Чего России не хватает для экономического чуда. О "зеленом" будущем экономики

Содержание
[-]

***

Россия, как и весь мир, переживает последствия коронакризиса

По улицам городов в самых разных странах прокатывают многотысячные митинги с политическими лозунгами. Люди требуют больше демократии. Зачем? Ради экономического чуда, которое должно изменить их жизнь к лучшему.

Думаю, самое время поговорить и о русском экономическом чуде, и возможной роли демократии в нем. Обычно разговор на эту тему сводится к клише: нужны конкуренция, честные суды, гарантии права собственности, а также демократия. И будет нам чудо.

Не отрицая важности всего перечисленного, замечу: чтобы готовить по этим рецептам, на вашей кухне уже должны быть продукты. Многие считают, что главный продукт в этом блюде – демократия. На практике чудеса XX века случались либо в условиях просвещенного авторитаризма большей или меньшей степени репрессивности (как Сингапур или Чили), либо в условиях официального или фактического внешнего правления (Германия после поражения в войне, Гонконг под британским правлением).

Причина очевидна: для чуда требуются десятилетия системного и последовательного внедрения реформ, которые в краткосрочной перспективе никогда не оказываются выгодны всем сразу. Постоянно кто-то влиятельный недоволен или сверху, или снизу. Если в таких условиях для срыва реформ достаточно митингов или победы на выборах красноречивого болтуна, то ни реформ, ни экономического чуда не будет.

Об этом часто говорят. Гораздо реже говорят о другом: для экономического чуда необходимы рынки сбыта высокотехнологичной продукции. Каждое экономическое чудо XX века было сопряжено с допуском товаров с «родины» чуда на рынок США. При этом каждая из чудесных стран последовательно проходила четыре стадии. Не исключая Китая, чей экономический успех тоже заслуживает оценки «экономическое чудо».

На первой стадии страна меняла свое место в мировом разделении труда. Сделать это на сложившихся десятилетиями рынках, где хозяйничают укоренившиеся гиганты, новичку невозможно. Окно возможностей открывается для прохождения этой стадии раз в несколько десятилетий – при смене длинного экономического цикла, что часто называют промышленной революцией. Альтернатива – масштабная война, но ее рассматривать не будем.

Япония, Корея, Сингапур. Их экономические чудеса связаны с третьей промышленной революцией – постепенным внедрением электроники и вычислительной техники. Это были новые рынки, созданные новыми технологиями, была возможность занять новые ниши. С 1970-х годов, когда свои чудеса запустили азиатские тигры и Китай, таких окон возможностей больше не открывалось. Интернет в 1990-х стал продолжением третьей промышленной революции, все его блага аккумулировали страны, уже завоевавшие мировые рынки к тому моменту. Именно тогда Фукуяма пел о конце истории.

О русском экономическом чуде говорить было бессмысленно. Ингредиентов – рынков сбыта – попросту не было. Все ниши были заняты. Россия не могла, даже если бы сильно захотела, изменить свою роль в глобальном разделении труда. Вакантной была только роль «энергетической империи», как ее называли сторонники, или «бензоколонки с ракетами», как эту роль характеризовали противники. Четвертая промышленная революция открывает окна возможностей для русского экономического чуда. При одном непременном условии: если Россия станет благоприятным местом для внедрения ее результатов и для их масштабирования отсюда на глобальные рынки.

На второй стадии, уже изменив свое место в глобальном разделении труда, страна меняла структуру занятости населения. Четвертая промышленная революция проходит под девизом «Человек будет делать то, что не может делать робот», то есть фантазия, творчество, креатив будут главными источниками добавочной стоимости, высоких доходов и зарплат. По оценке BCG, экономика знаний дает 34% рабочих мест в Сингапуре, 29% – в Германии, только 17% в России и ничтожные 2% в Уганде. При этом доля низкоквалифицированного труда в этих странах обратная: 18% в Сингапуре, 15% в Германии, 35% в России и 57% в Уганде. Хотим чуда? Нужно, чтобы молодежь шла в экономику знаний, а не становилась фрезеровщиками. Даже если это противоречит этике 60-х годов прошлого века. Рассуждения об обратном контрпродуктивны.

Острая проблема сегодняшней России – низкие доходы. Но она решается, увы, только на третьей стадии экономического чуда. Когда молодежь идет в новые профессии, где доходы уже выше, зрелые люди для этого переквалифицируются, а пожилые уходят на пенсию, которая растет с возрастающих (на фоне роста доходов работающих) отчислений предпринимателей в пенсионный фонд. Именно эту стадию сейчас проходит Китай. Ее же называют «ловушкой среднего дохода».

И наконец, четвертая, завершающая стадия экономического чуда – развитие институтов инклюзивной демократии, то есть демократии, вовлекающей широкие слои населения в управление страной. Как сказал отец сингапурского экономического чуда Ли Куан Ю, настоящая демократия возможна только тогда, когда половина населения имеет качественное образование и доход не ниже 5 тыс. долл. в месяц. Нам до этого пока далеко. У России только сейчас, через 30 лет реформ и контрреформ, открылось окно возможностей для экономического прорыва. Воспользуемся ли мы этим окном, зависит не только от профессионализма и просвещенности власти, но и от ответственности оппозиции.

Все успешные страны, на которые хотелось бы равняться образованным россиянам, прошли четыре стадии экономического чуда последовательно. При этом примеров того, как подрыв геополитических и геоэкономических позиций страны во имя идеи демократии привел бы к росту доходов населения и укреплению этой самой демократии, история не знает.

Aвтор Антон Любич – экономист, предприниматель.

https://www.ng.ru/society/2021-06-16/7_8174_russia.html

***

Приложение. Россия не заинтересована в "зеленом" будущем

Отечественная экономика делает ставку на традиционную энергетику. В российской энергетике выбросы углекислого газа будут снижаться медленнее, чем у основных торговых партнеров страны, отмечается в новом докладе Standard & Poor’s.

У РФ пока нет особой заинтересованности в переходе на возобновляемые источники энергии (ВИЭ) или в снижении эмиссии парниковых газов. Для России гораздо важнее ценовая доступность энергии, нежели абстрактные экологические цели. Расширение планов по газификации будет сдерживать декарбонизацию РФ, считают эксперты.

Российские чиновники формально поддерживают переход к светлому «зеленому» будущему, отмечают в S&P. Так, в июне Госдума приняла законопроект о снижении уровня выбросов парниковых газов, введении «зеленых» сертификатов и климатических проектах. Документ, в частности, вводит отчетность крупных компаний о выбросах, а также вводит понятия климатических проектов и углеродных единиц. В то же время в Энергетической стратегии России основной акцент сделан на снижении выбросов за счет повышения эффективности (повышения коэффициента использования топлива, снижения потерь в электросетях, повышения энергоэффективности зданий), а не развития ВИЭ.

Несмотря на декларации, фактически структура энергобаланса в стране меняется мало, и эксперты не видят предпосылок к ее изменению в будущем. «Прочные позиции газовой генерации и минимальное использование ВИЭ замедляют декарбонизацию российской электроэнергетики», – уверены они. Российские власти рассматривают повышение газификации экономики как эффективное средство снижения зависимости энергетики от дизельного топлива и нефтяных энергоносителей, уверены в S&P.

Внутренний спрос на газовое топливо будет расти. Так, на сегодняшний день 62% населения сельской местности имеют доступ к газу. Уровень газификации в городах – 73%, а в среднем по стране – около 70%. По прогнозам Platts Analytics, спрос населения на газ в России будет расти на 0,7% в год до конца 2025 года. Однако уже с 2025 года и до конца 2050 года объем потребления газа населением будет снижаться на 0,6% в год на фоне сокращения численности населения и повышения энергоэффективности. Внутренний спрос на газ в России достигнет максимального уровня в 2027 году, считают в S&P.

Таким образом, РФ и дальше будет делать ставку на традиционную энергетику. Совокупно с использованием угля, нефти и природного газа в качестве источников добывается приблизительно 665 терраватт-часов всего объема электроэнергии в РФ. Это в разы больше, чем за счет ВИЭ. Дальнейший рост использованитя традиционных видов топлива на фоне недостаточного использования электроэнергии, по мнению экспертов, ведет к тому, что объем выбросов СО2 в РФ останется стабильным. Для сравнения: в 2018 году объем выбросов при сжигании топлива составлял 1,65 гигатонн (Гт), что эквивалентно 67% от объема выбросов в 1990 году. При этом в Минэкономразвития прогнозируют, что к 2050 году объем выбросов будет составлять 65% от уровня 1990-го.

Доля ВИЭ в России составляет около 1% установленной мощности и всего 0,3% совокупного объема генерируемой электроэнергии. Но аналитики уверены в увеличении этой доли. Однако доля солнечной и ветровой генерации в РФ будет отставать от аналогичных показателей ЕС и мировой экономики. Для сравнения: Китай в прошлом году только в рамках инициативы «Один пояс и один путь» инвестировал в «зеленую» энергетику 11 млрд долл. В России же господдержка ВИЭ снижается. В 2019 году на поддержку отрасли было выделено 400 млрд руб., в 2025–2035 годах будет выделяться свыше 300 млрд руб.

Основные причины отсутствия интереса к ВИЭ, как считают в S&P, в климатических и демографических особенностях страны. «В наиболее населенных российских регионах (Москва, Санкт-Петербург и близлежащие регионы) нет достаточных солнечных и ветровых ресурсов. А самые ветреные районы России на побережье Арктики являются малонаселенными. Оборудование же для ветрогенерации должно соответствовать сложной логистике региона (отсутствие развитой транспортной инфраструктуры) и его суровым климатическим условиям (снег, низкие температуры)», – следует из доклада экономистов. По их мнению, самыми перспективными с точки зрения ВИЭ можно назвать в первую очередь южные регионы страны.

Отставать от стран Европы, а также США и Китая Россия будет не только по темпам перехода на ВИЭ, но и в части показателей по снижению выбросов углекислого газа в энергетике. И в первую очередь потому, отмечают в S&P, что для России обеспечение надежного снабжения электроэнергией и ее ценовая доступность традиционно являются более высокими приоритетами, чем экологические цели. «Более того, колоссальные углеводородные запасы страны обеспечивают стабильность и ценовую конкурентоспособность газовой генерации», – подчеркивают эксперты.

Тем не менее давление со стороны международных инициатив по защите окружающей среды будет нарастать. К примеру, новый механизм трансграничного углеродного сбора (СВАМ) является частью европейского «Зеленого курса» (Green Deal) и предусматривает введение платы за импорт продукции с высоким углеродным следом. Детали механизма не определены, однако его введение может негативно повлиять на ценовую конкурентоспособность российских экспортеров. И это притом, что Евросоюз – крупнейший торговый партнер России, на которого приходилось 37,5% совокупного российского экспорта в 2020 году.

При этом сами эксперты отмечают, что даже если РФ ничего не предпримет в плане снижения выбросов – она окажется в выигрыше. Так, совокупный объем выбросов CO2 в России в 2019 году составил около 1,7 млрд т против 2,9 млрд т в ЕС. «Поэтому России необязательно достигать нулевых выбросов к 2050 году. Напротив, объем эмиссии может оставаться стабильным – в зависимости от динамики декарбонизации в ЕС и методологии расчета уровня выбросов. Например, учитывая продолжительность нахождения парниковых газов в атмосфере и изменения в землепользовании, Россия теоретически может достичь долгосрочной цели и без существенного изменения объема выбросов парниковых газов, если к 2050 году снижение выбросов в ЕС составит лишь 50% от текущего уровня», – предполагают в S&P. Однако, продолжают они, если ЕС сумеет достичь более существенного снижения выбросов, России будет догнать их куда сложнее.

Если сравнивать страны в глобальной выборке, темпы приближения к нулевым выбросам прямо пропорциональны цене на энергию в стране, а также цене и объему капитала, отмечают эксперты «НГ». «России приходится исходить из текущей ситуации со сравнительно дешевой энергией, невозможностью резко поднять на нее цены путем регулирования и ограничениями масштабов целевого государственного субсидирования программ по повышению энергоэффективности», – говорит начальник управления аналитических исследований компании «Универ Капитал» Дмитрий Александров. Естественно, что, обладая огромными запасами углеводородных ресурсов, России куда проще и дальше придерживаться традиционных для нас видов топлива, соглашается шеф-аналитик TeleTrade Петр Пушкарев.

Автор Ольга Соловьева

https://www.ng.ru/economics/2021-06-16/1_8174_russia.html


Об авторе
[-]

Автор: Антон Любич, Ольга Соловьева

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.07.2021. Просмотров: 61

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta