Чем обернется для украинцев дарованный Европой "безвизовый статус"

Содержание
[-]

«Волна отказов станет массовой»

На прошлой неделе в Страсбурге состоялась церемония подписания документов о предоставлении Украине "безвиза" ЕС. А председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер объявил, что безвизовый режим заработает с лета.

Соцсети (из тех, что еще действуют на украинской территории) переполнены рассказами украинцев, готовящихся "штурмовать" Европу. В центрах по выдачам паспортов нового образца, без которых безвизовое пересечение границы невозможно, километровые очереди. Диссонансом на этом фоне прозвучали реплики блоггера @Francodictator, пояснившего, что проблем от безвизового режима будет больше, чем плюсов. "Огонек" связался с ним и выяснил, что под этим ником пишет специалист — миграционный адвокат по делам беженцев, руководитель адвокатского консалтингового агентства, давно работающий в Испании, россиянин Марк Линцевский. Он уверен, что проблем у украинцев от безвизового режима с ЕС будет больше, чем плюсов.

Марк Линцевский согласился ответить на вопросы журнала.

"Огонек":Бытует мнение, что после подписания соглашения о безвизовом режиме украинцы наводнят страны ЕС в качестве дешевой рабочей силы...

Марк Линцевский: — Двойная ошибка. Во-первых, граждане Украины давно демпингуют на рынке труда в Евросоюзе. Не во всех странах, конечно, но поляки исправно пользуются их услугами, а сами предпочитают трудоустраиваться где-нибудь в Германии, где зарплаты повыше и условия "почище". Образовавшуюся брешь в польской экономике и закрывали украинцы. Во-вторых, необходимость получать визу отпала в случае туристических и деловых вояжей. Для всех остальных — учеба, работа, женитьба — нужна виза. Для получения разрешения на работу, например, потребуется приглашение от работодателя, справки (об отсутствии судимости, о состоянии здоровья, о состоянии счетов), фотографии, анкеты и т.д. Получив визу, по приезде в страну с такой же кипой документов придется стучаться в миграционную полицию и получать через 4 недели карточку — разрешение на работу (она же — годовой вид на жительство). С образовательной визой схема та же, только вместо договора с работодателем нужна справка о поступлении в вуз, что, как правило, стоит немалых денег. Многие ли украинцы так богаты? А никаких послаблений или льгот для граждан стран, с которыми у Евросоюза действует безвизовый режим, нет.

— В соцсетях пишут, что многие украинцы настроены попасть в ЕС нелегально, а дальше "как-нибудь трудоустроиться"...

— Никому бы не советовал этот скользкий путь. Начнем с того, что только три страны ЕС признают факт нахождения на своей территории в течение определенного времени в качестве аргумента для возможного получения вида на жительство — это Италия, Испания и Португалия. Для всех остальных, сколько бы нелегал ни находился на их территории, его обнаружение, а это рано или поздно происходит, всегда повод для депортации. При этом нарушителей визового режима заносят в базу данных "SIS", и путь обратно им будет заказан надолго — на 3-5 лет. Но даже там, где есть шанс легализоваться, это происходит не автоматически, да и требуемые по закону, например, Испании три года еще надо прожить. Для начала снять жилье, например. Сделать это неофициально можно, как и в Москве, благо испанцы прижимисты и идут на риск, не желая платить налог (21 процент). Нужно иметь изрядный запас средств — на "пластике" или наличными, потому что в ЕС без статуса никто не откроет вам счет в банке. И, конечно, нужно быть очень здоровым и везучим, потому что любое обращение в больницу или полицию чревато раскрытием и депортацией. Понятно, что на такой отчаянный шаг, как осесть нелегалом, решаются лишь молодые одиночки. Но с каждым годом добиться желаемого все труднее — нормы ужесточаются. Но мало кто из украинцев, решившихся стать нелегалами, адекватно оценивает ситуацию.

— А вы откуда знаете?

— Мне много пишут. Я чуть ли не ежедневно получаю из Украины послания следующего содержания: "Хочу приехать в Швейцарию и устроиться там". Спрашиваю, какие средства для этого выделены: выясняется, 400-500 евро "на все про все". Разъясняю, что в Швейцарии только кофе в "Старбаксе" стоит 8 евро, не говоря уже о цене гостиниц, транспорте и прочем, а мне в ответ — "как-нибудь перебьемся". И ведь многие мыслят так! Есть, конечно, люди поумнее — они не готовы скрываться по три года, а сразу запрашивают статус беженца.

— Разве это выгодно?

— Если бы это не было выгодно, то 68 млн человек в мире не ждали бы получения этого статуса, согласно статистике ООН. Подав на статус беженца, вы получаете документ, удостоверяющий законность вашего пребывания на территории ЕС, через 6 месяцев по этому документу у вас автоматически появляется право на работу. Пока идет поиск оной, выплачивается пособие: в той же Испании — 347 евро в месяц на человека (еда) плюс 378 евро (жилье) плюс раз в полугодие около полутысячи евро (на гардероб) плюс медстраховка и бесплатные курсы языка. А если речь идет о семье в несколько человек, то все пособия умножаются на число членов семьи. Весь процесс получения статуса занимает, как правило, до трех лет. И все это время кандидат в беженцы получает пособие. В Швейцарии оно выше испанского — 400 евро в месяц, а при получении статуса сумма возрастает в 2,5 раза. И так ровно до того, как беженец найдет работу, сколько бы времени это ни заняло. Один беженец, по подсчетам, обходится казне ЕС в 20 тысяч евро в год.

— И что, украинцам дают убежище?

— Я бы сказал, давали. Об этом мало кто говорит и пишет, но сам факт заключения соглашения о безвизовом режиме с ЕС — повод, чтобы подавляющее большинство запросов на предоставление статуса беженца было бы отклонено. Что, собственно, и происходит: в феврале началась волна отказов по поданным заявкам — аж 1800 дел было закрыто. И это при еще неподписанном соглашении, только в преддверии подписания! Можно только представить, что будет теперь, когда Порошенко поставил свой росчерк под этим документом.

— И что же будет?

— Волна отказов станет массовой. Попробуем подсчитать: в одной Испании украинская квота на предоставление статуса беженца превосходит российскую в несколько раз. 2 тысячи россиян, получивших этот статус,— лишь 10-15 процентов от квоты. Нехитрый арифметический расчет даст нам приблизительные размеры российской (около 20 тысяч) и украинской (около 100 тысяч) квот. При этом украинская квота по прошлому году была перевыбрана — на 140-150 процентов. А это только Испания, куда поток беженцев из Украины не самый большой (украинцы предпочитают Канаду или Германию). И теперь подавляющее большинство тех, кто запросил убежища, будут депортированы.

— Почему?

— По логике евробюрократов, ЕС не может выходить на безвизовый режим со страной, у которой открыты границы и существуют признанные военные конфликты на территории. Если перевернуть этот тезис: когда действует "безвиз", значит, нет проблем. А раз их нет, то и не должно быть беженцев. ЕС для того и не признавал де-юре зону АТО (Антитеррористической операции — официальное именование властями Украины зоны вооруженного конфликта на востоке страны.— "О"), так как это значило бы признание самого вооруженного конфликта (как с Ливией и Сирией) и "зеленый свет" на выдачу статусов беженцев. Брюсселю меньше всего нужно, чтобы к миллионам сирийцев добавились бы сотни тысяч украинцев, которым нельзя отказать. ЕС уже обжегся в 1990-е в аналогичной ситуации с Чечней: чеченская диаспора в ЕС насчитывает сегодня 120-150 тысяч человек. Так что в бумагах еврочиновников на Украине все спокойно: на востоке идет контртеррористическая операция, в Киеве "Евровидение" провели... Неудивительно, что и до объявления о готовности Брюсселя заключить с Украиной соглашение о безвизовом режиме статус беженца украинцам давали неохотно.

— Но все же давали?

— В 10 процентах случаев. В миграционной полиции тут работают компетентные и умные люди. Приезжает, скажем, некий гражданин из Луганска, кричит "asile" ("убежище"), чего для начала процедуры вполне достаточно. А дальше его через переводчика спрашивают: в чем проблема? Выясняется, что в Луганске стреляют. "А в Киеве стреляют? — живо интересуются испанцы.— Нет? Тогда почему же вы к нам, а не в Киев?" Многие из прибывающих настолько не готовы к такого рода расспросам, что не знают, что ответить, их высылают на родину — подумать. Впрочем, не все оказываются способны на мыслительный процесс: я помню случай, когда украинец требовал убежища на том основании, что он из зоны АТО, но при изучении его паспорта выяснилось, что он 11 лет живет во Львове. При этом заявил, что "родился в Луганске".

— А что надо говорить, чтобы оставили?

— Поиск лучшей доли — низкие зарплаты, безработица и т.п. — не повод для того, чтобы подавать на статус беженца. Есть четыре "рассказа", которые до сих пор позволяли не начинать процесс депортации сразу: "не хочу служить в зоне АТО", "я из зоны АТО (с доказательством этого)", "меня притесняют как носителя русского языка", "опасаюсь за свою жизнь из-за угроз националистов". Это не значит, что изложивший одну из этих историй гарантированно получит статус беженца, но хотя бы у него появится шанс на это. Точнее, был шанс. Теперь он будет у сирийцев.

— При чем тут сирийцы?

— При том что Украина, заключившая с ЕС "безвиз", будет теперь обязана "по-соседски" разделить с ним его проблемы, главная из которых — сирийские беженцы. Иными словами, взять на себя часть квоты по их приему.

— Трудно представить, что кто-то из сирийцев изъявит желание отправиться в Киев...

— Если их решат отправлять в Киев или еще куда по Украине, то кто их будет спрашивать? Сказали, что столько-то человек поедут, столько и поедут. Конечно, все они хотят жить в крупных городах государств, где выплачиваются самые большие пособия,— в странах Скандинавии, в Великобритании. Неудивительно, что такие толпы скопились во французском Кале, причем все они нелегалы, а не беженцы, потому что беженцем де-юре признается человек, обратившийся в миграционный орган страны за получением соответствующего статуса. А сирийцы и ливийцы из Кале за таковым к французам не обращались, рассчитывая преодолеть 14 километров и перебраться за Ла-Манш, где вместо 360-380 евро их ежемесячное пособие возрастет почти в два раза — до 630 фунтов стерлингов (733 евро). Эти люди не хотят ехать во Францию, а уж тем более в Италию или Грецию, где пособия минимальные, не говоря уже об Украине. Но придется, иначе прощай статус беженца. И это только кажется, что тех же сирийцев не депортируют. Иное дело, что они стараются удержаться, приезжая семьями с детьми или рожая детей уже в ЕС: наличие ребенка и правда тормозит процесс высылки. Но украинцам на такой вариант нечего рассчитывать: Сирия и Ливия — признанные конфликты, и эти страны не имеют безвизового режима с ЕС.

— Но что-то положительное от безвизового режима все же есть?

— Безусловно, туристам и бизнесменам не надо будет стоять в очередях в консульствах и платить 35 евро. Вот, пожалуй, и все. При этом заплатить придется за паспорт нового образца (по старому без виз в ЕС пускать не будут) и доказать свою платежеспособность на границе. Ведь контроля при ее пересечении никто не отменял. Только если у едущих по визе, как правило, редко что-то спрашивают, то по "безвизу" таможню и пограничников начинают интересовать такие мелочи, как обратный билет, страховки (на машину и на людей), брони отелей (желательно предоплаченные) и, конечно, деньги. В каждой из стран ЕС есть своя минимальная сумма трат — в среднем от 50 до 100 евро в день. И далеко не все украинские туристы способны продемонстрировать такой тугой кошелек.

Сам факт заключения соглашения о безвизовом режиме Украины с ЕС — повод, чтобы подавляющее большинство запросов на предоставление статуса беженца было бы отклонено.


Об авторе
[-]

Автор: Светлана Сухова

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 25.05.2017. Просмотров: 206

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta