Бюджет развития России на 2022 год: несправедливые налоги, бедные люди и забытые регионы

Содержание
[-]

Расходы на здравоохранение подскочили в пандемию и не будут снижаться до 2024 года  

Несправедливые налоги, бедные люди и забытые регионы — главное, что не устраивает депутатов в федеральном бюджете на 2022 год.

Ко второму чтению в Госдуму поступило более тысячи поправок к бюджету — но внесены будут лишь те, что одобрены комитетами, а также будут иметь «межфракционный» характер. Так, уже известно, что ряд выплат все же решено индексировать не на 5,8%, предусмотренные в изначальном варианте, а на 7,4%. Все партии, включая ЕР, настаивают на том, чтобы увеличить расходы бюджета. В частности, ЕР предлагает выдавать деньги на жилье людям с инвалидностью, помогать регионам создавать систему долговременного ухода, а также увеличивать ассигнования на автодороги. Активно обсуждается увеличение и так серьезных расходов на здравоохранение, а также сумм, которые будут потрачены на президентскую программу капремонта школ.

ЛДПР и ЕР традиционно одобряют основные камни преткновения бюджета — накопление крупных сумм в ФНБ и осторожный подход к тратам. «Справедливая Россия» и «Новые люди» выступают категорически против этого. Темы, которые так или иначе видятся проблемными представителям всех фракций: региональные бюджеты — проблемы с процессом перечисления денег в регионы, из-за чего последним сложно адекватно распоряжаться своими бюджетами; перераспределение налоговой нагрузки — освобождение от нее малого бизнеса с возможным повышением нагрузки для офшорных и крупных сырьевых компаний; и, конечно, борьба с бедностью — и в части выплат, и в части освобождения скромных доходов от НДФЛ.

«Эксперт» узнал у партий, на чем они будут настаивать при принятии очередного бюджета и какую концепцию бюджетной системы считают правильной. «Перспективы роста для принципиально важных статей — здравоохранение, образование — есть, и этот рост необходим. Наша партия считает увеличение расходов на эти статьи, особенно на образование, одним из ключевых приоритетов» («Новые люди»).

«Новые люди»: неверно рассчитывать на рост спроса

Фракция «Новые люди» поддержала проект бюджета на 2022–2024 годы в первом чтении, но предложила свои поправки ко второму. Диалог партии с Минфином, как рассказали «Эксперту», в целом складывается, к предложениям прислушались и внесли часть инициатив в новую редакцию.

В партии «Новые люди» убеждены, что нужна комплексная программа содействия в трудоустройстве молодежи и поддержки МСП. Например, необходимо предусмотреть деньги для МСП на развитие инновационного производства. «Особое внимание мы уделяем развитию внутреннего туризма и защите экологии и предлагаем увеличить финансирование этих статей, — говорят в партии. — Мы выступаем за сбалансированное распределение государственных ресурсов между регионами и федеральным центром. Сейчас у местных властей часто нет денег на покупку жилья для инвалидов и детей-сирот, на закупку лекарств для льготников. О реальном росте зарплат и покупательной способности тоже говорить не приходится. 

При этом мы не смогли поддержать проекты бюджетов Пенсионного фонда, Соцстраха и фонда ОМС. Пенсии в 2022 году хотят проиндексировать на 5,6 процента, а прогнозируемая инфляция составляет 7,4 процента. При существующем росте цен говорить людям о повышении пенсии на тысячу рублей просто смешно. Мы убеждены, что пенсии нельзя индексировать ниже уровня инфляции. То же самое касается индексации социальных выплат, которая заложена в размере 5,8 процента». 

Как полагают во фракции, перспективы роста для принципиально важных статей — здравоохранение, образование — есть, и этот рост необходим. «Наша партия считает увеличение расходов на эти статьи, особенно на образование, одним из ключевых приоритетов. Мы много тратим на оборону, но сейчас главный и явный противник — пандемия. Нужно поддержать людей. Имеющийся проект бюджета опирается на слишком оптимистичный прогноз правительства о росте ВВП (три процента в год в течение трех лет). Правительство рассчитывает на рост инвестиционного и потребительского спроса, но почему там уверены, что люди будут больше покупать? Локдауны и рост безработицы этому не способствуют. Если прогноз роста экономики завышен, то либо не будет профицита бюджета и пополнения Фонда национального благосостояния, либо выпадающие бюджетные доходы компенсируют налогами и штрафами. Мы предлагаем налоговый маневр, который позволит снизить налоги, пополнить бюджет, перезапустить экономику и увеличить зарплаты». 

«Справедливая Россия»: против накопительства

По мнению Олега Нилова, первого заместителя руководителя фракции «Справедливая Россия», в текущем виде бюджет не отражает задач, поставленных президентом, таких как борьба с бедностью и экономический прорыв в пятерку развитых стран. «Мы выступаем категорически против финансовой политики накопительства. И бюджет — отражение этой никчемной политики, который только усугубляет печальное положение, связанное с пандемией, экономикой, — говорит Нилов. — Два бюджета лежат в кубышке на черный день (ФНБ на конец 2022 года, согласно проекту бюджета, составит 16,5 трлн рублей, расходы бюджета в 2022 году — 23,7 трлн рублей. — “Эксперт”), а у нас черный год. Где логика? Одной из причин катастрофической ситуации смертности от коронавируса является как раз экономия в прежние годы на здравоохранении, на зарплатах врачей, ученых. Выводы не делаются. Может, они сделаны в какой-то части ковидных госпиталей, для какой-то категории учреждений, но по остальным выводы не сделаны. А люди умирают не только от ковида, но и от других хронических заболеваний. Поэтому требуется увеличить расходы на здравоохранение как минимум в два раза, и такие поправки сделаны нами. Но они не замечаются. То же самое с поддержкой бизнеса. Они не фиксируются в головах у руководителей, этого не происходит годами. Здравые инициативы по сокращению уровня бедности, развития стратегических отраслей, науки и так далее должны быть составлены с дорожной картой, с зафиксированным ростом по годам и с персональной ответственностью за каждый график». 

Важный момент в предложениях «Справедливой России» — снижение налогов. В партии уверены, что в сегодняшних условиях для малого и среднего бизнеса, для определенной категории граждан, по многим направлениям нужно снижать налоги, вплоть до отмены. Например, для малых агрофермеров, кооператоров. «Лампочка на столбе порой является единственным благом цивилизации в ряде сел, но для них почему-то действуют жесткие налоговые обязательства. А переложить всю тяжесть на монополистов, олигархов, офшорных обитателей, где денег на несколько бюджетов при желании можно вернуть или развернуть. Здесь дисбаланс катастрофический», — подчеркивает Олег Нилов. «В целом для экономики снижать налоги не нужно, потому что есть и олигархи, есть крупные компании. Нужно точечно смотреть. Мы должны снизить определенные налоги для инновационных предприятий. И поддержать тех, кому сейчас очень трудно: домохозяйства с большим количеством детей на семью» (ЛДПР). 

ЛДПР: нужен именно профицитный бюджет

Борис Чернышов, заместитель председателя Государственной думы от ЛДПР, характеризует очередной бюджет как достаточно сбалансированный, даже при том, что в нем возникли новые статьи расходов. В бюджете есть определенный баланс между социальной политикой, образованием. Особое внимание направлено на блок здравоохранения, что самое важное в пандемийный период. «Увеличивается количество госпиталей, появляется возможность быстрого расширения коечного фонда. Мы также отрабатываем общую повестку в вопросах, связанных с общим образованием. Крайне важно развивать драйвер роста экономики в социальной сфере как одном из принципиальных элементов в жизни государства», — подчеркивают в ЛДПР. 

Самая главная история, которые должна учитываться в бюджете, полагает Борис Чернышов, — это вопросы, связанные с временем прихода денег в регионы. «Бывает, из-за того, что деньги поздно приходят, на счетах регионов скапливаются большие остатки. Это забюрократизированность на региональном уровне принятие решений по тем или иным статьям расхода в бюджете. Здесь нужно оперативнее решать вопросы. И бюджет нужно рассматривать намного раньше, чтобы буквально в начале года все деньги были на счетах региона. Чтобы он быстро мог перераспределить по статьям расходов движение денежных средств», — говорит представитель ЛДПР. 

Профицитный бюджет, естественно, нужен, потому что часть расходов идет на определенные резервирования, потому что есть риски, убежден Борис Чернышов. «Рискоориентированный подход должен сохраняться при планировании. Мы уже видим, что четвертая волна коронавируса превышает все возможные ожидания, — рассуждает представитель ЛДПР. — Мы не знаем, как будет дальше развиваться эпидемиологическая ситуация, что будет дальше происходить. Поэтому деньги, которые лежат в Резервном фонде, возможно, в ближайшее время придется потратить на прямую поддержку социально незащищенных групп. Мы видим, когда деньги через определенные решения правительства пришли к молодым семьям, сразу же резко поменялась картина с уровнем бедности. Таким образом, простыми решениями мы позволили пять-шесть миллионов людей вывести из-за черты бедности. Если наши запасы и резервы будут уменьшаться, если бюджет будет дефицитным, в кризисное время мы можем оказаться без поддержки, что будет не очень со стороны государства… 

В целом для экономики снижать налоги не нужно, потому что есть и олигархи, есть крупные компании. Нужно точечно смотреть. Мы должны снизить определенные налоги для инновационных предприятий. И поддержать тех, кому сейчас очень трудно: домохозяйства с большим количеством детей на семью. Есть проблема по учителям. Странно, что даже с пяти тысяч рублей президентских надбавок мы все равно снимаем подоходный налог. Вот этим нужно заниматься». «Самое главное — налоги не повышать. И иметь прогнозируемую позицию для бизнеса. Поэтому принципиальной позицией, по крайней мере для нас, всегда была прогнозируемая налоговая политика. Основной резерв — улучшение администрирования и своевременная и адресная помощь тем, кто оказался в сложной ситуации» («Единая Россия»). 

«Единая Россия»: самое важное — дороги и здравоохранение

Айрат Фаррахов, заместитель председателя комиссии Государственной Думы по вопросам поддержки малого и среднего предпринимательства, член фракции «Единая Россия», подчеркивает, что в новом бюджете учтены основные пожелания граждан. «Например, я объездил весь Татарстан. Люди говорили о том, что проблема номер один — дороги. И самое большое увеличение расходов в рамках поправок ко второму чтению как раз дороги, практически в два раза удваивается сумма. Это действительно то, что просили люди, — говорит Фаррахов. — Второе — это школы, здравоохранение. Тысяча триста новых школ. Ремонт очень серьезный предполагается школ, для того чтобы решить проблему третьей, второй смены, горячей воды и так далее (на съезде «Единой России» 19 июня Владимир Путин поручил создать программу капремонта школ на ближайшие пять лет. — “Эксперта”). И здравоохранение, первичное звено, — это та позиция, которую партия отстаивала. Сумма будет увеличиваться, будет поиск вариантов для более эффективного освоения, использования, для того чтобы был результат. Достаточно серьезный резерв закладывается на случай ухудшения ситуации в условиях пандемии по здравоохранению. Мы должны предоставить выбор и бесплатную вакцинацию для всех». В целом ЕР определяет новый бюджет как бюджет развития. Впереди серьезные задачи, и бюджетные инвестиции должны показать эффективность. 

Налоговый вопрос для ЕР тоже в центре внимания, но тут речь идет не о снижении, а об отсутствии повышения. «Самое главное — налоги не повышать. И иметь прогнозируемую позицию для бизнеса. Бизнес нам говорит именно это. Поэтому принципиальной позицией, по крайней мере для нас, всегда была прогнозируемая налоговая политика. Основной резерв — улучшение администрирования и своевременная и адресная помощь тем, кто оказался в сложной ситуации. Именно по этим путям на самом деле все и развивается. Посмотрите, как пошел проект по самозанятым. Посмотрите, это то как раз, что нас просили предприниматели. Это минимум взаимодействия с государством, минимум проверок, минимум отчетности и минимум бумаги. Вот именно это и реализовано в проекте самозанятых. Посмотрите, как люди голосуют своим участием в этом проекте. Сегодня более трех миллионов самозанятых», — говорит Айрат Фаррахов.Профицитный бюджет, полагают в ЕР, необходим. Наша страна в любом случае остается сильно зависимой от конъюнктуры цен на нефтегазовые ресурсы. «Сегодня в целом конъюнктура цен хорошая. Но мы понимаем, что это всегда может оказаться временным благополучием, — предупреждает Фаррахов. — Мы уже прошли периоды, когда каждый раз нам наши оппоненты говорят, что давайте тратить ФНБ, давайте тратить ФНБ. Но давайте вспомним. За последние десять лет мы четыре раза переходили именно к этому ФНБ. И ФНБ нам позволял выживать, позволял сохранять устойчивость, стабильность государства. Кроме того, именно в последние годы мы перешли к тратам ФНБ, но не к тратам операционным, повседневным, а к тратам именно на инфраструктурные проекты. Инфраструктурные проекты, которые будут акселерировать занятость, рабочие места и будущие наши доходы. Поэтому, мне кажется, это абсолютно продуманная, взвешенная и эффективная позиция исходя из структуры нашей экономики сегодня».

Авторы: Нурлан Гасымов,

Тихон Сысоев, обозреватель журнала «Эксперт», Евгения Обухова, редактор отдела экономика и финансы журнала «Эксперт»

Источник - https://expert.ru/expert/2021/48/byudzhet-razvitiya-na-cherniy-god/

***

Комментарий. Ни пенсий, ни здоровья: Два главных разочарования нового федерального бюджета

Федеральный бюджет Российской Федерации на 2022–2024 годы принят Госдумой в окончательном, третьем чтении.

Быстрым у нас стал этот процесс — принятие главного финансового документы страны на ближайшие три года. Не успел в октябре 2021 года собраться новый депутатский состав Госдумы, как через месяц с небольшим уже приняли закон о федеральном бюджете. Рассмотрение закона во втором и третьем чтении вообще прошло за пару дней. Однако важно, безусловно, его содержание. Что с этим-то, лучше стало или хуже?

Не буду перечислять много цифр: триллионов, миллиардов, миллионов, процентов… Хотя как без этого писать о бюджете? Выделю, на мой взгляд, главное, на что стоило бы обратить внимание. Процесс принятия бюджета запомнился инициативой президента Владимира Путина о повышении в 2022 году минимального размера оплаты труда (МРОТ) на 8,6%. Мотивировано это было тем, что инфляция по итогам года может намного превысить прогнозные показатели.

Это действительно так. Хотя прогнозы по инфляции на текущий год неоднократно пересматривали, даже запланированной индексации на 6,4%, как стало понятно, все равно не хватило бы, чтобы она была выше инфляции. Уже по состоянию на 22 ноября 2021 года накопленная с начала года инфляция, по данным Росстата, была больше 7%. Инфляция в завершающемся году с большой долей вероятности превысит 8%. Поэтому президентская инициатива оказалась очень своевременной. В результате ее реализации МРОТ будет составлять с 1 января 2022 года 13 890 рублей в месяц, что на 1098 рублей больше нынешнего размера в 12 792 рубля. 

Одновременно глава государства предложил повысить прожиточный минимум на те же 8,6%, до 12 654 рублей. Понятно, что все это потребовало оперативных корректировок принимаемого бюджета. Деньги на реализацию данных предложений требовались относительно небольшие — около 30 миллиардов рублей. Их, естественно, нашли. 

Однако остался один очень важный вопрос: а какой будет в 2022 году индексация пенсий? Ну работающим пенсионерам и так ничего не обещали, но хотя бы неработающим-то могли бы нормально проиндексировать пенсии. В свое время, в 2018 году, когда принималось решение о повышении пенсионного возраста, обосновывалось оно прежде всего тем, что это позволит проводить ускоренную индексацию пенсий. «Ускоренную» — значит, выше инфляции. Кстати, президент, предлагая повысить МРОТ и прожиточный минимум, говорил и о необходимости соразмерного повышения пенсий. Поэтому надежда на нормальную индексацию пенсий с января 2022 года была большой. 

Увы, судя по принятым документам, а одновременно с федеральным законом о бюджете был принят и закон о бюджете Пенсионного фонда России, никакой ускоренной индексации пенсий не предусмотрено. Как изначально планировали проиндексировать нынешние пенсии, составляющие в среднем 17,5 тыс. рублей в месяц, на 5,9%, так это и осталось. И нет никакой индексации на 8,6%. Значит, индексация пенсий будет меньше инфляции. Значит, размер пенсий в реальном выражении уменьшится. Это, пожалуй, главное разочарование принятого федерального бюджета. Но, может быть, очень велика цена вопроса? Сколько дополнительно потребовалось бы денег, чтобы проиндексировать не на 5,9%, а хотя бы на 8,6%? По моей оценке, в 2022 году на это потребовалось бы немногим менее 160 млрд рублей. Не такие уж большие деньги, кстати. Вполне можно было бы найти. 

Доказательство: в 2022 году, согласно принятому закону, предусмотрен профицит федерального бюджета, то есть превышение его доходов над расходами, в размере 1 трлн 327,7 млрд рублей. Соотнесите это с суммой средств, требуемых для приемлемой индексации, и станет понятно, что денег для этого более чем достаточно. 

Теперь еще об одной очень чувствительной статье расходов — расходах на здравоохранение. Здесь было о чем волноваться, потому что пандемия COVID-19 продолжается. Год назад текущий бюджет на 2021 год и плановый период на 2022 и 2023 годы был принят с таким расчетом, что расходы на здравоохранение должны были уменьшаться с 1 трлн 123,3 млрд рублей в 2021 году, до 1 трлн 112,8 млрд рублей в 2022 году. Очевидно, полагали, что пандемия резко пойдет на спад, а потому можно сократить расходы на здравоохранение.

Теперь смотрим только что принятый новый трехлетний бюджет. Там в 2022 году запланировано все-таки уже 1 трлн 234,6 млрд рублей, то есть урезания расходов вроде как не предусмотрено. Даже есть увеличение расходов на здравоохранение в будущем году на 111,3 млрд рублей. Но это только если сравнивать планируемые расходы. По факту же расходы на здравоохранение в 2021 году могут превысить 1 трлн 360 млрд рублей, и тогда мы получим в 2022 году не рост расходов на здравоохранение, а их снижение.

В 2022 год страна, как и весь остальной мир, входит в состоянии пандемии, а это значит, что расходы на здравоохранение должны быть соответствующими, снижать их категорически нельзя. Что же, если бы не было такой гонки с принятием бюджета, может, и с индексацией пенсий все правильно бы решили. А так, бюджет приняли, но осадочек остался.

Автор Игорь Николаев, доктор экономических наук

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/26/ni-pensii-ni-zdorovia

***

Мнение эксперта: Либо экономический рост, либо "валидольные" выборы с неясным исходом

Институциональный эгоизм Банка России и правительства не позволяет синхронизировать цели нашего развития.

Россия стоит перед огромными проблемами как внутри страны, так и вне ее. С одной стороны, надо срочно менять экономическую модель развития, делать ее более инклюзивной, чтобы 60–70% населения стали бенефициарами роста доходов. В противном случае каждые выборы будут «валидольными» для власти и с неясным исходом. С другой – она должна учитывать энергию и динамизм, бурление и пассионарный драйв многих соседей по периметру своих границ.

Мир меняется на глазах. Американский экономист Джефри Сакс отметил, что проведение последнего саммита G-7 – пустая трата денег. Поскольку эта организация перестала быть представительной и влиятельной. Если в 1980 году на экономики стран G-7 приходилось 51% мирового ВВП, то в 2021-м – всего лишь 31%. Одновременно у азиатских стран доля в мировом ВВП за это время выросла с 9 до 33%.

Сегодня уже G-20 превращается в наиболее адекватный формат разговора на важные темы. На страны G-20 приходится 2/3 мирового населения, 85% мирового ВВП, 75% мировой торговли, а также 80% атмосферных выбросов, обуславливающих изменение климата. Последние данные убедительно доказывают, что сокращение выбросов не подрывает экономический рост: с 1990 по 2019 год выброс парниковых газов в ЕС сократился на 23%, а ВВП вырос на 60%.

Сегодня от правительства требуется энергия и воля трансформации нашей экономики, радикальное повышение ее инновационности. Экономика стагфляции (стагнация темпов роста и высокая инфляция) – метастаза модели. В истории других стран из стагфляции выход один – радикальный слом сложившихся подходов. Из последних ярких кейсов – рейганомика. Когда президент США Рональд Рейган в ответ на стагфляцию ввел налоговые льготы для корпораций революционной амортизационной политикой, позволившей производителям переносить высокий процент амортизации на стоимость продукции, обновлять технологический производственный парк. К тому же, как известно, фонд амортизации не облагается налогом. Из него бизнес черпал ресурсы для инвестиций в основной капитал.

Институциональный эгоизм ЦБ России и правительства не позволяет синхронизировать цели нашего развития. Обеспечивать формальный рост реальных доходов населения через разовые вертолетные выплаты то к выборам, то к Новому году – слишком примитивная модель государства. Опережающий рост предложения товаров и услуг – фактор стабилизации цен. Повсеместное стимулирование создания рабочих мест – важнейший критерий при принятии решений о финансировании. Распределение ресурсов через институциональных игроков в производственных системах не ведет к росту цен в сравнении с аналогичным по масштабам вертолетных инъекций конечным потребителям.

Появился ответ на сакраментальный вопрос при представлении любого проекта развития: укажите источник финансирования ваших фантазий! Он есть – сверхпрофицит бюджета. Глава ФНС доложил президенту о росте налоговых доходов на 7 трлн руб. И это без доходов от таможенных поступлений.

Самый очевидный дополнительный и эндогенный/внутренний ресурс роста российской экономики находится в сфере развития новых перспективных регионов: вовлечение в экономическую активность человеческих, природных, потенциальных инфраструктурных и финансовых ресурсов из отсталых на сегодняшний день территорий.

Близость к азиатскому рынку как главный рыночный шанс подъема экономики отсталых районов, прежде всего Восточной Сибири, Дальнего Востока. Кстати, есть уникальная возможность осуществить программы развития отсталых районов на принципах климатической повестки, устойчивого развития и ESG. Это позволит нам использовать новейшие технологии, прогрессивные конструкционные материалы и принципы современной философии развития. Это само по себе станет фактором притяжения людей и стимулом к переселению в новые районы. Все хотят жить там, где прекрасная экология и динамичный рост, высокооплачиваемые рабочие места и современное жилье!

Необходимы решительные действия финансовых и экономических властей. Предпосылки в виде многотриллионных сверхдоходов бюджета есть. Их надо тратить с умом, а не создавать из них кубышку, из которой будут наполняться будущие вертолеты…

https://www.ng.ru/editorial/2021-11-30/2_8314_editorial.html


Об авторе
[-]

Автор: Нурлан Гасымов, Тихон Сысоев, Евгения Обухова, Игорь Николаев

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.12.2021. Просмотров: 41

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta