«Черный список» России как «аргументация» новой агрессии. 89 европолитикам из 17 стран ЕС запрещен въезд в Россию

Содержание
[-]

«Черный список» России как «аргументация» новой агрессии 

29 мая с. г. Москва направила в посольства европейских стран названный с легкой руки СМИ «черный список», включающий 89 европейских политиков 17 из 28 стран-членов Европейского союза, которым запрещен въезд в Россию. Самое большее количество представителей стран ЕС в этом списке от Польши — 18 человек. Далее в списке идут: от Великобритании — 9 человек, Эстонии и Швеции — по 8, ФРГ и Литвы — по 7, Латвии и Румынии — по 5, Франции, Дании и Чехии — по 4, Нидерландов — 3, Бельгии и Испании — по 2, Болгарии, Греции и Финляндии — по 1 человеку.

Сами по себе приведенные цифры мало о чем «говорят» в контексте содержательности и интенсивности скрытого конфликта между Россией и той или иной европейской страной или Европейским союзом в целом. На первый взгляд кажется, что они как будто только косвенно свидетельствуют о, мягко говоря, недовольстве Москвы позицией ЕС и некоторых из его стран-членов. Но что реально стоит за этим демаршем Кремля?

Попробуем разобраться на основе предварительной оценки «черного списка» и последовавших за этим событий.

  • Во-первых, почти половина из всех в него включенных (38 человек!) — это представители Польши и стран Балтии, наиболее страдающих от агрессивной российской политики.
  • Во-вторых, большая часть имен принадлежит тем европейским странам, которые заняли четкую и последовательную позицию по отношению к России, имеющей отношение к скрытой агрессии и аннексии Крыма, а также циничной «гибридной» агрессии на востоке Украины и оккупации вместе с террористическими сепаратистскими силами так называемых «ЛНР»/«ДНР» ряда районов Донбасса. Причем, эти страны открыто и аргументировано критикуют Москву за ее агрессивные действия против Украины, а также обоснованно требуют продолжения или даже введения более жестких санкций на предстоящем (25-26 июня с. г.) саммите ЕС.
  • В-третьих, неупоминание граждан из отдельных стран также говорит о многом: в российском «черном списке» полностью отсутствуют имена представителей политикума Италии, Австрии, Венгрии, Греции, Кипра, Ирландии и Словакии, сегодня демонстрирующих свою откровенную сдержанность в отношении кремлевской политики по Украине.
  • В-четвертых, в этом списке оказались представители почти всех партий и фракций — от Альянса либералов и демократов до социалистов, от Европейской народной партии до Партии «Зеленых», от консерваторов до националистов. По оценкам ведущих европейских экспертов и аналитиков, своим «черным списком» Россия фактически объявила войну всем значимым политическим силам современной Европы.
  • В-пятых, список имен, включенных в «черный список», — это явно не первые лица из руководства Евросоюза и стран-членов ЕС. Подавляющее их большинство — это бывшие. Кроме некоторых членов Европарламента, как действующих, так и бывших, в списке есть также представители силовых структур, специальных служб (в т. ч. непубличные лица, например — глава британской контрразведки /MI5/ Эндрю Паркер (Andrew Parker), или бывший руководитель Тайной разведывательной службы (Secret Intelligence Service, SIS /MI6) Джон Соерс (John Sawers) и представители деловых кругов стран-членов ЕС. Большинство из числа включенных в список, особенно из стран бывшего социалистического лагеря, воспринимают это как своего рода знак чести, которым они «отмечены Россией» за свою политическую позицию.

Как и следовало ожидать, в офисе Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини назвали «черный список» России «своевольным и необоснованным» мероприятием, а президент Европарламента М. Шульц заявил о принятии мер в отношении России в том случае, если она не предоставит приемлемых объяснений. В ответ на «черный список» европейских политиков, 2 июня с. г. Европарламент ввел собственные ограничительные меры против российских чиновников, которым запрещен въезд в страны ЕС (поддержаны единогласно). По словам М. Шульца, «...российские власти не смогли обеспечить прозрачность своих решений в соответствии с нормами международного права и правовых обязательств, а также не предоставили права конкретным лицам на защиту и апелляцию».

По нашим оценкам, поименный состав «черного списка» свидетельствует, что нынешний российский режим не только не предпринимает попыток для достижения любого урегулирования или примирения в сегодняшней его конфронтации с окружающим миром, но и сознательно идет на обострение конфликта, скандально расширяя его масштабы и целенаправленно повышая ставки в де-факто начатой им войне уже не только против Грузии, Украины и других постсоветских государств, но сейчас фактически и против Европейского союза.

Скандал с российским «черным списком» четко вписывается в общий контекст конфликта между Россией и Евросоюзом, в прошлом году вышедшим за рамки Украины и, по сути, получившим глубокий системный характер. Признаков этого конфликта все больше и больше. Например, последнее беспардонное предложение России Европейскому союзу — подменить соглашение о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС (должно начать работу с 1 января 2016 года) трехсторонним соглашением (России, Украины и ЕС). В мае с. г. Европарламент принял резолюцию по ужесточению санкций ЕС против России в случае невыполнения Москвой Минских договоренностей (документ будет вынесен на голосование в июне). Кроме того, «Газпрому» осталось буквально полтора месяца для того, чтобы ответить на обвинения Еврокомиссии, касающиеся нарушения антимонопольного законодательства ЕС и т. д.

Итак, напрашивается следующий общий вывод: Москва (читай — В. Путин) повышает ставки путем целенаправленного обострения и расширения конфликта с Западом, выводя его на новый и более угрожающий уровень.

Исходя из приведенного выше, возникает ряд непростых объективных и аргументированных вопросов: первый — для чего Кремлем был составлен и в дальнейшем обнародован этот «черный список»?; второй — почему он был обнародован именно накануне саммита «большой семерки» (7–8 июня с. г., ФРГ) и саммита ЕС (25–26 июня с. г., Брюссель), и знал ли В. Путин о негативных последствиях такого шага?; третий — какую цель преследует Москва такими провокационными действиями, что и в течение какого времени следует ожидать от Путина в дальнейшем?

***

Учитывая развитие обстановки вокруг российско-украинского конфликта, особенности трансформации и расширения конфликта на взаимоотношения между Россией и Европейским союзом, попытаемся ответить на поставленные вопросы, не претендуя на их окончательность и завершенность. То есть, попробуем определиться, что же стоит за этим «черным списком» России? Политическая безответственность, циничная наглость или «аргументы» новой агрессии?

Вопрос первый: для чего Кремль составил и в дальнейшем опубликовал этот «черный список»?

По мнению экспертов нашего Центра, «черный список» европейских представителей, составленный и в дальнейшем обнародованный Кремлем, направлен, прежде всего, против руководства Евросоюза и лично против канцлера ФРГ  А. Меркель и президента Франции Ф. Олланда.

Дело в том, что президент США Б. Обама занят проблемами Сирии, Ирака (главным образом, из-за активизации ИГИЛ — «Исламское государство Ирака и Леванта») и Ирана (из-за иранской ядерной программы). Фактически он уклонился от урегулирования российско-украинского конфликта (в том числе в рамках «женевского формата»), возложив это исключительно на Европу (в рамках «нормандского формата», с привлечением руководителей стран-лидеров ЕС/ФРГ и Франции) и надеясь на его достаточно оперативное «урегулирование» по примеру российско-грузинского конфликта 2008 года (т. н. соглашение «Медведев-Саркози»).

Кроме этого, Б. Обама преследовал еще одну (скрытую) цель — взглянуть со стороны на беспомощность стран-лидеров Евросоюза, пытающихся «урегулировать» ими новый конфликт на постсоветском пространстве. Он уверен, что ни страны-лидеры, ни ЕС в целом самостоятельно не решат этот вопрос (у них отсутствуют политическая воля и положительный опыт). И тогда США снова выйдут на первые роли (главный признак в этом контексте — сегодня США не возражают против их присоединения к переговорному процессу в рамках «минского диалога» в «нормандском» формате).

Кстати, Москва согласилась с таким подходом, так как считала, что Евросоюз, в силу некоторых причин (в т. ч. по опыту 2008 года в Грузии), будет способен занять жесткую позицию по отношению к России, а российско-украинский кризис безболезненно разрешится для России с соблюдением ее интересов. Но и Москва, и лично Путин были неприятно удивлены именно жесткой позицией ЕС и лично канцлера ФРГ  А. Меркель и президента Франции Ф. Олланда. Так, Евросоюз не признал аннексии Крыма и ввел адресные санкции против России, расширив их на секторальные с началом агрессии России на востоке Украины. Попытки России расколоть европейские страны практически оказались безрезультатными, и уже в июне (на саммите ЕС — 25–26 июня или даже на встрече глав МИД европейских стран — 22 июня в Люксембурге) будет принято решение о продлении (или усилении) санкций Европейского союза против Российской Федерации.

В этом контексте «черный список» Кремля — ​​это, с одной стороны, не что иное, как своеобразная месть В. Путина лично  А. Меркель и Ф. Олланду за их позицию. А с другой — намек Б. Обаме о приглашении к двустороннему диалогу по распределению сфер влияния по типу «второй Ялты» и «второго Потсдама», чего так добивается В. Путин.

Второй вопрос: почему «черный список» Кремля был обнародован накануне саммита «Большой семерки» (7-8 июня с. г., ФРГ) и саммита ЕС (25-26 июня с. г., Брюссель)?

Обнародование «черного списка» Кремля накануне саммита «Большой семерки» (7-8 июня с. г., ФРГ) — это чисто политический демарш В. Путина перед лидерами стран-членов ЕС, а также реакция на фактическое «унижение» его лично вследствие практического исключения из состава «Большой восьмерки» России из-за агрессии против Украины. Оценивая еще накануне саммита заявления и поведение лидеров стран-членов «большой семерки» из-за российско-украинского конфликта, В. Путин уже хорошо понимал, что надеяться на отмену международных политико-экономических санкций против России не следует. Он также понимает, что возвращения России в состав «Большой восьмерки» еще долго не предвидится.

То есть, едва ли не единственным следствием таких действий Кремля, как опубликование «черного списка» накануне саммита «большой семерки» (7–8 июня с. г.), будет продление/усиление международных политико-экономических санкций против России, в том числе со стороны Канады и Японии.

Что касается следующего саммита Европейского союза (25–26 июня с. г., Брюссель), то либо на самом саммите ЕС, или даже на встрече глав МИД европейских стран (22 июня в Люксембурге) будет принято решение о продлении (или усилении) санкций Европейского союза против Российской Федерации с целью заставить ее выполнять Минские договоренности. Чаяния В. Путина на Грецию — бесполезны, так как еще в марте с. г. премьер-министр А. Ципрас заявил  А. Меркель, что в вопросе выполнения сторонами российско-украинского конфликта Минских договоренностей отличий с ЕС у его страны нет. Кроме того, в дальнейшем перед Россией возникнет еще одна реальная угроза, а именно: в июле с. г. ЕС может продлить на год санкции и по Крыму, а также в отношении российских фирм, имеющих там свой бизнес.

То есть, и в этом случае — следствием опубликования «черного списка» Кремля перед саммитом ЕС (25–26 июня с. г.) опять же будет продолжение /усиление санкций против России.

Таким образом, негативными последствиями обнародования Кремлем «черного списка» накануне саммитов «большой семерки» (7–8 июня с. г.) и Европейского союза (25–26 июня с. г.) в любом случае станет продолжение или даже усиление международных политико-экономических санкций против России. При этом В. Путин знал о негативных последствиях опубликования «черного списка» и сознательно шел на это.

Третий вопрос: какую же цель преследует Путин такими провокационными действиями, что и в какие сроки следует ожидать от него в дальнейшем?

Ответ на этот вопрос, несмотря на его циничность, напрашивается один: В. Путину крайне необходимы санкции Запада против России!

Прежде всего, ему необходимы санкции Запада против России для того, чтобы:

  • выставить Запад (ЕС, США, НАТО) перед населением страны в виде внешнего врага, стремящегося уничтожить Россию. Таким образом Путин предполагает сплотить народ вокруг себя, как единого лидера страны, способного защитить не только Россию, но и весь «Русский мир»;
  • отвлечь внимание населения страны от проблем экономического содержания, вызванных нерациональным хозяйствованием, ориентированным на сырьевой сектор экономики и добывающий характер ее производства;
  • сохранить свой рейтинг среди населения страны и поддержку любых, в т. ч. непопулярных решений и действий как во внешнеполитической (в т. ч. дипломатической, военно-политической, военной, безопасности, информационной и т. д.) и внешнеэкономической (в т. ч. энергетической, военно-экономической, оборонно-промышленной и т. п.), так и во внутриполитической (в т. ч. социально-политической, религиозно-этнической и т. д.) и внутриэкономической (в т. ч. социально-экономической, финансовой) сферах деятельности;
  • обосновать целесообразность, а в ряде случаев — и необходимость использования военной силы (а при определенных обстоятельствах — и ядерного оружия) против других стран или коалиций для отстаивания и защиты «национальной безопасности и национальных интересов России», в том числе за пределами своей страны — на территориях других стран.

Но это все в глобальном плане — в т. ч. на будущее и, скорее всего, на ближайшее будущее.

А сегодня В. Путину крайне необходимы «веские аргументы» для «обоснования» как перед международным сообществом, так и перед российским народом очередных/новых (в т. ч. не исключено — масштабных) агрессивно-силовых действий против Украины.

А как же иначе? Украина же ни на какие уступки России не идет, а Запад поддерживал, поддерживает и будет поддерживать ее финансово-экономически и введением санкций против России. Не исключено, что при таком положении дел Запад может в недалекой перспективе ввести против России и новые санкции в финансовом и энергетическом секторах международных отношений, что вызовет уже необратимые последствия.

И теперь Путин реально начинает нервничать. А точнее — он испугался, что не успеет сохранить свое «реноме». Не успеет войти в историю как «собиратель российских территорий», как «отец-защитник русскоязычного населения на постсоветском пространстве» и «главный архитектор проекта «Русский мир». Он спешит, иначе его «сольют» свои же — или российский народ, или окружение. Реально, он уже слишком «насолил» и тем, и другим, в т. ч. многим даже из своего же ближайшего окружения. При этом В. Путин хорошо понимает, что непредсказуемая Россия давно и небезосновательно славится своими коварными «дворцовыми переворотами».

Таким образом, В. Путин торопится. А тут еще и повод появился — санкции Запад не отменяет, а наоборот — продлевает по результатам или даже накануне саммита Европейского союза. То есть, «...пока Путин сидел, ждал, даже где-то надеялся, а тут уже и решение есть — продлить санкции против России!». Так что же его ждет в дальнейшем? И для Запада «отмазка» появилась: «Я же сидел и не очень-то тревожил Украину, я надеялся, что меня поймут и отменят, или хотя бы ослабят санкции. А вы их продлили. У меня теперь выход один — уничтожить Украину! Все равно вы не будете ее защищать, как не защищали и Грузию».

Но при этом он, как всегда, лукавит и врет, врет и лукавит: реально В. Путину крайне необходимы были (и будут нужны в дальнейшем) эти западные санкции против России, как «весомый аргумент» для «обоснования» и «оправдания» очередных/новых агрессивно-силовых действий против Украины!

То есть, таким образом, у Путина «появляется» очень нужный для него единственный выход для «оправдания» новых/очередных агрессивно силовых (в т. ч. не исключено — масштабных) действий против Украины!». А тут еще «возникает» и План захвата Левобережной Украины до Днепра, подробно расписанный в документе «Доклад решения на применение группировки войск «Север» в специальной операции», с грифом «совершенно секретно» и в «Пояснительной записке к этому плану» (со всеми необходимыми атрибутами).

А в конце нашего исследования возникает еще один конкретный вопрос: если «...другого выхода у В. Путина нет, кроме как проведение новых агрессивно силовых действий против Украины», то когда следует этого ожидать?

Наиболее трудно спрогнозировать, когда именно Путин решит нанести новый силовой удар по Украине. Но, по нашему мнению, столь многочисленная группировка Объединенных российско-сепаратистских сил на территории Украины может наращиваться именно с конкретной целью эскалации конфликта. Вероятно, сейчас Путин выжидает наиболее подходящий момент, в т. ч. в геополитическом плане, с тем, чтобы продвинуться в глубину территории Украины. Например, очень знаменательным была дата атаки российско-сепаратистских сил на Мариуполь (24 января с. г.), именно накануне парламентских выборов в Греции (25 января с. г.), на которых победу праздновали «левые» силы партии СИРИЗА.

Не исключено, что удобным моментом для В. Путина могла бы быть и финальная стадия переговоров по ядерной программе Ирана, которые предварительно запланированы на 30 июня с. г., в которых также принимает участие Россия. В случае успешных переговоров Иран должен отказаться от обогащения урана в обмен на снятие введенных против него санкций (в том числе в нефтегазовой сфере). Поскольку Кремль выступает полноправным участником этих переговоров, то он может воспользоваться моментом и начать наступательные действия в Украине. Безусловно, что в такой сложный момент ни Евросоюз, ни США фактически не будут способны ввести какие-то дополнительные меры против России.

Рассматривается и еще одна дата — 22 июня. Но её даже не хочется комментировать, так как это будет выглядеть верхом цинизма. Но исключать возможность проведения стратегических провокаций в этот день со стороны России ни в коем случае не следует.

Во всяком случае, Путин будет выжидать наиболее подходящий момент, когда в Европейском союзе и США будут менее склонны к введению или ужесточению санкций.

***

Таким образом, кремлевский «черный список» европейских политиков свидетельствует, что нынешний российский режим не только не предпринимает попыток для какого-либо урегулирования или примирения в сегодняшней его конфронтации с окружающим миром, но и сознательно идет на обострение конфликта, скандально расширяя его масштабы и целенаправленно повышая ставки в де-факто развязанной им войне уже не только против Грузии, Украины и других постсоветских государств, но фактически и против Европейского союза.

Фактически, Путин провокационно повышает ставки в российско-украинском конфликте путем целенаправленного его обострения и расширения на страны Запада, тем самым выводя его на новый и более угрожающий уровень. Среди прочего, «черный список» европейских представителей направлен и против руководства Евросоюза, и лично против канцлера ФРГ  А. Меркель и президента Франции Ф. Олланда как своеобразная месть Путина за их позицию.

Следствием обнародования «черного списка» Кремля накануне саммитов «большой семерки» (7–8 июня с. г.) и Европейского союза (25–26 июня с. г.) в любом случае будет продолжение или даже усиление международных политико-экономических санкций против России. Абсурд, но сегодня В. Путину крайне «нужны санкции Запада против России» как «главный аргумент» для «обоснования» и «оправдания» очередных/новых (в т. ч. не исключено — масштабных) агрессивно-силовых действий против Украины.

Что касается сроков агрессии против Украины, то Путин будет ждать наиболее подходящего момента, в т. ч. в геополитическом плане, когда можно будет гарантированно захватить значительные территории Украины. Это может быть тогда, когда в Европейском союзе и США будут менее склонны к продлению или усилению санкций против России.

 


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.06.2015. Просмотров: 177

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta