Чего ожидать российскому ученому в Германии

Содержание
[-]

***

Работа на переднем крае науки, постоянные конференции, неплохая зарплата - преимуществ у карьеры ученого на Западе множество.

Многие ученые из России выбирают карьеру на Западе, в том числе и в Германии. И здесь их рады принять - как правило, россияне отличаются хорошим университетским образованием. Но если плюсы европейской научной системы очевидны, то о ее подводных камнях говорят не так часто.

Смена темы исследования

Олег Ковалев в 1999 году получил диплом магистра геологии в Санкт-Петербурге и спустя год переехал в Германию вместе с семьей. Здесь он решил продолжать научную карьеру: поступил в докторантуру Рурского университета и занялся кристаллографическими исследованиями микропористых соединений. Звание доктора или PhD (в российской системе можно провести аналогию со званием кандидата наук) - первый шаг в научной карьере ученого за рубежом. После окончания докторантуры Олег решил уйти из академической среды и занялся индустриальными исследованиями в области технической минералогии.

"Конкуренция в научном сообществе Германии очень высокая. Как в индустриальных исследованиях, так и в университетах и научных институтах", - рассказывает Олег. Это связано с постоянным притоком талантливых студентов из-за рубежа и с борьбой за исследовательские гранты.

Немецкое государство и промышленность охотно вкладывают ресурсы в перспективные разработки. Но как только интерес пропадает, финансирование сокращается и рабочие места для ученых исчезают. Так еще недавно в Германии шли активные исследования в области солнечной энергетики. Но несколько лет назад бум спал, и многие проекты закрылись. Такая же участь постигла и разработки с модным когда-то словом "нано".

Ученые в Европе должны быть готовы сменить тему исследований и применить свои навыки в новой области. "Все время приходится учиться чему-то новому, отслеживать свежие публикации и налаживать контакты со специалистами, которые могут тебя проконсультировать", - подтверждает Олег Ковалев.

Его карьера яркий тому пример. В течение 15 лет он занимался минералами в качестве строительных материалов и адсорбентов, утилизацией специфических отходов и свойствами "жидкого стекла", использующегося, например, при производстве кислотоупорных материалов и канцелярского клея. Сейчас он работает в лаборатории компании Alpha CALCIT, где описывает свойства тонкодисперсных порошков минералов.

Жизнь ученого: переезды и никаких гарантий

Кирилл Никонов закончил физический факультет СпБГУ и поступил в аспирантуру в Петербургский институт ядерной физики (ПИЯФ). Но через несколько месяцев получил приглашение в университет Майнца как PhD.

"Эта была возможность работать в научной группе, которая имеет мировую известность. Она была одной из первых, кто начал изучать барионную спектроскопию, которой я занимаюсь. К тому же в Майнце есть свой ускоритель элементарных частиц. Соответственно, я быстрее получаю доступ к данным экспериментов", - объясняет свое решение сменить место работы молодой ученый.

Но это только первый переезд в его карьере. В Германии не принято оставаться в альма-матер после защиты. К тому же нежелание сменить научную группу подпортит резюме молодого ученого. Обычно искать новое место работы начинают как только становится известна дата защиты.

"Мои знакомые отправляли по 50-60 резюме, а получали всего пару ответов, - рассказывает Кирилл. - Даже если ты очень хорошо защитил кандидатскую диссертацию, найти место работы оказывается не так-то просто. Часто это удача". Кириллу повезло. Во время PhD он сотрудничал с научной группой из Боннского университета, и сразу после защиты получил там место в постдокторантуре.

Что типично, работодателем ученого является не университет, а профессор, который выиграл грант на научное исследование. Из этих денег научный руководитель назначил Кириллу стипендию на год с возможностью продления еще на год. За это время молодой ученый должен "прокачать" свои навыки и набрать портфолио для поиска следующей позиции постдока.

Гарантий западная система не дает: иногда зазор между контрактами может составлять несколько месяцев. Иногда новую позицию найти вообще не удается. И чем дольше ученый сидит без работы, тем меньше становятся шансы ее найти. "Тогда с научной карьерой придется распрощаться, - говорит Кирилл. - В этом плане в России намного легче, ты всегда можешь остаться на кафедре".

Для научной карьеры так же важен опыт работы за рубежом - в США, Австрии, Швейцарии, Австралии. Это должен быть университет, лидирующий в мировых рейтингах. Ученый постоянно меняет место работы, участвует в конференциях, знакомится с лидерами в своей научной области и быстрее развивается как специалист.

От молодого ученого до профессора

Когда квест из двух или трех постодоковских контрактов пройден, ученый может вступить в борьбу за постоянную позицию в университете. Для этого ему нужно пройти хабилитацию - процедуру, сравнимую с получением в России доктора наук. В Германии оценивается не только текст диссертации, но и вся научная деятельность ученого. И снова ротация кадров: после хабилитации в одном вузе исследователь может занять место приват-доцента только в другом учебном заведении.

После приват-доцента в немецкой научной иерархии идет позиция молодого профессора, а затем и профессора. Последняя позиция самая желанная, потому что лишиться ее практически невозможно.

Но и молодой ученый может получить независимость. В Германии есть престижная программа Emmy Noether, которая позволяет спустя уже 4 года после защиты PhD получить деньги на собственную исследовательскую группу на шесть лет. Человека с таким грантом рад заполучить любой вуз, и теперь выбирать место работы будет уже ученый.

Кандидат физико-математических наук, выпускник двойной аспирантуры ИПФ РАН и университета Умео (Швеция), популяризатор науки и блогер. Занимается изучением взаимодействия мощного лазерного излучения с веществом, в том числе лазерным ускорением частиц, что имеет практическое значение для самых разных областей, например - для медицинской физики.

Автор: Елена Михасенко

https://p.dw.com/p/3C4xr

***

Как IT-специалисты из Львова работают и живут в Берлине

Александр и София Кондрашовы - украинские специалисты, нашедшие работу в высокотехнологичных фирмах Германии. Корреспондент DW встретился с молодой семейной парой в Берлине.

Одним из результатов многолетнего подъема немецкой экономики стала рекордно низкая безработица и рекордно высокий уровень занятости. Оборотная сторона - растущая нехватка рабочих рук. "Дефицит квалифицированных кадров - это главная проблема предприятий в Германии, и эта проблема будет становиться все более острой на отечественном рынке труда", - говорил в октябре 2018 года министр внутренних дел Хорст Зеехофер (Horst Seehofer).

Выход немецкое правительство видит в превращении Германии в классическую иммиграционную страну. В этом году здесь примут еще один закон, упрощающий наем местными фирмами работников из других государств. В отношении высококвалифицированных специалистов такая возможность существует уже с 2012 года - по программе Blue Card. Пару лет назад ей воспользовались Александр и София Кондрашовы из Львова. Что побудило их переехать на работу в Берлин? Как живется на новом месте?

"Служебный роман"

Познакомились Александр и София на работе. Оба были сотрудниками львовского филиала - одного из четырех только в Украине - крупной американской фирмы GlobalLogic, предоставляющей по всему миру услуги программистов компаниям, не имеющим собственных IT-отделов.

София работала в отделе кадров рекрутером, "охотником за умами". "Моя работа заключалась в том, чтобы найти людей, которые работу не ищут, - рассказала она корреспонденту DW. - Ведь хорошие программисты нужны всем, так что сейчас по всему миру идет настоящая война за таланты".

Александр - один из таких талантов. На GlobalLogic он начал работать с 2008 года - с того момента, как калифорнийцы открыли свой филиал во Львове. Участвовал, среди прочего, в разработке программного обеспечения для одной израильской фирмы, выпускающей медицинское оборудование для косметической хирургии.

Почему решили уехать?

Идея найти работу в другой стране у Кондрашовых появилась давно. Не потому, что денег было мало. Платили калифорнийцы хорошо. Но Александру и Софии хотелось посмотреть мир, попробовать пожить в другой стране, а главное - поработать, как говорит Александр, в "продуктовой" компании.

"Продуктовой" он и люди знающие называют фирмы, которые не занимаются аутсорсингом, не дают заказы другим предприятиям для решения тех или иных IT-задач, а сами разрабатывают программное обеспечение. В Украине, говорит Александр, таких "продуктовых" фирм очень мало. Проблема, по его словам, в отсутствии надежной законодательной базы, защищающей интеллектуальную собственность.

"Программное обеспечение приравнивается в Украине к произведениям литературного искусства, - пояснил он корреспонденту DW. - Надежной защиты авторских прав программиста там пока нет, велик риск, что вашу компьютерную программу отберут, украдут, и вы не сможете себя защитить". Именно поэтому многие талантливые украинские разработчики уезжают, по его словам, в другие страны и там создают свои "продуктовые" фирмы.

Как выбор пал на Германию

От идеи поискать новую работу в США Кондрашовы быстро отказались. Слишком далеко. Как же так, говорят они, все коллеги будут ездить в отпуск куда-нибудь на острова в Карибском море, а мы непременно домой - родных повидать. Стали искать страну поближе. Найти помог, как это часто бывает, случай.

Знакомый Александра, уехавший на работу в Германию, рассказал ему, что берлинская фирма Here Technologies, разрабатывающая карты и программное обеспечение для навигационных систем, как раз нуждается в таких специалистах, как он. Короткая переписка по электронной почте, завтрак с оказавшимся во Львове представителем фирмы, и уже в июле 2016 года Александр приехал на два дня в Берлин на собеседования.

Шесть собеседований за два дня

В первый день таких собеседований было пять и еще одно уже перед отлетом обратно. Подбор персонала на немецких фирмах, по словам Александра, это отдельная тема, целая эпопея.

С кандидатом на вакансию беседует его будущий непосредственный начальник, начальник начальника, кто-нибудь из сотрудников, выполняющих на фирме аналогичную работу, интервью в отделе кадров. При этом, рассказал Кондрашов, проверка квалификации, профессиональных качеств - только один элемент, и, по его мнению, даже не самый существенный.

Немецкий работодатель тщательно проверяет будущего сотрудника, как выразился Александр, "на адекватность". Менеджеров фирмы интересует, как человек думает, как быстро схватывает новое, каков его культурный фон, насколько толерантен он к представителям меньшинств или других национальностей, как оценивает себя сам, каков его язык жестов, как справлялся в прошлом со стрессовыми ситуациями. Короче, человек должен по всем параметрам подходить команде. И берут его на работу только в том случае, если все, кто вел с ним собеседования, говорят "да".

Без бумажной волокиты

А вот бумаги, документы, копии диплома и его перевод будущего немецкого работодателя не интересуют. Все это нужно только для немецкой рабочей визы, а позднее - уже в Германии, чтобы получить Blue Card, дающей ее обладателю определенные преимущества по сравнению с другими трудовыми мигрантами.

Никаких проблем с получением визы, а затем и Blue Card у Александра не возникло. На специальном сайте есть список всех украинских университетов и кафедр, дипломы которых признаются в Германии один к одному. Есть там и кафедра систем автоматизированного проектирования Национального университета "Львовская политехника", который он оканчивал.

Рекрутер для Zalando

А вот София хоть и имеет два высших образования - экономическое и преподавателя английского языка, но на Blue Card претендовать не может. В Берлин она приехала с Александром на правах жены. Но первая же немецкая фирма, в которую она отправила свое резюме, устроив четырехлетнего сына в детский сад, с радостью взяла ее на работу. Теперь София "охотится за умами" для Zalando - крупнейшего в Германии онлайн-ритейлера верхней одежды, обуви и аксессуаров.

Два года назад она стала первой украинкой в отделе кадров Zalando. Теперь их пятеро, и более ста программистов на фирме - тоже из Украины. Многих из них, а также из России нашла именно София, хорошо знающая рынок украинских программистов и чем их привлечь. "Такую задачу с самого начала передо мной и поставили, - рассказала она корреспонденту DW. - Хотим, мол, украинских специалистов, они хорошо и быстро учатся, говорят по-английски, подходят по характеру и культурному фону, с ними всегда можно найти общий язык".

А привлекает она их на работу в Zalando не столько деньгами ("Хорошие программисты получают в Украине больше, чем в Германии"), сколько новыми возможностями, карьерными перспективами ("Опыт работы в Zalando - отличная рекомендация для перехода в Google"), а также сложностью задач, которые им предстоит решать. Ведь продажа одежды и обуви - только зримая верхушка айсберга, под которой непочатый край вызовов и проектов для талантливых программистов.

Квартира за 1400 евро в месяц

Отсутствие немецкого языка создавало Кондрашовым некоторые неудобства в быту, но не на работе. Рабочий язык и язык общения на всех крупных немецких IT-фирмах - английский.

София, однако, уже вполне сносно говорит по-немецки, может объясниться в магазине, детском саду. Учит язык и Александр. Курсы ему оплачивает Here Technologies. С обустройством в Берлине справились быстро. Первую квартиру сняли, находясь еще во Львове. Потом из берлинского района Шенеберг переехали в модный Кройцберг. Но там оказалось довольно шумно для молодой семьи. В последних числах 2018 года Кондрашовы переехали в сравнительно тихий и спокойный Панков.

Четыре комнаты, общая площадь 111 квадратных метров. "Рядом детский сад, школа, спортивный комплекс, все, что нужно", - говорит София. Арендная плата? 1400 евро в месяц, включая отопление и коммунальные услуги, после некоторой заминки ответил Александр, заметив, что в Кройцберге они столько платили за квартиру вдвое меньшую.

Если молодая семья (Александру 31, Софии 30 лет) может позволить себе снять квартиру за 1400 евро в месяц, значит, зарабатывает она по берлинским меркам вполне прилично. Сколько именно, спрашивать в Германии не принято. Но известно, что Blue Card дают, если фирма готова платить иностранному специалисту не менее 52 тысяч евро в год (до уплаты налогов), а на соответствующих сайтах легко можно узнать, что программист с квалификацией Александра получает на Here Technologies от 60 до 75 тысяч евро в год.

На вопрос же, что в Германии и немцах их приятно удивило больше всего, Кондрашовы ответили, что в отличие от Украины, здесь не принято кичиться своим богатством, выставлять его напоказ. "Глядя на людей в Берлине, невозможно отличить богатого от бедного, все выглядят примерно одинаково, - сказал Александр. - Водитель автобуса может позволить себе то же самое, что программист, журналист или доктор. А в Украине богатых сразу видно, и они специально стараются выделиться. "Я, мол, тут такой богатый, я все могу себе позволить".

Автор: Никита Жолквер

https://p.dw.com/p/3B06k


Об авторе
[-]

Автор: Елена Михасенко, Никита Жолквер

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 28.01.2019. Просмотров: 69

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta