Без паники, это — война. Как победить терроризм и остаться нормальными людьми

Содержание
[-]

Без паники, это — война

Как победить терроризм и остаться нормальными людьми 

Мировая война идет вовсю. Хроника последних дней. 22 ноября в Нигерии 7 человек стали жертвами террористки-смертницы. 20 ноября в результате нападения на отель, где жили иностранцы, в Мали (мусульманской стране в Западной Африке), погибли 19 человек, среди которых было шестеро россиян. В результате серии терактов 13 и 14 ноября в Париже погибли 130 человек. 12 ноября в Бейруте (Ливан) в результате подрыва смертников на рыночной площади погибли 43 человека. Крушение российского самолета А321, в результате которого погибли 224 человека, официально признано терактом. Жертвы в Ираке, Сирии, Йемене, Афганистане и Ливии непонятно даже, как и считать. До сих пор «борьба с международным терроризмом» порождала еще больше террора. А сейчас?

Париж быстро, и даже нарочито быстро, возвращается к обычной жизни.

— В пятницу начался рождественский базар, все с бокалами, все веселятся, — говорит парижская аспирантка-искусствовед Мария Голик. — Только ходит французский спецназ в краповых беретах. Правда, по телевизору постоянные репортажи, специальная миссия у журналистов показывать, что все мы вместе. Заявление мэрии Парижа на улицах на каждом шагу: «Не бойтесь, будем едиными против терроризма и экстремизма. Будем любить музыку и продолжим быть пьяными от жизни». Это национальная ценность — радость жизни.

Правительство и телеканалы призывают к солидарности, все время идут репортажи из публичных мест о том, что люди не сломлены и спокойны. Это — часть антитеррористической стратегии, избежать паники, показать, что общество консолидировано. Начавшиеся авиаудары французской авиации по сирийскому городу Ракка, которая сейчас является столичной резиденцией запрещенной в России и раде других стран «Исламского государства». Во Франции, несмотря на риторику спокойствия и солидарности, продлено чрезвычайное положение, а в Бельгии, где проходит спецоперация по поимке подозреваемых, в начале недели были отменены занятия в школах. Уже арестовано 16 человек, но среди них нет главного парижского подозреваемого — Салаха Абдесалама, который сумел скрыться.

— Писатель Мишель Уэльбек пишет, что в 1986 году после подобных терактов все только через неделю отошли, — говорит парижский филолог Даниил Лебедев. — А у меня на следующую ночь под окнами ребята песни пели. Те, у кого близкие умерли, их, конечно, сразу видно. Но это единицы, которые не влияют на атмосферу города. Представляю, как им должно быть хреново ходить по этому Парижу, который трубит во все стороны о том, какой он сильный.

Очень осторожно и дозировано появляются подробные свидетельства терактов. Солист группы Eagles of Death Metal Джесси Хьюз, который как раз выступал во время нападения на концертный зал «Батаклан», дал интервью Vice, которое вышло только на этой неделе: «Некоторые спрятались в нашей гримерке. Убийцы смогли туда проникнуть, и они убили всех, кроме одного ребенка, который спрятался под моей кожаной курткой… Так много жертв стало потому, что люди не покидали своих друзей, многие закрывали друг друга».

— У меня студенты-бразильцы в позапрошлую пятницу пошли на тот самый матч в «Стад де Франс», — рассказывает преподаватель французского языка из Парижа Ольга Аронова. — Они сидели совсем рядом с тем сектором, где случился один из взрывов. Один из них подумал сначала, что это петарда. Ну и потом они тоже со всеми вместе помчались на электричку, которую подали специально для эвакуации, домой они вернулись только в два часа ночи. Видно было по лицам, что им было страшно, но сейчас с ними все хорошо, на занятия ходят.

— Это ведь такая угроза, которая вроде и висит, а где — непонятно, — рассказывает Лебедев. — Ну, во время войны, например, боятся воздушных налетов и смотрят на небо, во время отступления смотрят на горизонт, а тут куда смотреть? Каждый заперся в себя, а поговоришь — вываливается черт знает что. Вот общался с одной румынкой, и когда мы разговорились, она мне прямо и сказала, что ей очень страшно и хочется уехать домой и что она каждый день меняет решение: бросать учебу в местном университете или нет.

Как и любая современная война, происходящая среди мирной жизни, выглядит парадоксально и сложно: где-то смех, где-то паника. Париж в целом вернулся к обычной жизни, но все равно люди готовы запаниковать в любой момент. В понедельник на Северном вокзале французской столицы политики эвакуировали людей: пассажиры приняли за террористическую атаку небольшую вспышку: голубь погиб при столкновении с проводом электропередачи.

— Теперь уже все как обычно, жизнь продолжается! — рассказывает Ольга Аронова. — Правда, больше сирен слышно все время, каждый час где-то жужжит. Больше полицейских стало в транспорте, на улице. Стали чаще эвакуировать людей из мест массового скопления народа. У меня подружка работает в Галерее Лафайет, и их на днях эвакуировали… В общем, все боятся, что-нибудь чуть-чуть подозрительное случится, и сразу переполох. Я живу в пригороде Парижа, недавно в электричке два парня у дверей начали выяснять отношения, просто разговаривали на повышенных тонах. Раньше никто бы внимания не обратил, а сейчас кто-то сказал: «Уходите, уходите отсюда», и все с испуганными лицами на первой же остановке сменили вагон. А мне выходить надо было как раз, так что я тоже вышла, но не от испуга!

По данным на момент сдачи номера «РР» в печать, в результате крупнейшего теракта в истории Франции погибли 130 человек, более 350 ранены. Шестеро террористов уничтожены, четверо подорвали себя, но некоторые все еще в розыске, в том числе главный подозреваемый в организации Салах Абдесалам и еще один арабского вида мужчина, чью фотографию без имени опубликовала французская полиция в понедельник.

Террористическая война и просто война идет по всему миру (см. карту), но именно теракты в Париже привели к осознанию этого западным общественным мнением. Франция начала бомбежки позиций ИГИЛ в Сирии уже на следующий день после терактов, причем удары координируются и с российскими ВКС, которые усилили интенсивность ударов после Парижа и объявлениях результатов расследования гибели самолета компании «Когалымавиа» над Синаем. Была задействована уже и стратегическая авиация с аэропортами базирования на Северном Кавказе. К берегам Сирии движется французский авианосец «Шарль де Голль», премьер Великобритании обещал помощь Франции и запросил разрешение на использование авиации в Сирии.

Последние недели появилась надежда на широкую коалицию Запада и России в борьбе против ИГИЛ. В случае координации усилий решительный удар по исламистам в Сирии и Ираке возможен. Но есть сомнения, что странам удастся отодвинуть в сторону узкие политические амбиции и свернуть попытки решать свои задачи на Ближнем Востоке под видом борьбы с терроризмом.

Специфика этой мировой войны в том, что террористы как раз провоцируют развитые страны на максимально жесткий и неизбирательный ответ. После 11 сентября США объявили кампанию борьбы с международным терроризмом, но прежде всего решали задачи своего доминирования в мире. В результате разгрома Ирака как раз возникли волны радикализации исламизма, приведшие к возникновению ИГИЛ. В Афганистане проблемы тоже далеко не решены, хаос царит в Ливии. В Египте сейчас относительный порядок, но добытый путем жестоких репрессий военных против «Братьев мусульман», что, безусловно, добавило мобилизационный потенциал исламистам. Насколько там удержат ситуацию военные после экономических и политических проблем, вызванных терактом в российском самолете и замораживанием туристических потоков. В Йемене хаос и вторжение сил Саудовской Аравии, союзника Запада, похоже, не решает, а усугубляет проблемы и приносит множество жертв среди мирного населения.

Кроме того, целью террористов не только эскалация внешних конфликтов, но и раскол внутри общества развитых стран. Если полицейские операции в Европе будут недостаточно жесткими, то будут теракты, а если избыточно, то это может вызвать бунты в мусульманских кварталах европейских городов и мобилизовать недовольных в исламисты. Мы это знаем по ситуации на российском Северном Кавказе. Спецслужбы и полиция в последнее время достаточно эффективно предотвращают теракты на российской территории и обезвреживают десятки террористических групп, но цена этого — и неизбирательное насилие против подозрительных групп населения, причем родственники жертв неправосудного полицейского насилия пополняют ряды террористов и боевиков.

Жесткого военного и полицейского ответа на террор не избежать, но это не сможет решить проблемы в корне. А что сможет?

 


Об авторе
[-]

Автор: Юлия Гутова, Виталий Лейбин

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.12.2015. Просмотров: 224

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta