Что произойдет в Беларуси после истечения срока ультиматума, предъявленного оппозицией президенту страны Лукашенко?

Содержание
[-]

***

Срок "народного ультиматума" Тихановской истекает. Что будет дальше? 

25 октября истекает срок ультиматума, который Светлана Тихановская предъявила Лукашенко. Что произойдет в Беларуси после этого? DW поговорила с редактором онлайн-издания Belarus-Analysen.

Срок так называемого "народного ультиматума", предъявленного белорусской власти одним из лидеров оппозиции Светланой Тихановской, истекает 25 октября. 13 октября Тихановская потребовала от Александра Лукашенко не позднее этой даты объявить об уходе в отставку, полностью прекратить насилие на улицах и освободить всех политзаключенных. В противном случае "вся страна мирно выйдет на улицы" и 26 октября "начнется национальная забастовка всех предприятий, блокировка всех дорог, обвал продаж в государственных магазинах", предупредила Тихановская.

DW поговорила с редактором онлайн-издания Belarus-Analysen в Университете Бремена Ольгой Дрындовой о возможных сценариях развития ситуации в Беларуси после истечения срока ультиматума.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Deutsche Welle: - Ольга, как вы думаете, зачем Светлана Тихановская выдвигала этот ультиматум? Ведь изложенные в нем требования - например, уход Александра Лукашенко с поста президента - кажутся не совсем реалистичными?

Ольга Дрындова: - Думаю, выдвижение ультиматума было связано с несколькими факторами. Мы видим, что после двух месяцев протестов ситуация зашла в тупик. С одной стороны, власти никак не могут остановить протесты, даже используя беспрецедентные репрессии. С другой стороны, белорусы, конечно же, устают от протестов, ведь они никогда раньше не участвовали в такой масштабной акции.

Кроме того, динамика может потеряться и с наступлением темного и холодного времени года. А такие резкие высказывания, как те, что содержатся в ультиматуме Тихановской, повышают интерес людей к протестам. С другой стороны, ультиматум мог стать реакцией команды Тихановской на специфический визит Лукашенко в СИЗО КГБ. Возможно, в этом визите увидели его слабость и решили еще больше надавить.

- О каких сценариях развития событий после 25 октября можно говорить?

- Очень сложно говорить о каких-то сценариях. Шансы, что Лукашенко как-то отреагирует на этот ультиматум, сводятся почти к нулю. С другой стороны, вероятность всеобщей забастовки, как мне кажется, на сегодняшний день тоже не очень велика. На первой неделе после выборов мы видели попытки рабочих бастовать несколько дней. Однако национальной забастовки тогда не получилось. На людей начали давить, да и опыта участия в забастовках у белорусов не так много. Думаю, после 25 октября мы все-таки увидим какие-то попытки бастовать - возможно, на отдельных предприятиях или в отдельных цехах. Но нельзя быть уверенным в том, что эта акция примет какой-то всеобщий, национальный характер.

При этом важно понимать, что у белорусов есть и другие формы протеста. Вот уже два месяца мы получаем сообщения о том, что они участвуют в так называемой "итальянской забастовке", то есть работают медленно или только по правилам. Плюс люди долго не платят за коммунальные услуги, чтобы у местного бюджета было меньше денег, или не покупают продукцию предприятий, бизнес которых связан с Лукашенко. Думаю, что все эти формы протеста сохранятся независимо от результата ультиматума Тихановской.

- То есть, 25 октября не станет поворотным пунктом?

- Поворотным пунктом этот день мог бы стать, если бы сотрудники половины предприятий страны действительно не вышли на работу. Но мне кажется, белорусов сильно напугали. Светлана Тихановская и ее команда сейчас поддерживают контакт со стачкомами и жертвами репрессий. Но пока я хочу быть осторожной в прогнозах относительно того, выйдет ли вся страна на забастовку.

- Уместно ли выдвижение ультиматума, который предполагает некую эскалацию, если Тихановская подчеркнуто говорит о мирном протесте?

- Мне кажется, в этом случае команда Тихановской попыталась соединить два средства - ультиматум и призывы к мирному протесту, формой которого является и забастовка. Ведь они не призывают протестующих, если Лукашенко не уйдет, идти на здание резиденции (президента. - Ред.) и кидать в милицию коктейли Молотова.

- Насколько сильно влияние Тихановской, которая сейчас находится в Европе, на людей в Беларуси?

- С одной стороны, она - символ протеста, свободы и демократических выборов, и белорусам приятно осознавать, что ее принимает канцлер Меркель. В прошлом оппозиционные политики не были удостоены такой чести. Но, с другой стороны, у Тихановской нет всеобщего влияния. Ее штаб не руководит протестами. Что касается Координационного совета, то результаты недавнего опроса (исследовательского центра. - Ред.) Chatham House говорят о том, что люди на улице только частично считают, что он представляет их интересы.

Однако члены КС уже начинают работать в этом направлении, общаясь со стачкомами, жертвами репрессий и так далее. Конечно, это сложно делать, находясь за пределами Беларуси, только в режиме онлайн. То, что люди не воспринимают КС как центр, руководящий протестом, нужно понять и белорусской власти. Как мне кажется, она все пытается найти каких-то организаторов, но их просто нет. Посадили одного - люди организовались и вышли снова.

- Как можно расценить язык ультиматума, его действенность в переговорном процессе в целом?

- Имеет смысл выдвигать ультиматум, когда есть уверенность, что он сработает. Потому что в противном случае выдвинувшая его сторона может потерять лицо. Другой функцией ультиматума может быть смена динамики протестов или их эскалация, необязательно в плане насилия, а например, в плане скорости принятия решений. Думаю, для штаба Тихановской была важна именно эта функция. Ведь белорусская власть уже более двух месяцев игнорирует сотни тысяч людей на улицах, показывая, что не воспринимает их как кого-то, с кем надо считаться в белорусской политике.

Авторы Ольга Сосницкая, Елена Гункель  

https://p.dw.com/p/3kLxF

***

Забастовка в Беларуси после ультиматума Лукашенко. Кто в ней участвует?

Светлана Тихановская объявила, что в случае невыполнения требований "народного ультиматума" в стране начнется национальная забастовка. Кто и как собирается бастовать в Беларуси?

"Если до 25 октября наши требования не будут выполнены, вся страна мирно выйдет на улицы с народным ультиматумом. И 26 октября начнется национальная забастовка всех предприятий, блокировка всех дорог, обвал продаж в государственных магазинах", - заявила Светлана Тихановская, предъявляя властям Беларуси "народный ультиматум", состоящий из трех требований: отставка Лукашенко, прекращение насилия на улицах и освобождение всех политзаключенных.

Так как до 25 октября остаются считанные дни, аозвученные требования не выполнены и, вероятно, выполнены не будут, белорусы стали готовиться к национальной забастовке. Кто собирается бастовать и будет ли успешной акция протеста 26 октября?

Не первая забастовка в Беларуси за время протестов

Грядущая забастовка 26 октября - не первая за время почти трехмесячных протестов в Беларуси. Уже спустя неделю после президентских выборов, когда стало известно о пытках и насилии белорусских силовиков в отношении мирных протестующих, на стачки и акции солидарности вышли работники крупнейших государственных промышленных гигантов страны - Минский тракторный завод, Минский автомобильный завод, "Беларуськалий", "Гродно-Азот" и другие.

Правда, до полномасштабной забастовки дело так и не дошло, акции солидарности и стачки продлились несколько дней. Белорусские СМИ тогда писали, что бастующих работников запугивали увольнениями и арестами.

Затем 16 сентября некоторые малые предприятия, магазины, кафе и рестораны присоединились к общенациональной акции солидарности. Тогда на работу на один день не вышли такие компании, как магазин одежды ZNWR и LSTR, шоурум The young clothes, рок-клуб TNT, бар "БанкиБутылки" и многие другие. Некоторые из них подтвердили DW свое намерение присоединиться и к предстоящей забастовке, но объявлять открыто об этом не готовы, так как после предыдущей акции столкнулись с повышенным вниманием со стороны проверяющих органов.

"Не можем работать, будто нас это не касается"

Впрочем, среди предпринимателей нашлись те, кто уже объявил об участии в забастовке 26 октября. "Простите, но всеми сотрудниками принято решение о страйке против насилия и беззакония. Мы не можем работать, будто нас это не касается. Соответственно, с 26 октября магазин прекращает работу на неопределенный срок", - заявило руководство магазина антиквариата "Буржуазные ценности" в своих социальных сетях.

Не планирует работать со следующего понедельника фирма suntro.by из небольшого города Лида, которая занимается продажей ультрафиолетовых ламп. "На улицы нам не дают выходить, так хоть таким образом мы выразим свое мнение о происходящих в стране событиях", - рассказывает директор фирмы Александр Антропов. Вместе с тем, в успех забастовки он не сильно верит: "Забастовка должна быть массовая, а если будут бастовать единицы, это ни к чему не приведет".

Присоединиться к национальному ультиматуму решили и некоторые индивидуальные предприниматели. "Я работаю сам на себя, но все равно хочу поддержать забастовочное движение, потому что наша сила - в единстве. Сейчас, как никогда, важно не только проявить солидарность, но и открыто об этом заявить. Это придаст смелости и решимости тем, кто еще сомневается", - пишет на своей странице в Facebook фрилансер в сфере IT Ян Агеенко. По его словам, с 26 октября предприниматель прекращает принимать заказы на дизайн и создание сайтов, а также оказывать консалтинговые услуги корпоративным клиентам.

Крупные заводы планируют бастовать

Но без сомнения, главные надежды белорусской оппозиции направлены на забастовки крупнейших государственных промышленных предприятий, стачка которых в действительности может повлиять на ситуацию. Термист из Минского моторного завода (ММЗ), председатель независимого профкома завода Андрей Комлик-Яматин сообщил DW, что работники планируют 26 октября собраться на территории завода возле дирекции и обсуждать выдвинутые ими требования.

"Забастовка - это фактически единственный рычаг, который в рамках мирного протеста можно противопоставить государственной машине террора. В наших руках находятся рычаги влияния на экономику", - говорит активист.

Сейчас на ММЗ активно действует недавно созданный независимый профком, который координирует бастующих. Однако, по словам Андрея Комлика-Яматина, говорить о потенциальном числе участников забастовки трудно, ведь все зависит от работников и активистов на заводе: "Может в воскресенье будет жесткий разгон, и это сработает как триггер для забастовки. А может наоборот -Лукашенко скрутят и отвезут в Гаагу, а люди выйдут праздновать". Как говорит член независимого профкома, рабочие считают, что смогут достичь своих целей с помощью забастовки.

Будет ли забастовка масштабной?

Бастовать на территории завода, организовав шествие по цехам, планируют и работники Минского тракторного завода (МТЗ). "Настроение у заводчан боевое. Когда мы вышли бастовать в первый раз, большинство людей сбросило пар и успокоилось. Но сейчас после ультиматума Тихановской многие рабочие снова хотят уйти в стачку, мы даже удивились их количеству. Некоторые бригадами планируют бастовать, а где-то и вся смена - а это полцеха", - рассказывает Вадим Пайвин, недавно уволенный с МТЗ электромонтер, а теперь - член независимого профкома, который в отсутствие стачкома на заводе координирует стачечное движение.

Как говорит активист, на МТЗ выйти на забастовку может около 30% работников завода, а это 5-6 тысяч человек: "И это будет хороший результат. Завод в таком случае встанет колом". Однако Пайвин отмечает, что это его оценки, и в целом вопрос о количестве участников забастовки довольно трудный.

Вместе с тем, Сергей Антусевич, заместитель председателя Белорусского конгресса демократических профсоюзов (БКДП), который объединяет движение независимых профсоюзов в Беларуси, считает, забастовки по смыслу Трудового кодекса в Беларуси не будет. "Белорусские рабочие и служащие лишены права на забастовку, и это главная проблема, которую нужно решать. То, что происходит сейчас - акция гражданского неповиновения, и это ценно для всего рабочего движения. Ведь такого не было с начала 90-х годов прошлого века", - говорит зампредседателя БКДП.

Автор Богдана Александровская

https://p.dw.com/p/3kMNx

***

Белорусская активистка Ольга Карач о том, кто подогревает протесты и на что еще пойдет Лукашенко

Белорусская активистка Ольга Карач рассказала DW об ультиматуме Тихановской, о том, благодаря кому протесты в Беларуси продолжаются, и за что белорусы начинают ненавидеть Путина.

Срок выполнения ультиматума, который находящаяся за границей Светлана Тихановская предъявила Александру Лукашенко, истекает в воскресенье 25 октября. Экс-кандидат в президенты Беларуси назвала три требования: отставка Лукашенко, прекращение насилия на улицах и освобождение всех политзаключенных. В случае их невыполнения Тихановская пригрозила массовыми протестами и национальной забастовкой.

Этот ультиматум - реакция оппозиции на повышения градуса насилия со стороны Лукашенко, считает оппозиционный политик, активистка и директор гражданской инициативы "Наш дом" Ольга Карач. В интервью Deutsche Welle Карач рассказала, почему Евросоюз так мягко реагирует на события в Беларуси, есть ли у белорусской оппозиции связи с Москвой и за что белорусы начинают ненавидеть Путина.

Deutsche Welle: - Подходит срок "народного ультиматума", который Светлана Тихановская от имени оппозиции и протестующих предъявила Александру Лукашенко. Не похоже, что Лукашенко уйдет. Что будет дальше?

Ольга Карач: - Понятно, что Лукашенко уходить не хочет, хотя многократно заявлял о том, что он "синеющими пальцами за власть не держится". Но практика показывает, что он держится не только пальцами, но и зубами, ногами и всем чем угодно. Лукашенко пытается решить проблему тем, что повышает градус насилия, в надежде, что белорусское общество ответит насилием. Но в этой ситуации мы не отвечаем насилием, а ведем очень мирный протест.

Есть определенный консенсус в белорусском обществе, что протест будет исключительно мирный. Все провокации шли со стороны силовых структур. Когда одна сторона в конфликте повышает градус, второй стороне нужно либо отступать, либо тоже повышать градус конфликта. Поэтому логично, что идея "народного ультиматума" возникла как ответ на повышение градуса конфликта со стороны Александра Лукашенко. Поэтому не так уж и важно, что будет происходить после 25 октября, остановится вся Беларусь или нет.

- Но Тихановская пообещала, что остановятся белорусские предприятия. Этого не произошло до этого, хотя были забастовки. Этого, скорее всего, не произойдет и сейчас. Стоило ли делать такие глобальные заявления, зная, что, вероятнее всего, коллективная индустриальная промышленная Беларусь не остановится?

- На самом деле этого никто не знает, потому что ситуация меняется каждый день. Как говорят или шутят в Беларуси, у белорусского протеста есть единственный лидер - это Александр Лукашенко. Именно благодаря ему протесты не останавливаются ни на минуту, и когда люди уже устают протестовать - а, безусловно, такая усталость, конечно, есть - он обязательно выходит на сцену, говорит какие-нибудь особо умные слова, и белорусские протесты начинаются с новой силой.

Поэтому, никто не знает, что будет завтра, какие будут реакции. И никто не может прогнозировать ситуацию даже на неделю. Конечно, есть риски, что белорусские предприятия не остановятся. Я даже думаю, что, скорее всего, они не остановятся. Но здесь ситуация такая: Лукашенко идет ва-банк и пытается пробовать все методы, чтобы любыми способами остаться у власти. В том числе уже начинает обещать отдать 71 президентское полномочие кому-то и дает честное слово, что он еще один срок пробудет и обязательно уйдет. То есть, он пытается успокоить протестующих. Я бы хотела подчеркнуть, что на данный момент Светлана Тихановская не является мотором протестов. Она является, безусловно, символом, она является тем человеком, за которого проголосовало 9 августа белорусское общество, у нее есть мандат общественного доверия, но не более того.

- А кто мотор?

- Мотор - это белорусская власть, от которой все люди устали за эти 26 лет, и которую белорусское общество хочет убрать.

- Светлана Тихановская встретилась с канцлером Германии, с президентом Франции. Польша и Литва действительно оказывают довольно серьезную поддержку белорусскому гражданскому обществу. Но реакция Евросоюза довольно мягкая. До последнего момента шла дискуссия, а что же все-таки делать с самим Лукашенко: то ли вводить санкции, то ли с ним все-таки надо говорить. Как вы это воспринимаете: это поддержка Европейским Союзом белорусских протестов, белорусской демократии или нет ?

- Самое сложное - это менять привычки и устойчивые паттерны поведения. За 26 лет правления Лукашенко у Евросоюза выработались такие привычки и паттерны поведения в отношении Беларуси. Эта политическая шизофрения, как я это называю, уже существовала давно, с 1996 года, после непризнанного референдума. (В 1996 году Александр Лукашенко провел референдум по внесению изменений и дополнений в конституцию. В результате, он получил неограниченные полномочия власти. Итоги того плебисцита не признали президиум Верховного совета Беларуси, многие государства, международные организации - ОБСЕ и Совет Европы. - Ред.) С одной стороны, Лукашенко, вроде, нелегитимный президент, который захватил власть вооруженным путем - а я напомню, что тогда Лукашенко ввел войска в парламент и разогнал белорусский независимый парламент с помощью армии силовиков. С другой стороны, он - представитель некоей власти, у него есть некий мандат.

- С ним надо говорить.

- С ним надо разговаривать, с ним надо решать некоторые гуманитарные вопросы, в том числе по беженцам, по границам, по транзиту газа из России в Европу и так далее. Эта система существует довольно давно, и понятно, что для Европы было бы удобно, чтобы она сохранялась в том или ином виде. Ведь ясно, что за Беларусь там сердце болит у очень малого количества людей. У европейцев хватает своих проблем, которые надо решать здесь и сейчас.

- У белорусской оппозиции есть связи и контакты с официальной Москвой?

- Владимир Путин - такая незримая фигура, большой брат, который стоит и выглядывает из-за плеча Александра Лукашенко. Понятно, что если бы не гигантская, просто беспрецедентная поддержка России, Александр Лукашенко не удержался бы у власти ни одного дня. И я, например, очень настаиваю на аудите отношений России и Беларуси, потому что непонятно, под какие обещания Александр Лукашенко получал все эти деньги, почему до сих пор Россия продолжает его поддерживать и удерживать у власти. Для России Лукашенко - единственный партнер, с которым она работала. То есть, Кремль не разговаривает с белорусской оппозицией и, кстати…

- То есть, контактов нет?

- Нет контактов. По крайней мере, из того, что мне известно, контактов у белорусской оппозиции и Кремля нет. Возможно есть некие тайные контакты или кто-то просто не признается. Конечно, всегда есть споры по поводу того, кто является пророссийским, кто не пророссийским. Единственный ярко выраженный пророссийский политик Беларуси - это Александр Лукашенко. Поздравление Путина Александра Лукашенко 10 августа с законной победой для многих пророссийски настроенных граждан - было словно нож в сердце.

Потому что, если мы посмотрим на независимые соцопросы, которые проводились в Беларуси, то был единственный более популярный политик, чем Лукашенко - Владимир Путин. Пророссийски настроенные люди всегда считали, что Путин единственный, кто может защитить от Александра Лукашенко. Такое поздравление Путина, я считаю, было его самой большой политической ошибкой за все время взаимоотношений России и Беларуси. Понятно, что идет очень большая волна антипутинских настроений. Я такого не видела ни разу за все 26 лет. Насколько люди были хорошо настроены к Владимиру Путину, настолько сейчас из-за его поддержки они ненавидят Александра Лукашенко, соответственно, они ненавидят все, что с ним связано. И, конечно, они начинают ненавидеть и Владимира Путина как человека, который пытается навязать им Лукашенко.

- Тем не менее лидеры оппозиции про Путина и про Россию стараются вообще ничего не говорить в публичном пространстве, несмотря на то, что, как вы говорите, настроения антипутинские. Почему?

- В первую очередь, лидеры оппозиции не хотят ссориться с Путиным настолько, насколько это возможно. Понятно, что если он будет еще активнее поддерживать Александра Лукашенко, то этот конфликт и ссора неизбежны. И пойдет, так или иначе, определенная радикализация настроений. И, в том числе, по поводу Владимира Путина.

Автор Константин Эггерт

https://p.dw.com/p/3kMXp


Об авторе
[-]

Автор: Ольга Сосницкая, Елена Гункель, Богдана Александровская, Константин Эггерт

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 25.10.2020. Просмотров: 102

Комментарии
[-]
 Mike Rooney | 25.10.2020, 10:53 #
Thanks for the nice blog. It was very useful for me.Season 3 Beth Dutton Coat

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta