Австрия ждет самого молодого в истории канцлера

Содержание
[-]

Крайне популярный правый

Трудно вспомнить, когда мир с таким интересом следил за исходом выборов в Австрии. Впечатлило не то, что 15 октября на них победила консервативная Австрийская народная партия (АНП), такое бывало. В фокусе ее лидер Себастьян Курц — самый популярный, самый молодой (31 год) и самый противоречивый политик Европы. Кто он на самом деле и за счет чего вот-вот станет канцлером?

Американский Time считает его одним из "10 лидеров нового поколения". Немецкая Suddeutsche Zeitung назвала "Поп-звездой правых", а Welt видит в нем "Избавителя Европы от беженцев". А вот австрийский журнал Profil пытается смотреть в корень. Его авторы убеждены, что Курц сумел завоевать симпатии всех поколений на контрасте: он молод, но консервативен, уверен в себе, но не заносчив. Поэтому старшие видят в нем хорошего сына или зятя, младшие — умного приятеля.

Ничто из этих определений ему не чуждо. Но вряд ли хоть одно из них можно назвать исчерпывающим. Судите сами.

 

Любитель контрастов

Себастьян Курц родился в 1986 году в Вене. Мать — учительница, отец — инженер. Вырос в пролетарском районе Майдлинг, но стал консерватором. Уже в 17 лет вступил в Австрийскую народную партию (АНП). Однако, окончив гимназию 2004-м, пошел на год в армию.

Затем поступил на юрфак Венского университета. Более шести лет совмещал учебу с политической активностью. В 2008-м возглавил молодых консерваторов Вены, а через год — и всей страны. Был депутатом местных советов, членом городского совета Вены, а в 2011-м стал статс-секретарем по делам интеграции (это должность в правительстве, почти министр). Правда, из-за этого не смог окончить университет. Зато в 2013-м был избран в парламент и получил предложение стать главой МИДа, причем взял на себя и вопросы, связанные с интеграцией мусульман.

За те шесть лет, что Курц занимался этой непростой проблематикой, он в полной мере проявил себя как мастер контраста — инициировал целый ряд законов, направленных как на ограничение иммиграции, так и на улучшение интеграции тех, кому разрешено жить в стране.

К слову, самая популярная из его ограничительных мер — установление предельного числа иммигрантов, принимаемых Австрией за год — 37,5 тысячи. Сверх этого "чужих" Австрия не принимает.

Курц выиграл выборы, раздувая ксенофобию, исламофобию, евроскепсис. Чем жестче его заявления, тем больше они нравятся публике

Правда, не факт, что все они получат право остаться. Беженцы, например, из Сирии (теоретически) должны вернуться на родину, когда там наступит мир. Так уже было с беженцами из Боснии. Другое дело — люди, преследуемые по политическим, религиозным, этническим и прочим мотивам. Им право на убежище обещают не министры, а Конституция.

Число 37,5 тысячи, кстати сказать, неслучайно: оно соответствует числу попавших в Австрию в 2015 году, то есть в разгар "миграционного кризиса". 37,5 тысячи — это немало, если учитывать, что население страны всего 8,8 млн человек. По числу иммигрантов на душу коренного населения Австрия находится на третьем месте в ЕС после ФРГ и Греции.

Вспоминая ситуацию 2015 года, надо понимать, что руководители Австрии и Германии оказались в безвыходном положении. Поток беженцев, устремившихся в ФРГ, шел через Австрию. Если бы Ангела Меркель в конце августа 2015-го перекрыла эту границу (как от нее требовали многие в ФРГ), то сотни тысяч застряли бы в Австрии. Понимая, чем это грозит, немцы и австрийцы закрывать границу не стали. Меркель сделала ставку на Эрдогана. Он за 6 млрд евро согласился пресекать бегство в Европу.

Сыграть за себя

Что же касается Себастьяна Курца, то он начал разрабатывать предложения, направленные на сокращение притока беженцев. Как заметил Time, этот "политик нового типа, предлагает прагматичные, заслуживающие внимания пути выхода из миграционного кризиса".

Так, Курц уверен, что для начала следует организовать за пределами ЕС (в Африке или на островах) лагеря, в которых происходила бы проверка людей, стремящихся попасть в ЕС. Курц требует использовать пограничные силы Frontex для реальной борьбы с контрабандой людей (сейчас военные корабли, выловив в море беженцев, привозят их в Италию).

"Маленькая" проблема в том, что все эти меры эффективны лишь при совместных действиях стран ЕС. В них, однако, дальше разговоров дело не идет. А потому недавно Курц потребовал ужесточить контроль на границе между Италией и Австрией. "Односторонние действия Австрии, нарушающие "шенгенский принцип" свободы перемещения, неизбежны, пока ЕС не найдет способа, сил, денег для реального контроля внешней границы ЕС (это средиземноморская граница Италии.— "О")",— говорит Курц. При этом он знает, что Италия не хочет (да и не может) заниматься всеми, кто добирается до ее берегов, и фактически "выталкивает" этих людей на север — в Австрию. Теоретически (по дублинскому соглашению) Австрия должна возвращать их в Италию. Курц, чтобы не делать лишней работы, предлагает их просто не впускать в Австрию.

Идеи Курца подвергаются критике "слева", но находят поддержку у населения. Именно это пугает, например, комментаторов еженедельника Spiegel. "Курц выиграл выборы, раздувая ксенофобию, исламофобию, евроскепсис. Причем было видно, что чем жестче его заявления, тем больше они нравятся публике. Нет сомнений: они отвечают ожиданиям большинства,— пишет в журнале Spiegel Хазнаин Казим. И продолжает: — А поскольку демократия — это власть большинства, то политики начинают думать, что идут в правильном направлении, а люди начинают думать, что такой образ мысли — это нормально".

В этой фразе суть проблемы, перед которой сейчас оказалась Европа. Как должны себя вести политики: идти за массой или пытаться управлять ею? Комментатор уверен, что Курц должен был бы убеждать австрийцев в надуманности их опасений за свою культуру и традиции. Он должен был сконцентрироваться на реальных проблемах: "социальная политика, налоговая система, образование, экономика, транспорт, медицина, пенсии — все требует модернизации, даже если в Австрии все, как в раю". Это верно, говорит Борис Пальмер, один из немецких "зеленых", "но с этими требованиями невозможно выиграть выборы. Австрийские "зеленые" попытались не педалировать тему иммиграции и не попали в парламент".

"Крайне правый с человеческим лицом"

"Иммиграция — это единственная тема, которая всерьез беспокоит население,— признает Эдмунд Штойбер, почетный председатель баварского ХСС, входящего в правительство ФРГ.— Сегодня все руководствуются страхами, а не убеждениями. Уберите эту проблему, покажите, что вы контролируете ситуацию, знаете, что делать с иммигрантами, и народ будет думать о цифровой экономике и климате". По данным Штойбера, в ФРГ за правых популистов чаще всего голосуют в местах, расположенных в радиусе пяти километров от центров первичной регистрации беженцев. Там, где они интегрированы, проблем мало.

Это явно понимает и Курц. За семь лет он провел целый ряд законов, способствующих интеграции мусульман. Меры носят двоякий характер. Появляются запреты на ношение одежды, полностью закрывающей лицо, но выделяются сотни миллионов на преподавание иммигрантам немецкого языка, истории, обществоведения, страноведения. Запрещается финансирование исламских организаций из-за границы, но разрешено окормление мусульман в армии, тюрьмах, больницах. Курц требует усиления контроля за исламскими детскими садами, поскольку все больше сомнений в направленности этих детских учреждений.

Большой проблемой для богатых стран ЕС (в том числе Австрии) является норма, по которой граждане стран ЕС должны получать социальную помощь и социальные льготы там, где они живут и работают (а жить и работать они могут в ЕС где хотят). Ради этого болгары, румыны, венгры и так далее находят в Австрии, ФРГ, Франции работу (например, собирают металлолом) и автоматически получают доступ ко всем пособиям для малоимущих, причем получают деньги и на детей, оставшихся на родине. Курц предлагает изменить систему, сделать ее более справедливой по отношению к коренному населению.

Естественно, австрийцы, живущие на социальную помощь, с готовностью голосуют за это. Их не особенно беспокоит, что его идеи, для них полезные, многими воспринимаются как ксенофобские, праворадикальные, расистские, разжигающие ненависть. Не секрет, что все это уже давно обыгрывает Австрийская партия свободы (АПС), возникшая в 1945-м и объединившая нацистов, неонацистов и им симпатизирующих. Но люди видят, что она стала со временем более адекватной и умеренной. Даже из ЕС выходить не предлагает.

А потом, Курц, хоть и "похитил" часть идей у АПС, но позиционировал себя как ее альтернатива. В результате народ незначительным большинством (32 процента) "предпочел крайне правую политику с молодым и человеческим лицом", пошутил в интервью радиостанции Deutschlandfunk австрийский обозреватель Армин Вольф. Правда, за АПС проголосовали не намного меньше (26 процентов).

В целом картина такая: около 60 процентов пошли за АНП и АПС, которые скорее всего и создадут новое правительство. Не удивительно, что комментаторы, социологи и политологи всех оттенков ставят диагноз единогласно: Австрия сдвигается вправо. Вот только тут же эхом звучит вопрос: а что в этом плохого и что значит быть правым сегодня?

Вот комментатор Welt, например, считает, что понятия "правый" и "левый" — догматические категории, которые в комплексном и глобализированном мире ведут в тупик. Открытость, готовность к инновациям, свободы — это критерии нашего времени.

"И что "правого" в призыве Курца закрыть внешние границы и создать центры, в которых беженцы, ищущие защиты, могут попытаться получить легальную возможность попасть в Европу? — рассуждает издание.— Ведь в ЕС никто и не собирается принимать всех, кому живется трудно. Выражение "сдвиг вправо" абсурдно в принципе: политика может быть или верной, или ошибочной. Что касается миграционной политики Курца, то она в принципе верна". Почему? Он говорит и делает то, что у всех на устах: ставит на контролируемую миграцию, призывает к контролю внешних границ, заботится о безопасности и всерьез думает о проблемах, связанных с ростом числа мусульман.

Обращается он и к тем, кто чувствует себя обделенным в процессе глобализации, "высаженным на обочине", потерянным и ослабленным, добавляет политолог Питер Фильцмайер. Курц обновил облик старой партии и может себе позволить возлагать ответственность за все плохое на "старые партии".

"Да, это традиционный метод правых популистов, да, Курц без ложного стеснения скопировал их подходы, но, как видим, ему лучше удалось убедить избирателей в способности реализовать запрос общества на изменения. Люди устали от старых лиц в политике. Ему удалось использовать имеющиеся уже структуры и все равно сохранить имидж реформатора",— уверен политолог. Фильцмайер напоминает: Курц, несмотря на свой возраст, один из самых опытных членов правительства.

Новый полюс для ЕС

Европейских политиков всех уровней и ориентации сейчас больше всего интересует: а какие посты в его правительстве получат популисты из скандальной АПС, кто будет иметь решающее слово, когда речь пойдет о новом миграционном законе, кто возглавит МИД и МВД? Вопросы важные, тем более что по Конституции австрийский канцлер лишь "первый среди равных" в правительстве — у него меньше прав, чем у канцлера ФРГ. Реальный вес канцлера Австрии зависит лишь от числа министров из его партии, напоминают политологи.

В любом случае появление такой коалиции в Австрии сделает планы обновления ЕС, вынашиваемые президентом Франции Макроном, еще менее реальными, чем прежде. Тем более что с ними не очень-то согласна и Ангела Меркель.

Похоже, самое время начать дебаты о роли консервативных партий в Европе, говорит венский политолог Хайнц Гертнер. АПС уже прочно укоренилась в австрийском обществе. У рабочих и пенсионеров она популярнее, чем социал-демократы. А наибольшей поддержкой национал-популисты пользуются у молодежи. В ФРГ этого пока нет, но Германия идет в том же направлении.

Уже поэтому Гертнер, кстати, не видит оснований опасаться, что страны ЕС начнут бойкотировать АПС, как это было 17 лет назад. Тогда эта партия харизматичного (ныне покойного) Йорга Хайдера, не скрывавшего своих крайне националистических воззрений, вошла в правительство консерваторов.

Комментаторы едины во мнении, что "новая Австрия", находясь "на стыке" между "старыми" членами ЕС и "новыми" (прежде всего имеется в виду Вышеградская группа, то есть Польша, Венгрия, Чехия и Словакия), может сыграть особую роль. Одна из бульварных австрийских газет уже почувствовала возрождение духа Австро-Венгерской империи. "Австрию ждет "орбанизация"",— опасается экс-министр иностранных дел Чехии Карел Шварценберг. Появление крайне правой коалиции вызовет в Австрии подъем национализма, как это произошло с Венгрией при Орбане. Не случайно же он одним из первых поздравил Курца. По мнению политолога Хайнца Гертнера, сближение со странами Вышеградской группы должно произойти, но до "орбанизации" и обструкции решениям ЕС в чистом виде еще далеко. "Австрия определенно не примкнет к этой группе",— уверен Антон Пелинка, профессор политологии в Будапеште.

Комментатор DW Бернд Ригерт не исключает, что под давлением Австрии Евросоюзу, может быть, придется скорректировать свои отношения с Россией. Себастьян Курц и его потенциальный партнер по коалиции Хайнц-Кристиан Штрахе (лидер АПС) выступают за прекращение санкций. Вена заинтересована в улучшении деловых связей с Москвой. В частности, австрийский концерн OMV — один из основных участников строительства газопровода "Северный поток - 2" по дну Балтики. Под давлением Польши и Украины Еврокомиссия, однако, выступает против этого проекта.

Любопытно, что упомянутый уже профессор Пелинка на вопрос корреспондента итальянской Corriere della Sera о перспективах Курца скептически ответил: "Он провел идеальную кампанию, элегантно лавировал между противоречивыми позициями. Но вряд ли он сможет всегда это делать успешно. Выполнить обещания и соответствовать ожиданиям, которые он пробудил, слишком сложно. Я даю ему максимум год-два".

 


Об авторе
[-]

Автор: Виктор Агаев

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 25.10.2017. Просмотров: 90

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta