Четыре сценария для Беларуси: с Лукашенко, с Россией или без них. Санкции ЕС в отношении Беларуси

Содержание
[-]

***

Новая Беларусь, статус-кво, пример Абхазии, пророссийский транзит власти?

Такие варианты развития событий представлены в недавнем совместном исследовании. Какой из них выберет страна?

Политический аналитик из Беларуси Артем Шрайбман (Sense Analytics) и бывший белорусский дипломат Павел Слюнькин (ECFR) в сотрудничестве с немецким Фондом имени Фридриха Эберта презентовали в середине июня результаты исследования "Беларусь и страны Балтии: последствия затяжного политического кризиса". Несмотря на то, что работа посвящена отношениям Беларуси с Литвой, Латвией и Эстонией, рекомендации экспертов можно применить и к другим западным странам.

Основные выводы в исследовании и 4 сценария

Прежде всего, авторы исследования считают, что сейчас странам Евросоюза важно не повторять ошибок прошлого, когда ЕС легко соглашался на потепление отношений в обмен на некоторое ослабление репрессий и освобождение части политзаключенных в Беларуси. Кроме того, по их мнению, стоит препятствовать идее проведения единой санкционной политики одновременно против России и Беларуси. Так "Лукашенко проще выбивать у Москвы союзническую компенсацию, а Путину - усиливать позиции в Беларуси", говорится в исследовании. 

Также аналитики советуют регулярно поднимать белорусский вопрос в европейско-российском диалоге и сконцентрировать ресурсы ЕС на гуманитарной помощи жертвам политических репрессий и поддержке остающегося в Беларуси гражданского общества. Но каким будет этот белорусский вопрос и как станет развиваться ситуация в стране в ближайший год? Артем Шрайбан и Павел Слюнькин сделали четыре любопытных прогноза: исходя из того, останется ли у власти Лукашенко и начнется ли углубленная интеграция с Россией.

Сценарий номер 1: Статус-кво. Лукашенко остается

Первый сценарий условно назвали "Статус-кво" - при нем Лукашенко остается у власти, на углубленную интеграцию страна не идет. При таком развитии событий репрессии в стране продолжаются, качество госуправления ухудшается, наиболее квалифицированные и образованные белорусы эмигрируют.

Отношения со странами Балтии становятся все хуже, штаты посольств сокращаются, Беларусь закрывает глаза на потоки нелегальной миграции и наркотрафик на балтийско-польском направлении. При этом, считают авторы исследования, экономические сложности и давление России вынудят Лукашенко искать компромиссы на других направлениях, вот только на возврат к политике диалога с Западом шансов мало.

Сценарий номер 2: Беларусь окажется в ситуации Абхазии

При таком сценарии аналитики прогнозируют отсутствие транзита власти в Беларуси и углубленную интеграцию с Россией. Александр Лукашенко сохраняет свою власть ценой разрыва отношений с Западом, ухудшается экономическая ситуация и растет недовольство внутри страны.

Лукашенко придется подписать интеграционные карты, которые предусматривают наднациональные органы Союзного государства и произойдет постепенный переход на принятые в России нормы в финансовой, налоговой, таможенной, судебной и других областях.

При этом сценарии аналитики прогнозируют, что Беларусь может оказаться в ситуации Абхазии. В этом случае власть Лукашенко обеспечивается лишь благодаря поддержке России, свою самостоятельность он теряет и согласовывает все ключевые решения с Москвой. В ЕС при этом набирают популярность силы, которые критикуют санкции и выступают за то, чтобы "спасти Беларусь, помогая Лукашенко". Однако возврат к предыдущему формату взаимоотношений, как и при первом сценарии, вряд ли возможен.

Сценарий номер 3: Пророссийский транзит власти

При нем Лукашенко, как полагают аналитики, теряет власть в Беларуси, она переходит к пророссийским силам, начинается процесс объединения двух стран. Международное признание такой интеграции зависит от того, каким путем придут эти силы к власти - в результате номенклатурного переворота при помощи Москвы или демократических выборов.

При номенклатурном перевороте новые власти окажутся в ситуации самого Лукашенко из второго сценария. При новых выборах могут быть освобождены политзаключенные, а штабы Тихановской и Цепкало вернутся в Минск. А если результаты голосования признает Запад, победа даже ориентированных на Россию политиков приведет к улучшению отношений со странами ЕС.

Сценарий номер 4: Новая Беларусь

По прогнозам аналитиков, если он осуществится, нынешняя система власти будет ликвидирована. В страну вернутся десятки тысяч эмигрантов, из тюрем выйдут политические заключенные, репрессивные законы отменяют, а репрессии прекратятся. Конечно, это приведет к улучшению отношений Беларуси с западными странами по всем направлениям. Однако новые власти могут отказаться от некоторых заключенных при Лукашенко соглашениях с Россией. Москва будет проводить более жесткую политику, может начать газовые, нефтяные, или продуктовые войны. Однако, по оценке авторов исследования, вероятность военной интервенции при этом не столь велика.

Автор Эмма Левашкевич

https://p.dw.com/p/3v9E0

***

Совет ЕС одобрил четвертый пакет санкций в отношении Беларуси

Главы МИД стран ЕС утвердили четвертый пакет санкций в отношении Беларуси. Министры также обсудят экономические санкции против режима Александра Лукашенко.

Совет ЕС на своем заседании в Люксембурге в понедельник, 21 июня, принял четвертый пакет санкций в отношении Беларуси. Это корреспонденту DW подтвердил источник в структурах Евросоюза. Список лиц, предприятий и компаний будет опубликован в этот же день, после чего ограничения сразу же вступят в силу.

Ранее в тот же день верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Жозеп Боррель сообщил, что перед заседанием Совета ЕС министры проведут завтрак со Светланой Тихановской, которую он назвал "белорусским лидером". "Она объяснит нам ситуацию в стране, после чего будет обсуждение", - отметил глава европейской дипломатии. "Пакет новых санкций будет более широким. Я думаю, в нем будут 86 человек или организаций", - рассказал Боррель. Как известно, после введения трех пакетов санкций в октябре, ноябре и декабре 2020 года, в санкционном списке находятся 88 физических лиц, включая Александра Лукашенко, а также семь учреждений и предприятий.

В ЕС готовят экономические санкции  в отношении Беларуси

По его словам, министры также намерены обсудить экономические санкции  в отношении Беларуси. Результаты этой дискуссии представят Европейскому совету, то есть саммиту ЕС, который пройдет 24 и 25 июня в Брюсселе. Лишь после обсуждения мер главами государств и правительств их утвердит Совет Евросоюза.

Когда Борреля спросили, каких секторов экономики Беларуси коснутся новые санкции, он отказался их называть до принятия решения, хотя и указал, что они связаны с экспортом. Боррель признал, что секторальные санкции нанесут вред экономике Беларуси. Он подчеркнул, что Евросоюз отдает предпочтение мерам, направленным на отдельных лиц, "но приходит момент, когда приходится принимать более сильные меры". Он высказал ожидание, что такие санкции изменят поведение руководства Беларуси.

Четвертый пакет санкций в отношении Беларуси в Евросоюзе готовят еще с начала года. Но решение перейти к экономическим санкциям приняли лишь на саммите ЕС 24-25 мая . Причиной стала принудительная посадка самолета Ryanair в Минске и задержание активиста и блогера Романа Протасевича, пребывавшего на его борту.

Автор Юрий Шейко

https://p.dw.com/p/3vGYm

***

Что нужно знать о четвертом пакете санкций ЕС в отношении Беларуси

Евросоюз ввел четвертый, самый обширный пакет персональных санкций в отношении Беларуси. DW объясняет, какие деятели режима Лукашенко и какие предприятия в него вошли и когда будут экономические санкции.

После полугодового перерыва Евросоюз 21 июня вновь ввел санкции против режима Александра Лукашенко в Беларуси. В ближайшие дни они должны пополниться и экономическими мерами.

Четвертый пакет персональных санкций ЕС в отношении Беларуси

В конце прошлого года Евросоюз с интервалом в месяц ввел три пакета персональных санкций за фальсификацию президентских выборов 9 августа 2020 года в РБ и за репрессии против белорусского гражданского общества. С начала же нового года наступило затишье, хотя в феврале верховный представитель ЕС по внешней политике Жозеп Боррель и объявил о подготовке четвертого пакета. Утвердил его на своем заседании в Люксембурге Совет Евросоюза лишь в понедельник, 21 июня.

Этот пакет стал самым обширным, практически удвоив санкционный список: если до этого в нем были 88 физических и семь юридических лиц, то теперь к ним прибавились еще 78 фамилий и восемь компаний и госпредприятий. Свое решение Совет ЕС обосновал "эскалацией серьезных нарушений прав человека в Беларуси и насильственных репрессий против гражданского общества, демократической оппозиции и журналистов, а также лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам". Санкции вступили в силу в момент их публикации.

Четвертый пакет санкций ЕС: кто в списке?

В ограничительном списке стало больше представителей семьи Александра Лукашенко. Кроме него самого и его старшего сына Виктора под санкциями теперь оказались второй сын Дмитрий и жена Виктора Лилия. Большую же часть списка составляют силовики, военные и судьи. Речь идет как о высокопоставленных деятелях - например, министре обороны Викторе Хренине и председателе Следственного комитета Дмитрии Горе - так и рядовых работниках, таких как судьи суда Фрунзенского района Минска Наталья Бугук или Мария Ерохина.

Пополнилась и экономическая часть списка. Хотя в нем уже были такие важные госпредприятия как "Минский завод колесных тягачей" (МКЗТ) и "Белтехэкспорт", но теперь в него попали гиганты белорусской промышленности: "Минский автомобильный завод" (МАЗ) и "Белорусский автомобильный завод" (БелАЗ).

Попал под санкции и ряд предпринимателей. Среди них россиянин Михаил Гуцериев, ведущий в Беларуси бизнес в калийном и нефтяном секторах. Его в Совете ЕС назвали "давним другом" Лукашенко. Появился в списке и Александр Шатров, глава ИТ-компании "Синезис". Она предоставляет властям Беларуси платформу для видеонаблюдения, использующую технологию распознавания лиц.

Все эти компании и люди не смогут получать финансовые средства из ЕС, их активы в Евросоюзе заморожены. Кроме того, физлицам запрещен въезд в страны объединения.

К Евросоюзу также присоединились и США с Великобританией и Канадой. В тот же день - 21 июня - Вашингтон ввел санкции против 16 физических лиц и пяти организаций. Это, в частности, пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт, а также КГБ и внутренние войска МВД Беларуси. Лондон добавил в санкционный список семь человек и одну организацию, а Оттава - 17 физических и пять юридических лиц.

Когда ЕС введет экономические санкции в отношении Беларуси?

Параллельно Евросоюз готовит и секторальные санкции. Длительное время в ЕС не хотели переходить к таким мерам, бьющим по целым секторам экономики, а не по отдельным лицам или компаниям. Но все изменила принудительная посадка в Минске самолета Ryanair 23 мая. На следующий день саммит ЕС поручил Совету Евросоюза подготовить секторальные ограничения. А Еврокомиссия сразу же сообщила, что подготовила план экономической поддержки будущей демократической Беларуси в размере до 3 млрд евро, который до этого готовила много месяцев. Таким образом в ЕС пытаются предупредить обвинения, что секторальные санкции ударят не только по режиму Лукашенко, но и по рядовым белорусам.

Впрочем, в середине июня появились сообщения об отсутствии единства внутри ЕС, необходимого для введения экономических санкций. Согласно этим сообщениям, Вена настаивала на исключении финансового сектора из готовящихся мер. Издание Politico объяснило это тем, что источником более чем 90% всех денег, которые Беларусь занимает в ЕС, является Австрия.

Глава МИДа этой страны Александр Шалленберг, прибыв на заседание Совета, сразу же опроверг сообщения, что Вена что-либо блокировала. Он несколько раз подчеркнул, что переговоры о секторальных санкциях были "совершенно нормальными". По словам Шалленберга, целью Австрии было добиться, чтобы меры не навредили людям в Беларуси, "которые уже и так страдают". "Речь идет о том, чтобы экономические санкции зацепили тех, кого мы хотим, но не коснулись, например, кредитов для частных лиц или малых и средних предприятий", - отметил министр.

По итогам заседания Совета ЕС Жозеп Боррель сообщил о поддержке секторальных санкций. "Теперь наша цель - быстро их принять", - добавил он. Но перед этим их рассмотрят лидеры Евросоюза на своем саммите 24-25 июня. Если они дадут свое согласие, то после этого санкции формально утвердит Совет ЕС.

Будет ли Лукашенко "больно" от экономических санкций ЕС?

Многих журналистов интересовал вопрос, станет ли четвертый пакет санкций более эффективным, чем предыдущие три. Министр иностранных дел Германии Хайко Мас (Heiko Maas) ответил на это, что секторальные санкции "ощутимо поразят белорусскую экономику". И от этого прежде все "будет больно Лукашенко". "Наши требования к Лукашенко остаются неизменными: освобождение политзаключенных, прекращение насилия против протестующих и оппозиции, а также инклюзивный диалог, который приведет к честным и свободным выборам", - напомнил Мас.

Отвечая на похожий вопрос, Жозеп Боррель признал, что экономические санкции не являются "волшебной палочкой", но высказал уверенность, что они изменят поведение "ответственных за происходящее в Беларуси". "Если бы мы не были уверены, что это поможет, мы бы не делали этого", - подчеркнул глава европейской дипломатии. И он предупредил, что не исключает подготовки пятого пакета санкций.

Автор Юрий Шейко, Брюссель

https://p.dw.com/p/3vJpf

***

Новые санкции против Минска. На что они влияют?

Несмотря на давление Запада, Александр Лукашенко не только удерживает свой пост, но и продолжает репрессии против собственного народа. На что же влияют санкции, показывает анализ DW.

Диктаторам тоже нравится побеждать на выборах. Александр Лукашенко за последние 27 лет баллотировался на пост президента шесть раз и всякий раз побеждал. Или объявлял себя победителем после сфальсифицированных результатов голосования. Большую часть своего правления он провел под санкциями, к которым в ближайшие дни добавятся новые, еще более жесткие ограничительные меры.

Кристиан фон Зоест (Christian von Soest) из исследовательского института GIGA в Гамбурге не ожидает, что новые санкции поставят 66-летнего Лукашенко на колени. "Это позиция, при которой такой сложный инструмент перегружается слишком завышенными ожиданиями", - считает он.

Сколько раз и какие санкции вводили против режима Лукашенко 

Насколько сложным инструментом являются санкции, показывает анализ DW, проведенный в отношении Беларуси. После выборов 1994 года, когда Лукашенко был избран президентом на свой первый срок, осторожное движение бывшей советской республики в сторону демократии закончилось. Беларусь стала превращаться в автократию. Политические оппоненты Лукашенко бесследно исчезали, СМИ и гражданское общество подвергались преследованиям, а протесты против режима жестко подавлялись. В ответ США и Европейский Союз, два самых активных в мире приверженца использования ограничительных мер, с начала 2000-х годов практически постоянно вводили санкции против режима Лукашенко.

В 2004 году Соединенные Штаты приняли так называемый "Акт о демократии в Беларуси" - закон, который действует и сегодня. Он позволяет поддерживать гражданское общество и наказывать правящую элиту. В 2006 году тогдашний американский президент Джордж Буш приказал заморозить в США все активы и счета Лукашенко и лиц из его ближнего окружения. Аналогичные меры принял и ЕС. Кроме того, в том же году Евросоюз ввел для Лукашенко запрет на въезд. А в 2011 году вступило в силу эмбарго на поставки оружия.

Дипломатическая оттепель в отношениях Запада и Беларуси

Когда в 2014 году Россия аннексировала украинский полуостров Крым и поддержала сепаратистов на востоке Украины, ЕС из соображений собственной безопасности вынужден был налаживать контакты с Лукашенко. Минск превратился в то время в место пересечения дипломатических усилий по урегулирования конфликта в Украине. В 2016 году Брюссель снял санкции с Беларуси. В силе осталось только эмбарго на поставки оружия.

Эта фаза оттепели закончилась фальсифицированными президентскими выборами в августе 2020 года и жестким подавлением массовых мирных протестов белорусов. В ответ ЕС ввел три пакета новых санкций, включая запреты на въезд, а также заморозил счета и иностранные активы официальных лиц, причастных к фальсификации выборов и репрессиям. На сегодняшний день в черном списке ЕС находятся 88 физических и семь юридических лиц из Беларуси.

Санкционная спираль

Самому Александру Лукашенко с 6 ноября 2020 года был вновь запрещен въезд в страны ЕС. Но это не помешало его режиму 23 мая 2021 года принудить самолет авиакомпании Ryanair, летевший из Афин в Вильнюс, приземлиться в Минске, чтобы арестовать оппозиционного блогера Романа Протасевича. В ответ на это ЕС закрыл воздушное пространство для самолетов из Беларуси - мера, которая затрагивает всех белорусов.

Дальнейшие экономические санкции против таких важных отраслей, как производство минеральных удобрений, могут вступить в силу уже в конце июня. 21 июня министры иностранных дел стран Евросоюза официально объявят о введении широкого пакета уже согласованных штрафных мер. Под эти санкции подпадут нефтяной и газовый сектор Беларуси, экспорт калия, производство фосфатов и табачной продукции. Ужесточатся требования, касающиеся товаров двойного назначения, которые могут быть использованы белорусскими силовиками, отменяется последнее исключение из эмбарго на поставки оружия Беларуси, касающееся отдельных видов спортивного оружия.

Соединенные Штаты также анонсировали введение новых, гораздо более жестких ограничений. Но любое ужесточение - это "палка о двух концах", говорит исследователь санкций Кристиан фон Зоест. "Если будут введены дополнительные ограничительные меры в сфере экономики, это затронет и население", - предупреждает он.

Введение санкций. Простые люди не должны страдать

Именно это произошло в Ираке в 1990-е годы после того, как Совет Безопасности ООН ввел экономическое эмбарго. Пока диктатор Саддам Хусейн оставался у власти до 2003 года, миллионы иракцев страдали от бедности, голода и эпидемий тифа и холеры.

Вот почему международное сообщество признало, что санкции должны затрагивать только ответственных лиц или определенные секторы экономики страны.

Наиболее известные сегодня адресные или точечные санкции включают запрет на въезд и замораживание счетов и активов за рубежом, как в случае с режимом Лукашенко. Исключительной мерой являются комплексные экономические и финансовые санкции, такие как отключение от международной платежной системы SWIFT, которые затрагивают всю экономику. В отношении Беларуси такая мера сейчас обсуждается.

Какие санкции эффективнее всего

Анализ данных DW о санкциях, которые вводились во всем мире с 1995 года, показывает, что запрет на въезд был эффективен лишь в 36 процентах случаев. То есть в трети случаев санкционированное государство шло навстречу требованиям. Финансовые санкции, адресные и не только, в течение того же периода, были эффективны в 41% случаев. Более широкие санкции были еще более результативными. Особенно это касается отмененного или приостановленного военного сотрудничества (46%).

Наилучший показатель эффективности санкций - в 55 процентах случаев был достигнут при относительно редко вводимых санкциях, таких как запреты на полеты, закрытие морских портов, разрыв дипломатических отношений или исключение из международных организаций. На графике они относятся к категории "Иные".

Этот расчет показателя эффективности основан на анализе Глобальной базы данных о санкциях, являющейся совместным проектом Института мировой экономики в Киле, университета Констанца и университета Дрекселя в Филадельфии. В этом досье исследовательская группа задокументировала более 1100 санкций, а также их результаты, основываясь на сообщениях СМИ.

Санкции и их последствия

Очевидные показатели результативности санкций - это конкретные изменения в поведении властей, такие как освобождение заключенных, прекращение огня или начало переговоров. Выдающимся примером эффективности считаются санкции против режима апартеида в Южной Африке.

Но "не всегда санкции вводятся для того, чтобы изменить образ действий. И идея о том, что санкции на самом деле всегда приводят к таким изменениям, также неверна", подчеркивает политолог Клара Портела из Института исследований безопасности ЕС. Например, в случае с Беларусью, европейцы и американцы открыто не требуют смены режима. Но не является ли это, невысказанное, именно тем, к чему политически стремятся западные союзники? "Прежде чем вы сможете оценить, действуют ли санкции или нет, должно быть ясно, каковы их цели. Но эта информация от тех, кто вводит санкции, пока отсутствует", - утверждает она.

Для Кристиана фон Зоеста из института GIGA бесспорно то, что "санкции дают важный сигнал о международных стандартах". В конкретном случае Беларуси: они стигматизируют Лукашенко как злоумышленника и являются предупреждением другим автократам. Они сигнализируют о поддержке преследуемой оппозиции. И они подтверждают приверженность международным нормам, таким как защита прав человека. "На самом деле международные нормы не обеспечиваются ничем, кроме обязательств государств", - говорит Клара Портела.

Катрин Камин (Katrin Kamin) из Института мировой экономики в Киле также подчеркивает, что эффект санкций "трудно доступен для наблюдения и оценки" - и, следовательно, его сложно измерить. "Но вопрос в том, каковы были бы альтернативы санкциям и насколько они были бы эффективными? На этом фоне "показатель более 30%" кажется вполне эффективным", полагает она.

Санкции против автократии

В случае Беларуси освобождение политических заключенных было бы важным первым шагом. Используя Глобальную базу данных о санкциях, DW также проанализировала формы правления, при которых санкции чаще всего терпели неудачу за последние 70 лет.

Анализ показывает, что санкции против умеренных автократий были достаточно эффективными. Успешной оказалась каждая вторая ограничительная мера. Только 16 процентов потерпели неудачу.

Согласно матрице демократии Вюрцбургского университета, такие страны, как Россия или Турция, считаются умеренными автократическими режимами, в то время как Беларусь находится на пути к становлению жесткой автократии.

При жесткой автократии риск неэффективности санкций вырастает до 29 процентов. По сравнению со средним глобальным показателем для других форм правления, показатель успешности санкций против жестких автократий снижается с 40 до 26 процентов. "Мы можем наблюдать этот эффект, например, в Иране и Северной Корее, - объясняет Катрин Камин. - Давление не всегда ведет к демократизации".

Прогноз для Беларуси

Опрошенные эксперты подчеркивают, что единство стран, вводящих санкции, является решающим фактором эффективности. Чем больше крупных стран или государственных союзов поддерживают ограничительные меры, тем труднее государствам, попавшим под санкции, смягчить их последствия из-за ограниченного пространства для маневра. Но и одного штрейкбрехера  достаточно, чтобы ослабить санкционное давление.

У Александра Лукашенко есть сильный союзник в лице России. "Президент России, возможно, единственный человек, который может гарантировать его личную безопасность", - говорит Ольга Дрындова из исследовательского центра Восточной Европы в Бремене. Лукашенко попал в "полную зависимость", чтобы спасти свой режим. Поэтому дальнейшую судьбу Лукашенко, возможно, решают не европейские и американские санкции, а политические расчеты Владимира Путина.

Авторы: Сандра Петерсман, Михаэль Пенке, Виталий Кропман   

https://p.dw.com/p/3vBBb

***

Представитель бизнеса ФРГ в Беларуси: Если санкции введут, мы подчинимся

Как экономические санкции, которые ЕС планирует ввести против Минска, отразятся на немецком бизнесе в Беларуси и экономике? Об этом DW поговорила с представителем бизнес-сообщества ФРГ.

Восточный комитет немецкой экономики представляет интересы немецких компаний на рынках России, Беларуси, Украины, Средней Азии, Кавказа и Юго-Восточной Европы, являясь посредником между экономическим и политическим сектором. Штефан Кегебайн (Stefan Kägebein), cреди прочего, курирует сотрудничество немецких компаний с Беларусью. DW поговорила с ним о возможных последствиях экономических санкций, которые Евросоюз планирует ввести против Минска.

Deutsche Welle: Восточный комитет немецкой экономики 25 мая выступил с заявлением, в котором назвал угон пассажирского самолета в Минске отягощающим фактором для белорусской экономики и в очередной раз призвал Минск провести круглый стол, чтобы разрешить политический кризис. Была ли реакция на ваше заявление?

Штефан Кегебайн: Действительно, мы сделали это заявление, ведь подобные действия не способствуют укреплению доверия. Но никакой реакции из Беларуси не было.

- Если призывы к переговорам не работают, то, может,нужны более решительные действия, как, например, санкции?

- Вы, конечно, догадываетесь, что бизнес не считает санкции как таковые хорошим средством международной политики, так как фирмы страдают от санкций. Мы должны сейчас посмотреть, какие меры Евросоюз примет против правящего аппарата в Беларуси. Мы как представители бизнеса, конечно же, будем подчиняться, если экономические санкции введут.

"Мы пострадаем от санкций, но это не будет иметь серьезный эффект"

- Насколько сильно данные санкции могут коснуться немецких компаний? И каких?

- Германия покупает у Беларуси, в первую очередь, нефтепродукты, продукцию из металла и железа, а также древесину и мебель. Соответственно, санкции затронули бы фирмы из этих трех секторов. В то же время стоит отметить, что товарооборот между Германией и Беларусью не так велик. У нас в Восточном комитете 29 стран-партнеров, и по товарообороту Беларусь занимает 17-е место. В прошлом году мы импортировали из Беларуси товаров на 500 миллионов евро, а экспортировали почти на 1,5 миллиарда. Это - для сравнения - примерно треть от товарооборота с Литвой. Так что, конечно, мы пострадаем от санкций, но это не будет иметь столь серьезный эффект, как если бы речь шла о стране, с которой товарооборот значительно выше.

- Белорусские активисты в Германии неоднократно устраивали акции у офисов немецких компаний, торгующих с Минском. Например, у компании Eickhoff в Бохуме, которая сотрудничает с Беларуськалием, и у здания Lufthansa Technik в Кельне - за обслуживание самолета Лукашенко. Критике подвергали и Siemens Energy за поставки газовых турбин в Беларусь.

- Насколько я знаю, Siemens Energy высказался по этому поводу и заявил, что, если появится правовое основание, согласно которому они не смогут продолжить сотрудничество, они исполнят это решение. Но, конечно, чтобы действовать, должны быть рамочные условия. И теперь мы должны посмотреть, какие санкции примет Евросоюз, создадут ли они возможность выйти из этой сделки.

Некоторые западные компании, работающие в Беларуси, спрашивают своих сотрудников, хотят ли те, чтобы они закрылись, и большинство этого не хочет. Я думаю, нужно использовать все возможные каналы для переговоров. Я не уверен, что возведение глухих стен ведет к хорошим результатам. Если мы посмотрим, уже сейчас очень сильны связи Беларуси и ее зависимость от России. А если мы еще скажем, что все западные компании должны с завтрашнего дня уйти из Беларуси, то зависимость эта станет еще сильнее. И тогда нужно задаться вопросом, действительно ли мы хотим этого, устраивает ли нас такой результат.

"Нет никого, кто сказал бы, что бизнес превыше всего"

- После того как три западные компании - Skoda (дочка немецкого Volkswagen), Beiersdorf (выпускающий продукцию Nivea) и Liqui Moly - отказались от спонсорства ЧМ по хоккею в Минске, данный чемпионат был перенесен. Как вы оцениваете такие действия компаний?

- Данный случай показывает, что бизнес также хочет и может брать на себя ответственность. Beiersdorf напрямую ощутил на себе последствия своего решения, ведь его продукцию запретили продавать в Беларуси. Я думаю, в фирме предполагали подобную возможную реакцию. Но они проявили позицию.

- Что важнее: права человека или экономические интересы?

- И то, и другое, конечно. Среди знакомых мне бизнесменов нет никого, кто сказал бы, что бизнес превыше всего и на права человека нам плевать. Компании, которые отказались спонсировать ЧМ по хоккею, продемонстрировали это. Мы, конечно, не Amnesty International. Мы как ассоциация немецких бизнесменов занимаемся, в первую очередь, созданием экономических рамочных условий. Это понятно. Но в итоге, каждая фирма решает сама, насколько совместима ее деятельность в какой-либо стране с уставом компании и корпоративными ценностями.

***

Автор Ольга Капустина   

https://p.dw.com/p/3vBxD


Об авторе
[-]

Автор: Эмма Левашкевич, Юрий Шейко, Сандра Петерсман, Михаэль Пенке, Виталий Кропман, Ольга Капустина

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.06.2021. Просмотров: 39

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta