Белорусское средневековье — 2021

Содержание
[-]

Заведомо невыполнимый официальный прогноз 2020 года был досрочно провален

Правительство Белоруссии накануне Нового года анонсировало рост налогового бремени, одолжило у России денег и отчиталось о подавлении «майдана». Теперь оно снова бьёт в шаманский бубен, призывая рост ВВП и терроризируя граждан.

Вместо запланированного указами Александра Лукашенко роста ВВП на 2,8% белорусская экономика продемонстрировала падение. Ничего необычного не произошло: официальные прогнозы в Белоруссии за последние четверть века сбывались лишь пару раз, причём заслуги безответственных планировщиков в этом не было. ВВП Белоруссии в 2021 году должен вырасти на 1,8% к прошлогоднему уровню — согласно подписанному 22 декабря указу Лукашенко №480 «О важнейших параметрах прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь на 2021 год». Инфляция не должна превысить 5% — такой же показатель планировался и не был соблюдён в 2020 году. Зарегистрированная безработица должна находиться в диапазоне 4,2−4,4% — то есть на уровне «лихих девяностых», при реальной безработице в разы большей. «Уровень зарегистрированной безработицы на 1 октября 2020 года составил 0,2 процента к численности рабочей силы (на 1 октября 2019 года — 0,3 процента)», — сказано в самой свежей публикации министерства труда и социальной защиты республики.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Реальные располагаемые денежные доходы населения должны вырасти в 2021 году по указу на 1,6%, а доля инвестиций в основной капитал в ВВП должна находиться на уровне 21,3−21,7%, и так далее. Всё это к реально происходящим процессам в социально-экономической жизни республики не имеет никакого отношения и выглядит как очередная откровенная маниловщина. Обсуждая с членами правительства и президентской администрацией официальный прогноз на 2021 год, Лукашенко признал провал своего предыдущего прогноза и заявил: «Мы очень бойко, очень быстро осуществляем разного рода прогнозы, принимаем решения. По установившейся практике последние годы это не исполняем. Поэтому не будем долго разговаривать. Решения будут приняты, формализованы в законах и указах президента. Отсечки в полгода, девять месяцев — по итогам года кто не выполнил, уходит на покой. Чтобы не было никому обидно, давайте об этом договоримся раз и навсегда».

Разумеется, сам Лукашенко уходить не собирается, хотя именно его подпись стоит под провальным прогнозом на 2020 год. Об обвале показателей промышленного производства и экспорта, росте банкротств, сокращении инвестиций, стремительном росте внешнего долга — прямого государственного и совокупного, уже никто и не заикается. Как и про «инвестиционную привлекательность Республики Беларусь», и «тихую гавань» для инвестиционного и прочего капитала, и прочую пропагандистскую хохлому.

На том же совещании было озвучено требование Лукашенко «немедленно» трудоустроить всех безработных. Он заявил: «Повторяю, как бы непопулярно это ни звучало: сегодня не работающий, шатающийся человек — это не просто протестун на улице, это будущий преступник, который подкидывает нам каждый день, каждую неделю, каждый месяц преступления, и мы тратим огромные деньги для раскрытия этих преступлений, а потом некоторых еще содержим в местах не столь отдаленных».

Подобные высказывания белорусский правитель, ранее публично сравнивавший себя с английской королевой, озвучивал неоднократно. В методах своего правления он также подражает английским монархам (и азиатским тиранам). Прослеживается это и на примере отношения к безработным, которых Лукашенко презрительно называл «тунеядцами» и в отношении которых он ввел беспрецедентный «налог на тунеядцев».

В духе указа английского короля Эдуарда III Лукашенко предписал заставить работать всех, кто может работать за стремительно обесценивающиеся «белки» — так теперь называют белорусские рубли, прежде известные как «зайчики» (по изображению зайца на однорублёвой банкноте). Лукашенко так же, как и английские средневековые монархи, публично и постоянно требует останавливать рост цен, и сам же их подстёгивает своей политикой.

Белорусских безработных пока ещё не заковывают в кандалы и не бросают в тюрьмы, как при Генрихе VII и последующих английских монархах, создавших English Poor Laws. К белорусским безработным пока ещё не применяют смертную казнь, как при Елизавете I, с которой у белорусского правителя немало совпадений не только в политической биографии. Однако направление мысли и действий руководства постсоветской республики понятны.

Белорусский премьер-министр Роман Головченко на упомянутом совещании 7 декабря сообщил: инфляция достигла почти 7%, производство сокращается, происходит «девальвация рубля и перенос её на стоимость товаров». При этом чиновник умолчал, кто виноват в девальвации — легальном способе ограбления всех во имя благополучия «неолигархов» и несменяемых «слуг народа».

Ошибки и вопиющая некомпетентность госуправления, издержки сфальсифицированных президентских выборов и подавления массового недовольства граждан Белоруссии перекладываются на них же — всех тех, кого Лукашенко называет «народцем», «протестунами», «тунеядцами», «будущими преступниками» и т. п. Генпрокуратура при этом преступно бездействует, покрывая убийц, садистов, погромщиков в погонах и прочих соучастников политических репрессий, сама принимая в этом беззаконии активное участие.

Об этом 4 декабря во время доклада в президентском дворце рассказывал генпрокурор Андрей Швед, назначенный на нынешнюю должность в разгар протестных выступлений с вполне ясной миссией. Лукашенко её сформулировал в сентябре при представлении нового генпрокурора в ставшем афоризмом тезисе: «Иногда не до законов». Теперь же он заявил: «2021 год будет непростым, нам надо во что бы то ни стало выстоять, сохранить свой суверенитет».

Речь идёт о «суверенитете» тех, кого экс-глава президентской администрации Наталья Кочанова в своих публичных выступлениях называет «властью». Речь о суверене и его челяди, обосновавшейся в элитарных гетто «Дрозды» и «Веснинка» под Минском, в «царских посёлках» вокруг областных и районных центров. Речь о «кошельках Лукашенко» — взращенном им придворном пуле бизнесменов, пуле бессовестных пропагандистов и их подельников-спортсменов, объединённых в белорусские тонтон-макуты.

После доклада Швед сообщил об успехах в борьбе с преступностью. Не с преступлениями высокопоставленных милиционеров, руководивших погромами и похищениями людей. Не с преступлениями убивавших безоружных манифестантов и диссидентов бойцов «правоохранительных органов». Не с преступлениями чиновников, выдавших лицензии на убийства. Такие уголовные дела даже не возбуждались.

До сих пор не привлечены к уголовной ответственности участвовавшие в задокументированных пытках задержанных мирных манифестантов. Не ответили перед законом сотрудники спецслужб и их внештатные помощники, «сливавшие» в Telegram и социальные сети персональные данные оппозиционеров, густо сдобренные оскорблениями и клеветой. Не привлечены к уголовной ответственности госпропагандисты, оболгавшие мать избитого и умершего от побоев Романа Бондаренко, выдавшие в эфир лживого гостелевидения запись «прослушки» её телефонных разговоров. Не ответят перед законом офицеры МВД и представители «второй древнейшей профессии», создавшие и распространившие заведомо ложные сообщения про оппозиционеров и убийства — как в случае с фейком про убийство манифестанта Александра Тарайковского.

Швед после доклада стал запугивать нелояльных сограждан. Он рассказал, что ещё в сентябре 2020 года «было проведено республиканское координационное совещание с участием руководителей всего правоохранительного блока и других государственных органов, где был выработан комплекс мер» — мер по борьбе с инакомыслящими, нелояльными и активистами оппозиционного движения. Генпрокурор пообещал всех установить, найти и наказать. Причём наказать максимально строго.

По его словам, «прокуроры в том числе должны в этом тренде информационного противоборства быть на передовой» — то есть участвовать в той же кампании дезинформации, которую осуществляет «Белтелерадиокомпания», госинформагентство «БелТА», президентская «Беларусь сегодня» и прочие государственные СМИ. Этому будет способствовать расширение полномочий прокуроров, которые сейчас фактически выполняют функцию прокладки между следователем Следкома, готовящего обвинение, и судьёй — зависимым назначенцем.

«Генеральная прокуратура подготовила блок предложений, связанных с усилением ответственности за экстремизм и нарушения общественного порядка. И в этой части также дано поручение президента Республики Беларусь в этом году внести соответствующие предложения — не только по вопросам усиления ответственности за экстремизм, а вообще всего блока законодательства, который тем или иным образом будет обеспечивать стабильность и общественную безопасность в нашей стране», — сообщил Швед.

Он добавил: «В частности, прокуратура предлагает конкретизировать определенные действия и их квалифицировать как экстремизм. Дальше — усилить ответственность, в том числе уголовную, за проявления экстремизма и совершение преступлений, связанных с экстремизмом, и конкретизировать в законодательстве критерии, по которым те или иные действия лиц будут иметь признаки экстремизма».

Швед пояснил, что в Белоруссии намерены не просто усилить ответственность за экстремизм, но переработать весь блок законодательства в сфере борьбы с экстремизмом, включая переосмысление самого понятия экстремизма. Генпрокуратура будет систематизировать такие предложения.

За последние 10 лет в Белоруссии накопилось немало примеров того, как расправляются с инакомыслящими под предлогом борьбы с экстремизмом. Хрестоматийным стало «дело регнумовцев», в котором Швед и его подчинённые приняли непосредственное участие. На основе сфальсифицированной экспертизы в Госкомитете судебных экспертиз, который до сентября возглавлял Швед, три белорусских публициста до суда 14 месяцев содержались в следственном изоляторе, а по итогу громкого процесса получили по пять лет лишения свободы.

Злостное хулиганство с подачи белорусских прокуроров теперь трактуют как терроризм. Обычное хулиганство, видимо, будут трактовать как экстремизм. Механизм отработан, «палаточники» проголосуют за любые поправки с визой президентской администрации. До сих пор так и было. Среди хрестоматийных примеров — «упорядочение льгот» 2007 года, когда за позорную отмену льгот ветеранам Великой Отечественной войны и войны в Афганистане, студентам и школьникам в едином порыве голосовали и «представители ветеранских организаций», и «трудовых коллективов», и прочие как бы депутаты.

В конце 2020 года «палаточники» проголосовали за поправки о лишении гражданства. До этого Лукашенко сам решал, кому выдать белорусский паспорт (например, Курманбеку Бакиеву и его подельникам), а кого лишить такового (в их числе уже несколько политэмигрантов). Теперь диссидентов станет проще лишать гражданских прав, в особенности — обладателей паспортов других стран (как в казусе католического архиепископа Тадеуша Кондрусевича).

Белоруссия погружается в ремейк средневековья, худшие образчики которого собирает со всех уголков Европы. Вовсе не случайно в инициированной Лукашенко новой волне «белорусизации» столь много внимания уделяется прославлению магнатов Радзивиллов и прочей якобы «белорусской» польской шляхты, развалившей Речь Посполитую. Явно немецкий феодальный опыт чувствуется в такой знаковой «новелле» конца 2020 года, как закреплённое в изменённом Налоговом кодексе решение разрешить местным властям взимать с 1 января 2021 года специальный сбор на выезд из Белоруссии.

«С 1 января 2021 года и до 1 января 2023 года областные Советы депутатов вправе вводить на территории соответствующих административно-территориальных единиц местный сбор за пересечение транспортными средствами государственной границы Республики Беларусь в пунктах пропуска», — пояснили белорусские «слуги народа». Нелепый «сбор» (фактически — налог) принят под предлогом «принятия дополнительных мер по консолидации доходов бюджета для борьбы с COVID-19».

«Налог на выезжающих», обещанный Лукашенко ещё во время позапрошлого кризиса (2011 года), органично дополнил специфический белорусский корпус невероятных налогов и сборов. В нём и «налог на безработных» («налог на тунеядство», распространяющийся и на граждан РФ), и «налог на автовладельцев» (специальный сбор «за допуск к дорожному движению»), и «декрет о крепостном праве», и ряд других совершенно фантастических образчиков юридического идиотизма постсоветской «Восточной Швейцарии».

С декабря прошлого года правительство Белоруссии закрыло границы на выезд. Решение прямо противоречит тому, которое Лукашенко принял в начале 2020 года, в разгар первой волны пандемии. Чтобы оставшимся за железным занавесом жизнь не казалась малиной, с 1 января 2021 года повышены налоги и тарифы госмонополий. В частности, по обновлённому Налоговому кодексу на 4% поднят подоходный налог с резидентов Китайско-белорусского индустриального парка «Великий камень». Индустрией там ещё только запахло, но дыра в бюджете наблюдается уже сейчас.

На столько же подняты налоги с резидентов минского «Парка высоких технологий», которых Лукашенко ранее называл «яйцеголовыми». Успехи ПВТ и КБИП во многом обязаны особому правовому режиму, за основу которого взято пресловутое «английское право», а также минимальному вмешательству белорусских чиновников в деятельность резидентов. Эта параллельная реальность наглядно демонстрирует: всё, до чего дотягиваются руки белорусских «талантливых госуправленцев», превращается в морок и прах.

Если месть так называемым «айтишникам» за активные оппозиционные выступления понять можно, то покушение на льготы и привилегии аполитичных и лояльных любым правительствам китайских инвесторов — это уже демонстрация отчаяния, усугубленного правовым нигилизмом. Резидентам КБИП был юридически гарантирован особый статус налогообложения до 2027 года. То есть официальный Минск творит, что пожелает, не только в отношении белорусских граждан и юрлиц, но и иностранных. Причём с КНР у руководства Белоруссии особые отношения — «стратегического партнёрства» и даже «железного братства», что периодически публично выпячивается.

Врачам, брошенным на борьбу с коронавирусом, от которого «никто не умер и не умрёт», платить меньше нельзя. Учителя последнюю указку без соли доедают. Пролетариат работает за сущие гроши и давно «оптимизирован» как по зарплатам, так и по штатам трудовых коллективов. Придворных «неолигархов» трогать нельзя. Остаётся не так уж много баранов, с которых можно состричь дополнительный клок шерсти. Участвовавшим в летне-осеннем беспределе орангутангам в штатском и милитари без знаков отличия обещаны квартиры, деньги и прочие факторы материальной заинтересованности. Кто-то должен за это заплатить. Не обладатель же позолоченной сантехники и члены его Семьи, над которыми постоянно глумится «экстремист» блогер Nexta.

Заплатит Россия, а также белорусские налогоплательщики — обыватели и компании. Для них с 1 января на 10,02% повышены тарифы на электричество после помпезного запуска БелАЭС, приуроченного к выхолощенному госпразднику 7 ноября.

Также в соответствии с президентским указом № 490 от 24 декабря повышены и другие тарифы госмонополий сферы ЖКХ. Например, с 1 января газ в домах подорожал на 7,5% с заявленной перспективой повышения ещё на 11% летом. Всё это при прежней закупочной цене российского газа ($127), который белорусским обывателям перепродают по $199 и даже дороже. Подорожал вывоз мусора (+7,63%) и прочие услуги, отмеченные в «жировках». С 1 января со ссылкой на тот же обновлённый Налоговый кодекс повышен налог на прибыль мобильных операторов — с 18% до 30%. Тем же документом с той же даты повышены налоги со сдающих квартиры, дачные и садовые домики, гаражи и машино-места.

Единый налог поднят для индивидуальных предпринимателей (ИП) и самозанятых. С 1 января, согласно обновлённому Налоговому кодексу, будут платить больше парикмахеры и строители, продавцы котят, актёры, танцоры, музыканты, «исполнители разговорного жанра» и прочие. Также под предлогом борьбы с COVID обновлённым Налоговым кодексом отменены налоговые льготы по НДС на продовольствие и лекарства. Министерство по налогам и сборам сообщило об этом в письме от 31 декабря № 2−1-9/02663 «О ставках НДС с 01.01.2021». В частности, удвоен (до 20%) налог на «отдельные позиции продовольственных товаров, отдельные позиции товаров для детей». В том же письме сообщается о введении с 1 января НДС при ввозе и реализации «лекарственных средств, медицинских изделий (в т. ч. протезно-ортопедических изделий)» в размере 10%.

Совмин Белоруссии и Лукашенко лично таким образом передают горячий привет не только пенсионерам и инвалидам, для многих из которых расходы на лекарства и протезы — жизненно важный приоритет, но и так называемым широким слоям населения страны «рыночного социализма». Важно не только то, что вскоре подорожает детское питание, санки, пластилин и прочие товары для детей. Заявлено резкое повышение цен на сигареты бюджетного сегмента.

Министр финансов Белоруссии Юрий Селиверстов сообщил 3 января, что от повышения налогов и отмены льгот бюджет получит дополнительно около миллиарда белорусских рублей ($388 млн по нынешнему курсу). Он также поведал, что принятый бюджет на 2021 год с дефицитом 4 млрд бел. руб. якобы «не критичен». В этих циничных рассуждениях есть резон: долги берутся под обязательства всех, а расплачиваются по факту беднейшие — как это происходит на Украине и в других странах «четвёртого мира».

Демографическая ситуация в Белоруссии указывает на вымирание коренного населения при сокращающемся потоке желающих получить белорусское гражданство. Для обладателей белорусских паспортов правительство в очередной раз повысило пенсионный возраст: женщины будут выходить на пенсию с 57,5 года, а мужчины — с 62,5 года (если доживут). Заодно повышен минимальный стаж, необходимый для получения трудовой пенсии. Социальная пенсия в Белоруссии сейчас составляет 129 бел. руб. ($50).

Пособие по безработице тоже повышено — до 29 бел. руб. минимальное и до 87 максимальное ($11 и $34 соответственно). Однако получать пособие могут только зарегистрированные безработные, которых за эти деньги ещё и периодически привлекают к различным работам. Минимальная зарплата с 1 января постановлением правительства повышена с 375 до 400 рублей в месяц (до $155). Увеличен налог на доход от дарения, а также пожертвования инвалидам и детям-сиротам. Введён подоходный налог на кешбэк. Освобождена от налогообложения материальная помощь родственникам члена «государственного» профсоюза (ФПБ), умершего от ковида.

Госагитпроп скрывает негатив, раздувая позитив. Например, с 1 января повышены пенсии и оклады бюджетников. Цены повышены намного больше, но это уже частности — ведь выросла средняя температура по больнице. Теперь пенсионеры и бюджетники как бы накормлены голубцами, хотя на поверку большинство вкушает капусту и «не только лишь все» — мясо.

Государственное телевидение позиционирует шампиньоны как «деликатес», не акцентируя внимания на их польской родословной. В белорусских магазинах этот гриб продаётся по стоимости свинины. Минский строительный супермаркет «ОМА» продаёт доску ламината по цене, за которую два года назад продавался квадратный метр этого изделия. Наверное, с точки зрения пропагандистов, этому тоже следует радоваться. Как и повышенной с 27 до 29 рублей «базовой величине» — специфическому денежному показателю расчётов штрафов, налогов и других платежей, которые тоже выросли. Как и новому «транспортному налогу», который с 1 января заменил нелепый «налог на автовладельцев».

Заведомо невыполнимый официальный прогноз на 2021 год не будет исполнен. Белорусский рубль за прошлый год обесценен почти на пятую часть и в нынешнем году будет неизбежно девальвирован. Рост цен выходит на новый виток — чиновники уже создали для этого все условия, в том числе и фискальными мерами. Москва продолжит подкармливать режим Лукашенко, рассказывая неубедительные даже для себя басни про помощь белорусскому народу. Продолжится синтез новой белорусской идентичности на антирусской основе. Всё идёт по плану, как и предвидел Егор Летов.

Автор Сергей Артёменко

https://regnum.ru/news/polit/3157166.html

***

Приложение 1. Закрытие газет и вызовы в прокуратуру: будни независимых СМИ в регионах Беларуси 

Для многих независимых журналистов и отдельных редакций в белорусских регионах минувший год стал аномальным на репрессии со стороны властей. Начало 2021 года тоже не внушает оптимизма.

Еще несколько лет назад Брестская область на фоне других регионов Беларуси считалась едва ли не самой либеральной в стране - по крайней мере, если судить по количеству зарегистрированных независимых СМИ. Однако в 2020 году от условного "благополучия" мало что осталось.

К чему ведет монополия на печать газет?

После того, как к конце минувшего года редакция негосударственного издания "Брестская газета" получила уведомление от местной типографии о прекращении сотрудничества, вопрос о том, где печатать газету, является для редакции самым актуальным. "Мы работаем над решением этой неожиданно возникшей проблемы, но пока вариантов, где могли бы отпечатать тираж, у нас нет", - рассказал DW главный редактор "Брестской газеты" Виктор Марчук. Он объясняет это тем, что в Беларуси фактически существует государственная монополия на печать газет, поскольку лицензии на оказание таких услуг имеют лишь типографии, так и или иначе подчиненные властям.

В сложившейся ситуации редакция "Брестской газеты" обратилась к своим читателям с призывом аннулировать подписку на 2021 год. "В условиях, в которые сегодня пытаются поставить наше издание, мы не уверены, что сможем выполнить свои обязательства, хотя все, что касается подготовки бумажной версии газеты к печати, делаем", - уточнил Марчук.

Прокуратура Бреста предупреждает

Главный редактор "Брестской газеты" стал фигурантом еще одной истории, которая вызвала резонанс. Виктор Марчук вместе с другими брестскими журналистами и жителями города принял участие в записи видеообращения, в котором высказывается озабоченность эскалацией насилия в Беларуси. Как сообщил Виктор Марчук, он был вызван в городскую прокуратуру Бреста, где ему вынесли официальное предупреждение, "за распространение недостоверной информации". Какие именно слова в видеообращении являются недостоверными, в прокуратуре не пояснили и запретили фотографировать сам текст предупреждения, уточнив, что оно является устным.

Вызванной по этому же поводу в прокуратуру брестской журналистке Наталье Пармон также не позволили лично ознакомиться с текстом официального предупреждения, где были упомянуты несколько статей Административного и Уголовного кодексов Беларуси. "В ответ я написала, что руководствуюсь основным законам в своей жизни - Библией, поэтому ложь не распространяю", - дополнила Наталья Пармон. Журналистов проинформировали, что они могут обжаловать это предупреждение в областной прокуратуре, но делать это в сложившейся правовой ситуации в Беларуси они не видят смысла.

Дело об "оскорблении президента Беларуси"

Еще более драматичные события происходят вокруг интернет-портала "Першы Рэгіён" ("Первый Регион"), который освещает общественно значимые события в Брестской области. В последние дни 2020 года в отношении корреспондента этого медиаресурса Сергея Гордиевича было возбуждено уголовное дело "за оскорбление президента Беларуси". Причиной стал якобы перепост сообщения в одном из Viber-чатов, администратором которого был и журналист сайта. Что именно оскорбительного было в том сообщении, пока не известно, но сейчас Сергей Гордиевич помещен под домашний арест в городе Дрогичине, а белорусские правозащитники признали его политзаключенным.

Однако этим дело не ограничилось: обыски и изъятие цифровой техники продолжились у других сотрудников редакции в разных городах Брестской области. Так, редактора сайта "Першы Рэгіён" Павла Дайлида задержали прямо на улице в Ивацевичах и доставили в местный РОВД. Перед допросом журналисту настойчиво предложили оставить свой мобильный телефон в камере хранения в РОВД, что он и сделал. Как рассказал Павел Дайлид, впоследствии выяснилось, что за время нахождения в милиции с его аккаунта были удалены участники Viber-чатов и целые группы. "Разрешения на осмотр смартфона я не давал, никаких процессуальных документов мне также не предъявлялось", - сообщил редактор, который теперь намерендобиваться возбуждения уголовного дела по факту незаконного завладения телефоном и нарушения тайны переписки.

Почему в регионах Беларуси закрываются газеты?

Проблемы, с которыми в минувшем году столкнулись независимые журналисты в Брестской области, характерны и для других регионов. По информации Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ), в стране в течение 2020 года перестали издаваться сразу шесть общественно-политических газет. У четырех из них ("Свободные новости плюс", "Белгазета", "Газета Слонимская" и "Народная Воля") возникли проблемы с типографиями, которые под разными предлогами оказывались печатать. Еще два издания - "Борисовские новости" и "Вольное Глубокое" - закрылись по финансовым причинам.

Вместе с тем в БАЖ констатируют, что даже в условиях роста популярности интернет-изданий некоторые негосударственные газеты в Беларуси остаются ведущими поставщиками независимой общественно-политической информации в своих регионах, сохраняя прежние тиражи. Как отметил главный редактор барановичской газеты "Intex-press" Владимир Янукевич, президентские выборы 2020 года и протесты после них показали, что у независимых региональных изданий есть доверие людей, которые нечасто пользуются интернетом и отдают предпочтение печатной продукции. И это тоже является причиной пристального внимания белорусских властей к ситуации на региональном медиарынке.

Автор Алесь Петрович  

https://p.dw.com/p/3nb1D

***

Приложение 2. Ни футбола, ни хоккея: как спортсмены добиваются отмены соревнований в Беларуси

Пока в Беларуси нарушаются права человека, в стране нельзя проводить международные спортивные турниры, считает исполнительный директор Фонда спортивной солидарности Александр Опейкин.

В начале декабря Международный олимпийский комитет (МОК) отстранил членов исполкома Национального олимпийского комитета (НОК) Беларуси во главе с находящимся у власти в стране Александром Лукашенко от Олимпийских игр и других мероприятий организации. Ранее более двух десятков белорусских спортсменов обратились в МОК с заявлением о дискриминации в РБ спортсменов, не согласных с официальной политикой властей.

На жалобе в МОК активисты не остановились. Фонд спортивной солидарности Беларуси также подал в УЕФА и ФИФА "большое заявление" на белорусских спортивных чиновников с требованием отстранить их от участия в международных футбольных событиях. О том, что послужило основанием для такого письма, в беседе с DW рассказал исполнительный директор фонда Александр Опейкин.

Deutsche Welle: - Какие случаи дискриминации спортсменов упоминаются в вашем заявлении в УЕФА и ФИФА?

Александр Опейкин: - В заявлении больше тридцати страниц. В нем мы ссылались на несколько эпизодов. Самый мощный из них касается пляжного футбола. Из национальной сборной Беларуси по пляжному футболу был исключен практически весь основной состав: спортсменам просто не продлили контракт за то, что они подписали открытое письмо с требованием остановить насилие в стране (в общей сложности письмо подписали более 1,5 тысячи белорусских спортсменов. - Ред.).

Очевидно, что имело место давление со стороны руководства - председателя Белорусской федерации футбола (АБФФ) Владимира Базанова и главы Федерации пляжного футбола Михаила Ботникова. В нашем заявлении мы указываем на то, что эти нарушения носят системный характер.

- А какое влияние в УЕФА и ФИФА имеют белорусские чиновники? Они же будут приводить свои аргументы.

- В рейтинге ФИФА Беларусь находится на очень далеком месте (по итогам 2020 года Беларусь занимает в этом списке 88-место. - Ред.). Беларусь не является футбольной державой. Поэтому, с точки зрения значимости Беларуси в футбольном мире, для ФИФА и УЕФА это решение не может быть болезненным.

- В декабре МОК ввел санкции в отношении белорусских спортивных чиновников. Какие аргументы в ходе рассмотрения данного дела приводили официальные лица Беларуси?

- Изначально нужно понимать, что на все руководящие позиции в белорусском спорте назначают людей, которые не имеют отношения к конкретному виду спорта. Профессионалов, которые понимают, как работает спортивная индустрия, и разбираются в том или ином виде спорта, очень мало.

В переписке с МОК (аргументы белорусской стороны. - Ред.) никак не соотносились с фактами. Это была попытка объяснить около 70 случаев нарушения Олимпийской хартии, нарушение прав спортсменов тем, что такие действия осуществляются в соответствии с белорусским законодательством. Белорусское законодательство может предусматривать все что угодно, но значение имеет только тот факт, что вы нарушаете олимпийское законодательство.

- Фонд спортивной солидарности продолжает добиваться и переноса чемпионата мира по хоккею 2021 года из Минска. Вы направили несколько писем в Международную федерацию хоккея. Вам на них уже ответили?

- Да, в последние две недели мы активно обмениваемся письмами, в том числе и рассматриваем варианты встречи с руководством федерации.

- В каких еще видах спорта белорусские спортсмены подверглись дискриминации?

- В феврале в Беларуси должен пройти этап кубка мира по фристайлу. Здесь ситуация также достаточно напряженная: в белорусском фристайле под дискриминацию попали чемпионка мира Александра Романовская и Николай Козеко - легендарный тренер, который воспитал четырех олимпийских чемпионов. В целом вся команда по фристайлу не скрывала свою позицию, они написали несколько писем протестного характера за подписью всего коллектива.

Международная федерация лыжного спорта владеет этой информацией и понимает, что в таких условиях нельзя проводить этап кубка мира. Мы тоже будем добиваться его переноса. Соревнования международного плана не должны проходить в стране, в которой грубейшим образом нарушаются права человека. То же самое касается и хоккея. Столь значимое соревнование (ЧМ-2021. - Ред.) не может проходить в стране, где происходят пытки, где в тюрьме находятся 170 политических заключенных.

- Если международные федерации примут решение перенести эти соревнования или отложить их на неопределенный срок, но назовут в качестве причины пандемию коронавируса, а не дискриминацию спортсменов по политическим мотивам, вы будете довольны?

- Конечно, нам бы хотелось, чтобы все международные федерации начали следовать тренду соблюдения прав человека в спорте. Спортсмены начинают осознавать, что они не просто добывают медали - они личности, у которых есть мнение и которые могут влиять на ситуацию. И что используя свою аудиторию, свой авторитет, достижения и характер, они обязаны нести человеческие ценности, защищать моральные принципы. Естественно, хотелось бы, чтобы международные федерации об этом говорили.

Автор Ольга Тихомирова  

https://p.dw.com/p/3nUvl


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Артёменко, Алесь Петрович, Ольга Тихомирова

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.01.2021. Просмотров: 42

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta