Что изменилось в России за 2019 год и что ее ожидает в ближайшее десятилетие

Содержание
[-]

Политико-экономические итоги развития страны в 2019 году

Место России по влиянию – второе после США. В это позиционирование стоит вдуматься самым серьёзным образом. Кто-то мог в 1996 или 1999 году, когда само существование России как целостного государства было под вопросом, такое представить? Думаю, единицы. Но сегодня страна возродилась в очередной раз в своей истории как птица Феникс из пепла распада. И это признанный военно-геополитический факт.

2019 год был насыщенным, как и все предыдущие годы последнего переходного десятилетия. Однако в потоке событий стоит выделить не столько самые громкие, сколько самые значимые. Именно по ним можно спрогнозировать, куда движется Россия и какие глубинные изменения в ней происходят. А изменения эти настолько важные, что можно говорить о качественных сдвигах глобального масштаба.

Первое, что нужно отметить — в России после серии громких общественно-политических реакций закрыта тема передачи двух островов курильской гряды Японии на условиях хрущёвского предложения. Сегодня ни у кого уже нет возможности в любой форме тестировать российское общество в отношении этого вопроса. Курилы навсегда остаются в составе России, и любые переговоры об этом грозят колоссальным политическим ущербом для тех, кто попытается снова начать их вести.

Закрытие курильского вопроса — это грандиозная победа патриотических сил, проявивших невиданную консолидацию и активность в ходе серии российско-японских переговоров по вопросу мирного договора. Курильский вопрос — это не только военная и экономическая проблема Дальнего Востока. Это предотвращение «открытия ящика Пандоры» — пересмотра итогов Второй мировой войны в рамках общей стратегии Запада на Российском направлении.

Если обсуждение курильской темы было зондированием способности общества противостоять соблазну японского нажима, то электорат показал способность взорваться по этой узловой теме. В Японии поняли: в России ни у кого нет мандата на обсуждение территориальных уступок и вопрос не в несговорчивости Сергея Лаврова. Само общество не допустит подобных сценариев. И это — критерий его зрелости и факт победы.

Одним из лидеров обсуждения недопустимости уступок по вопросам Курил стало информационное агентство REGNUM. С необычайной настойчивостью узкий круг его экспертов-профессионалов вскрывал суть японских инсинуаций, и это стало фактором серьёзного информационного давления на позицию российских дипломатов. Эти материалы широко тиражировались другими СМИ, и игнорировать проблему негативного отношения общества к теме Курил стало невозможным.

В целом курильский кейс стал мощным элементом идущего рывками процесса суверенизации российской политической элиты под нажимом общественного мнения. В центре темы суверенитета встал вопрос Курил, и если бы здесь были допущены колебания, в целом суверенитету России был бы нанесён существенный ущерб. То, что это было предотвращено, означает проявление высокой степени зрелости общества и наличие требований к продолжению курса на суверенитет.

Вторым по важности итогом уходящего года стало так называемое дело Ивана Голунова. И дело не в том, каких взглядов придерживается Голунов и в каких редакциях работает. Не из-за симпатии к взглядам Голунова в обществе возник стихийный протест на действия силовиков. Дело в том, что фальсифицировать материалы следствия и подбрасывать наркотики стало обычной практикой нечистоплотных представителей силовых ведомств.

На месте Голунова очень часто оказывались многие другие люди, если на их арест поступал заказ от авторитетного заказчика. Органы так часто бывали инструментом рейдерских атак и расправ с теми или иными оппонентами представителей элиты, что оказалось, что общество больше не в силах мириться с этим произволом. Последствия дела Голунова стали детонатором глубинных чисток в силовых структурах, началом процесса искоренения глубинной вертикальной коррупции, за что боялись браться годами и десятилетиями.

Посадки и аресты по коррупционным обвинениям в 2019 году пошли таким густым потоком, что не замечать этого не могут даже либеральные критики власти. Дело Голунова стало стартом мощной антикоррупционной кампании, в процессе которой власть очищалась, а общество качественно изменялось. Сегодня подбросить наркотики и на этом основании построить обвинение кому бы то ни было — уже чистое самоубийство.

И дело не в том, что антикоррупционная борьба — это всегда средство политической борьбы. Дело в том, что положительные результаты этого процесса касаются всего общества. С падением криминальности власти падает криминальность самого общества. А это — учитывая наследие «святых девяностых», до сих пор одна из наиболее актуальных политических задач.

Третьим главным итогом уходящего года стал запуск движения поездов по Крымскому мосту. Россия показала способность реализовывать такие серьёзные геополитические реванши, что ответом на это стала ни много ни мало серия выходов США из нескольких важнейших договоров по ограничению вооружений.

И дело не в победе в Сирии или в возвращении Крыма, продвижении ЕАЭС и Союзного государства с Белоруссией. Дело в проявлении способности России отыгрывать глубочайшее геополитическое поражение в своей истории. И просто одним из символов такого восстановления из пепла стало начало движения поездов по Крымскому мосту.

Ведь в целом сначала должен был вернуться Крым, потом быть построен мост, потом по нему пошло автомобильное движение и вот сейчас — железнодорожное. Мост — не просто символ общей победы, это — средство военной логистики. Крым превратился в непотопляемый российский авианосец.

Приблизиться теперь к Чёрному морю НАТО не может ввиду гарантии уничтожения его флота. Российская рука простёрлась до самой Африки. А мост — это просто вишенка на торте, как принято сейчас говорить. Завершение строительства моста — это символ выполнения самых дерзких планов.

И всё это так взаимосвязано, что аналитики издания U.S. News выстроили цепочку самых влиятельных стран мира в таком порядке: США, Россия, Китай, Германия и Британия. Место России по влиянию — второе после США. В это позиционирование стоит вдуматься самым серьёзным образом. Многое для такого продвижения было начато давно, но в 2019 году завершились многие ключевые процессы, приведшие к такому мнению наших «заклятых друзей».

Кто-то мог в 1996 или 1999 году, когда само существование России как целостного государства было под вопросом, такое представить? Думаю, единицы. Но сегодня страна возродилась в очередной раз в своей истории как птица Феникс из пепла распада. И это признанный военно-геополитический факт.

Четвёртым по значению итогом уходящего года стала постановка на вооружение армии целого ряда систем, обеспечивших не только качественный отрыв от США, но и сделавших невозможной реализацию любых планов нападения на Россию в долгосрочной перспективе.

Гиперзвук, прорывные технологии в подводном флоте, современные радиоэлектронные системы связи и подавления противника, новые принципы ракетного топлива — это и многое другое в 2019 году стало реальностью того мира, в котором Россия поставлена на второе место по могуществу. И в этом расчёте американцы ориентировались не на военную мощь, а на способность формировать глобальные экономические модели. Как армия формирует модели экономики? Просто. Стоит лишь вспомнить, как военный атомный ледокольный флот России обеспечивает её позиции в Арктике. Не только охраняя месторождения нефти и газа, но и защищая Северный морской путь от американской военной угрозы. Глобальные транспортные коммуникации — это сфера экономического могущества, защищённая только военной силой.

Мы рассмотрели лишь некоторые итоги 2019 года, наиболее характерно представленные в тех или иных событиях. Разумеется, все эти интерпретации субъективны, и существует множество других фактов, которые так же характеризуют глубинные изменения, для которых накоплен потенциал. Например, продолжающийся спад промышленного производства, что характеризует кризис либеральной экономической модели в России.

Но это уже тема следующего материала, в котором будут рассмотрены экономические факторы, влияние которых носит глубинный и долгосрочный характер. 2019 год богат на подобного рода события, и, несомненно, понять, куда движется Россия, можно только используя совокупность всех фактов как позитивного, так и негативного содержания. Именно тогда можно понять, как при всём наличии застарелых проблем страна сохраняет и накапливает потенциал поступательного движения. Движения вопреки сопротивлению и во многом даже благодаря этому сопротивлению. Ведь ничто не порождает такую энергию, как необходимость преодоления преграды.

Россия всегда развивается не благодаря, а вопреки. Наверное, именно потому на Западе так и не научились понимать Россию умом. На самом деле, они просто не умеют её чувствовать.

Источник - https://regnum.ru/news/polit/2810496.html

***

Комментарий: Россию в ближайшее десятилетие ожидает усиление конфронтации с Западом

Объективные закономерности социально-экономического развития России привели к тому, что уже в 2007 году основной частью правящей российской элиты, в основном вышедшей из спецслужб, было осознано: страна подошла к рубежу, не перейти через который она не может, если не хочет прекратить своё историческое существование. Мюнхенская речь Путина стала вехой водораздела между той Россией, что сложилась в период от Хрущёва до Ельцина, и той, что стала возникать к концу первого десятилетия нулевых годов.

Объективные закономерности социально-экономического развития России привели к тому, что уже в 2007 году основной частью правящей российской элиты, в основном вышедшей из спецслужб, было осознано: страна подошла к рубежу, не перейти через который она не может, если не хочет прекратить своё историческое существование. Мюнхенская речь Путина стала вехой водораздела между той Россией, что сложилась в период от Хрущёва до Ельцина, и той, что стала возникать к концу первого десятилетия нулевых годов.

За этот период в стране прошли все возможные форматы поиска путей модернизации, и установившийся госкапитализм потребовал укрепления геополитической субъектности. Страна в поисках новых социальных форматов прошла через распад и упёрлась в невозможность сохранения существования без восстановления костяка бывшего СССР — консолидации трёх славянских республик, Закавказья и Средней Азии.

Случилось это не потому, что российский правящий класс дорос в своём развитии экономики до естественных границ и упёрся в них. Напротив, осознание этой исторической необходимости прошло через спад. Оно было порождено продолжающимся системным кризисом российского периферийного капитализма, причём этот кризис перешёл в капитализм из советского социализма.

Именно накопление тенденций технологической и социальной отсталости в СССР, падение динамики до критического уровня и затяжной экономический застой с начавшимся кризисом управления стали причиной реставрации капитализма. Так пытались найти новую силу для выхода из медленной деградации. Однако переход на капиталистический путь не остановил, а углубил кризис, лишив Россию потенциала общего социалистического рынка и поставив в жёсткую зависимость от руководимых глобальными ТНК государств.

Поняв, что прежние стратегии выхода из кризиса ведут к геополитической катастрофе и утрате субъектности, российские архитекторы политики приняли решение о необходимости противостояния экспансии Запада. Если этого не сделать, Россия превратится в нынешнюю Украину, а точнее, в десяток Украин, учитывая, что решение русского вопроса Запад всегда видел в расчленении России и прекращении её существования как единого государства.

С тех пор политика России стала разворачиваться в сторону обострения конфликта интересов с Западом. При всех попытках этот конфликт не очень сильно форсировать, полностью уклониться от него оказалось невозможным. Любые формы консолидации постсоветского пространства, инициированные Россией в интересах своего экономического восстановления, приводили Запад в состояние истерики, граничащей с готовностью начать тотальную войну, вплоть до применения ядерного оружия.

Мюнхенская речь Путина стала катализатором ускорения конфликта России и Запада. Именно в этом русле необходимо понимать все последующие мировые события, вплоть до украинского госпереворота 2014 года, результатом которого стало отделение от Украины Крыма и утрата ею контроля над Донбассом. Так как Запад понимает реванш России на Украине как утрату плацдарма НАТО, в который превратилась Украина в её нынешнем виде, то можно понять, какие кошмары преследуют Запад в попытке России выстроить Союзное государство с Белоруссией.

Ряд экспертов, в той или иной форме вовлечённых в информационное обеспечение процесса противостояния Запада и России, уже выступили с заявлениями, что в войне, которую США всё более откровенно ведут с восстанавливающей прежние границы Россией, объединения России и Белоруссии допущено не будет. Ни в какой форме и ни в каком виде. Даже если Союзное государство возникнет в результате добровольного объединения, США и ЕС будут консолидированы в своём противостоянии этому процессу. Это будет объявлено аннексией, что повлечёт дипломатическую войну, которая приведёт к режиму тотальных санкций наподобие северокорейских или иранских. И не стоит думать, что и в этот раз у них ничего не получится, потому что, дескать, их интересы не совпадают. В отношении восстановления территории Большой России как раз совпадают полностью.

То, что такая работа ведётся в США полным ходом, подтверждает информация о том, что в американском Сенате комитет по международным отношениям принял билль, который позволяет признать Россию страной — спонсором терроризма. Причина — Донбасс. И это в ситуации, когда Донбасс не в составе России и процесс создания Союзного государства с Белоруссией усилиями официального Минска блокируется.

Статус спонсора терроризма — это совсем другое дело, чем простой конфликт интересов. Это уже статус изгоя, против которого возможны любые скоординированные меры силового и санкционного воздействия. Взвинчивание градуса конфронтации по российскому направлению очень выгодно США, где военная истерия позволяет получать огромные заказы американскому ВПК, одному из главных спонсоров Трампа.

С учётом грядущих выборов и сложного положения в американской экономике соблазн резкого перевода отношений с Россией на уровень балансирования на грани войны решает слишком много вопросов для США, чтобы было возможно не принимать такой сценарий во внимание. Да и проблема российских газопроводов в Европе в таком случае решается сама собой в пользу США.

Не потому ли Владимир Путин так осторожен в вопросах темпов и форматов интеграции с Белоруссией, а также во всём, что касается политики на Украине? На помощь Китая тоже рассчитывать не приходится: Пекину в США выгодны как раз демократы-глобалисты. Усиление России не только в Средней Азии, но и на Украине и в Белоруссии также не соответствует китайским интересам. Сильная Россия в этом мире действительно никому не нужна.

В то же время внутренние потребности развития российского рынка требуют геополитической консолидации на постсоветском пространстве в интересах России, а не Запада. Запад же успел за эти 30 лет создать в бывших республиках устойчивые системы своего правления. Вытеснить оттуда Запад без большой войны не получится, а не вытеснять его оттуда Россия уже не может. И не только по экономическим, но и по военным соображениям, что намного важнее экономических.

Закончился период выжидания и манёвров. В России грядёт смена поколений власти, но те, кто сейчас готовят трансфер, понимают: преемникам придётся действовать в условиях постоянного усиления конфронтации России и Запада. Вся кампания диффамации России, от дела Скрипалей до олимпийской блокады, от постоянно нарастающих санкций до гонки вооружений — это единый процесс нарастания конфронтации. В апреле-мае 2020 года в Европе пройдут самые масштабные за всю последнюю четверть века учения НАТО — более 60 тысяч солдат с техникой, треть из которых будут американцами. Беспрецедентное событие в проецировании военной мощи США за её пределами на территории Европы.

Всё это элементы единой стратегии Запада по усилению экспансии на Восток. И даже если в России к власти придёт Ходорковский, это не предотвратит, а, наоборот, ускорит вторжение и демонтаж России. Запад уже не может ограничиться мерами экономического и политического влияния. Ему требуются военные гарантии своего господства.

В ближайшие десять лет Россия не сможет отказаться от курса на восстановление под своей эгидой различных форматов постсоветской консолидации. Это означает для неё смерть в двадцатилетней перспективе — не случайно Кудрин именно этот срок назвал в своём прогнозе, когда говорил о том, что дольше Россия не выдержит существования в нынешней социально-экономической реальности. Единый рынок ёмкостью в 300 миллионов человек — вот единственная возможность выхода российской экономики из кризиса на путь устойчивого суверенного развития. Без этого ни Россия, ни Белоруссия, ни Украина, ни Казахстан сохранить субъектность не смогут. Их ожидает колониальный статус по сирийско-ливийскому сценарию.

Так как Запад всеми силами будет противостоять этим российским стремлениям, новые элиты России будут должны уметь жить в условиях тотальной войны с Западом. Под это они должны быть заточены и под эту задачу подбираться. Надо сказать, что подбирать специально их никто не будет, они сами возникнут как ответ на вызов времени. Они уже есть, их работа видна уже сейчас, и они тщательно готовятся к новым условиям. Даже имена некоторых их представителей уже известны.

В этих условиях доживающие свой политический век системные и несистемные либералы представляют собой уходящую натуру. Ещё в 2006 году было можно встретиться с убеждением, что в России бизнес контролирует власть. Сегодня с этой иллюзией покончено. Власть использует бизнес, а не бизнес использует власть.

И это означает в ближайшей перспективе выдавливание из экономической политики всех тех, кто не способен обеспечить национальные интересы России в новых условиях. России больше не нужны властные либералы, так как они не могут обеспечить расширенного воспроизводства при выходе из зависимости от Запада. Сохранение же такой зависимости больше невозможно и во всё большей степени становится содержанием нового политического курса, который не объявлен, но по факту проводится и будет всё более укрепляться, превращаясь в главенствующее политическое течение.

Ближайшие десять лет пройдут под знаком конфронтации с Западом и восстановлением в России новых политических элит, способных к эффективной деятельности в условиях жёсткого геополитического противостояния. Уклониться от этого пути уже невозможно.

Автор: Александр Халдей

Источник - https://regnum.ru/news/polit/2808805.html

***

Приложение. Итоги 2019 года: внутренняя политика России

Пока на внешнеполитических фронтах Россия ведёт трудные бои и фиксирует значительные успехи, которые не могут поколебать ответные меры США в виде санкций к «Северному потоку — 2» и атаки на Россию по линии большого спорта, во внутренней политике идут ожесточённые бои за позиционное преимущество накануне трансфера-2024.

Продолжая начатую в предыдущем материале тему о наиболее значимых изменениях в России за прошедший 2019 год, нужно сказать об изменении течения процессов в Донбассе. В них начала проявляться некоторая поступательная динамика, временная консервация закончена.То, что там происходит, есть прямое следствие событий в России. Активизация донбасского процесса — это решение российской власти. Заявление властей ЛДНР о том, что их границы устанавливаются в рамках Луганской и Донецкой областей на январь 2014 года, а те области, что заняты ВСУ, считаются временно оккупированными — это, скорее, российский фактор, чем украинский, потому что является следствием российской, а не украинской внешней политики.

Внутриукраинская борьба вокруг решений «нормандской четвёрки» запустила процесс интеграции ЛДНР с Россией. На Донбассе увидели, что все иллюзии относительно возможности как-то изменить Украину, так, чтобы в ней было место Донбассу, напрасны. В нынешнюю Украину Донбасс не вернётся, а другой Украины не будет. Значит, Донбасс будет де-факто всё более включаться в российскую экономику и всё активнее становиться фактором российской политики.

Пока на внешнеполитических фронтах Россия ведёт трудные бои и фиксирует значительные успехи, которые не могут поколебать ответные меры США в виде санкций к «Северному потоку — 2» и атаки на Россию по линии большого спорта, во внутренней политике идут ожесточённые бои за позиционное преимущество накануне трансфера-2024.

К серьёзным изменениям следует сейчас отнести происходящее вокруг Центрального банка в целом и Эльвиры Набиуллиной в частности. Главе Банка России вменяют в вину крупные ошибки в прогнозировании инфляции, опоздание с диагностикой кредитного «пузыря» в секторе потребительских кредитов, сомнения в эффективности национальных проектов.

«Экономический рост создает бизнес, а не государство. Государственные инвестиции не могут подменить частные», — весьма некстати заявила Набиуллина на Международном финансовом конгрессе в Санкт-Петербурге, но разве можно ожидать другого от однокашницы Алексея Навального по Йелю?

Кризис доверия к Набиуллиной выразился в начавшейся среди высшего чиновничества, по свидетельству ряда деловых СМИ, дискуссии на предмет лишения ЦБ контроля над Сбербанком и передачи его контрольного пакета (50% плюс 1 акция) государству в лице Росимущества. Пока ничего не решено, но просто так подобные дискуссии во власти не возникают.

Дело в том, что, лишившись Сбербанка, ЦБ лишится и большого объёма дивидендов. А это усилит его убыточность, которая возникла из-за санации таких банков, как «Траст» и «Открытие», и на сегодня составляет 870 млрд руб. Что это, начало конца карьеры Набиуллиной или ограничение роли ЦБ накануне трансфера-2024?

Главным информационным событием года стал арест отца и сына Арашуковых, теневых воротил по теме откатов и распилов в системе Газпрома. Резонанс был таким, что в высшем руководстве газового монополиста произошли резонансные отставки, начаты многие уголовные дела. За Арашуковым последовало дело Абызова. Потом коррупционные дела пошли десятками.

Но главным свидетельством того, что по линии борьбы с коррупцией в России намерены решать глобальные геополитические вопросы, стали обыски в офисах Михаила Гуцериева. Сей миллиардер считается связанным с интересами части высшей белорусской элиты, занимаясь финансовыми схемами от Китая до отмывания арабских и российских денег на биржах криптовалюты. Если это действительно зачистка перед объединением, то намерения у России на этот раз максимально серьёзные.

Но политическая борьба не утихает ни на минуту. Правительство, оставаясь сосредоточением делегатов от всех правящих кланов и действуя в их интересах, заявляет о намерении провести в новом году тотальную приватизацию. Причём даже не в интересах пополнения бюджета — там и так профицит.

Крупнейшие российские компании будут продаваться иностранным (то есть, конечно, американским) инвесторам из теоретических соображений — ради так называемого «укрепления институциональной структуры». А проще — ради уменьшения доли государства в экономике.

В список компаний, где либералы решили вывести государство из доли, вошли «Почта России», Глобальная навигационная спутниковая система (ГЛОНАСС), Россельхозбанк, Зарубежнефть, Новороссийский морской торговый порт (НМТП), «Росгеология», РЖД, Росагролизинг, Государственная транспортная лизинговая компания (ГТЛК), Продинторг, аэропорт «Шереметьево», Россети, РусГидро, ФСК ЕЭС, Объединённая зерновая компания (ОЗК), Российские ипподромы, «Аэрофлот», Дом.РФ.

Эксперты считают наиболее тревожными намерения продать американцам доли в ГЛОНАСС и Дом.РФ. Даже если это будут не контрольные пакеты, это возвращает американскую монополию на рынке систем спутниковой навигации и IP-телефонии в интересах Пентагона и американских спецслужб. США — стратегический противник, и вот именно его экономический блок правительства намерен впустить в ситуации гибридной войны в отечественные системы слежения за перемещением граждан РФ.

Это не просто создание условий для сбора информации о всех, кого «там» сочтут нелояльными. Это инструмент контроля за гражданами РФ, в который допускаются чужие игроки. Так и вспоминается классическое: «Что это, глупость или измена?»

Надо сказать, что советник президента России Андрей Белорусов в своём выступлении предостерегал от новой волны приватизации стратегических компаний в создавшейся экономико-политической ситуации.

Но Минфин считает иначе. И составил вышеприведённый список компаний для приватизации, а первый вице-премьер Антон Силуанов согласовал его и объявил об этом во время своего визита в Вашингтон. Навязчивая идея решать экономические проблемы России за счёт «привлечения иностранного инвестора», которому надо создать лучшие условия, до сих пор остаётся главной идеей наших системных либералов. Они верят, что если пустить иностранцев во владение основными российскими грузоперевозчиками и компаниями по информационному контролю, то Россия немедленно рванёт в самую высь прогресса и экономического роста. Что вы будете делать с этой сектой, окопавшейся в самых недрах российской экономической власти?

Вообще, говоря словами классиков, главным итогом уходящего 2019 года стало продолжение обострения классовой борьбы либералов и всего общества, включая население и бизнес. Выразилось это в росте протестной активности населения крупных городов по локальной тематике, падении рейтинга парии власти «Единая Россия», снижении доверия власти в целом и росте скандалов с участием высших чиновников разного уровня в частности.

Всё это говорит об исчерпанности либерального тренда в российском правящем классе, запросе на социальную справедливость и высокую компетентность, что оказывается несовместимо с членством в либеральной секте свидетелей рыночного фундаментализма. Однако в обществе по-прежнему не хватает сил сбросить с себя либеральное ярмо, и либералы продолжают навязывать свои рецепты правильного и ошибочного. Главным итогом 2019 года будет продолжение социального конфликта либералов и общества, создавая ситуацию, когда высшая власть будет искать консенсус, а либералы продолжат все эти попытки пускать под откос.

Борьба противоречий остаётся главным источником развития социальных систем, и наша система не исключение. Изменения позитивного толка — это обретение обществом в этой борьбе более высокого уровня сознания и опыта. Общество меняется, и меняется в хорошую сторону.

Мы конца девяностых и мы же конца десятых — это два разных общества. Мы стали за год более опытными, более зрелыми и более сильными. А значит, какие бы ни выпали на нашу долю испытания, в будущем году мы продолжим наше становление и будем ещё сильнее и ещё умнее.

Мы меняемся, а значит, жизнь продолжается. Решая свои задачи, мы преодолеваем свои страхи и своё неверие в себя. Как говорится, глаза боятся, а руки делают. Что может быть оптимистичнее этого убеждения?

Автор: Александр Халдей

https://regnum.ru/news/polit/2812400.html


Об авторе
[-]

Автор: Александр Халдей

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.01.2020. Просмотров: 45

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta