B чём заключается рецепт глобального доминирования США?

Содержание
[-]

***

Kак достичь давно неуловимого баланса между мудростью и грубой силой

Чтобы удержать свою власть, а также поддержать глобальный мир и процветание, США должны найти трудноуловимый баланс между хитростью и грубой силой. Маловероятно, что Трамп сможет удержать этот баланс.

В греческой мифологии есть предсказание, согласно которому, первая жена Зевса Метида, богиня мудрости, родит сына, который, объединив в себе хитрость своей матери и силу своего отца в конечном итоге свергнет царя богов. Чтобы защитить свою власть, Зевс поглотил беременную Метиду. Сын Зевса так и не родился, но у Зевса родилась дочь Афина, пишет Ана Паласио в статье для издания Project Syndicate. Такие качества, как мудрость и грубая сила, всегда очаровывали древних греков. В определённый период они благоговели перед первым, воплощением которого стал Одиссей, легендарный герой гомеровской эпической поэмы «Одиссея». В другие исторические периоды они превозносили грубую силу, олицетворённую великими воинами, такими как Ахилл. Но идеалом всегда было сочетание того и другого. Это остаётся актуальным и по сей день.

За последние семь десятилетий Соединённые Штаты, похоже, выяснили, как достичь давно неуловимого баланса между мудростью и грубой силой. Наделённые богатыми ресурсами, свободные от региональных конкурентов и окруженные в основном океанами США обладали всем необходимым, чтобы стать мировой державой. Но именно многогранный, гибкий характер американского стиля руководства, сочетающего в себе военные, демографические и экономические преимущества с убедительным культурным посланием и умной дипломатией, позволил США удерживать свои позиции в качестве выдающейся мировой сверхдержавы.

Вместо того, чтобы навязывать свою волю остальному миру исключительно за счёт грубой силы, США позиционировали себя как глобальную державу, которая привержена поддержанию более широкого мирового порядка, который в конечном итоге служил интересам всех. Используя политику «кнута и пряника», США убедили страны, что им лучше присоединиться к этому глобальному порядку, чем противостоять ему. Сочетание убеждения и силы легло в основу глобального лидерства США.

Администрация президента США Дональда Трампа, однако, с пренебрежением отнеслась к этой тщательно откалиброванной системе. Постоянно демонстрируя неспособность убедить кого-либо, Трамп пытается использовать только грубую силу, чтобы заставить остальной мир принять его повестку дня: «Америка прежде всего».

Есть достаточно примеров, свидетельствующих о том, что Трамп предпочитает использовать силу. Об этом свидетельствует кампания по давлению на европейские страны. Трамп хочет заставить страны ЕС не только тратить больше средств на оборону для выполнения обязательств перед НАТО — обоснованное требование, — но также заставить их тратить больше средств на покупку американских систем вооружений. С другой стороны, Трамп не скупится на военные угрозы в адрес предполагаемых противников США. Совсем недавно американская администрация начала бить в барабаны войны, используя мутные разведданные об атаках на танкеры в Оманском заливе для продвижения войны с Ираном. Склонность Трампа больше полагаться на мускулы, чем на мозг, также подтверждается усердным использованием экономических инструментов — санкций и торговых пошлин — для продвижения своих политических интересов. Эскалация торговой войны с Китаем привлекла внимание прессы. Однако недавно США пригрозили Мексике, заявив, что её экспорт в США может столкнуться с торговыми пошлинами, если мексиканское правительство не ограничит нелегальную миграцию в США через свою северную границу. Последний пример является особенно показательным.

История учит нас тому, что, делая ставку только на грубую силу и отказываясь использовать силу убеждения, США подрывают собственный авторитет и движутся в направлении катастрофы. Именно это произошло в 1950 году, когда генерал Дуглас Макартур, вытеснив северокорейские войска с юга Корейского полуострова, безрассудно двинулся на север, где его войска и войска его союзников столкнулись с китайскими войсками и были ими захвачены.

Аналогичная ситуация произошла в 1964 году, когда США использовали атаки северовьетнамских торпедных катеров на американские эсминцы в Тонкинском заливе в качестве предлога для принятия резолюции конгресса, которая позволила бывшему президенту США Линдону Б. Джонсону, а затем президенту Ричарду М. Никсону, расширить военное участие Соединённых Штатов во Вьетнамской войне. Параллели с нынешней ситуацией в Оманском заливе, мягко говоря, вызывают беспокойство.

Аналогичную ошибку США допустили в 2000-х годах в ходе войны с террором, когда сделали ставку на массированное использование военной силы, забыв о стратегической хитрости. В результате США посеяли нестабильность по всему Ближнему Востоку.На данный момент у США всё ещё достаточно сил, чтобы заставить страны подчиниться их воле. Но мир уже работает над тем, чтобы изменить это. Наблюдается растущий отказ от долларовых сделок. Европейский центральный банк продвигает евро на международном уровне, в то время как Китай подписывает соглашения о валютных свопах для продвижения юаня.

Последние несколько десятилетий американского могущества в целом пошли на пользу миру. Однако дальше оно может привести к менее благоприятным и продуктивным последствиям. Чтобы удержать свою власть, а также поддержать глобальный мир и процветание, США должны найти трудноуловимый баланс между хитростью и грубой силой. Маловероятно, что Трамп сможет удержать этот баланс.

Автор: Александр Белов

https://regnum.ru/news/polit/2651908.html

***

Приложение. Евро-американский политический союз теряет могучий стартовый импульс и упирается в инерционный тупик

Евро-американский политический союз, сложившийся на послевоенных оккупационных формулах и процессах политического освоения постсоциалистических стран Центральной Европы, явно начинает «ломать». Оно и не удивительно, поскольку любые союзы создаются только для противостояния с конкурентами, а всплеск цивилизационного противостояния по разлому «Запад — Восток» (США/ЕС vs РФ) явно теряет могучий стартовый импульс и упирается в инерционный тупик.

А вот новая политика США, которую с некоторой долей парадокса можно определить как «агрессивно-изоляционистскую», требует новых противников и новых зон конфликта. Очевидно для того, чтобы обеспечить эпоху «блестящего изоляционизма» Америки, «сделанной снова великой».

Новыми противниками Дональд Трамп избрал Китай, Иран и Северную Корею. Но в иранском вопросе против США явно взбунтовался Евросоюз.

Немного истории: пугающая весь мир иранская «ядерная программа» была остановлена в 2015 году соглашением JCPOA (Joint Comprehensive Plan of Action, Совместный всеобъемлющий план действий), подписанным между Ираном и P5 + 1 (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН — Китай, Франция, Россия, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты — плюс Германия), а также Евросоюзом.

Трамп, освобождая европейский рынок сбыта топлива даже от перспектив присутствия там иранских углеводородов, в мае 2018 года объявил о выходе США из JCPOA и возобновлении антииранских санкций. При этом уже тогда в американской прессе было отмечено, что этим решением он изолирует Соединенные Штаты от их западных союзников («Нью-Йорк Таймс», 8 мая 2018 года). С тех пор Персидский залив стал «точкой закипания» нового геополитического противостояния, а ситуацией рациональнее всего воспользовались китайцы, ясно обозначив свое присутствие в районе Ормузского пролива (порт Гвадар в Пакистане) и пролива Баб-эль-Мандеб (военная база в Джибути).

Но Европа ХОЧЕТ торговать с этой «бездонной топливной бочкой» и инвестировать в мощный ресурсный запас Ирана. А США сразу предложили своим европейским союзникам присоединиться к своему решению, причем предложили под угрозой санкций. Союзникам это не понравилось, и 7 августа 2018 года вступил в силу обновленный так называемый Блокирующий статут ЕС. Это очень интересный документ ЕС, полное название которого «РЕГЛАМЕНТ СОВЕТА (ЕС) № 2271/96 от 22 ноября 1996 года о защите от последствий экстерриториального применения законодательства, принятого третьей страной, и действий, основанных на нем или вытекающих из него» и который изначально задумывался против влияния Штатов. Поскольку какая еще страна, кроме США, может сейчас диктовать условия Евросоюзу?

Блокирующий статут был призван минимизировать влияние американских санкций на интересы компаний ЕС, осуществляющих законную коммерческую деятельность в Иране. Нельзя сказать, что это особо помогло европейским бизнесменам, поставленным в «позу выбора» между Тегераном и Вашингтоном. Так, даже могучая французская Total в августе прошлого года вышла из проекта по разработке громадного газового месторождения Южный Парс, где у нее было 50,1%. И надо сказать, что демарш США ударил по иранской экономике очень крепко: в 2018 году она сократилась, по данным МВФ, на 3,9%. В этом году фонд ждет спада на 6%, ускорения инфляции до 37% и роста безработицы до 15,4%.

Но Евросоюз не прекращает сопротивления. В январе 2019 года было объявлено, что Великобритания, Франция и Германия должны запустить механизм, позволяющий европейским компаниям продолжать торговлю с Ираном в обход санкций США. 28 июня в Вене Хельга Шмидт, исполнительный генеральный секретарь Европейской службы внешних связей, заявила, что INSTEX (Instrument in Support of Trade Exchanges, Инструмент в поддержку торговых обменов) «запущен и доступен для всех государств-членов ЕС и что первые транзакции обрабатываются». И миссия Инструмента состоит в том, чтобы облегчить транзакции не в долларах США и не через SWIFT.

Когда США вышли из JCPOA, они заявили, что компании, нарушающие вновь введенные санкции, столкнутся с жесткими штрафами. Среди компаний, которые администрация США указала в качестве потенциальных нарушителей санкций, была базирующаяся в Брюсселе международная служба обмена сообщениями SWIFT, которая является источником международных платежей. В ноябре, очевидно, обеспокоенный возможными последствиями для глобальных платежей SWIFT объявил, что он будет соблюдать санкции США. Таким образом европейцы были поставлены перед необходимостью создания новой системы для оплаты евро-иранских закупок-продаж. Так появился INSTEX.

На заседании в Вене, кроме стран-инициаторов INSTEX и Ирана, присутствовали Россия и Китай, но не было США. И это уже бунт «грандов» Евросоюза против своего американского союзника-покровителя. И этот бунт ставит проблему выбора перед рядом центральноевропейских стран, в том числе и перед Украиной. Ведь не секрет, что и США, и Евросоюз давно создают свои структуры если не управления, то воздействия на страны этого региона.

В 2009 году Евросоюз создал «Восточное партнерство», объединяющее три центрально-европейских (Молдавия, Белоруссия, Украина) и три закавказских страны (Грузия, Армения, Азербайджан). Но уже в следующем году было замечено, что Евросоюз использует там «нисходящий… подход к управлению (основанный на правилах ЕС и норме «передачи»)», который «вступает в противоречие с понятием «партнерство», которое основано на «совместной собственности» и сотрудничестве по вопросам, представляющим взаимный интерес».

Американцы с 2016 года не менее энергично продвигают «Инициативу трех морей», или BABS (Baltic, Adriatic, Black Sea Initiative), не институализированную конфедерацию Австрии, Польши, Хорватии, Чехии, Эстонии, Венгрии, Латвии, Литвы, Румынии, Болгарии, Словакии и Словении. Украина «проспала» создание «Троеморья», а когда в 2017-м поросилась туда, то нам вежливо указали на порог: форматом встречи был избран «только для членов ЕС». И теперь остается только гадать, кто стимулировал «сезон политической дури», приведшей Украину к конфликтам с Польшей, Венгрией, Румынией, Болгарией (все — участники «Троеморья») — имманентная политическая дурь самих лидеров нации или все-таки европейские «гранды»?

До недавнего времени «Восточное партнерство» и «Троеморье» — это были два «мягко конкурирующих» геостратегических проекта, добивающиеся единой цели — создания «санитарного кордона» на границе с Россией и, в конечном счете, секьюритизации европейских границ. Но теперь, если тенденция «бунтующей Европы» сохранится, то странам Центральной Европы придется выбирать себе лидера. Причем независимо от того, является ли страна членом ЕС или вечно изнывающим «кандидатом».

Украина по географическому положению является важнейшим компонентом нового «санитарного кордона», значит, следует ожидать нового всплеска интереса к этому региону, поутихшему на фоне Северной Кореи, Китая, Венесуэлы и Персидского залива. Это открывает новые возможности для государства, но и является смертельной опасностью для Украины в случае неправильного выбора.

А символом украинского выбора может быть именно реакция на INSTEX. На Венской встрече было заявлено, что ведется работа над тем, «чтобы открыть INSTEX для экономических операторов из третьих стран». И если в числе этих стран будет Украина — значит, она выбрала Европу.

Хотя это касается не только Киева: полагаю, что в накатывающем евро-американском противостоянии INSTEX может стать «критерием лояльности» для многих стран.

Автор: Андрей Ганжа

https://regnum.ru/news/polit/2692958.html

***

Комментарий: США пора пересмотреть свою роль в мире

США слишком долго пытались сделать слишком много в слишком многих местах, и непомерно огромный военный бюджет является тому подтверждением.

Старшие научные сотрудники Института Брукингса, специализирующийся на вопросах обороны, Майкл Эдвард О'Хэнлон и Фрэнк Роуз приветствуют дебаты о военном бюджете США при условии, что никто не будет требовать фактического сокращения оборонного бюджета, пишет Дэниел Ларисон в статье для издания The American Conservative.

 «Энергичные дебаты в сфере обороны приветствуются, и те, кто хочет поднять фундаментальные вопросы о роли Америки в мире, включая её участие в продолжительной войне против террористов, имеют на это полное право. Но сокращение оборонного бюджета на $200 млрд — это недопустимо большая цифра для мира, в котором существует множество угроз, включая сегодняшнюю реваншистскую Россию, наступающий Китай, напористый Иран и ядерную Северную Корею», — считают сотрудники Института Брукингса.

О'Хэнлон и Роуз пытаются остановить дебаты до того, как они начнутся. Если они приветствуют энергичные дебаты и признают, что другие имеют право поднимать фундаментальные вопросы о роли США в мире, они не могут исключить вопрос, связанный со значительным сокращением военных расходов, не доказав предварительно, что нынешний уровень оборонных расходов действительно необходим для обеспечения безопасности США. Они указывают на обычный список противников в качестве основной причины, по которой военный бюджет не может быть сокращён. Но для того, чтобы действительно поверить в важность этой причины, нужно значительно преувеличить угрозы, исходящие от каждого из противников. США слишком долго пытались сделать слишком много в слишком многих местах, и непомерно огромный военный бюджет является тому подтверждением.

Ежегодное увеличение бюджета Пентагона для того, чтобы увековечить милитаризованную внешнюю политику США и зарубежные конфликты, не является признаком силы и лишь подталкивает США к безрассудному поведению, которое имеет мало или ничего общего с национальной безопасностью США. Вашингтону необходимо гораздо более дисциплинированно подойти к распределению ресурсов на цели национальной безопасности, а для этого требуется более дисциплинированный подход в области определения приоритетов. Это означает, что США должны научиться определять и делать выбор между тем, что является действительно жизненно важным для США, и тем, что является необязательным. Соединённые Штаты не смогут надзирать за всем миром, если военный бюджет будет сокращён, так может сначала нужно перестать надзирать за всем миром.

Сотрудники Института Брукингса не хотят, чтобы кандидаты в президенты США от Демократической партии поднимали вопрос о серьёзном сокращении оборонного бюджета. Нельзя сказать, что они приводят убедительные аргументы.

Демократы должны избегать соблазна двигаться в направлении, которое избрал Макговерн, обрекший партию на постоянные неудачи, начиная с 1970-х годов, поскольку это позволило бы Дональду Трампу баллотироваться на платформе Рейгана и превратиться в основного кандидата, который выступает за сильную национальную оборону. Хуже того, из-за предвыборной кампании в стиле Макговерна такие лидеры, как Ким Чен Ын, а также Владимир Путин и Си Цзиньпин, могли бы почувствовать американскую слабость, если бы демократ с подобной повесткой дня оказался бы в Белом доме.

О'Хэнлон и Роуз считают само собой разумеющимся то, что бесконечное увеличение оборонного бюджета означает укрепление обороны, и поэтому они полагают, что призыв к сокращению военных расходов связан с определёнными политическими рисками. Однако страна и мир уже не те, чтобы были почти 50 лет назад. Холодная война закончилась, а реальные угрозы, с которыми сталкиваются США, не так уж велики. Вашингтону нет необходимости ежегодно тратить более $700 млрд. Единственный способ сократить оборонные расходы — прекратить участие в многочисленных войнах, в которых в настоящее время участвует наше правительство.

Нам говорят, что в данном случае лидеры других государств почувствуют «американскую слабость», однако единственная вещь, которая действительно сигнализирует о слабости, — это неспособность США выбраться из бесконечных конфликтов, продолжающихся в течение десятилетий, и наличие политического класса, который боится показаться «слабым» и поэтому не прекращает эти конфликты. Если бы США сократили свои общие военные расходы и прекратили растрачивать ресурсы на ненужные войны, мы заняли бы более сильную позицию по сравнению с сегодняшней. Для других стран нет ничего более желанного, чем почти 20 лет, которые США потратили, нанося себе постоянный ущерб из-за бесконечных войн, и нет ничего более эффективного с точки зрения укрепления положения США в мире, чем прекращение этих войн. Как однажды сказал известный американский дипломат Джордж Кеннан, «в глазах этого мира большего уважения можно добиться благодаря решительной и мужественной ликвидации необоснованных позиций, чем самым упорным преследованием экстравагантных или бесперспективных целей».

О'Хэнлон и Роуз хотят, чтобы кандидаты от Демократической партии навсегда остались в «оборонительной позиции». Я надеюсь, что демократические кандидаты в президенты США, которые будут участвовать в выборах 2020 года, отвергнут этот совет и вместо этого предложат реальную альтернативу. Мне кажется, что большинство американцев положительно отреагировали бы на подобную альтернативу.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2651123.html

***

Приложение. США и КНР разворачивают процесс глобализации вспять

Глобализация и процесс углубления связей между странами уже начинают постепенно отступать на фоне надвигающегося разделения. Страны и регионы распадаются на более мелкие экономические и геополитические единицы под заявления о необходимости «возвращения контроля».

Обостряющееся соперничество между Китаем и Соединенными Штатами происходит в биполярном мире. В течение последних нескольких десятилетий ведущие мировые державы главным образом были сосредоточены на сотрудничестве, однако в течение следующих нескольких десятилетий будет преобладать конкуренция с нулевой суммой. Глобализация и процесс углубления связей между странами уже начинают постепенно отступать на фоне надвигающегося разделения. Страны и регионы распадаются на более мелкие экономические и геополитические единицы под заявления о необходимости «возвращения контроля», пишет Марк Леонард в статье для издания Project Syndicate.

Все эти тенденции хорошо видны в рамках борьбы, развязавшейся вокруг китайского технологического гиганта Huawei, который закупает компоненты из США, стран ЕС, Бразилии и других стран. Компания Huawei поставляет свою продукцию в 170 стран и заинтересована в расширении сетей 5G в разных регионах мира. До недавнего времени западные компании позитивно относились к недорогим высококачественным продуктам Huawei. Присутствие Huawei всегда держало американские и европейские технологические фирмы в напряжении.

Но теперь, после того как администрация президента США Дональда Трампа запретила американским фирмам продажу Huawei ключевых компонентов и оказала определённое давление на своих союзников, мы, похоже, столкнулись с полномасштабным «сворачиванием» глобализации. Если Huawei и другие китайские технологические гиганты хотят выжить, они должны освободиться от своей зависимости от поставок из США.

Более того, заявления администрации Трампа о потенциальном риске шпионажа со стороны КНР вынудили многие американские университеты разорвать свои связи с китайскими компаниями и учебными заведениями. Американские стартапы отказываются или просто не могут принять китайские инвестиции. Неудивительно, что, согласно данным компании Huawei, её зарубежные продажи смартфонов упали на 40%. В течение следующих двух лет Huawei может потерять $30 млрд выручки.

В китайско-американском торговом противостоянии участвуют два претендента на глобальное лидерство: президент Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин. Каждый из них говорит о необходимости национального возрождения и стремится коренным образом изменить положение своей страны в мире.

Трамп считает, что США пострадали от относительного спада, потому что они меньше других могут выиграть от нынешнего глобального порядка. Убеждённый в том, что по мере усиления Китая США неизбежно станут слабее, Трамп начал кампанию «созидательного разрушения», подрывая деятельность таких институтов, как Всемирная торговая организация и НАТО, и отказываясь от многосторонних торговых сделок, таких как Транстихоокеанское партнёрство (ТТП). Идея Трампа состоит в том, чтобы заставить отдельные страны пересмотреть двусторонние соглашения с США, пока Вашингтон ещё в состоянии устанавливать свои условия. Со своей стороны, председатель КНР радикально изменил китайскую политическую систему, а также приложил свою руку к экономической и внешней политике Китая. Благодаря программе «Сделано в Китае — 2025» Цзиньпин надеется превратить КНР из низкотехнологичной страны в лидера в области передовых технологий. Похоже, что план Цзиньпина заключается в том, чтобы получить от западных компаний необходимые технологии и ноу-хау, а затем вытеснить западные компании с китайского рынка.

Геостратегические планы США и КНР просто ускорили процесс, который уже начался. В экономическом плане глобальный баланс сил уже давно смещается от Вашингтона к Пекину, поэтому конкуренция между двумя странами неизбежна. Изменилось лишь то, что в настоящий момент американо-китайские отношения больше не предусматривают взаимодополняющего сотрудничества между развитой и развивающейся экономиками. Теперь, когда КНР и США перешли к конкуренции с нулевой суммой, такое понятие, как «Чаймерика,» начинает терять свою актуальность.

Подобные изменения вызвали шок в Европейском союзе, который теперь беспокоится о том, как бы не превратиться в жертву в рамках китайско-американского соперничества. Данные недавнего социологического опроса, проведённого Европейским советом, показывают, что большинство жителей ЕС, включая 74% граждан ФРГ, 70% граждан Швеции и 64% граждан Франции, считают, что ЕС должен занять нейтральную позицию.

Результаты соцопроса Европейского совета, безусловно, устроят КНР. Ещё в 2003 году, когда США вторглись в Ирак, Китай начал совершать дипломатические рейды в ЕС. Причина, по словам влиятельного китайского учёного Янь Сюэтуна, заключалась в том, что «когда мы начнём войну с США, мы надеемся, что ЕС, по крайней мере, займёт нейтральную позицию». Поэтому неудивительно, что Цзиньпин и премьер Госсовета КНР Ли Кэцян в ходе встреч в Давосе и на Мюнхенской конференции по безопасности настаивают на многосторонности. Китай, похоже, надеется вбить клин в отношения между ЕС и США.

На самом деле ЕС не может сделать ставку на нейтралитет. Когда экономики США и КНР разъединятся, то обе страны попросят ЕС сделать выбор. Проблема заключается в том, что европейские страны всё ещё хотят жить в многостороннем мире, где соблюдаются международные правила и поддерживаются традиционные альянсы. Трамп и Цзиньпин хотят совсем другого.

Вопрос заключается в том, как защитить европейский суверенитет перед лицом вторичных санкций США, китайских инвестиций и других внешних источников принуждения. Ответ не очевиден. Но если ЕС преуспеет, он станет равноправным игроком в рамках трёхполярного мира, а не просто пешкой в китайско-американской игре.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2654601.html


Об авторе
[-]

Автор: Александр Белов, Андрей Ганжа, Максим Исаев

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.08.2019. Просмотров: 67

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta