постсоветских конфликтов, нет российских войск. Россия остается самым сильным арбитром на Кавказе. Она гарантирует безопасность Армении с помощью военной базы в Гюмри (на западе страны, около границы с Турцией) и поставляет оружие обеим сторонам.

  1. Абсолютное большинство карабахцев настроено против компромисса

В рамках проекта изучения непризнанных государств National Science Foundation мы в 2010–2012 годах провели репрезентативный опросы населения четырех постсоветских регионов.

Карабах сейчас этнически однороден, и тамошние респонденты оказались самыми бескомпромиссными из всех, кого мы опрашивали. Они практически единодушно возражали против возвращения уехавших этнических азербайджанцев и против каких-либо обменов территориями. так же единодушно они выражали неприязнь и недоверие к своим бывшим врагам. Результаты опроса в НКР показали, что большинство людей не доверяет другим и не желает прощать совершенное в прошлом насилие.

Карабахцы также продемонстрировали самый высокий уровень национальной гордости из всех опрошенных нами народов в постсоветских государствах и на Балканах. Гордость оказалась практически единодушной: 73% опрошенных сказали, что «очень горды» своей национальностью, а 21% — просто «горды».

Что особенно важно для любой дискуссии о переговорах с Азербайджаном на тему «земля в обмен на мир», 85% карабахцев решительно отвергают любые предложения о возвращении к границам НКАО советских времен. Более 60% так или иначе поддерживают нынешние расширенные границы. Но около 70% предпочитают видеть в составе своей страны и районы, контролируемые Азербайджаном, а также некий неопределенный большой «исторический» район на Южном Кавказе.

  1. Карабахцы не уверены, что мирные переговоры будут успешны, и считают, что должны быть готовы к войне за свою страну

Мирные переговоры, на которых НКР представляет Армения, в последние два десятилетия приостанавливались и возобновлялись, но почти никакого реального прогресса на них не достигли. Только половина карабахских респондентов верят, что переговоры под эгидой Минской группы ОБСЕ, сопредседатели которой — послы Франции, России и США, приведут к успеху. Шаткое большинство — 53% — считает, что международные миротворцы могут помочь разрешить конфликт.

У карабахцев сильное ощущение того, что они должны быть готовы защитить себя и мобилизоваться против азербайджанской угрозы. Большинство обеспокоено азербайджанскими военными приготовлениями (63%) и возможностью новой войны с соседом (58%). При этом они верят, что смогут выдержать любую атаку. Лишь чуть больше половины респондентов (26%) готовы хотя бы рассматривать варианты обмена территорий на мир.

  1. Карабахский конфликт кажется локальным, но он может втянуть крупные мировые державы

Карабахский конфликт выглядит сугубо локальной битвой за несколько деревень и несколько километров границы. Но на него влияют большие глобальные перемены и расчеты региональных режимов.

Во-первых, из-за уменьшения нефтяных доходов и рецессии в России режим Ильхама Алиева в Азербайджане оказался под давлением. В декабре 2015 года правительство было вынуждено ввести плавающий курс своей валюты — маната, — за один день курс фаната к доллару обрушился на 32%. Стандарты жизни падают, все более частыми становятся уличные протестные акции. Режим может прийти к выводу, что отвлекающее военное зрелище в Карабахе может принести ему пользу. Армянская правящая верхушка, против которой выступает демократическая оппозиция, также может посчитать, что конфликт поможет «сплочению граждан вокруг флага». Это вдвойне опасная ситуация.

Во-вторых, охлаждение отношений между Россией и Турцией привело к расколу между протурецкой и пророссийской фракциями в Азербайджане. Армения принадлежит к возглавляемому Москвой Евразийскому экономическому союзу, Азербайджан в него не входит. Россия может пожелать разместить в регионе своих миротворцев, тем самым подчеркнув свою роль силы, с которой нельзя не считаться, в регионе и в «ближнем зарубежье» в целом.

В-третьих, приглашение Ильхама Алиева в Вашингтон, его первый визит в США за десятилетие, — символическая победа на фоне распространяющихся обвинений в давлении на прессу и нарушениях прав человека. Развязали ли Алиеву руки для войны встречи с Керри, Байденом и Обамой? Это мы в ближайшее время вряд ли узнаем.

Так что же впереди?

Карабахский конфликт уже приводил к смещению правительств и в Армении, и в Азербайджане. Сейчас после четырех дней боев достигнуто соглашение о перемирии. Гальванизирует ли этот взрыв насилия международную дипломатию, которая до настоящего времени была очень вялой и не вводила в действие значительные ресурсы?

У карабахского конфликта есть потенциал для быстрого превращения в конфликт более широкий, в который могут втянуться Россия и Турция (член НАТО), а также армянская диаспора. Мы предупреждены.

***

Оригинал статьи: Джерард Тоул, Джон О'Лафлин, The Washington Post

Перевод опубликован на сайте Открытая Россия

http://argumentua.com/stati/pyat-veshchei-kotorye-nado-znat-o-karabakhskom-konflikte-washington-post


Об авторе
[-]

Автор: Шахин Рзаев, Дмитрий Литовкин, Джерард Тоул, Джон О'Лафлин

Источник: ng.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.10.2020. Просмотров: 43

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta