Авария, которая чуть было не превратилась в катастрофу

Статья в журнале
[-]

Тема
[-]
Наше интервью  

Олег Зархин – инженер, предприниматель, организатор нескольких успешных бизнесов. В его предпринимательской карьере ничто не предвещало катастрофических падений. Что-то удавалось, что-то не очень. Все шло своим чередом. Но однажды случилось то, чего он не мог себе представить в самом кошмарном сне…

 

Олег, по слухам я знаю, что ваша предпринимательская жизнь состоит из нескольких условно не зависимых друг от друга историй, каждая из которых могла бы послужить достойным сюжетом для небольшой самостоятельной пьесы. Начните с первой из них: откуда и как Вы попали в Германию?

 

Тут отпираться не буду: приключений на мою жизнь хватило. Я ведь начал свой бизнес еще там, на Украине, в конце 80-х. Коммерция была весьма сложной и достаточно запутанной: один из филиалов нашей фирмы продавал американским любителям путешествий экскурсионные туры на кораблях по Волге. Для этого мы арендовали 4 огромных пассажирских теплохода. Каждый на 1000 посадочных мест. Стоимость тура составляла 1000 долларов США. Причем в те времена ввезти доллары прямо в СССР было невозможно. Поэтому американцы производили проплату из США в Западный Берлин, откуда нами на эти деньги закупались компьютеры, новые холодильники и прочая дефицитная для СССР техника. Все это ввозилось и продавалось за рубли.

Но ту операцию мы так и не довели до конца, остановились на рублях. И это был первый серьезный форс-мажор в моей жизни. Потому что в самый ответственный момент из США пришло печальное сообщение: все пассажиры в последний момент отказались от тура по той простой причине, что… Нет, я лучше процитирую ту телеграмму: "Все пассажиры от туристической поездки отказались, потому что у вас там на Волге война в Карабахе между армянами и турками!" Но смешно мне было только первые 10 секунд после прочтения сообщения. Потому что в одну сторону все 4 миллиона баксов превратить в рубли было хоть и сложно, но можно, а вот конвертировать их обратно в валюту, причем быстро и без потерь (чтобы раздать горе-туристам) никак не получалось. Тогда-то я впервые узнал, что такое "поставить на счетчик" и все прочие прелести дикого бизнеса той поры.

 

Из-за этого и сбежали от проблем в Германию?

 

– Ну что Вы, это еще мелочи! Разобрался кое-как. Отбился от кредиторов и даже ушел в нули. Более того, со временем снова поднялся. Тогда настоящая валюта на различных предприятиях "…По решению Политбро ЦК КПСС и Советского правительства..." волевым приказом менялась на так называемые инвалютные рубли, чья ценность была практически нулевой. Но рисковые головы предложили менять эти фантики на настоящую валюту по цене 10:1, и желающие тут же нашлись. Деньги мешками и вагонами вывозились в Польшу и Чехословакию, а оттуда в ГДР -  и только потому, что некоторые прозорливые умы угадали приближающийся обмен восточногерманских марок на западногерманские в соотношении 1:1. Сразу после падения Берлинской стены так все и произошло: многие тогдашние мелкие спекулянты в одночасье превратились в долларовых миллионеров.

Наш тогдашний деловой партнер из Западного Берлина тоже успел в этом поучаствовать. Но финансовые специалисты и криминалисты ФРГ очень быстро раскусили эти схемы в собственной стране и нашли способ посадить нашего партнера на 8 лет с конфискацией у него не только всех его сбережений, но и всей нашей доли в его активах.

Успокаивало только одно: после потери 4 миллионов баксов, которые уже были почти в руках на "Волжских экскурсиях", потерять еще пару миллионов было уже не так обидно.

 

Остается позавидовать вашему терпению и крепости нервной системы…

 

– Рано завидуете. Примерно в то время я как раз и… влюбился. Потом по жизни оказалось, что это и есть самый крутой на свете "бизнес": выиграть в коммерческих операциях каждый может, а вот победить любимую женщину… Мы уже много лет вместе, но я до сих пор не уверен, что добился этого. Ее зовут Инта. Она уже была замужем к тому времени, но на грани развода. А сама из Риги, Латвия. Мы познакомились в международном молодежном лагере под Минском… Хотя… сейчас не о ней. Просто влюбился и все.

 

А сами-то откуда? Хоть два слова о себе.

 

– Сам я из Львова, родился в 1959 году, инженер по образованию. Но это скучно, лучше про мои бизнесы…

В самые лучшие доэмигрантские времена у меня было в управлении предприятие с десятками филиалов и различных направлений деятельности. Это предприятие было аналогом всем известного здесь SAP и имело примерно такой же успех по темпам роста. И как раз где-то в это время меня отзвонил приятель с просьбой помочь отбиться от одного жителя Германии, который посетил Львов с целью повидаться со своим командиром партизанского отряда, в котором он аж с 14 лет воевал во время войны с фашистами. Так вот, мой приятель был женат на дочери того самого партизанского Командира, и все они были людьми очень далекими от бизнеса. А "немец" от них хотел что-то типа совместного предприятия.

Я согласился пообщаться с тем парнем. Из разговора выяснилось, что тот хочет открыть в Луцке частный ресторан. Причем именно в Луцке, в память о партизанском братстве! И это на территории Советской Украины. Это когда еще и кооперативы-то были в диковинку. А я никак не мог объяснить ему, что у нас в городе сейчас… нет бензина. Вообще нет! Он меня все время уговаривал обратиться на соседнюю заправку, и я быстро понял, что совместного бизнеса у нас не получится, слишком велика дистанция в наших ощущениях реальности.

Так мы и расстались ни с чем. Но знакомство оказалось знаковым…

 

Давайте поближе к Германии…

 

– Уже почти въезжаю в нее…

Как раз в это время мой приятель из Германии попросил меня привезти ему его маму. В натуре: самую настоящую и обычную маму к обычному сыну. Это потому, что у меня были все визы долгосрочные, и вообще я был легок на подъем. За мной и этой мамой увязался еще и мой младший брат. Причем брат вообще хотел в Польше сойти и чтобы я его на обратном пути забрал. Так мы налегке и поехали в Германию. Чужую маму отвезти. Брат все границы проспал и тоже очутился в Германии, "маму" вообще под тряпками и кухонной утварью еле различили. А уже по приезде эти чертовы… то есть мамины дети, пока я спал, сдали нас как беженцев. Это был 1989 год, так что вопрос решился почти автоматически. Проснулся я уже "беженцем", и меня поселили в общаге в Магдебурге. Кстати, я как-то читал ваш журнал несколькими номерами назад и нашел в нем знакомое лицо: именно в Магдебурге в этой общаге мы с Юркой-рижанином и познакомились. Он в своем интервью про меня ни слова не сказал, а я вот не забыл!...

 

Сказал-сказал, это при редактировании материала исчезло. Можно сказать, моя вина. Но по его версии Вы, Олег, его не в Магдебург, а на юг ФРГ вытащили…

 

– Вот это и есть самое интересное! До сих пор помню, как-то… отдыхаем мы… с хорошей закуской… Причем, чем больше отдыхаем, тем больше именно в Западную Германию хочется. И вдруг вспоминаю я, что у меня там как раз в той ФРГ  тот самый знакомый "немец" живет. И как раз на телефонный звонок у меня одна-единственная немецкая марка в кармане завалялась. Мы еще долго спорили: за пивом сгонять или позвонить на нее. Она-то, эта единственная марка, и решила нашу общую эмигрантскую судьбу. Потому что "немец" как услышал меня по телефону, так и позвал: приезжай, мол, сюда, будешь жить и работать у меня. Я и поехал.

 

Как это работать? Кем? Где?

 

– Он держал ресторанчик в центре города, и вообще у него там несколько бизнесов было. А я в его памяти ведь крутым предпринимателем запечатлелся. Вот он меня и поставил "гешефтсфюрером", я людьми его командовать начал. Причем я и простые-то немецкие слова еще не знал, а чтобы командовать – там уж совсем словарный вакуум.

Когда устроился с жильем и с работой, тут же решил позвать к себе Инту. Мы эти годы дружили, конечно. Но когда я в приличных условиях один оказался, тут тяга к семейной жизни сразу обострилась. Инта приехала с сыном от первого брака…

 

Как раз тут бы и закончить словами: и стали они жить поживать да добра наживать…

 

– Если бы!... Не тут-то было. Вскоре после приезда Инты мой патрон сказал, что жилье на такую ораву не рассчитано. Та и с работой я не очень справлялся, так что он меня частично подсократил. А Инта уже беременной была. Пришлось мне новое место искать. Я ничем не брезговал в то время: работал и дворником, и грузчиком, и мусорщиком, и во всякие МЛМ-схемы подряжался, страховками торговал. Семью ведь содержать. Получилось совсем прикольно: я в течение суток сначала женился на Инте, потом получил медицинскую страховку на нее, а ночью отвез в роддом. А еще на следующий день наш Пашка родился. В это время мне уже повезло устроиться "хаузмастером" в местный Studentenwerk, обслуживал студенческие общежития. А в перерывах между той работой еще и всякими параллельными делами как предприниматель своими делами занимался. Работал просто по-черному! В смысле много очень. Бывало по двое суток, спать не удавалось, бегал с работы на работу. Нервы накалились, психи всякие начались… В общем не выдержала Инта такой жизни, ушла от меня.

 

Как ушла? Куда, к кому, зачем?

 

– Не хочу развивать эту тему. Ушла и всё! Один я тогда остался. И однажды… В общем я сильно переживал развал семьи. Думал все время об этом, пытался найти причины, искал свою вину, думал-думал-думал… В том числе и за рулем об этом думал… А зря. За рулем надо думать о дороге!...

…Как я в эту стену на приличной скорости влетел, я уже не помню. И даже полиции ничего потом не мог пояснить. Полный провал в памяти…

По полицейским фотографиям в том месте, откуда меня – вернее то, что от меня осталось, – из машины вырезали, даже крупная кошка вряд ли могла поместиться. До сих пор не пойму, как и почему жив остался. Хотя к тому времени жить не очень-то и хотелось… Но приблизился к Всевышнему максимально: открытые переломы обеих ног и левой руки, полуэкваторный раскол черепа… там медицинский диагноз - перечень на несколько страниц…

Но самое страшное меня все-таки ждало впереди, уже после выписки из больницы. Я легкомысленно при первой возможности домой отпросился, а там… никого! Я остался один. Совсем один. Ну, как бы это сказать… То есть вообще никого рядом! Ведь жена с детьми ушла. А я как-то не подумал о последствиях. И вот я весь в гипсе еще… Бывало, по двое суток лежал не двигаясь. Ведь технология элементарного самообслуживания в такой ситуации сложнее манипуляций человека в космосе. Это мы когда здоровые, сами не замечаем, как на унитаз садимся или лопатку чешем. А когда полтела в гипсе, особенно летом в жару, и никого рядом…

 

Веселенький финал успешного предпринимателя…

 

– Вот именно! Но… Как видите, выкарабкался. А как же иначе?! Жить-то надо. Ведь вскоре после всех этих событий выяснилось, что после нашего развода с Интой ее с детьми назад в Латвию выгоняют. И мы… снова поженились.

Когда я пришел в себя от пережитого, то открыл свою фирму и уехал в Берлин, пару лет мотался между Германией и Польшей, организовывал производство пластиковых бутылок одновременно на трех заводах, налаживал технологии. Потом пару лет работал с немецким партнером по компьютерному проектированию автомобильных колесных дисков. В результате я вернулся к инженерной деятельности. Последние 6 лет моя фирма работает на подрядах заводов и инженерных бюро группы "Даймлер".

Как видите, купили этот огромный замечательный дом. А нашей с Интой дочке-Юльке уже скоро 9 лет…

 

Олег, я искренне рад за вас. Ответьте мне, пожалуйста: после стольких взлетов и падений - что вы вспоминаете с особой благодарностью или ненавистью. Или какими соображениями, чувствами, переживаниями, пожеланиями хотели бы поделиться с читателями нашего журнала?

 

– Знаете… Конечно, можно было бы вспомнить финансовые неудачи и победы, можно поговорить о друзьях и врагах, о любви, о детях, об эмиграции вообще… Но я бы сейчас сказал вот что… Самое сильное впечатление многих-многих последних лет – это когда меня после аварии товарищ впервые на улицу вынес и живое солнце показал. И я впервые в жизни очень сильно задумался. О смысле жизни. И о самых простых вещах. О солнце. О небе. О воздухе. О самой жизни. И на этом фоне все остальное таким мелким показалось, таким ничтожным и не стоящим внимания, переживания, нервотрепки. Поэтому если уж и говорить о каких-то пожеланиях, то вот, на мой взгляд, самое главное из них: люди, любите жизнь и цените каждое ее мгновенье, не разменивайте эти минуты и секунды по мелочам, не тратьте это драгоценное время на пустые дрязги и никчемные мелкие склоки.

И еще. Никогда не сдавайтесь! Чтобы жить и дышать, нужно всегда оставаться в седле. А если и упал, то нужно найти в себе силы все пережить, подняться и идти дальше!

 

Интервью брал Владимир Искин


Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Group 1 Добавить

Мета информация
[-]
Дата публикации: 29.07.2011
Добавил: ava  oxana.sher
Просмотров: 890

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta