Беларусь: с одной стороны, санкции к российским производителям, а с другой стороны, обращение к ee финансовому рынку

Содержание
[-]

***

Лукашенко вводит санкции против России —  и Москва это поддерживает

После применения правительством Беларуси санкций к российским производителям ответных мер со стороны Москвы не последовало. Правительство России не разъяснило общественности проблему правомерности применения санкций от номинального союзника. Нанесённый российским товаропроизводителям ущерб не компенсирован.

Как ни невероятно это звучит, но под белорусские санкции российские компании попали заодно с западными. Совмин Белоруссии 23 апреля издал постановление № 240, сообщив об этом необычным способом — в пятницу вечером через аккаунт в социальной сети одной из сотрудниц правительства. На официальном сайте правительства этого постановления нет до сих пор. Национальный правовой Интернет-портал республики позже опубликовал текст скандального постановления. В документе сказано, что российские товаропроизводители попали под белорусские санкции «для обеспечения защиты национальных интересов, с учетом недружественных действий в отношении белорусского народа и на основании указа президента Республики Беларусь от 30 марта 2021 г. No 128 «О применении специальных мер».

Народ, которым правительство Белоруссии столь дерзко прикрыло свою келейно подготовленную месть западным компаниям, в социальных сетях выразил крайнее возмущение. Для него действия чиновников стали столь же неожиданными, сколь и для российских компаний, продукция которых попала под ограничения со стороны официального Минска. На самом деле подчинённые Александра Лукашенко думали не о народе, вводя санкции, а о своём хозяине — известном любителе хоккея. Попавшие под санкции западные компании отказались спонсировать Чемпионат мира по хоккею, проведение которого было запланировано в Минске.

Мероприятие планировалось использовать в пропагандистских целях, чтобы представить общественно-политическую обстановку в Белоруссии настолько «нормализованной», что в ней можно проводить состязания такого масштаба. Однако граждане начали писать возмущённые письма за границу, требуя не допустить «кровавый хоккей» и отменой чемпионата дать ясно понять, что массовые политические репрессии, в том числе в отношении спортсменов, убийства и пытки, а также фальсификации президентских выборов являются непреодолимым препятствием для мероприятий такого уровня.

Явно не заботой о белорусском народе руководствовался председатель правительства Белоруссии Роман Головченко, когда подписывал указ о включении в перечень запрещённых к ввозу и продаже товаров групп компаний BEIERSDORF (торговые марки NIVEA, EUCERIN, LA PRAIRIE, LABELLO, HANSAPLAST, FLORENA, 8X4, SKIN STORIES, GAMMON, TESA, CHAUL, COPPERTONE, HIDROFUGAL, STOP THE WATER WHILE USING ME). То есть наказывали как бы западные компании, которые обидели Лукашенко, под предлогом «защиты национальных интересов, с учетом недружественных действий в отношении белорусского народа», а на самом деле нанесли ущерб национальным интересам и упомянутому народу.

Под запрет также попала продукция LIQUI MOLY, рекомендованная автопроизводителями для множества эксплуатируемых в Белоруссии автомобилей. Это не только моторные масла, но и средства по уходу за автомобилем и для его ремонта. Автомастерским придётся закупать товары этой марки у контрабандистов. Совмин Белоруссии фактически стимулировал коррупцию и прочие прелести «чёрного рынка». Однако хуже и скандальнее всего оказался запрет на ввоз и продажи чешской «дочки» немецкого концерна Volkswagen AG — производимых в России легковых автомобилей марки Škoda. Этот вид «санкционки» в постановлении указан особо под п. 2 с кодом 8703 единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности ЕАЭС.

Дело в том, что поставляемые из России в Белоруссию автомобили марки «Шкода» — российские автомобили, произведённые на российских заводах российскими рабочими. Эта продукция — не «отвёрточная сборка», как на некоторых белорусских предприятиях, а почти полностью локализованная и выводимая на рынок под всемирно известным брендом. Соответственно, пострадали не только российские бюджеты — от местных до федерального, лишившиеся налоговых отчислений. Пострадали граждане России и российские компании.

Правительство России обязано было в этой ситуации адекватно отреагировать. Однако ни о чём подобном до сих пор не известно. Парадоксальным образом о позиции официальной Москвы рассказал глава правительства Белоруссии. Выступая на евразийском форуме, Головченко дал интервью неоднократно пойманной на дезинформации «Белтелерадиокомпании». Белорусский чиновник сообщил невероятное — оказывается, партнёры по ЕАЭС поддержали нанесение ущерба своим гражданам и предприятиям (в том числе торговым).

Рассказывая о реакции на принятое в Минске решение о санкциях, Головченко сказал: «Они были восприняты, поддержаны, можно так сказать. Это суверенное право нашей страны, это никаким образом не нарушает наши обязательства в рамках ЕАЭС. Но как бы моральное право на принятие таких мер — оно неоспоримо с нашей стороны», — сообщил Головченко. «Непосредственно к ЕАЭС это не имеет никакого отношения, — заявил Головченко. — Мы действуем в рамках своего правового поля, на основании указа президента соответствующего, и не нарушаем наши обязательства в рамках ЕАЭС».

На самом деле к ЕАЭС принятое в Белоруссии решение о санкциях имеет самое непосредственное отношение. Обязательства в рамках союза предписывают Минску не дискриминировать партнёров из России, Казахстана и других стран-членов, однако именно этим он и занимается. Причём давно занимается, и аппетит его разогревает безнаказанность. Проблема ЕАЭС в том, что в нём не работают механизмы принуждения к исполнению совместных решений. Самое большее, что может сделать ЕЭК, особенно под нынешним белорусским председательством — это кулуарно топнуть ножкой и погрозить пальчиком минским друзьям и партнёрам.

Наглядное тому подтверждение — не первый год длящаяся позорная и трагикомичная история с дискриминацией товаров из ЕАЭС на белорусском рынке. Совмин Белоруссии и, в частности, одно из его структурных подразделений — министерство антимонопольного регулирования и торговли откровенно посылает ЕЭК в далёкое путешествие по известному адресу, отказываясь исполнять союзные договорённости. Именно об этом принятое МАРТ Белоруссии решение обеспечить «не менее 80%» белорусских товаров на прилавках республики. Причём место это должно быть лучшим, за которое поставщики обычно доплачивают. Соответственно, российские, казахстанские, армянские и прочие как бы союзнические товары — где-то там, внизу, в рамках квоты 20% и по ценам не ниже рекомендованных — чтобы не конкурировали даже по цене (как в случае с российским сахаром).

Если верить Роману Головченко, то Михаил Мишустин полностью согласен с дискриминацией субъектов хозяйствования Российской Федерации. В пользу этой версии говорит неоправданно затянутое молчание правительства РФ. Москва обязана была защитить свои рабочие места, своих налогоплательщиков, своих производителей товаров и услуг. Обычно так и происходит в нормальных странах, где уровень неистребимой коррупции держится в более-менее приличных рамках.

Мишустин не должен принимать как должное месть обиженного Лукашенко, лишённого возможности пафосно выступить на открытии хоккейного чемпионата и продемонстрировать хотя бы видимость заявленного президентским указом заведомо несостоятельного «года народного единства». Премьер-министр России обязан был принять ответные меры, соответствующие российским национальным интересам. Причём такие меры, чтобы в дальнейшем колхозникам с посиневшими пальцами неповадно было выделывать подобные номера.

Совмин Белоруссии своим нелепым постановлением нанёс ущерб белорусским гражданам и предприятиям, дискредитировал пресловутый официальный Минск. Всё это могло бы оставаться локальной белорусской проблемой, если бы не затрагивало интересы России и союзные отношения. Лишение любимой игрушки более четверти века бессменно правящего Лукашенко — одно из объяснений санкций от друзей и партнёров, долго клявшихся, что подобное — не их метод. Ещё одно тривиальное объяснение — стремление во что бы то ни стало сократить импорт и повысить наполняемость бюджета.

Республиканский бюджет Белоруссии в I квартале 2021 года исполнен с дефицитом в размере 1,83 млрд белорусских рублей (5% ВВП). В последнем квартале прошлого года госдолг вырос до 30,9% к ВВП — по специфическим официальным расчётам. При этом даже во внутреннем госдолге на долю деноминированной нацвалюты приходится примерно десятая часть 11,8%), а остальная задолженность — в долларах и евро. ЗВР Белоруссии сформированы за счёт внешних заимствований (преимущественно у России). Резервы кратно ниже госдолга и даже специфически подсчитанного внешнего госдолга: на 1 апреля $7,1 млрд золотовалютных резервов против $18,1 млрд внешнего госдолга. На погашение валютного долга в 2021 году Белоруссии надо направить $2,77 млрд и при этом удерживать курс «белки», на которую давление идёт и изнутри, и извне.

Лучше не думать, как Нацбанк демонстрирует наличие средств на отчётную дату, сколько реально у него «живых денег» (ювелирные изделия хорошо учитывать, но трудно использовать при оплате), сколько гарантированных правительством (и не учтённых как госдолг) внешних долговых обязательств. О многом лучше не думать, потому что так спокойнее. Для расчёта по долгам правительство белорусская бюрократия набирает новые долги и повышает налоги. Налог на безработных, налог на допуск автомобиля к дорожному движению, налог на митинги и шествия — всё это и многое другое появилось не от хорошей жизни.

Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings лишено необходимости имитировать благополучие, когда оснований для этого нет. Поэтому в новом обзоре подтвердило долгосрочный рейтинг дефолта Белоруссии в иностранной валюте на уровне «B» с прогнозом «негативный». Негативный прогноз и низкий рейтинг авторитетного агентства напрямую влияют на стоимость процента кредита. Поэтому одолжить «длинные деньги» под невысокий процент не получится.

Не получится ещё и потому, что Евросоюзу дискомфортно иметь под боком коррумпированного, авторитарного, тоталитарного, милитаризированного соседа. Политически мотивированные убийства, фальсификации выборов и прочее пресловутый Запад вполне переносил, когда подобные партнёры были ему удобны. Лукашенко не удобен ни Западу, ни смертельно уставшему от него белорусскому народу. Поэтому внешнеэкономическая деятельность Белоруссии на премиальных рынках сбыта даже с учётом снижения фактора пандемии имеет вполне предсказуемые и далеко не радужные перспективы.

На днях верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявил о принятии в ближайшие недели четвертого пакета санкций в отношении белорусских предприятий и физлиц. Всё это добавляет риски для макроэкономической и финансовой стабильности в собственно Белоруссии. Сидеть на штыках «последнему диктатору Европы» становится всё дороже.

Казалось бы, альтернативы реализации подписанного аж в 1999 году договора о создании Союзного государства у Лукашенко нет. Однако глава его дипломатии Владимир Макей не теряет надежды наладить отношения с Западом, что откладывает отпечаток на внутреннюю политику и внешнюю. Продолжающийся саботаж реализации договора принял форму пошлого бородатого анекдота на тему парочки несогласованных «дорожных карт».

Белоруссия сильно зависит от импорта из ЕС и США. Достаточно посмотреть на структуру белорусской внешней торговли, чтобы увидеть, что ничего уникального она на Запад не продаёт. Машины и оборудование ввозятся в Белоруссию, а не наоборот. Бешеными темпами выпиливаемый белорусский лес на западном рынке продаётся хорошо за счёт цены. Однако вполне заменим — как и белорусское дизтопливо, как и белорусские удобрения — что азотные, что калийные.

Для ЕС торговля с Белоруссией в части товаров — это примерно четверть процента. Белорусский рынок для владельца бренда Nivea исчисляется в тысячных процента оборота. На белорусского потребителя приходится пара процентов произведённых в России автомобилей под брендом Škoda, а из произведённых в ЕС — счёт идёт даже не на проценты, а на штуки. То есть потери небольшого белорусского рынка, отличающегося также низкой платёжеспособностью — это как укус комара для бегемота. Конечно же, Лукашенко сотоварищи целили западному бегемоту не в бровь, а в глаз. Однако попали, как обычно, в Россию.

Автор Сергей Артёменко

https://regnum.ru/news/polit/3268720.html

***

Белоруссия планирует продать гособлигаций на 100 миллиардов российских рублей на российском финансовом рынке

Международная изоляция Белоруссии растет, сокращая возможности кредитования. Для того чтобы отдать старые долги, власти намерены взять новые. Занимать деньги планируется в том числе на российском финансовом рынке.

Александр Лукашенко своим указом поручил правительству разместить государственные облигации на сумму 100 млрд российских рублей на российском финансовом рынке. Документ был опубликован на национальном правовом портале в субботу, 15 мая. Указывается, что размещение состоится в 2021–2023 годах, срок обращения – минимум три года. «В целях рефинансирования внешнего государственного долга Республики Беларусь», – объясняется цель займа. Согласно данным Министерства финансов, госдолг Белоруссии по итогам первого квартала составил 59,3 млрд белорусских рублей (около 23,3 млрд долл.), или 37,9% ВВП при лимите в 40%.

За первые три месяца он увеличился на 2,7%, или 1,5 млрд белорусских рублей. Внешний долг на 1 апреля составил 18,1 млрд долл., внутренний – 11, 8 млрд белорусских рублей (около 4,6 млрд долл.). Кстати, в начале года власти размещали гособлигации на внутреннем рынке – за первый квартал внутренний долг вырос на 19,1%. Лимит внешнего долга установлен в размере 20,2 млрд руб.

В бюджете на нынешний год предусмотрено, что по долгам государству необходимо выплатить 8 млрд белорусских рублей (более 3 млрд долл.). Из них 4,9 млрд белорусских рублей (1,9 млрд долл.) – это погашение основного долга и 3,1 – обслуживание (1,1 млрд долл.). Предполагалось, что 1 млрд долл. для выплаты по старым долгам придется снова взять в долг. Занимать планировалось как на внешнем, так и на внутреннем рынке путем размещения облигаций. Ранее Белоруссия размещала свои облигации на европейском рынке. В частности, как раз перед президентскими выборами, летом 2002 года, было размещено евробондов на 1,25 млрд долл. Однако сейчас рынок ЕС стране недоступен из-за санкций и испорченных отношений с Западом. Таким образом, доступным остается только российский рынок. Ранее Белоруссия там тоже кредитовалась – в 2019 и 2020 годах было размещено четыре выпуска облигаций в объеме 20 млрд российских рублей. В 2019 году ставка по ним составила 8,65%, в 2020-м – 8,5%. Срок обращения – три и пять лет соответственно.

В белорусском Минфине также еще в этом году ждут третий транш государственного кредита России в 500 млн долл. Это часть того кредита, который президент России Владимир Путин пообещал Александру Лукашенко в разгар протестов в сентябре минувшего года. Предполагается, что он будет получен в июне.

Бюджет не сможет стать источником для выплат, так как он дефицитный – уже 1,8 млрд белорусских рублей (более 700 млн долл.) при установленном лимите в 5,6 млрд руб. (2,2 млрд долл.). По оценкам экспертов, Белоруссия может не вписаться в этот план. Некоторые экономические аналитики полагают, что дефицит может достигнуть 8 млрд белорусских рублей (более 3 млрд долл.).

Проблема Белоруссии не в том, что накоплены большие долги, а в том, что заимствованные деньги не работают – они идут на возврат старых долгов и на текущие потребности. Также риски для страны и в отсутствии диверсификации кредиторов. Самый крупный кредитор Белоруссии – это Россия. Из платежей этого года 45% должны быть отправлены России, еще 17% – Евразийскому фонду стабилизации и развития, где основным источником средств является также РФ.

На минувшей неделе агентство Fitch Raitings подтвердило, что пока Белоруссия справляется со своими финансовыми обязательствами – кредитный рейтинг на уровне В. Однако прогноз – негативный, что связано с последствиями политического кризиса. Эксперты агентства обращают внимание на слабую деловую активность из-за недоверия бизнеса государству, негативное влияние санкций, недоступность международных финансовых рынков и традиционную для Белоруссии проблему – неэффективный государственный сектор. По оценке Fitch Raitings, в первом квартале на реструктуризацию долгов госкомпаний Белоруссия потратила 1% ВВП. В частности, очень большую поддержку пришлось оказать Белорусскому металлургическому заводу (БМЗ). Власти не афишировали механизма и суммы поддержки, однако в СМИ со ссылкой на источники фигурировали суммы порядка 6 млн долл. ежегодно, которые банки будут предоставлять этому предприятию только на выплату зарплаты. У предприятия порядка 400 млн долл. только валютных долгов, которые взяло на себя государство.

Предприятий, подобных БМЗ, – не одно и не два. В условиях санкций их количество будет увеличиваться. Власти не могут себе позволить допустить там невыплату зарплаты, потому что в условиях политического кризиса это неминуемо вызовет новый виток забастовок и протестов. Экономика снова будет приноситься в жертву политике и необходимости удержания власти. Без урегулирования политического кризиса улучшение экономической ситуации невозможно, утверждают экономические эксперты.

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2021-05-16/1_8148_belorussia.html


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Артёменко, Антон Ходасевич

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.05.2021. Просмотров: 57

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta