Будет эмират? Чего ждать от Афганистана после ухода из страны военных сил США и НАТО

Содержание
[-]

***

Tалибы развернули мощное наступление по всей стране 

Периода, когда судьба Афганистана окажется в его собственных руках, все ждали уже давно, и, вероятно, это действительно открывает новую страницу в истории страны. Но пока на этой территории будет создано что-то устойчивое, сломать успеют очень многое.

Окончательный вывод американских войск из Афганистана недавно перенесли, но не на более поздний, а на более ранний срок – с 11 сентября на 31 августа. При этом никакого перемирия и тем более правительства национального согласия, про которые говорилось в соглашении между «Талибаном» и США, в стране не было, нет и, похоже, не будет. Напротив, талибы развернули мощное наступление по всей стране и могут говорить с Кабулом с позиции силы. Под большим вопросом и возникшие недавно идеи оставить в стране небольшие группы иностранных военных – например, для охраны кабульского аэропорта и посольского квартала. Талибы в ответ открыто угрожают ударами по «оккупантам», даже если те будут из мусульманской Турции. 

Когда американцы уйдут, у талибов почти не останется причин прислушиваться к кому-либо, поэтому несогласные с ними афганцы уже задумываются об эмиграции. Кто побогаче – в США, Европу и страны Персидского залива, кто победнее – в Таджикистан и Узбекистан, где уже строят лагеря для беженцев. Иными словами, уходя, международная коалиция не оставляет за собой ни одного работающего механизма, способного удержать Афганистан от сползания в хаос новой гражданской войны. «Талибан» тоже не сделал ни одного реального шага к нормализации обстановки, если не считать туманных обещаний бороться с наркотрафиком и не угрожать соседним государствам. Тем не менее США все равно уходят, оставляя весь клубок проблем ближним и дальним соседям Афганистана, большинство из которых пока что демонстрируют спокойствие и утверждают, что преувеличивать угрозу не стоит. 

Дальше – эмират 

Если ориентироваться на формальные планы, то после 31 августа поддерживаемое США правительство в Кабуле должно как-то договориться с «Талибаном» о том, как жить дальше. Многие сравнивают эту ситуацию с 1989 годом, когда из Афганистана уходили советские войска, но это не совсем точно. Все-таки советское руководство не подписывало соглашений с моджахедами (хотя попытки установить контакт были) и их участие в совместном правительстве с президентом Наджибуллой даже не предполагалось. Сейчас же переговоры правительства Афганистана и талибов в Дохе возобновились после долгого перерыва, но ждать прорыва до вывода войск точно не стоит. На последнем раунде стороны не смогли добиться ничего, кроме согласия, что надо собраться еще. Перемирие не удалось заключить даже на дни празднования Курбан-байрама. 

Параллельно ситуация в самом Афганистане ясно показывает, что талибы в принципе не готовы к компромиссам. Например, лидер движения Хайбатулла Ахундзада заявил о стремлении к хорошим отношениям со всеми странами мира, намекая, что международному сообществу надо перестать отвлекаться на оторванную от реальности идею коалиционного кабинета и признать правительство талибов. Параллельно в Исламабаде похитили дочь афганского посла – некоторое время ее пытали, а потом отпустили. Случившееся окончательно разрушило и без того плохие отношения Афганистана и Пакистана, который не без оснований считается главным спонсором талибов. Посол Афганистана в Исламабаде вернулся домой по соображениям безопасности, а пакистанский посол в Кабуле – выслан. 

На этом фоне главная цель у межафганских переговоров в Дохе выглядит логичной, но нереализуемой. «Талибан» – самую сильную группировку боевиков – пытаются легализовать, ввести в органы власти и заставить бороться против еще больших радикалов – «Исламского государства» и «Аль-Каиды» (запрещены в РФ). Эту идею поддержали не только США, но и почти все страны региона: Россия, Иран, Узбекистан, Туркмения и Китай. Все они ведут активный диалог с талибами, предполагая, что скоро именно от них будет зависеть ситуация во всем Афганистане. Однако «Талибан» не видит смысла делить с кем-то власть, когда он может получить всё. Движение всячески поддерживает мнение о своей непобедимости и заявляет, что контролирует уже 85% территории страны, включая многие погранпункты, ведущие в Иран, Пакистан и, что особенно важно, Таджикистан. 

Последний приезд представителей катарского офиса «Талибана» в Москву был не похож на предыдущие. Раньше их главной целью было показать, что они – важные гости министра Лаврова и других российских дипломатов, а теперь переговоры в МИДе остались в тени. Гвоздем программы была пресс-конференция в гостинице «Украина», где талибы как никогда часто использовали формулировку «исламский эмират». Сейчас в Афганистане действует исламская республика, но «Талибан» настаивает, что именно эмират – наиболее предпочтительная форма государственного устройства. Фоном шли утверждения, что жители отдаленных уездов сами просят талибов прийти и навести порядок, а о захвате погранзастав переживать не стоит – экспорт и импорт товаров будет под надежной защитой.

Перекрыть снабжение 

Для России и ее союзников в Центральной Азии сейчас важнее всего обстановка на границе Афганистана с Таджикистаном – она растянута на 1300 километров, и защищать ее крайне сложно. Как только талибы стали сообщать о захвате одного погранпункта за другим, возникли опасения, что возможный следующий шаг – это их прорыв в Центральную Азию, где их якобы с радостью примут уставшие от коррумпированных режимов люди. Но на деле цель талибов была, скорее всего, другой – не допустить поставок из Таджикистана военной помощи врагам «Талибана». Таджикистан может быть не похож на страну, способную проводить сложные гибридные операции, но в нынешней ситуации позиция этого государства по-своему уникальна. Именно таджикские дипломаты продолжают говорить об угрозе, исходящей от «Талибана», даже сейчас, когда это уже давно не мейнстрим, и не поддерживают с боевиками никаких дипломатических отношений. 

Дело в том, что север Афганистана там воспринимают как нечто особенно близкое. Эти регионы населены таджиками и узбеками – говорящими на тех же языках, что в постсоветских республиках, но использующими арабо-персидскую письменность. И «Талибан» для них – враги. Один из самых уважаемых деятелей по обе стороны границы – полевой командир-таджик, гроза талибов Ахмад Шах Масуд – был убит 9 сентября 2001 года, всего за два дня до терактов в Нью-Йорке. Душанбе для афганцев – место для отдыха с доступным алкоголем, а север Афганистана для таджиков – место, где во время гражданской войны 1990-х годов укрывались беженцы. 

Парадоксальная ситуация, когда в Афганистане было безопаснее, чем за его пределами, сложилась тогда благодаря Северному Альянсу – де-факто независимому государству, которое существовало в 1990-е годы, до американского вторжения. Командиры севера страны до самого прихода НАТО сопротивлялись талибам, заодно защищая от них таджикскую границу – через нее Северный Альянс снабжали Россия и Индия, которая всегда считала талибов прокси-армией своего давнего врага Пакистана. Сам же Таджикистан разрешил Масуду разместить на своей территории авиацию Северного Альянса: самолеты – в Кулябе, а вертолеты – недалеко от Душанбе. Именно оттуда они совершали атаки на талибов. 

Если бы нечто вроде Северного Альянса можно было возродить сейчас, и России, и Таджикистану было бы намного спокойнее. Москва пыталась это сделать, собирая встречи с афганской оппозицией, где было немало узбеков и таджиков из северных провинций. Но теперь, когда таджикская граница уже взята талибами, такой вариант вряд ли возможен – без регулярных поставок извне любое антиталибское ополчение не устоит.

По лагерям 

Сложная ситуация в Афганистане будет подталкивать страны региона теснее сотрудничать друг с другом и создавать новые форматы. Уже активизировалась ОДКБ, где укрепление таджико-афганской границы и угрозы из Афганистана стали главными темами. Параллельно в Ташкенте 15–16 июля объявили о создании платформы Узбекистан – Афганистан – Пакистан – США. Главная цель столь неожиданного союза – установить экономические и логистические связи с Афганистаном, которые видятся участникам основой мира в стране. Это звучит не слишком убедительно, но ничего лучше предложить пока не получается. Главный американский переговорщик и архитектор соглашений в Дохе Залмай Халилзад говорит лишь о необходимости укреплять региональные связи и советует воспринимать вызовы как новые возможности. 

Также афганская проблема остается одной из немногих сфер, где возможно конструктивное сотрудничество Москвы и Вашингтона. По данным «Коммерсанта», на встрече в Женеве Путин предложил Байдену «совместную с Россией координацию действий на афганском направлении с возможностью задействования в практических целях российских военных баз в Таджикистане и Киргизии» – например, обмен разведданными, в том числе с дронов. Правда, заинтересовал такой вариант американцев или нет, пока неясно. В итоге главную тенденцию в регионе сейчас можно описать так: никто уже не верит в успех переговоров с талибами, поэтому все готовятся к худшему. То есть к приему беженцев и проверке боеготовности. 

У талибов тоже есть своя тактика: они в ближайшее время будут всячески демонстрировать свою конструктивность. Не будут вторгаться в Таджикистан и Туркмению и даже посодействуют вакцинации от ковида на подконтрольных им территориях. Возможны визиты к ним журналистов и представителей международных организаций. А если в гости приедет какой-нибудь лояльный политик из мусульманской страны, это будет важный дипломатический успех – первый шаг к признанию. Наконец, тактика правительства в Кабуле теперь сводится к борьбе за выживание. На дипломатическом и информационном уровне они будут отстаивать идею, что «Талибан» – это головорезы и лжецы, договариваться с которыми бессмысленно. Американцы обещали сохранить поддержку, но возможностей для этого не так много – прежде всего, снабжение самолетами в Кабул, и то только до тех пор, пока столица не падет.

Вероятно, с правительством Ашрафа Гани будут делиться разведданными о расположении талибов – например, со спутников. Наносить удары по ним может уже афганская авиация. Предположения, как долго власти в Кабуле смогут сопротивляться талибам, существуют разные – от полугода до трех лет. Но мало кто сомневается в неотвратимости гражданской войны. К сожалению, козырей, позволяющих принудить талибов пойти на компромиссы, немного. По сути, это лишь фактор международного признания – если США, Россия и Китай в один голос заявят «Талибану», что признают его только в составе коалиционного правительства, а не в одиночку. Сюда можно добавить скоординированное экономическое давление – ведь если талибы планируют заниматься чем-то, помимо наркотрафика, то им не обойтись без легального взаимодействия с внешним миром. Но такое единодушие сейчас вряд ли возможно.

Скорее страны региона будут просто смотреть на продолжающуюся войну в Афганистане, выстраивать отношения с более сильной стороной (то есть талибами) и надеяться, что страдать придется только афганцам. Периода, когда судьба Афганистана окажется в его собственных руках, все ждали уже давно, и, вероятно, это действительно открывает новую страницу в истории страны. Но пока на этой территории будет создано что-то устойчивое, потребуется сломать очень многое.

Автор Кирилл Кривошеев, опубликовано на сайте Центра Карнеги

http://argumentua.com/stati/budet-emirat-chego-zhdat-ot-afganistana

***

Талибы* переходят в преждевременное наступление

В Афганистане происходит то, чего боялись и что прогнозировали многие наблюдатели. Запрещенное в РФ движение «Талибан»*, не дожидаясь ухода войск НАТО, перешло в наступление. Или талибам не хватило терпения, или это ход на переговорах, или, что наименее вероятно, свидетельство раскола в рядах радикалов.

Ввоскресенье вечером пресс-секретарь движения, Забихулла Муджахид сообщил в своем твиттере о захвате города Талукана. Это центр провинции Тахар, стратегически важной, примыкающей к знаменитому Панджшерскому ущелью, арене боев времен советского вторжения. Более того, Забихулла Муджахид настаивает, что талибы заняли еще одну северную провинцию, Сари-Пуль. Власти это не подтверждают. Остается надежда, что талибы свои успехи преувеличивают, а правительство и гуманитарные организации преувеличивают сообщения об их зверствах. Если последнее не так, картина получается печальная. Поступающие новости с оставленных правительственными войсками территорий заставляют вспомнить о девяностых годах, когда талибы сооружали на футбольных стадионах виселицы и делились с журналистами рассказами о дискуссии богословов движения, спорящих, что делать с гомосексуалистами – сбрасывать с крыш высоких домов или закапывать живьем. 

О начале жестоких боев в почти половине провинций Афганистана СМИ стали трубить с четверга. Самым громким, и, главное, признанным официальными властями страны успехом талибов за несколько дней стал захват провинции Нимруз. Ее столица, Зарандж, была взята в ночь с четверга на пятницу. Правительственные войска сдали город, по-видимому, без особого сопротивления. Напрашивается вывод, что свою роль, как это не раз бывало в истории Афганистана, сыграл этнический фактор. В Нимрузе большинство и населения, и личного состава дислоцированных там правительственных войск – пуштуны. Они же составляют ядро Талибана. Движение всегда делало ставку на радикальный пуштунский национализм. А в этом году талибы только и говорят о том, что они – сила целиком внутриафганская, и, ни в коем случае, не поборники идеи всемирного джихада. Конечно, нужно сделать поправку на их слушателей: иностранных дипломатов и журналистов, которые желают слышать, что к власти в Афганистане не рвется враг с глобальными амбициями. Тем не менее, вся история Талибана убеждает, что неписанный кодекс «пуштунвали», регламентирующий образ жизни пуштунских племен, составляющих, кстати, до 30% населения страны, значит для, по крайней мере, рядовых членов движения много больше, чем шариат. Можно предположить, что именно ставкой на, так сказать, традиционные ценности, объясняются его нынешние сравнительно легкие победы в населенных пуштунами регионах. 

Труднее для талибов складывается положение в двух других провинциях, которые они атаковали – в Кундузе и Джаузджане. Первая населена преимущественно таджиками. А Джаузджан с девяностых годов и даже раньше – вотчина непререкаемого лидера этнических узбеков страны, Абдул Рашида Дустума. Он – одна из самых ненавистных фигур для талибов, важная опора президента страны Ашрафа Гани и вообще легендарная личность в истории Афганистана. В бесконечной местной гражданской войне он несколько раз менял сторону, за которую воевал, всегда оставаясь верным одной цели – сохранению своего узбекского квазигосударства, чьим ядром и был и есть Джаузджан. Самый известный его переход был в далеком 1992 году. Тогда, поругавшись с Мохаммадом Наджибуллой, оставшимся, после распада СССР, без поддержки Москвы, Дустум по существу сыграл решающую роль в смене власти в Кабуле. Повторение того опыта Гани пока, очевидно, не грозит. Дустум не собирается его бросать. Напротив, он всячески помогает властям и, более того, требует от правительства решительных действий, в числе которых – введение военного положения по всей стране. 

В воскресенье Дустум провел в Кабуле переговоры о совместных действиях с другой знаковой фигурой гражданской войны – Мухаммадом Каримом Халили, лидером хазарейцев. У этой нации есть все основания опасаться прихода талибов. Не суть важно, за что те люто ненавидят хазарейцев: за их религию ли (они – шииты, в отличие от пуштунов-суннитов), за монголоидную расу ли, за связь с Ираном или за то, что исторически этот народ был парией афганского общества. Важно, что прошлый раз, когда Талибан захватил Кабул, в итоге обернулся для них настоящим геноцидом. Тысячи хазарейцев были зверски убиты. Увы, пока мало оснований считать, что, в случае падения Кабула сейчас, все будет как-то иначе. 

Талибы настаивают, что обе провинции находятся под их контролем. Министерство обороны Афганистана это отрицает, однако признает, что и в Джаузджане, и в Кундузе все выходные продолжались боевые действия. Сообщается даже, что, стремясь отбить свою столицу Шибирган, Дустум бросил на передовую личную охрану. Атакуют талибов и американцы, правда, только с воздуха. Но и это уже немало, учитывая, что 31 августа им предстоит покинуть страну. Понятно, что сами по себе американские авиаудары, какими бы мощными они ни были, к разгрому талибов не приведут, но наступление движения, конечно, затруднят. 

Затруднены и переговоры по мирному урегулированию. А ведь их очередной раунд, с участием разных стран и сторон афганского конфликта, предстоит скоро. К примеру, 11 августа в столице Катара, Дохе, американцы будут вести переговоры с Россией, Пакистаном и Китаем. Все три страны, как ожидают в Вашингтоне, должны сыграть важную стабилизирующую роль в ситуации, которая сложится в Афганистане в сентябре. Пакистану вообще порой приписывают роль кукловода, стоящего за спиной Талибана. Лидеров движения это очень раздражает, о чем они и напомнили в конце недели. Талибы закрыли переход Спин-Болдак на границе с Пакистаном. Они требуют, чтобы пакистанские власти смягчили или отменили визовые требования к афганским водителям, ведущим фуры к портам страны. А доходы от афганского транзита – важная статья пакистанской экономики. 

Возможно, этим, как и своим наступлением, талибы стремятся психологически воздействовать и на Запад. Ведь и американцы, и ЕС, и ООН за минувшие дни дали им ясно понять, что захват Кабула и отказ делится властью мировое сообщество не одобрит и получившийся таким образом режим не признает. Значит, логичнее не захватывать страну, тем паче раньше времени, а всего лишь выбить у Вашингтона на переговорах в Катаре, допустим, больше мест в гипотетическом новом афганском коалиционном правительстве.

Хуже, если талибы решили, что им больше сам черт не брат. В их некоторое оправдание можно сказать, что в сложившейся ситуации нетрудно получить головокружение от успехов. Раз американцы уходят, стало быть, афганцы второй раз за полвека выиграли войну у сверхдержавы. Теперь Гани остается один, он явно слаб. У противников нынешнего кабульского правительства, опьяненных ощущением скорой окончательной победы, появляется великий соблазн его свергнуть как можно скорее, поставив Запад перед свершившимся фактом.

Конечно, противникам Талибана хочется рассчитывать на третий вариант: что в движении есть раскол, а нынешнее наступление – лишь выходка «ястребов», которых более умеренные лидеры движения вот-вот призовут к порядку. Теоретически так может быть. Все-таки есть катарский политический офис движения, есть вполне миролюбивые речи его лидеров, кажется, больше заинтересованных в инвестициях, чем во власти любой ценой. Однако о процессах, происходящих внутри Талибана, увы, вряд ли много известно даже разведкам самых влиятельных в мире стран. В любом случае момента истины надо ждать скоро. Несмотря на развитие ситуации в Афганистане и полное отсутствие ясности о том, что будет с гуманитарными организациями и теми афганцами, кто сотрудничал с НАТО, американские войска оттуда уходят, как и намечено, к сентябрю.

* Запрещенная в России террористическая организация.

Автор Геннадий Рушев, корреспондент "Expert.ru"

https://expert.ru/2021/08/9/afganistan/

***

Немецкие СМИ: Запад еще заплатит за решение уйти из Афганистана 

Большинство крупных СМИ ФРГ осуждают решение США и их партнеров по НАТО вывести войска из Афганистана. Они уверены: трагические последствия этого шага ощутит на себе и Европа, и весь мир.

Не успели США и их союзники по НАТО, участвующие в международной миссии в Афганистане, заявить о полном выводе войск, как движение "Талибан" развернуло наступление. В течение нескольких недель талибам удалось захватить шесть административных центров на севере страны, в числе которых Кундуз, и продолжить наступление на Кабул. Западные страны, в том числе, Германия, еще поплатятся за свое несвоевременное и ошибочное решение уйти из Афганистана - в этом уверено большинство немецких СМИ.

FAZ: Военная миссия Запада в Афганистане провалилась 

Взятие Кундуза талибами свидетельствует об окончательном провале военной миссии Запада, считает журналист немецкой газеты FAZ Райнер Херман (Rainer Hermann). "За два месяца после начала вывода американских, немецких и других западных военнослужащих в Афганистане было убито больше мирных жителей, чем когда-либо за последние двадцать лет. Приговор западной военной миссии не может быть более ужасным", - пишет он в комментарии "Провал в Афаганистане".

Очевидно, что у афганских сил безопасности нет никаких шансов, и даже американские бомбардировщики, которые в последние дни наносят ряд воздушных ударов, пытаясь сдержать наступление талибов на столицу страны, не могут их остановить, продолжает комментатор. "Петля вокруг Кабула затягивается все туже, талибы добиваются свержения афганского правительства и создания в стране эмирата в соответствии со своими идеями ислама каменного века. У международного сообщества больше нет возможности предотвратить это военным способом", - констатирует Херман.

Последние драматические события в Афганистане доказали, насколько правильной была миссия НАТО и насколько ошибочным было решение американского президента о преждевременном выводе войск, считает Райнер Херман. По его мнению, цена, которую Европа заплатит за уход из Афганистане, будет намного выше той, что она платила за участие в этой миссии: "Достаточно лишь вспомнить, что произошло в Ираке после вывода всех иностранных войск".

Было бы иллюзией думать, что уйдя из Афганистана, Западу можно будет забыть об этой стране - последствия решения о выводе войск еще долго будет ощущать на себе и Германия, и остальной мир, предупреждает немецкий журналист: "Страна погружается в гражданскую войну. Соседние государства и Европа должны быть готовы к массовому бегству людей из Афганистана. Турция уже строит бетонную стену вдоль границы с Ираном. А десятки тысяч людей уже идут пешком через Иран к границе с Турцией".

Die Zeit: Нужно срочно вернуть войска в Афганистан 

В том, что Германия и другие западные страны заплатят высокую цену за решение уйти из Афганистана, уверен и комментатор немецкого еженедельника Die Zeit Вольфганг Бауэр (Wolfgang Bauer). Ударная волна от победного шествия талибов распространится по всей Европе, предупреждает он. Однако, по его мнению, еще есть время, чтобы предотвратить худшее. "Безо всяких угрызений совести мы бросили людей в Афганистане на произвол судьбы, оставив их жить по закону природы, когда выживает сильнейший", - пишет Бауэр. По его прогнозам, Афганистан стоит на пороге новой войны, которая "выкосит миллионы людей в стране": "У "Талибана" есть много сторонников, но есть и не меньше тех, кто боится талибов. Правительство сможет удерживать Кабул и некоторые другие крупные центры еще достаточно долго, но оно, в свою очередь, радикализируется, поправ права и свободы людей, чтобы быть в состоянии вести еще более жестокую войну".

Военные действия неизбежно повлекут за собой массовое бегство из страны мирных жителей, предрекает немецкий журналист, а европейские правительства в ответ "будут платить президенту Турции еще больше, чтобы предотвратить проникновение в Европу нового поколения беженцев. Те же, кому удастся пройти через радары турок, утонут в Средиземном море - гибель афганцев там уже давно никого не волнует". Но, по мнению Вольфганга Бауэра, еще есть время, чтобы избежать этого мрачного сценария. Для этого "западным партнерам афганского правительства необходимо срочно пересмотреть свою стратегию". "В Кабуле, который грозит превратиться в поле боя, едва восстав из руин, как это уже однажды было в 90-е годы прошлого века, собрались около двенадцати миллионов человек - треть населения Афганистана. Чтобы избежать гуманитарной катастрофы планетарного масштаба, нельзя позволить военным действиям дойти до Кабула. Но спасти город от трагедии может только новая военная помощь. И повторное развертывание международного военного контингента", - уверен журналист.

Tagesschau: "Правительство с "умеренными" талибами - это иллюзия" 

Между тем комментатор Tagesschau Петер Хорнунг (Peter Hornung) уверен, что в Афганистане уже разразилась гражданская война - хотя западные правительства, в частности, США, изо всех сил пытаются отрицать этот факт. В этой связи Хорнунг цитирует бывшего главнокомандующего американским контингентом НАТО в Афганистане, две недели назад заявившего, что он не верит, что "в Афганистане неизбежно вспыхнет гражданская война".

Журналист предлагает прояснить значение этого термина с помощью современного толкового словаря немецкого языка Duden, определяющего гражданскую войну как " вооруженный конфликт, ведущийся между различными (политическими) группами в пределах собственных границ страны". "Примерно 75 тысяч талибов - более или менее тяжело вооруженных, хорошо организованных и, прежде всего, крайне решительно настроенных, - атакуют афганские силы безопасности численностью 300 000 человек, но по-разному вооруженных и с очень разной степенью боеготовности. По всей стране идут бои, в том числе с применением тяжелого вооружения. Мирные жители вынуждены спасаться бегством, их используют в качестве живого щита, они получают ранения, погибают… Что это, если не гражданская война?", - задает риторический вопрос автор комментария, опубликованного на сайте информационной программы первого канала немецкого телевидения ARD.

Результаты вывода международных войск из Афганистана, по мнению Петера Хорнунга, не заставят себя ждать: уже через несколько месяцев, максимум, через несколько лет, страна будет совершенно другой. "И не такой, какой ее хотели бы видеть Берлин, Лондон и Вашингтон - страной, где все сидят за столом переговоров вместе с прирученными, "умеренными" талибами. Такого правительства в Афганистане не будет. Это - иллюзия", - подводит неутешительный итог комментатор Tagesschau.

Автор Марина Барановская  

https://p.dw.com/p/3ykuG


Об авторе
[-]

Автор: Кирилл Кривошеев, Геннадий Рушев, Марина Барановская

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.08.2021. Просмотров: 34

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta