Чего ждать от рынка труда в России после пандемии коронавирусной инфекции

Содержание
[-]

Новый штамм безработицы

Почти половина работающих в мире потеряют средства к существованию из-за кризиса, вызванного коронавирусом, предупреждает МОТ. Найдется ли всем нам работа после пандемии, разбирался «Огонек».

Коронавирус еще не побежден, но эксперты уже пугают его последствиями: согласно Международной организации труда (МОТ), в нынешнем квартале в мире ожидается потеря 305 млн рабочих мест с полной занятостью! Для сравнения: предыдущий прогноз был более щадящим и предусматривал сокращение на 6,7 процента (то есть на 195 млн рабочих мест) от уровня IV квартала 2019-го. Под угрозой 436 млн предприятий, из них 232 млн в розничной и оптовой торговле, 111 млн в обрабатывающей промышленности, 51 млн в гостиничном бизнесе и общественном питании, 42 млн в недвижимости… Ситуация ухудшается всюду: во II квартале потери в рабочих часах составят 12,4 процента для Северной и Южной Америки, 11,8 — для Европы и Центральной Азии, для остальных регионов — более 9,5 процента.

Основной удар вирус и меры по борьбе с ним нанесли по занятым в неформальной экономике. Из них средства к существованию может потерять 1,6 млрд человек, то есть половина всех работающих на планете! Судите сами: только за первый месяц кризиса они лишились 60 процентов своих доходов!

А вот и косвенные признаки надвигающейся беды: оказывается, бизнес уже подумывает о сокращении офисной недвижимости (что следует, к примеру, из недавнего опроса PwC). Возможно, это всего лишь попытка оптимизировать расходы, переведя сотрудников на «дистанционку». Но что если это признак грядущих сокращений? Специалисты не исключают и такой вариант.

«Огонек» попросил прокомментировать доклад МОТ отечественных экспертов — и пока они осторожны в оценках.

— Точные прогнозы сейчас невозможны — ситуация слишком быстро меняется. Думаю, в МОТ сделали расчеты, исходя из развития предыдущих кризисов,— говорит проректор Финансового университета при Правительстве РФ, профессор, доктор экономических наук Александр Сафонов.— Главное, что остается неясным: как долго будут продолжаться карантинные мероприятия по всему миру и насколько они будут жесткими (к примеру, во Франции только что продлили режим ЧП до конца июля).

Что касается России, то у нас не будет такой открытой безработицы, как в США, где на рынок труда уже вышло до 6 млн человек (столь высоких показателей там не видели с 1950-х). Но вот восстанавливаться мы, похоже, будем дольше остальных. О России и ситуации на отечественном рынке труда стоит сказать отдельно. Пока, согласно оценкам, государство будет максимально сдерживать безработицу, то есть вряд ли ее планка превысит 14–20 процентов. А если точнее? И вообще, где ждать основных трудностей?

— Масштаб проблем действительно будет определяться длительностью карантина: чем дольше, тем масштабнее,— уверена Елена Варшавская, профессор факультета бизнеса и менеджмента НИУ ВШЭ.— Под ударом — малые и средние предприятия, в основном сфера обслуживания, которую коснулись основные запреты. У малых предприятий и так небольшая подушка безопасности, а тут еще сыграл фактор неожиданности. Кризис начался резко, одномоментно, так что они просто не успели подготовиться. Раньше в кризисы страдала производственная сфера, промышленность, сосредоточенная частично в моногородах, а значит, удар на себя принимали их жители. В этот раз больше страдает население крупных городов, потому что сфера обслуживания была представлена именно там.

Елена Варшавская согласна с данными МОТ: кризис действительно заметно скажется на неформальном секторе, то есть тех, кто работает без права юридического лица. Почувствуют его и те, кто работает «по устному найму» (так называемая теневая занятость), там у работодателей нет никаких ограничений на то, чтобы уволить работника. Пострадают и самозанятые, которых наше законодательство защищает слабо… И лишь большой бюджетный сектор может немного сгладить статистику безработицы, что в нынешней ситуации — хорошая новость.

Специалисты, опрошенные «Огоньком», указывают сразу на несколько факторов, которые помогут сдержать ситуацию в России: помимо бюджетного сектора это, к примеру, практика перевода работников на частичную занятость и так называемые административные отпуска. Как это работает? Разберемся.

— В отличие от европейских стран, у нас еще с 1990-х выработалось два сценария предотвращения массовых сокращений,— поясняет Александр Сафонов.— Первый — этот как раз перевод на административные отпуска, что практиковалось еще до кризиса. По данным Росстата, в 2018 году в таких отпусках у нас находилось порядка 800 тысяч человек. Сейчас этим также будут активно пользоваться: отправил сотрудника в отпуск и никакой компенсации платить ему не надо — экономия. К тому же наступает летний период, когда работник сможет переключиться на приусадебное хозяйство, грядки. Ну а второй способ сэкономить, который будут применять работодатели,— это, конечно, сокращение зарплат. Причем не только в тех отраслях, которые пострадали от кризиса: часть персонала попытаются заменить на более дешевый даже там, где все в порядке. Наконец, у работодателей всегда есть возможность просто не индексировать заработную плату, что в условиях инфляции равносильно ее сокращению. В целом прогноз сокращения заработной платы во внебюджетном секторе сегодня примерно 30 процентов — это заметят многие.

И все же, какой будет безработица в России? Елена Варшавская уточняет: если в целом по стране она составляет около 4,5 процента, то в нынешний кризис эксперт предполагает рост до 7–8, а возможно, и до 10 процентов. Но подчеркивает: прогнозы сейчас — дело неблагодарное!

Александр Сафонов, в свою очередь, называет два сценария: оптимистичный (при котором к концу года будет насчитываться 5 млн безработных, или 7 процентов от занятого населения России) и пессимистичный (7 млн безработных, или 10 процентов занятого населения). Тут, впрочем, надо оговориться, что речь об общей безработице, регистрируемая безработица, для сравнения, сейчас составляет 1 млн 200 тысяч человек — в России эти показатели традиционно разнятся.

Насколько ситуация беспрецедентна? Сегодня принято сравнивать ее с 1990-ми. Однако эксперты указывают: нынешний кризис уникален.

— В 1990-х происходила структурная перестройка: да, закрывались заводы, но активно формировались новые сферы занятости: росла сфера торговли, услуг, банковский сектор, страхование,— напоминает Александр Сафонов.— К тому же многие предприятия владели собственной инфраструктурой (теми же детскими садами или поликлиниками), и люди частично получали зарплату в виде натуральных льгот. Сегодня этого нет. Напротив, высока доля расходов населения на ЖКХ, другие обязательные платежи. Нынешний кризис нельзя сравнить и с 2008–2009 годами — тогда проблемы касались лишь финансового сектора, нефть росла, правительство повышало доходы бюджетникам. Сейчас ситуация иная: эпидемия случилась на фоне рецессии, люди не успели накопить деньги за короткий период времени между кризисами, новых рабочих мест не появилось, на рынок труда повлияло повышение пенсионного возраста… Таким образом, мы просто вошли в новый кризис с нерешенными проблемами, а он к тому же наложился на общемировой карантин.

Ну а что же с самой работой? Неужели мы обречены на дистанционное общение с коллегами и начальством? Тут эксперты, напротив, готовы всех успокоить: «дистанционка» актуальна для считаного числа отраслей и не станет повсеместной. Может, к лучшему?

Автор: Кирилл Журенков

https://www.kommersant.ru/doc/4332508

***

Россию ждет рекордная безработица: Более 10 миллионов граждан отправятся на биржу труда

Российское правительство фиксирует бурный рост числа официально зарегистрированных безработных. За последние десять дней оно выросло более чем на 200 тыс. человек. Чиновники ожидают, что к концу года на учете в службах занятости будут стоять 2,5 млн человек.

В прошлые годы общее число безработных было в 4–5 раз больше, чем официально зарегистрированных. Если это соотношение сохранится, то численность ищущих работу граждан может превысить 10 млн, что значительно выше показателей кризисного 1998 года. Число официально зарегистрированных безработных в России достигло 1,4 млн человек, сообщил президент России Владимир Путин 11 мая. А сегодня этот показатель вырос до 1,665 млн человек. При таких темпах прироста число официально зарегистрированных в службах занятости безработных очень скоро может перевалить за 2 млн человек.

Правда, в правительстве ожидают, что темп прироста в перспективе будет снижаться. И к концу года общее число зарегистрированных безработных составит около 2,5 млн человек.

В мае и июне рост числа официально зарегистрированных безработных продолжится, заявил во вторник министр труда и соцзащиты Антон Котяков на Первом канале. По его словам, число зарегистрированных безработных в стране достигло 1,6 млн на данный момент, рост продолжится в мае и июне. В России прогнозируется до 2,5 млн человек. А общее число безработных, согласно методике расчета Международной организации труда (МОТ), может достичь 5,3 млн.

Как известно, МОТ относит к безработным всех граждан от 15 до 72 лет, которые ищут работу и готовы к ней приступить в течение недели. Российские власти учитывают как общий показатель безработицы по методике МОТ, так и официально зарегистрированных в службах занятости граждан. Однако никогда еще соотношение общего числа безработных и числа зарегистрированных не снижалось до того уровня, о котором говорит глава Минтруда.

В прошлые годы общее число безработных было в 4,5 и более раз больше, чем число зарегистрированных. Так, в период кризиса и дефолта 1998 года численность зарегистрированных безработных держалась на уровне 1,8–1,9 млн человек. А общая численность безработных по методологии МОТ колебалась от 8,2 до 9,7 млн человек. Такое же соотношение между показателями безработицы отмечалось и накануне нынешнего кризиса. Так, в 2019 году общее число безработных составляло 3,7 млн человек, а зарегистрированных – менее 0,7 млн человек. В 2017 году общее число безработных составляло 4,6 млн, а зарегистрированных – около 0,71 млн человек.

Таким образом, при сохранении тенденций прошлых лет при числе зарегистрированных безработных в 2,5 млн человек общее число безработных может быть в 4–5 раз больше, то есть 10 или даже 12,5 млн человек. Подобной численности безработных – как по методологии МОТ, так и по данным служб занятости – в истории современной России еще не наблюдалось. В том числе и в период банкротства властей в 1998 году.

«Мы понимаем, что проблемы на рынке труда есть, мы видим, и мы мониторируем это в ежедневном режиме относительно того, как развивается ситуация», – заявила в среду вице-премьер Татьяна Голикова. По ее словам, все будет зависеть от дальнейшей ситуации на рынке труда после окончания режима нерабочих дней. Кроме того, правительство готовит меры для дополнительной поддержки занятости, в том числе привлекает людей на общественные работы.

Нарастание безработицы фиксируют и социологические опросы. В апреле 2020 года практически треть респондентов, в семье которых есть занятые, ответили, что их лично или членов их семьи уже затронула проблема уменьшения заработной платы, сообщает Левада-Центр (который власти РФ отнесли к иноагентам). Еще четверть из респондентов столкнулись с задержкой выплаты зарплаты (25%) и увольнениями (26%).

Пережившие не один кризис российские чиновники называют самые разные прогнозы относительно роста численности безработных. Глава Счетной палаты Алексей Кудрин прогнозировал месяц назад, что число безработных из-за коронавируса может временно вырасти с 2,5 млн до 8 млн человек.

А министр финансов периода дефолта Михаил Задорнов полагает, что массовой безработицы в России не будет, поскольку большинство работодателей предпочитают сокращать доходы, но не увольнять персонал. По его прогнозам, уровень безработицы в стране по итогам 2020 года не превысит 5,5% трудоспособного населения. Это соответствует 4,2 млн безработных.

Между тем президент Конфедерации труда России (КТР) Борис Кравченко заявил неделю назад, что на тот момент фактически незанятым оказался каждый десятый трудоспособный россиянин, или около 8 млн человек.

Автор: Михаил Сергеев, зав. отделом экономики "Независимой газеты"

http://www.ng.ru/economics/2020-05-20/1_7865_unemployment.html

***

Рекрутеры: российский рынок труда из-за пандемии COVID-19 в шоке

После выхода из режима самоизоляции конкуренция среди ищущих работу будет колоссальной, прогнозируют эксперты по подбору персонала. Они рекомендуют заняться поиском подходящего места уже сейчас.

По данным Минтруда РФ, всего за месяц - с середины апреля - уровень официальной безработицы в России вырос более чем в два раза - до 1,6 млн россиян. После завершения пандемии ситуация лучше не станет, считают опрошенные DW эксперты. Они ожидают роста числа увольнений в ближайшие месяцы: к концу года уровень безработицы может достичь двузначной величины (по итогам 2019 года он составлял 4,9%). Какие специальности находятся в зоне риска, какие будут востребованы и какую карьерную тактику лучше избрать, выясняла DW.

Безработные и отчаявшиеся: кто рискует оказаться не у дел

В июне число безработных в России, по словам главы Минтруда Антона Котлякова, может увеличиться до 2,5 млн человек. Еще более пессимистичный прогноз - у Международной организации труда (МОТ), методика которой позволяет определять уровень фактической безработицы. В МОТ называют цифру 5,3 млн человек. Заместитель заведующего Лабораторией исследований рынка труда Высшей школы экономики Сергей Солнцев заявил в интервью DW, что прогнозировать уровень безработицы довольно сложно, поскольку он определяется на основе выборочного обследования населения.

"Будут ли обследования проводиться в условиях пандемии и каково будет их качество - неизвестно. Исходя из прошлого опыта можно ожидать, что уровень безработицы вырастет с менее 5 процентов в начале 2020 года до двухзначных значений. Также часть населения предпочтет уйти с рынка труда в экономическую неактивность. Это так называемые "отчаявшиеся", - говорит он. По словам эксперта, армию безработных уже пополнили и еще пополнят главным образом занятые в наиболее пострадавших от коронакризиса отраслях: турбизнесе, общепите, непродуктивной рознице, индустрии досуга и развлечений.

Партнер кадрового агентства Antal Russia Константин Бряузов добавляет в зону риска ряд офисных специальностей. "В настоящее время на рынке труда наблюдается пониженный спрос работодателей на специалистов, выполняющих бэк-офисные функции - админперсонал, бухгалтеров, финансистов, сотрудников ресепшн, HR-отделов", - сообщил он DW. В ближайшие месяцы, по его мнению, проблемы будут испытывать компании, сдающие офисные помещения в аренду, бюро путешествий и индустрия развлечений. "На месте людей, занятых в этих сферах, я бы уже сейчас задумывался над тем, в каких других сферах можно применить свои навыки", - говорит эксперт.

Специалисты нарасхват: IT и не только

В условиях работы на "удаленке" и масштабного перехода бизнеса в онлайн естественным образом возрос спрос на IT-специалистов. "В основном спрос идет на разработчиков различных программ. Весь продуктовый бизнес ушел в онлайн, соответственно, требуется разработка новых продуктов, обеспечение возможности дистанционной работы и контроля за сотрудниками", - поясняет Бряузов. Кроме того, по его словам, компании активно ищут работников сферы информационной безопасности, "поскольку в турбулентное время всегда возрастает риск различных угроз, в том числе для банков, финансовых и других организаций, работающих онлайн".

Эксперты отмечают, что хорошие IT-специалисты еще долго смогут чувствовать себя уверенно на рынке труда, поскольку после выхода из режима самоизоляции многие компании оставят часть сотрудников на дистанционной работе (такие планы уже подтверждены опросами). "Работу можно будет найти во всех сегментах, связанных с предоставлением интернет-услуг и телефонии, доставкой продуктов, производством продуктов питания и техники", - отмечает партнер Antal Russia.

Влияние "удаленки" на инфраструктуру рынка труда: второе дыхание коворкингов

Одним из последствий коронакризиса станет то, что "корпоративные и общепринятые стереотипы, согласно которым работать следует в офисе с 9 до 18 часов, исчезнут", - заявил DW основатель сервиса по поиску работы SuperJob Алексей Захаров. Соответственно, по его словам, у работодателей отпадет необходимость в аренде больших площадей в центрах мегаполисов: "Это, безусловно, плохие новости для арендодателей и владельцев коммерческой офисной недвижимости. Цены на аренду упадут и больше никогда не будут прежними. Возможно, теперь эти площади придется перестраивать под апартаменты".

Одновременно, по мнению эксперта, будут развиваться коворкинги в спальных районах: "Мы прогнозируем бум новых коворкингов - на 3-10 тысяч рабочих мест. Они будут расположены так, как сейчас располагаются супермаркеты - в 10-15 минутах ходьбы от дома, ведь на самом деле, когда люди говорят, что им понравилось работать удаленно, они имеют в виду, что им понравилось не ездить на работу - работать из дома мало кому понравилось. Поэтому и будут развиваться новые инфраструктурные проекты. Даже если платить за коворкинг будет работодатель, для него это будет выгоднее, чем арендовать офис".

Если вы уволены или стоите на пороге увольнения, работу лучше начинать искать уже сейчас, не дожидаясь полного окончания режима самоизоляции, рекомендуют эксперты. "Рынок труда находится в шоке. Сегодня даже люди, которые уже потеряли работу, затаились и чего-то выжидают. Бума предложений от соискателей нет", - отмечает Захаров. При этом, по его словам, сейчас искать работу гораздо легче, чем когда все кинутся ее искать. "Во-первых, больше работы не станет. Во-вторых, увольнения будут продолжаться. Некоторые компании попробуют открыться и не смогут - разорваны цепочки, исчезли клиенты, то есть начнется цепная реакция. Восстановление будет лишь ближе к сентябрю".

Зарплатой надо будет поступиться

Константин Бряузов согласен с тем, что "через два-три месяца конкуренция на рынке труда будет бешеной". По этой причине он не советует людям, потерявшим работу, тратить время на переквалификацию или совершенствование своих отдельных навыков: "Нужно смотреть на возможности конкретной индустрии - если очевидно, что она восстановится не скоро, как, например, туризм, следует искать вакансии в смежных отраслях". При этом, по его словам, придется немного поступиться зарплатой: "Если вы видите вакансию, на которую вы подходите, но с зарплатой ниже, чем у вас была, при условии, что вы уже не работаете, следует согласиться на такое предложение".

Алексей Захаров также считает, что "из таксиста программиста, как и из менеджера по туризму не получится". По его мнению, думать надо не о кардинальной смене рода деятельности, а о поиске применения уже имеющимся навыкам: "Если человек был хорошим менеджером по туризму, значит, он хорошо умеет продавать туры, знает свое направление, следовательно, сможет найти себе применение в других сферах в качестве менеджера по продажам. Нужно будет лишь изучить другой продукт", - уверен эксперт.

Автор Евлалия Самедова  

https://p.dw.com/p/3cXM5

***

На рынке труда катастрофически упал спрос на молодых специалистов

Об этом говорилось

на прошлой неделе на совещании у президента, посвященном состоянию рынка труда.

Еще один удар коронавируса? «Огонек» разбирался, почему молодые люди оказались не нужны российской экономике. В минувшем феврале на молодежном рынке труда случился обвал: вакансии сократились на 42 процента к февралю прошлого года. В декабре 2019 года уровень безработицы среди людей в возрасте 20–24 года составил 15,1 процента, а среди подростков15–19 лет — 22,1 процента. В I квартале 2020 года на hh.ru ежедневно в среднем было более 37 тысяч вакансий начального уровня, а число резюме превышало 468 тысяч. Средний конкурс составил 13 человек на одну вакантную должность.

Не у дел?

С работой сейчас у всех невесело. Попытки правительства удержать рост безработицы в апреле и в мае оказались безуспешными. На минувшей неделе президент сказал, что число безработных в стране достигло 1,9 млн человек. Это число зарегистрированных безработных, обратившихся в службу занятости за пособием по безработице. Но ведь в эту службу обращаются не все. Росстат, делающий свои расчеты по методике Международной организации труда (то есть считающий людей, ищущих работу и готовых приступить к ней в ближайшее время), показывает увеличение в апреле числа безработных россиян до 4,3 млн человек (5,8 процента от общего числа трудоспособного населения — см. «Огонек» № 18 за 2020 год). Всего за период эпидемии в России были уволены 2 млн 800 тысяч человек. Некоторые эксперты считают, что скрытая безработица (отсутствие занятости при формальном сохранении трудовых отношений с работодателем) достигла к маю 8 процентов (официальная безработица в стране около 2 процентов). Значительный рост числа безработных по официальной шкале оценок ожидается в III квартале.

Рынок труда сжимается, как шагреневая кожа. Ведь кроме уволенных 3 млн человек переведены в режим неполной занятости. И положение молодежи на рынке труда гораздо хуже, чем у людей старших возрастов: в июле после защиты дипломов онлайн на рынок труда выйдут от 1,25 до 1,5 млн подростков и молодых людей от 15 до 24 лет — выпускники вузов, колледжей и школ. Куда деваться им?

Молодежная безработица — больная тема во всех, в том числе и развитых, странах. По данным Международной организации труда, из-за пандемии потерял работу каждый пятый молодой человек в мире. В России молодежная безработица — не новая беда. Два года назад «Огонек» писал об этой проблеме — 2 млн безработных среди тех, кому от 15 до 24 лет (см. «Полная незанятость», «Огонек» № 11 за 2018 год). Случайно или нет, но сразу после той публикации рынок труда словно повернулся лицом к молодым соискателям. Ненадолго, правда, всего на год. По данным Росстата, с марта 2018 года по март 2019 года безработица среди молодежи 15–19 лет снизилась с 32 процентов до 20,8 процента, а среди 20–24-летних — с 15,2 до 13 процентов. Притом что общая безработица в стране в то время держалась около 4,7–4,5 процента.

Исследование компании Future Today, проведенное в конце прошлого года, показывало: 36 процентов выпускников были уверены, что при желании получат место у выбранного ими работодателя. Большинство оценивало ситуацию с трудоустройством как «наилучшую» и было уверено, что это счастье продлится до 2025 года.

Почему так резко переменилась ситуация? Некоторые эксперты считают, что росту спроса на молодых специалистов два года назад поспособствовала «демографическая яма». Вакансий было действительно много, лучшие места занимали выпускники вузов из первой полусотни рейтинга. Большинство из них уже на 4-м курсе знали места будущей работы…

Но счастье кончилось быстро, наступил нынешний март, и в страну пришел коронавирус, разогнавший всех по домам. Его победное шествие сопровождалось взрывообразным подключением к зуму и скайпу — надо же было как-то завершать учебный год. Неурядицы с дистанционным образованием и защиты дипломов онлайн заслонили проблемы трудоустройства. Но они никуда не делись.

Не доставайся же ты никому!

За два месяца самоизоляции спад производства в России достиг уровня 2008–2009 годов, отмечается в отчете Института проблем естественных монополий. За четыре месяца на 4,5 процента упал спрос на продукцию среднетехнологичных производств и на 12,8 процента — в высокотехнологичном секторе. Если в стране что и растет, то это производство продукции низкотехнологичного сектора (на 9,5 процента с начала года) — за счет увеличения спроса на продукты питания и средства индивидуальной защиты.

Ничего удивительно в этом нет. Если не обращать внимания на странный факт: по данным исследования hh.ru «Рынок труда молодых специалистов накануне кризиса», молодежная безработица начала расти не сейчас. А… ровно год назад — с мая 2019 года, когда никакого вируса и в помине не было. Число вакансий для молодых специалистов (а таковыми в hh.ru считают выпускников вузов и колледжей без опыта работы) стало уменьшаться сначала на 5 процентов, на 7 процентов, а затем на 11 процентов к предыдущему году. А в I квартале 2020 года падение составило уже 34 процента (при росте количества резюме на 2 процента).

Александр Сафонов, проректор Финансового университета при правительстве РФ, объясняет это так: обвал рынка труда спровоцировали два макроэкономических фактора.

Первый — уже длительное время экономика страны находится в состоянии низких темпов роста. Как следствие — количество вновь созданных рабочих мест оказывается меньше числа ликвидируемых. К тому же часть вакансий, не требующих специальной подготовки, занимают граждане других стран (трудовые мигранты).

Второй фактор, продолжает эксперт: начинают сказываться последствия пенсионной реформы 2018 года. Люди старшего возраста задерживаются на рынке труда — по закону их просто нельзя уволить. Их число растет: с 250 тысяч в 2019 году до 700 тысяч в текущем году.

В 2021–2022 годах их будет прибавляться еще по миллиону человек в год. Для сравнения: в 2020 году на рынок труда выйдут 1,5 млн человек (738 тысяч выпускников колледжей и около 500 тысяч магистров и бакалавров. Плюс 200–300 тысяч выпускников школ). Во многих регионах, говорят эксперты, ситуация и вовсе дивная: губернаторы держат на своем контроле увольнения предпенсионеров, но, как только те достигают контрольного возраста, место может быть просто закрыто. Прямо по классику: так не доставайся же ты никому! Так, позаботившись о старшем поколении, почему-то забыли о молодых — казалось бы, столько с ними заигрывали, даже рэп-баттлы на федеральное телевидение запустили и такой поворот…

Эпидемия и самоизоляция лишь обострили проблему и сделали явными просчеты государственной машины.

Алексей Захаров, основатель и президент рекрутингового портала Superjob.ru, обращает внимание на то, что даже в традиционных отраслях отечественной экономики (это не учитывая кризисы) идет постоянное сокращение рабочих мест:

— Особенно это касается добывающих отраслей. Все новые предприятия стремятся реализовать концепцию «ноль людей» — на смену работникам приходит техника. Шахты, разрезы, карьеры сокращают персонал. Где работали 3 тысячи человек, остается тридцать. В обрабатывающих производствах сокращается бухгалтерия — за счет внедрения электронного документооборота. И так всюду. Эти процессы были рассчитаны на долгое время. А коронавирус их подстегнул. То, что должно было меняться в течение 5 или 10 лет, свершилось за два месяца. Теперь для молодых специалистов, выбиравших профессию бухгалтера «по остаточному принципу» — все равно куда, лишь бы учиться,— шансы найти работу по специальности будет еще меньше.

Выхожу один я

Итак, куда же денутся эти 500 тысяч выпускников вузов в условиях стагнирующей экономики?

Александр Сафонов, проректор Финансового университета при правительстве РФ, говорит:

— В этом году вузы попали в необычную ситуацию: свободных рабочих мест на рынке меньше числа выпускников. Поэтому от государства, видимо, потребуются дополнительные меры по защите молодых специалистов. В лучшем положении сейчас медицинские и педагогические вузы — у нас традиционно не хватает врачей и учителей. Спрос на молодых специалистов по этим направлениям всегда большой, и нынешний год — не исключение. По всем другим направлениям и специальностям вузы должны искать дополнительные меры защиты своих выпускников, предотвратить их бесцельное пребывание на рынке труда, сгладить ситуацию с молодежной безработицей.

И государство эти меры предложило. На минувшей неделе министр науки и высшего образования Валерий Фальков сообщил, что вузы, участвующие в проекте «5–100» (государственный проект повышения конкурентоспособности ведущих российских университетов) «готовы трудоустроить на лето 60 тысяч студентов 21 университета». Итак, обращаем внимание на слова — «лето» и «60 тысяч». А остальные 440 тысяч выпускников из 400 российских университетов? Что будет с ними? При этом, если вчитаться в слова министра, речь шла даже не о трудоустройстве, а о «днях карьеры», вебинарах, бесплатных стажировках в крупнейших российских и мировых компаниях («Яндекс», Сбербанк, «Мегафон», ВТБ, «Микран» и других). В общем, похоже, дело ограничилось «советами молодым, как лучше выходить на рынок труда». Но было бы куда выходить…

Армия NEET

Еще сложнее в этом году будет найти работу выпускникам средних профессиональных учебных заведений — колледжей (СПО). В этом году система СПО выпустит 738 тысяч человек. Безработица среди 15–19-летних подростков всегда была больше, чем в других когортах. Предстоящие лето и осень будут критическими.

— Года полтора-два назад был активный спрос на наших выпускников,— говорит Владимир Блинов, директор научно-исследовательского центра профессионального образования и систем квалификаций Федерального института развития образования РАНХиГС.— Но рынок труда в нашей стране небольшой, он довольно быстро насытился кадрами, и спрос на рабочих и специалистов среднего звена опять упал. Нас очень тревожит нынешняя ситуация на рынке труда. Мы провели опрос работодателей. Большинство из них говорит, что до октября о наборе новых кадров даже не думают. И конечно, быстро спрос на специалистов не восстановится, потребуется время. Очень не хочется, чтобы наши ребята пополнили армию NEET (социологический термин от английского not in education, employment or training) — тех, кто не работает и не учится. У нас ходит горькая шутка: главная беда профессионального образования в том, что первой должностью специалиста становится «безработный».

У тех, кто сейчас обучается на технических специальностях, говорит Владимир Блинов, в этом году больших проблем с трудоустройством не будет. Это касается строительства, транспорта, добывающей и обрабатывающей промышленности. Таких специалистов около 50 процентов. Традиционно будут устроены медики и педагоги.

Но большинство учащихся собираются пойти в сферу услуг — общественное питание, турбизнес, индустрию гостеприимства, авторемонт и т.д. Там многие останутся без работы, по подсчетам эксперта, до 35 процентов.

Проблемы возникнут в этом году и у тех ребят, которые намеревались после колледжа поступить в вуз,— таких 20 процентов. В этом году поступать в вузы можно, только сдав ЕГЭ. Но уже ясно, что выпускники колледжей самостоятельно подготовиться к экзамену за оставшееся время просто не успеют.

Найти работу сложно еще и потому, что большинство студентов колледжей в этом году оказались без преддипломной практики. Ее планировали обычно на апрель — май. Карантин нанес удар по всей системе СПО. Освоить необходимые производственные навыки в дистанционном режиме невозможно. Конечно, говорят эксперты, разумно было бы отложить дипломы и провести практику после снятия карантина. Для этого потребуется увеличить срок обучения, загрузить работой преподавателей и мастеров производственного обучения. Но денег на это в системе СПО просто нет.

Сейчас пытаются дать выпускникам знания в области предпринимательской деятельности, проводят с ними занятия по праву, управлению, финансам, налогам. Вряд ли все ребята, которым еще и 20 лет нет, станут предпринимателями, но, может, кому-то и поможет.

Вечные студенты?

Еще одна проблема — выпускники 11-х классов общеобразовательных школ. Министерство просвещения перенесло сдачу ЕГЭ на 29 июня. При этом ребята, которые не намерены поступать в вузы, могут экзамены не сдавать. Им просто выдадут аттестаты. Сколько их останется, пока неизвестно. Куда они пойдут, тоже неизвестно.

Эксперты предлагают разные решения для назревающей проблемы. Алексей Захаров считает, что надо серьезно увеличить бюджетный прием на первые курсы. Контрольные цифры приема на первые курсы вузов сейчас уже увеличены с 350 тысяч до 380 тысяч. Но этого, считает эксперт, слишком мало. Нужно, чтобы большинство выпускников 11-х классов (а их в этом году около 750 тысяч человек) смогли бы продолжить обучение в вузах. Не обязательно, считает эксперт, чтобы все поступившие в этом году первокурсники окончили бакалавриат или специалитет. Можно, как, например, в некоторых европейских странах, ввести промежуточную академическую степень после двух лет обучения. Границей отсева тогда будет не приемная кампания, а 2-й курс вуза. Кто не может учиться дальше, получит сертификат с указанием пройденных курсов и через два года выйдет на рынок труда с документом о неполном (или начальном) высшем образовании. С ним хотя бы можно устраиваться на работу.

Еще одно возможное решение: введение 12-летного школьного образования. Понятно, что объявить сегодняшним выпускникам, что они учатся еще год,— предприятие рискованное. Но все же и это шанс — и пройти школьный курс в полном объеме, и подготовиться к поступлению в вуз (напомним, что нас пугают второй волной эпидемии осенью).

Эксперты давно говорят: в наших школах сложные учебные программы впихивают в 11 лет учебы. За счет перегрузки детей. И за счет родителей, которые нанимают репетиторов для подготовки к ОГЭ и ЕГЭ. Многих проблем можно было бы избежать, если увеличить срок основной школы до 10 лет. А два последних года отдать на подготовку к университету.

Александр Сафонов предлагает обратиться к европейскому опыту. И первый рецепт — предоставить выпускникам этого года возможность дополнительного обучения (за государственный счет) по курсам, которые могут быть востребованы на рынке труда. Второй способ — организация массовых стажировок на предприятиях и в компаниях за счет государственной службы занятости. Платить за это в размере МРОТ должно государство.

Следующее возможное направление, говорит Александр Сафонов,— оплачиваемая волонтерская деятельность. У органов исполнительной власти в субъектах федерации и у муниципалитетов есть программы социальной помощи людям старших возрастов, инвалидам, детям. К этим программам можно привлекать безработных выпускников с оплатой также в размере МРОТ. Важно, чтобы при отсутствии реальных рабочих мест молодые люди все-таки были заняты учебой, или стажировкой, или, наконец, участием в общественно значимых программах.

На совещании у президента на прошлой неделе министр науки и высшего образования Валерий Фальков предложил также привлекать выпускников к исследовательской работе в вузах, создать двухлетнюю исследовательскую магистратуру.

— Конечно, любые программы, связанные с трудоустройством молодых специалистов, потребуют дополнительных финансов,— говорит эксперт.— Но бросать этих ребят нельзя. В трудные времена у молодых особенно важно поддерживать и развивать чувство уверенности в себе, своей полезности для общества и желание трудиться.

Своих не бросаем, кажется, так у нас говорят? Вот и президент сказал, что молодым специалистам надо подставить плечо.

Автор Александр Трушин

https://www.kommersant.ru/doc/4341606


Об авторе
[-]

Автор: Кирилл Журенков, Михаил Сергеев, Евлалия Самедова, Александр Трушин

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.06.2020. Просмотров: 44

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta