Буквально на следующий день после подсчета голосов во весь рост в России встали проблемы экономики

Содержание
[-]

***

Выборы закончились – забудьте о политике

В ходе избирательной кампании мало внимания и страсти уделялось вопросам экономики. Вместе с тем именно материальные заботы россиян лежат в основе их гражданского самочувствия.

Однако из-за невнятности и несбыточности многих обещаний политиков вряд ли население отдаст предпочтение политикам с четко очерченными экономическими программами. Жаль, конечно, потому что выборы – лучший формат для выработки и утверждения будущего экономического курса страны. А проблем между тем много. Взять хотя бы тематику публикаций нашей газеты за прошедшую неделю. О чем же мы писали?

Почти две трети россиян (62%) предпочитают сегодня экономическую систему госпланирования и распределения – это максимум за всю историю опросов. Основанные на частной собственности рыночные отношения поддерживают только 24% населения РФ. Рекордный рост общественных надежд на госраспределение эксперты объясняют многолетним падением доходов населения страны. А также неготовностью жертвовать уровнем жизни ради внешнеполитических инициатив родного государства.

Цены на электроэнергию, газ и транспорт в России могут вырасти в следующем году гораздо больше, чем ожидалось. Власти планировали поднимать монопольные тарифы с ориентиром на целевую инфляцию в 4%. Однако по итогам года рост цен окажется ближе к 7%. И монополии уже требуют повысить цены на свои услуги в полтора раза больше, чем планировалось. Для средней российской семьи ускоренное повышение тарифов означает потерю примерно 3000 руб. на платежах за электроэнергию и ЖКХ.

Россия берет на борт экономику Белоруссии, что делает еще более туманными перспективы вывести доходы населения из кризиса. Страны намерены гармонизировать денежно-кредитную политику (ДКП). В Центробанке РФ сделали акцент на переходе Минска к таргетированию инфляции, она в Белоруссии близка к 10%. Но, как сообщил «НГ» министр по интеграции Евразийской экономической комиссии Сергей Глазьев, сведение ДКП к манипулированию ключевой ставкой ударило по экономике РФ и вряд ли этот принцип стоит распространять в Союзном государстве. Россия и Белоруссия и так уже показывают самые низкие темпы роста ВВП в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС).

Переход на зеленую энергетику оказался сложнее, чем предполагалось. Одна из причин – подорожание альтернативной энергетики и самой энергии. Так, впервые за семь последних лет стоимость солнечной энергии повысилась во втором квартале, рассказывают аналитики компании Wood Mackenzie. Основная причина – проблемы в глобальной цепочке поставок и рост цен на такие товары, как сталь и алюминий. Энергопереход осложняется не только по мере роста цен на возобновляемые источники энергии (ВИЭ), но и их общим дефицитом. Спекулятивный рост цен на газ и взлет цен на электричество в ЕС увеличивают интерес стран к углю, несмотря на цели отказа от него. Россия, как основной поставщик традиционного сырья, оказывается главным бенефициаром тотального энергокризиса.

Средняя цена доставки морского контейнера по основным торговым маршрутам сегодня в шесть раз выше, чем в прошлые пять лет. Причиной такого подорожания стали сбои в глобальных цепочках поставок, дефицит контейнеров, резкое увеличение спроса на товары, а также закрытие портов на карантин. Дополнительные транспортные издержки приведут к подорожанию импортных товаров. Нарастающая инфляция оказалась в РФ самым тревожным экономическим фактором.

Правительство должно осознать масштаб и разнообразие серьезных проблем в экономике и предложить стратегию долгосрочного развития и роста доходов. Потому что кажется, что имитировать статистический рост реальных доходов через три года, к президентским выборам, будет и труднее, и затратнее, и менее эффективно с электоральной точки зрения.

Редакция "Независимой газеты"

https://www.ng.ru/editorial/2021-09-16/2_8254_editorial.html

***

РФ ждёт инфляционное цунами, порождающее галопирующую инфляцию — прогноз

Эксперт рассказал о перспективах инфляции в российской экономике.

Инфляция в России продолжает бить рекорды последних лет. В начале сентября ЦБ РФ оценивал годовую инфляцию по состоянию на август 2021-го в 6,74% в год. С учетом своеобразного метода подсчета инфляции нашим регулятором и нашими органами статистики можно смело полагать, что реальная потребительская инфляция, наблюдаемая гражданами, составляет уже никак не меньше 13,5−15%. Ключевые источники текущей инфляции приходят к нам из растущих издержек, связанных ценовым ралли на сырьевых рынках, а ралли пока не думает останавливаться. Если рынок металла немного успокоился, то всплеск цен на газ активно подхватил эту эстафету.

Вероятно, эти инфляционные волны пробьют институциональные преграды. И мы сможем увидеть инфляционное цунами, порождающее галопирующую инфляцию и на нашем рынке и на рынках других стран. Вероятность этого не стопроцентная, но весьма высокая. Такой сценарий, был заложен нашим ЦБ как один из вероятных стрессовых сценариев. Реализация этого события может привести и к обнищанию граждан, особенно наименее обеспеченных, и к кризису на товарных рынках, вызванному разрушением цепочек поставок.

При этом реально располагаемые доходы жителей России и так не слишком растут в последние годы. В 2020 году, по данным Росстата, размер таких доходов упал на 3,5% и стал на целых 10% ниже уровня 2013 года. Хотя сейчас произошел некий восстановительный рост, пиковый уровень доходов пока не достигнут.

В случае реализации сценария резкого ускорения инфляции результаты для большинства наших граждан обещают быть очень жесткими, если не жестокими. Это заставляет и экономистов, и обычных людей особо внимательно следить за политикой правительства РФ и Центрального банка в этой области. 10 сентября 2021 года Центральный банк России в очередной раз в этом цикле поднял ключевую ставку до внушительных 6,75%. То есть регулятор начал цикл жесткой кредитно-денежной политики. Несмотря на активную критику, связанную с тем, что поднятие ставки ограничивает в первую очередь инфляцию спроса, а не разворачивающуюся сейчас инфляцию издержек, нельзя не признать некую логику в работе регулятора. Ограничение со стороны спроса не позволит производителям переносить инфляцию с сырьевых на потребительские рынки в полном объеме.

Однако всё равно это выглядит полумерой. Рано или поздно резкий рост сырьевых цен, составляющий сегодня от 30 до 300% для разных рынков, либо прорвется на потребительские рынки, либо убьет производителей, что сократит предложение и остановит восстановительный рост. В итоге ситуация выглядит цугцвангом. Какой бы ход ни выбрал регулятор, он приведет к ухудшению ситуации раньше или позже. Наш ЦБ выбрал вариант позже. И это, вероятно, правильное решение, если смотреть в его логике.

Причина такой «безвыходной» повестки — ограниченный взгляд на экономику со стороны правительства и регулятора денежного рынка. Правительство принципиально отказывается вмешиваться в базовые механизмы работы рыночной системы, считая это крайне опасными, разбалансирующими действиями. Кризисы, с которыми сталкивается наша экономика сегодня, носят системный характер и институциональную природу. Сама текущая система порождает такие ситуации, как резкий рост цен сегодня, и снижение располагаемых доходов вчера. Если государство хочет найти действенное решение, то ему следует вмешиваться в рыночные механизмы и активно их донастраивать.

Правительству России нужно отказаться от определения конкуренции только как торговых процедур и ценовых снижений. Получение информации — это не только дело исключительно самих участников рынка. Снижение транзакционных издержек в экономике, развитие продуктивной занятости и рост производительности труда — этими задачами следует заниматься правительству уже сейчас. Это нужно не только лишь предприятиям, это нужно всем нам. Для того чтобы доходы росли, а цены были стабильно управляемыми.

Именно на этих трех точках фокуса следует сконцентрироваться в первую очередь. Во-первых, государству нужно помогать создавать и развивать предприятия в низкоконкурентых сферах. Во-вторых, необходима системная прозрачность и доступность информации о рыночных альтернативах. Условно, как простой горожанин должен быстро узнавать, где подешевле ряженка, так и предприятия должны знать, где могут проще и дешевле купить сырье. Это будет значимым институциональным барьером для роста цен.

Необходимо резко изменить подходы к государственному планированию и поставить во главу угла снижение непродуктивных транзакционных издержек. Сегодня 70−90% от цены товара — это непродуктивные издержки на перемещения, посредников и прочие ненужные и не добавляющие ценности действия. Современные технологии позволяют нам резко продвинуться в этих вопросах, и правительство обязано этим заниматься для роста благосостояния всех.

Автор Пётр Заборцев

https://regnum.ru/news/economy/3378252.html

***

COVID-19 в России: блеск бюджета и нищета населения

27 сентября президент России Владимир Путин на совещании с правительством в Ново-Огарёво назвал наших главных врагов.

Это «бедность значительной части населения, нерешённые проблемы системы здравоохранения, образования, развития инфраструктуры», — передаёт слова руководителя страны ИА REGNUM. Конкретных имён пока не прозвучало, хотя, как выразился в своё время и по несколько другому поводу нарком путей сообщения СССР Каганович Лазарь Моисеевич, «у каждой аварии есть имя, фамилия и должность». Которые со временем станут известны. А может — и не станут. Поэтому пока рассмотрим отражение данных в зеркале COVID-19 в динамике бюджетов России и Франции, взятой в качестве примера не одного лишь укора отечественным власть имущим ради, а как нынешней основы мощнейшей европейской экономики, а некогда — камертона всесокрушающих революционных идей и потрясений, коснувшихся нашей страны в наибольшей степени.

Из вежливости предоставим слово воображаемым гостям: 27 сентября, в тот же день, когда президент России определил главных врагов нации, портал старейшей французской газеты Le Figaro опубликовал материал, подготовленный совместно с агентством Франс-Пресс (AFP), посвященный предварительной оценке ущерба экономике Франции от пандемии коронавируса за последние два года. Из которого, со слов министра бюджета Оливье Дюссо (Olivier Dussopt), следует, что пандемия обошлась государству в общей сложности от 170 до 200 миллиардов евро как чрезвычайных расходов, так и «недополученных доходов, поскольку экономическая активность прекратилась». Чрезвычайные расходы бюджета на пандемию министр оценил в более чем по 70 млрд евро в год — что за прошлый, что за текущий — и «это привело к значительному дефициту». Согласно проекту госбюджета на 2022 год, предоставленному правительством Франции 22 сентября, дефицит, как ожидается, вырастет с 9,2% ВВП в 2020 году до 8,4% в этом году, а затем до 4,8% в 2022 году. И это «если в 2022 году не произойдет резкого ухудшения ситуации в сфере здравоохранения», — добавил министр бюджета Французской Республики Оливье Дюссо. Пока же погашать связанный с корона-кризисом государственный долг, который оценивается в 165 миллиардов евро, по прогнозам французского правительства, планируется до 2042 года.

А вот отечественный бюджет, в отличие от французского, вплоть до 2024 года планируется профицитным. Так, 21 сентября 2021 года правительство России одобрило проект федерального бюджета на 2022−2024 годы. Доходы бюджета России в 2022 году планируются в размере 25 трлн рублей, а расходы будут на уровне 23,6 трлн рублей. Профицит бюджета в 2022-м должен составить 1,4 трлн рублей, говорится в документе. В 2023 году бюджет также будет с профицитом — 434,7 млрд рублей, а в 2024 году прогнозируется дефицит — 315,3 млрд рублей. Профицит бюджета РФ в 2022—2023 годах будет в пределах 1% ВВП.

Средства из запланированного федерального бюджета пойдут на поддержку семей с детьми, ремонт существующих и строительство новых школ, создание сети кампусов мирового уровня, лечение тяжелобольных детей, расселение аварийного жилья, в том числе по новой программе, транспортные, экологические и инфраструктурные проекты, а также увеличение выплат военнослужащим.

Экономить правительство планирует на системе ЖКХ, физкультуре и спорте, культуре и кино, а также поддержке регионов. При этом среди бюджетов на 2021 г. 73 из 85 субъектов федерации имеют дефицит. Лишь 5 регионов имеют профицит и только 7 относятся к категории регионов со сбалансированным бюджетом. А годом ранее, 24 ноября 2020 года, Госдума приняла проект бюджета на 2021−23 гг. Несмотря на пандемию, «под нож» пошли ассигнования на здравоохранение. В 2021 году бюджет должен выделить на эти цели 1,129 трлн рублей (14,4 млрд евро по нынешнему курсу), что на 11% меньше, чем в 2020-м. В бюджете-2022 медицинские расходы символически увеличиваются (на 5 млрд рублей, или 0,4%), а затем снова сокращаются в 2023-м — на 34 млрд рублей, до 1,1 трлн.

14,4 млрд евро на поддержку отечественной медицины в год — это в 5 раз меньше расходов французского бюджета, не побоявшегося стать дефицитным, на те же цели в 2021 году. Понятно, что коронавирус — отнюдь не единственный фактор, негативно влияющий на динамику численности населения страны, однако сравним имеющиеся данные. Так, численность постоянного населения России на 1 января 2021 года, по предварительной оценке Росстата, составила 146,24 млн человек, что на 510 тыс. человек меньше, чем на 1 января 2020 года. Численность населения Франции на 28 сентября 2021 года составила 65,714 млн человек и с начала года увеличилась на 160 тыс. человек, а за год ожидается увеличение почти на 295 тыс. человек.

Для наглядности эффективности использования целевых бюджетных ассигнований сравним статистические данные коронавируса «COVID-19» в России и во Франции на 28 сентября 2021 года. Результаты сравнительного анализа статданных по COVID-19 в России и Франции — явно не в нашу пользу. Хоть и вполне сопоставимы, если не учитывать более чем двукратной (2,2 раза) разницы в численности населения двух стран. По всей видимости, большее значение имело бы сопоставление ВВП двух стран, на 2020 год составляющее 1,77 не в нашу пользу, которое, по прогнозам МВФ (обзор World Economic Outlook), к концу текущего года станет уже двукратным.

Ещё менее приглядной картина предстаёт при сопоставлении ВВП на душу населения, согласно которому среднестатистический француз производит почти в 4 раза больше условного россиянина. Понятно, что в методологии расчётов МВФ присутствует некоторое лукавство, ясно, что не учтён паритет покупательной способности. Но факт остаётся фактом: чья единица измерения (в нашем случае — доллар), того и правда. Которая суть — проекция истины на методологию и мировосприятие конкретного субъекта (или — субъектов). При подобном методологическом «раскладе» остаётся вспомнить, что 42% доходов бюджета формируется за счет экспорта энергоресурсов, а министр финансов России Антон Силуанов в июле 2021 г предупредил Кремль о необходимости готовиться к падению доходов. Так как моделирование Минфина показало, что глобальное продвижение экологически чистой энергии может привести к значительному снижению спроса на экспорт ископаемого топлива.

Как упоминает в своей публикации авторитетный телеграм-канал Proekonomics, «в российской экономике имеются вопиющие структурно-отраслевые нестыковки в качестве рабочей силы. Например, коэффициент образованности в обрабатывающей промышленности меньше его значения в добывающей промышленности, что является очевидным экономическим нонсенсом. Не менее шокирующим является и тот факт, что представители искусства, сферы спорта, развлечения и отдыха имеют уровень образованности в 1,7 раза выше, чем работники обрабатывающей промышленности. Данные факты лишний раз подтверждают неадекватность запросов отраслей экономики к качеству привлекаемых кадров, в частности, невостребованность выпускников СВО со стороны наукоёмких секторов.

Половина россиян с высшим образованием работает не по специальности, а 26,6% выпускников вузов соглашаются на профессиональное деклассирование, устраиваясь на должности, не требующие высшего образования. По оценке Росстата, не по своей специальности работают около 60% экономически активного населения, а по оценке Роструда — до 73%». Так что, каким образом улучшение упомянутого президентом качества и доступности образования может помочь остаткам отечественной высокотехнологичной экономики — а то и просто в доходных в смысле возмездного приложения трудовых усилий и особенно знаний областях, остаётся только догадываться. То же касается и бедности, вернее, борьбы с ней, если только не иметь ввиду борьбу с недовольством самих бедных. Которых меньше в обозримом будущем, исходя из рассмотренных реалий, стать не должно.

А в это же время эмиграция наработанных в стране капиталов продолжается. Так, в 2020 году чистый вывоз капитала из России частным сектором возрос в 2,2 раза по сравнению с 2019 годом и составил $47,8 млрд, а за январь—июль 2021 года, по оценке ЦБ, составил $34,9 млрд. Занятной, хоть и косвенной иллюстрацией абсурдности экономических реалий является рост на 70−80% в 2020 году количества новых клиентов такой элитной сферы бизнеса, как перевозки частными самолетами (так называемыми «бизнес-джетами»). Притом что коммерческие авиаперевозки в условиях пандемии стали одной из самых пострадавших отраслей экономики, а прекращение полетов поставило под угрозу существование многих авиакомпаний, в том числе довольно известных и крупных.

Вместо резюме: при той зависимости от МВФ и прочих глобальных институций, явных или неявных, в сложившихся под их господством экономических условиях того, что называется отечественным рынком и соответствующим ему качеством элит, любые попытки привести отечественную экономику и саму жизнь в соответствие уровню развитых стран будут вряд ли эффективнее попыток утолить жажду с простреленным желудком.

Автор Андрей Сафонов

https://regnum.ru/news/economy/3383733.html


Об авторе
[-]

Автор: Пётр Заборцев, Андрей Сафонов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.10.2021. Просмотров: 35

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta