Армения продолжает испытывать внешнее давление

Статьи и рассылки / Темы статей / Факты и цифры
Содержание
[-]

 

***

Президент Пашинян проиграл в Карабахе, но удержался в Армении

В Армении 20 июня 2021 года состоялись досрочные парламентские выборы. Их необходимость была продиктована острым политическим кризисом, разразившимся после завершения войны в Нагорном Карабахе осенью 2020 года, и признаками попыток государственного переворота зимой 2021 года.

Поражение в войне в непризнанной Нагорно-Карабахской республике (НКР) оказалось крайне болезненным для армянского общества, и заодно совершенно неожиданно – почти все 44 дня, на протяжении которых шли бои в Карабахе, власти уверяли, что ситуация находится под контролем и противник несет серьезные потери. Поэтому, когда стала известна реальная обстановка театра военных действий, пропаганда или обычное вранье вызвали вдвойне острую реакцию.

В Армении начались акции протеста с требованием отставки властей. По ходу повестка дополнялась вопросами, касавшимися текущей ситуации. Не сказать, что митинги в Ереване были слишком уж многочисленными. Оппозиции, которая предпринимала усилия для объединения, обычно не удавалось собрать больше 10–15 тыс. протестующих. Однако подать в отставку премьер-министра Никола Пашиняна призывали все три бывших президента Армении – Левон Тер-Петросян, Роберт Кочарян, Серж Саргсян, а также действующий – Армен Саркисян. С аналогичными требованиями выступали практически все мало-мальски заметные политические партии, а также духовные лидеры Католикос всех армян Гарегин-II и Католикос Великого дома Киликийского Арам I, президиум Академии наук Армении, видные представители общественности и деятели культуры. Ситуация методично раскачивалась и стала воистину опасной, когда под политическим требованием о смене власти подписались высокопоставленные действующие военные. Власть это расценила как попытку военного переворота. 18 марта Никол Пашинян объявил о готовности провести внеочередные парламентские выборы 20 июня 2021 года. При этом Пашинян сам подавал в отставку, но продолжал работать и.о. премьер-министра до выборов.

Экспертные оценки, анализ ничего хорошего Пашиняну и его команде не сулили. И то, что произошло 20 июня, стало полной неожиданностью и потрясением для оппозиции. «Гражданский договор» Пашиняна не просто выиграл досрочные парламентские выборы, а разгромно. Неприязнь населения к прежним властям – основными соперниками победителей выступали партии бывших президентов Кочаряна и Саргсяна – перевесила боль от военной неудачи в Нагорном Карабахе. По Конституции для прохождения в Национальное собрание (парламент) Армении установлен барьер: для партий – 5%, блоков – 7%. «Гражданский договор» Никола Пашиняна набрал почти 54%, блок «Альянс Армения» Роберта Кочаряна – около 21%. Все остальные участники выборов (всего 26 субъектов) избирательный порог не преодолели, но в таких случаях Конституция требует присутствия в парламенте еще одной политической организации – так блок «Честь имею», за которым стоял Серж Саргсян, тоже получил депутатские мандаты.

Но это все на расстановку сил в сегодняшнем парламенте не влияет. Правящая партия может действовать фактически без оглядки на оппозицию. Несмотря на такое, казалось бы, стабильное положение, опять ставший после выборов премьер-министром Никол Пашинян находится в тяжелой ситуации. К внутреннему давлению добавилось очень сильное внешнее – победивший в войне Азербайджан все более категорично требует открытия транспортного коридора, который соединил бы его с Нахичеванской автономией, по территории Армении. Из Баку не прекращают звучать угрозы решить вопрос силой. Из Анкары звучат обещания еще раз помочь Азербайджану. Ереван, не испытывающий подобной моральной поддержки, пытается привлечь к ситуации внимание международного сообщества и в первую очередь своего стратегического союзника – Россию.

Источник - https://www.ng.ru/cis/2021-12-24/06_8335_sng1.html

***

Генсека ОДКБ ждут в Ереване. В повестке дня – обсуждение создания "Зангезурского коридора"

Генеральный секретарь Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Станислав Зась 22 декабря начал двухдневный визит в Армению. Он встретится с высшим политическим и военным руководством республики и обсудит ситуацию в зоне ответственности альянса. Визит, помимо прочего, привлекает внимание еще и тем, что у Еревана непростые отношения с организацией.

В Армении с некоторых пор скептически относятся и к самому ОДКБ, и к членству в этом альянсе. Подобное стало следствием продажи вражескому Армении Азербайджану оружия Россией и Белоруссией. И если негатив в обществе от российских поставок армянские власти могли нивелировать демонстрацией получаемой от Москвы военной помощи, то нейтрализовать те же претензии общества к Минску не удалось. Более того, президент Белоруссии Александр Лукашенко на одной из встреч в многостороннем формате попытался загнать в угол премьер-министра Армении Никола Пашиняна, посоветовав ему строже спрашивать с России за военное партнерство с Азербайджаном и не придираться к Белоруссии за продажу Баку «нескольких несчастных ракетных установок».

Улучшению имиджа ОДКБ в Армении никак не способствовало армяно-азербайджанское обострение. Каждый раз, используя любой повод, руководство альянса всячески дистанцировалось от конфликта. Когда столкновения произошли на границе в 2016 году, Еревану было заявлено, что ОДКБ в приграничные конфликты не вмешивается. Когда разразилась 44-дневная война в Нагорном Карабахе, ОДКБ после продолжительной паузы заявила, что бои не угрожают непосредственно Армении, чтобы задействовать статью устава организации о коллективной безопасности. Когда же начали обстреливаться собственно армянские деревни вдали от Карабаха, а азербайджанские войска стали периодически вторгаться в глубь территории Армении, альянс этого «не увидел».

По словам пресс-секретаря ОДКБ Владимира Зайнетдинова, Станислав Зась представит на утверждение Николу Пашиняну проект Плана мероприятий по реализации решений сентябрьской (2021 года) сессии совета Коллективной безопасности ОДКБ и выполнению приоритетных направлений и деятельности организации в период председательства Армении. Он также сообщил, что в программе визита – переговоры с министром обороны Суреном Папикяном, секретарем Совета безопасности Арменом Григоряном и с министром иностранных дел Араратом Мирзояном. Генсека ОДКБ на этих встречах проинформируют о региональных процессах, в которых участвует Армения. Речь прежде всего об армяно-азербайджанских и армяно-турецких отношениях.

Общее в этих двух процессах – деблокация транспортных коммуникаций. И Баку, и Анкара не скрывают своей главной цели – в ближайшее время добиться от Армении создания «Зангезурского коридора», который через ее территорию свяжет Азербайджан с его Нахичиванской автономией. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, комментируя ситуацию изданию Hurriyet, напомнил, что стороны назначили спецпредставителей по улучшению отношений: Ереван будет представлять вице-спикер парламента Рубен Рубинян, Анкару – экс-посол в США Сердар Кылыч. По словам Чавушоглу, первая их встреча состоится буквально на днях и коммуникационные проекты в намеченном диалоге занимают едва ли не первое место. МИД Армении не подтвердил, но и не опроверг информацию, опубликованную в Hurriyet. Пресс-служба МИДа объявила, что когда стороны договорятся о дате встречи спецпредставителей, то общественность страны будет проинформирована об этом.

Между тем такого рода продвижение армяно-турецкого урегулирования в Армении нравится далеко не всем. В частности, депутат от созданного экс-президентом Робертом Кочаряном оппозиционного блока «Армения» Гегам Манукян на встрече с журналистами в парламенте страны раскритиковал власть за скрытый характер этого процесса.

По словам Манукяна, об урегулировании пока говорит только один человек – глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу. Такая ситуация может свидетельствовать только о том, что повестка формируется Анкарой, считает депутат. Он заявил, что власти Армении ведут себя очень инертно, даже когда в августе нынешнего года президент Реджеп Тайип Эрдоган фактически предъявил Армении ряд предусловий для нормализации отношений – в их числе были вопросы, связанные и с Карабахом, и с геноцидом. Манукян напомнил, как первые лица Армении сообщали о неких позитивных сигналах со стороны Турции, но уходили от конкретики и не называли, что именно предлагала Анкара. «Сегодня Турция требует исключить из повестки вопрос признания геноцида армян в Османской империи. А в традиционном заявлении МИД Армении в связи с международным Днем памяти жертв геноцида 9 декабря по какой-то причине не оказался упомянут геноцид армян. Мы начали выполнять предусловия Анкары?» – задался вопросом депутат.

Непросто и на армяно-азербайджанском направлении. Несмотря на договоренность не нагнетать обстановку и не нервировать друг друга провокационными заявлениями и действиями, Баку в помпезной обстановке открыл бензозаправочную станцию на участке армянской трассы Горис–Капан, который оказался под контролем азербайджанской стороны. Вероятно, Станислав Зась будет обо всем этом проинформирован. Но конкретные заявления в свою поддержку, а тем более действия Ереван вряд ли ожидает получить от ОДКБ.

Автор Юрий Рокс, oбозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/cis/2021-12-21/5_8332_armenia.html

***

Турция на пути нормализации отношений с Арменией

В последнее время снова участились разговоры о нормализации отношений между Арменией и Турцией. И первое впечатление от сигналов, идущих из Еревана и Анкары, такое, что стороны как никогда близки к достижению этой цели.

Основания для оптимизма вроде бы есть. Обе стороны уже назначили специальных представителей для переговоров по нормализации отношений между двумя странами. Анкара свой выбор остановила на опытном дипломате, бывшем после в США Сердаре Кылыче. Ереван назначил вице-спикера парламента Рубена Рубиняна. Стороны также изъявили готовность открыть чартерные авиарейсы в Ереван. Но все просто только на первый взгляд. Сигналы и заявления о намерениях есть, диалога как не было, так и нет.

Пока в Москве и Вашингтоне приветствуют заявления Анкары и Еревана о назначении спецпредставителей для обсуждений по нормализации двусторонних отношений, в Армении мало кто верит в то, что в Турции готовы идти по пути нормализации отношений без предварительных условий. В то же время в Ереване настаивают на диалоге, исключив какие бы то ни было предварительные условия. Здесь помнят, как в разное время Анкара призывала Ереван отказаться от политики международного признания геноцида армян в османской Турции, признать существующие границы и решить вопрос Нагорного Карабаха в пользу Азербайджана, то есть вывести свои войска с территории непризнанной республики.

Теперь, когда Баку при полной поддержке Турции решил проблему Нагорного Карабаха военным путем, а 9 ноября главы Армении, Азербайджана и России выступили с заявлением о прекращении боевых действий, президент Реджеп Тайип Эрдоган заявляет, что Еревану нужно наладить отношения с Баку. Без выполнения этого условия нормализации отношений Турции с Арменией не будет.

Таким образом, Анкара по-прежнему ставит турецко-армянские отношения в прямую зависимость от отношений Армении с третьей страной, в данном случае – с Азербайджаном. А с Азербайджаном у Армении остается так много вопросов и проблем, что решить их в ближайшие десятилетия, по мнению многих аналитиков, не удастся. Судите сами, после 44-дневной войны в Нагорном Карабахе прошло уже более года, а пункты, прописанные в документе для исполнения, так и остались на бумаге. Вопреки договоренности о разблокировании всех дорог и коммуникаций в регионе ни одна из существующих дорог не открылась, напротив – закрылись новые, в Азербайджане по-прежнему удерживаются армянские военнопленные. А когда в мае этого года азербайджанские военные пересекли армяно-азербайджанскую границу и начали закрепляться на территории суверенной Армении, ко всем нерешенным проблемам добавилась еще и проблема делимитации и демаркации границ между двумя странами.

Отдельная тема для полного непонимания сторонами идеи разблокирования дорог и коммуникаций в регионе – «Зангезурский коридор» (именно так называют в Баку проект, который свяжет Азербайджан со своим эксклавом – Нахичеваном и далее с Турцией). В Армении утверждают, что ни о каком экстерриториальном коридоре и речи быть не может, но согласны на дорогу, которую могут контролировать самостоятельно. Другими словами, на ней должны быть установлены армянские таможенные службы и пограничные посты. Идею суверенитета над дорогами, проходящими по территории той или иной страны, поддерживает и Москва.

Между тем Турция и Азербайджан и слышать ничего не хотят об армянском контроле над коридором, ведь в случае такого контроля они не смогут перевозить вооружение – оружие, военную технику и беприпасы. По мнению директора Института востоковедения Национальной академии наук Армении Рубена Сафрастяна, именно для этой цели союзники собираются строить эту дорогу. Кстати, Эрдоган и Ильхам Алиев на азербайджанской территории уже заложили первый камень в ее строительство. Заметьте, еще не договорившись о строительстве с самой Арменией. В Нахичеване уже появляется турецкая военная база, которая может стать предметом для головной боли и для соседнего Ирана, и для России, у которой давние интересы в регионе.

Как сказал «НГ» академик Сафрастян, даже инициируя диалог с Ереваном, Турция не отказывается от предварительных условий для нормализации отношений с Арменией. «Мне не верится в нормализацию отношений между Турцией и Арменией, поскольку в Анкаре никогда не откажутся от выдвижения предварительных условий, – делится с «НГ» Сафрастян. – Но ведь политики без компромиссов не бывает. Турция же только требует, оказывает давление, шантажирует Армению».

По словам Рубена Сафрастяна, «политика Турции в отношении Армении с декабря 1991-го по январь 2020 года основывалась на убеждении, что можно путем давления добиться от нее уступок в вопросе геноцида, Арцаха (Нагорный Карабах) и Карсского договора. Не добившись уступок, Турция с февраля 2020 года приступила к подготовке прямой агрессии Азербайджана против Арцаха. А после поражения Армении в войне Турция вместе с Азербайджаном пытаются, выступая с позиций победителей, еще больше усилить давление на Армению, прибавив к прежним требованиям также требование «Зангезурского коридора». «Стратегическая цель Турции в отношении Армении – низведение ее до статуса зависимого от нее государства, что предполагает в первую очередь вывод российской военной базы с территории Армении и разрыв союзнических отношений с РФ», – заключает ученый.

Парламентская оппозиция также не верит в благополучный исход. Так, на днях вице-спикер армянского парламента Ишхан Сагателян выступил с заявлением, в котором недвусмысленно подчеркнул, что «власти Армении и Турции совместно ведут закулисные переговоры... Очевидно, что этому предшествовали тайные переговоры за спиной народа, которые дошли до того уровня, что должны быть назначены спецпредставители». По его словам, «до войны 2020 года Турция предъявляла Армении три основных предварительных условия: отказ от международного признания геноцида армян, правовое признание фактической границы с Турцией, отказ от арцахского вопроса. После агрессии против армянского народа при непосредственном участии Турции и окончания войны Анкара добавила еще одно предварительное условие – предоставление Азербайджану «Зангезурского коридора». Обращаясь к соотечественникам, Ишхан Сагателян призвал их к «общенациональному сопротивлению», которое может сорвать повестку Турции и «обслуживающих ее сил».

Как бы там ни было, несколько дней назад премьер-министр Армении Никол Пашинян и президент Азербайджана Ильхам Алиев в присутствии председателя Евросовета Шарля Мишеля подтвердили в Брюсселе договоренности, достигнутые ранее на сочинской встрече при участии президента России. Решено построить железную дорогу по маршруту Ерасх (Армения) – Джульфа – Ордубад (Азербайджан) – Мегри (Армения) – Горадиз (Азербайджан). Таким образом Армения получит выход в Иран и Россию, а Азербайджан – железнодорожную связь со своим автономным эксклавом – Нахичеваном. Премьер-министр Армении заявил после встречи в Брюсселе, что «железная дорога будет действовать по международно принятым пограничным и таможенным нормам по принципу взаимности суверенитета и юрисдикций стран». Другими словами, стороны должны сами контролировать участки дороги, проходящие по их территориям. Но будет ли это так, неясно. По предварительным данным Минэкономики Армении, строительство дороги займет несколько лет и обойдется в 1,2 млрд долл.

Пашинян обратил также внимание на то, что в случае эффективного диалога с Турцией и если удастся добиться открытия границы и коммуникаций, этот проект может получить значительно больший масштаб, поскольку железная дорога, о которой идет речь, существует от Ерасха до Гюмри и от Гюмри до Карса (Турция). Новая дорога «существенно изменит экономическую, инвестиционную, политическую атмосферу в регионе и его безопасность».

Будет ли это так на самом деле, покажет время. Пока же многие местные наблюдатели уверены в том, что для начала параллельно шагам по нормализации отношений с Ереваном Анкаре и Баку – а они идут в теснейшей связке – следует изменить риторику в отношении Армении и прекратить относиться к ней как к стране, которая им осталась должна. Время проявлять добрую волю – открывать заблокированные ими дороги, возвращать пленных, не разрушать армянские церкви в Карабахе...

Aвтор Ашот Газазян – писатель, публицист (Ереван).

Источник - https://www.ng.ru/dipkurer/2021-12-26/11_8336_armeina.html

***

Станет ли Турция для Армении «окном в Европу»?

В какой степени нормализация отношений между Арменией и Турцией выражает коллективную волю армянского и турецкого народов, какие факты, касающиеся деятельности армянских и турецких государственных органов, могут считаться отражением этой воли? Скоро мы получим ответ и на такой вопрос.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что в ближайшее время специальные представители Турции и Армении по вопросам нормализации отношений между двумя странами могут провести встречу. Правда, он не уточнил место и ее детали, но это наводит на мысль, что между Анкарой и Ереваном уже проводятся закрытые консультации, что фактически означает запуск переговорного процесса.

Но сначала о нюансах важного свойства. Дело в том, что после второй карабахской войны премьер-министр Армении Никол Пашинян заявлял о готовности нормализовать отношения с Турцией «без предварительных условий». За последние десятилетия было предпринято несколько попыток в направлении урегулирования отношений между Ереваном и Анкарой, но правы те, кто считает, что еще никогда Армения не имела в этих переговорах столь шаткого переговорного фундамента. Добавим, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган также направлял сигналы Еревану, что Анкара готова начать налаживать отношения с Арменией, но в качестве условия ставил «конструктивное движение с армянской стороны к миру с Азербайджаном», и в частности готовность к разблокированию транспортно-экономических связей. Однако Еревану никогда не нравилось, что Анкара ставит ему предварительные условия.

В этой связи некоторые эксперты утверждали, что «было бы логично и правильно сначала наладить отношения Армении с Азербайджаном, поскольку нагорно-карабахский конфликт произошел именно между этими странами», а Турция, поддержавшая Азербайджан, ушедшая от прямого вовлечения в военное противоборство с Арменией, «могла бы и подождать». Был и другой вариант: параллельно начать турецко-армянскую нормализацию с армяно-азербайджанским урегулированием. Теоретически такое было возможно, но при условии, что Баку и Ереван будет следовать букве и духу подписанного 9 ноября 2020 года соглашения, особенно по части разблокирования региональных транспортно-экономических коридоров. Тут появились проблемы. Баку решил связать Анкару так называемой «пакетной дипломатией». Ее главный смысл: без решения азербайджано-армянских проблем постконфликтного периода о нормализации турецко-армянских отношений речи быть не может.

После встреч и переговоров президента Азербайджана Ильхама Алиева и Пашиняна в Сочи и в Брюсселе Баку дал согласие на сближение Анкары с Ереваном. Заработала платформа «3+2», в рамках которой Россия, Турция, Азербайджан, Армения, Иран стали обсуждать имеющиеся проблемы. Именно в таких условиях начал реализовываться сценарий Пашиняна по нормализации отношений в первую очередь с Турцией. Но в этой схеме все же заложена интрига, которая предусматривает появление на турецко-армянском треке новых неожиданных сюжетов, что еще раз показывает, что армяно-турецкое примирение никогда не было исключительно внутриполитической проблемой двух стран. Конечно, это часть большой кавказской игры, в которой у «больших игроков» есть собственные соображения. И речь идет не только о Кавказе. На днях авторитетное турецкое издание Cumhuriyet выступило с предупреждением «не торопиться с принятием необходимых шагов по сближению с Арменией до тех пор, пока достижения Азербайджана во второй карабахской войне не будут зафиксированы в окончательном соглашении». Это первое.

Второе: Анкаре рекомендуют на этом направлении «заботиться о сбалансированности в отношениях с Россией», потому что в процессе нормализации отношений между Турцией и Арменией» просматривается «американский след». Кроме того, Cumhuriyet полагает, что появление армянских дипломатов в Анкаре приведет «к активизации альянса Армения — Греция — греческая администрация Южного Кипра с подключением деятельности армянской диаспоры». «Малейшая авария в коммуникации между Турцией и Азербайджаном, — пишет это издание, — станет прекрасной возможностью в меньшем масштабе для альянса Армения — Греция — греческая администрация Южного Кипра, а в более крупном масштабе — как для США — ЕС, так и для России с Ираном».

Вообще суждения «об американском следе» в отношениях между Турцией и Арменией появились не на пустом месте. Этот процесс, как выясняется, находится в плоскости сложных согласований. Турецкая сторона назначила своим спецпредставителем по нормализации отношений с Арменией Сердара Кылыча, авторитетного и влиятельного турецкого дипломата, бывшего посла Турции в США. Как утверждает армянский академик-тюрколог Рубен Сафрастян, Кылыч не только близок к семье Эрдогана, но располагает серьезными связями с лидерами армянской диаспоры в США. Некоторые западные и турецкие СМИ утверждают, что кандидатуру Кылыча Эрдоган согласовывал с администрацией президента США Джо Байдена, что свидетельствует о выставляемых Анкарой в этой игре высоких ставках.

Что же касается Армении, то она назначила своим специальным представителем на переговорах с Турцией вице-спикера парламента Рубена Рубиняна, который некоторое время жил в Турции, где занимался какими-то исследованиями на гранты от турецких организаций. Он не профессиональный дипломат и у него нет опыта переговорщика, что позволяет многим армянским экспертам гадать о причинах такого выбора Пашиняна «в обход кандидатур профессиональных армянских дипломатов». В лагере скептиков считают, что у нынешних властей, испытывающих откровенный кадровый голод по многим направлениям, нет тяжеловеса, сопоставимого с Кылычем. Другая причина описывается так: в процессе намечающего турецко-армянского диалога основные вопросы уже предопределены и Рубинян либо выступает «в роли всего лишь формального символа, либо реальным переговорщиком с Кылычем будет сам Пашинян».

Если отталкиваться от этого мнения, то видны уровень намечающейся игры и важность, с которой Анкара относится к данному вопросу. При этом Турция уверяет, что будет координировать свои действия с Азербайджаном, хотя понятно, что речь идет уже о направлениях во внешней политике Турции, не имеющих к Баку прямого отношения. И еще. Вашингтон уже выразил удовлетворение устами госсекретаря США Энтони Блинкена, объявив, что будет способствовать достижению прогресса как в армяно-турецких, так и армяно-азербайджанских отношениях. Довольны и в других центрах — в Париже и в Москве. Но в какой степени нормализация отношений между Арменией и Турцией выражает коллективную волю армянского и турецкого народов и какие факты, касающиеся деятельности армянских и турецких государственных органов, могут считаться отражением этой воли? Станет ли Турция для Армении «окном в Европу»? Скоро мы получим ответы и на такие вопросы.

Автор Станислав Тарасов

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3458576.html

***

Почему Иран в Закавказье бросается из крайности в крайность

Стратегический масштаб и вектор новых геополитических изменений в Закавказье только формируется. Россия в новой ситуации должна чуть ли не заново утверждать свою роль в регионе, тогда как Турция и Иран уже достигают на этом направлении заметных успехов.

Еще совсем недавно Иран стягивал к границе Азербайджана войска, намереваясь впервые за последние 30 лет провести широкомасштабные военные учения. Эти действия сопровождались вспыхнувшей в иранской и азербайджанской прессе негативной риторикой в адрес друг друга. Тегеран обвинял Баку в сотрудничестве с Израилем, заявляя, что располагает данными о нахождении в Азербайджане «1000 израильских специалистов и 1800 террористов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)». Причинами раздражения Ирана многие эксперты называли недовольство определенных влиятельных кругов итогами второй карабахской войны, когда стали обозначаться факторы повышения влияния в регионе Турции, а Тегеран был исключен из числа возможных посредников в этом конфликте. В этой связи появилась версия конспирологического свойства, согласно которой так называемые иранские либералы с помощью армянской диаспоры в Иране будто бы выходили на лидеров армянской диаспоры в США с целью расстроить или вклиниться в формирующийся тактический альянс Москва — Баку — Анкара. И якобы только из-за иранской работы Турция не оказалась в числе подписантов мирного соглашения 9 ноября 2020 года, прекратившего войну в Карабахе.

Подтвердить или опровергнуть такое суждение не представляется возможным из-за отсутствия достоверных данных. Но фактом стало то, что теперь Тегеран вдруг перестал бить тревогу относительно «возможного изменения границ государств региона» и неожиданно резко развернул свою закавказскую политику. Сначала Иран с визитом посетил вице-премьер Азербайджана Шахин Мустафаев. Были достигнуты договоренности в газовой сфере, в том числе о своповых поставках из Туркменистана и поставках газа в Нахичевань по принципу обмена. Помимо этого, обсуждались и вопросы освоения морских месторождений на Каспии. В Баку и в Тегеране придали этому визиту «знаковый уровень». В конце ноября в Ашхабаде состоялась встреча президента Азербайджана Ильхама Алиева с иранским коллегой Эбрахимом Раиси. Вслед за этим в Москве прошла встреча в формате «3+2» (Россия, Турция, Иран, Азербайджан и Армения) на уровне заместителей глав внешнеполитических ведомств. Наконец, на днях состоялся визит в Баку министра иностранных дел Ирана Хосейна Амира Абдоллахиана. После встреч и переговоров с азербайджанским руководством Абдоллахиан написал в Twitter, что определилась «поворотная точка в отношениях двух стран», что «мы договорились открыть новую страницу в наших отношениях и подготовили дорожную карту для дальнейшего развития наших связей». Теперь эксперты гадают уже над причинами ирано-азербайджанского сближения, «бросков Тегерана из крайности в крайность».

Есть причины объективного свойства, которые предвещают разворачивание интересного сценария. Дело в том, что до недавнего времени вовлеченность Ирана в региональные процессы в Закавказье связывалась со следующими базовыми опциями: углубление связей с Арменией (при осторожном подходе в вопросе о де-факто признании Нагорного Карабаха) и попытки каким-то образом влиять на ситуацию в Азербайджане. После второй карабахской войны они уже не работают. Как считает заведующий кафедрой иранистики Ереванского государственного университета Вардан Восканян, это является результатом того, что «власти Армении проводят, с точки зрения иранцев, во многих случаях непредсказуемую политику, нет внятной линии поведения». Так, частичная передача под азербайджанский контроль трассы Горис — Капан стала осложнять грузоперевозки из Ирана в Армению и далее к черноморским портам. В результате недавно Тегеран, Баку и Тбилиси достигли договоренности об организации транзитного маршрута, соединяющего Персидский залив с Черным морем. В течение следующих четырех месяцев из Ирана будут отправлены пилотные грузы для доставки иранских товаров в Азербайджан через пограничный пункт в районе Астары, а также в Болгарию или другие страны Восточной Европы через порты Грузии на Черном море. Напомним, что ранее Иран придерживался иного приоритета в выстраивании своего торгового выхода к Черному морю — через территорию Армении.

Следующие две опции пересекаются: недопущение усилия турецкого и по возможности российского влияний в регионе. Но теперь, Тегеран, похоже, решил принять историческую формулу разделения влияния в треугольнике Россия — Иран — Турция, что потенциально выводит на возможность создания коалиции. Поэтому необходимо время, чтобы понять, насколько отдельные действия Тегерана диктуются ситуативными факторами, чего тоже исключать нельзя, а какие стратегическими. Вместе с тем в Баку в ходе взаимодействия с Ираном негласно опасаются возможной иранской поддержки клерикальных общественно-политических групп и соответствующих тенденций. А Иран беспокоят потенциальные попытки «суверенизации» Южного Азербайджана, охватывающего ряд северо-западных иранских территорий. При этом новое иранское правительство заинтересовалось идеями «Великого Ирана». Как считают в американской геополитической школе, основой иранского могущества является контроль над стратегически важными зонами, в связи с чем Персия в свое время захватила Месопотамию, значительную часть территории современной Турции, а также пыталась контролировать долины Афганистана. Это о географии.

Теперь о некоторых «субъективных факторах». В Тегеране были и остаются в разных эшелонах власти силы, которые не считает правильным решение поддержать Алиева, Эрдогана или Путина. Правда, сегодня они не задают внешнеполитические тренды. С победой на президентских выборах Ибрахима Раиси внутриполитическая ситуация в Иране изменилась, хотя иранское общество остается расколотым. На обочину политики вытеснены не только реформаторы и либералы, но и умеренные консерваторы, технократы, прагматики, в целом — люди, реально оценивающие обстановку в стране. При этом, как считают эксперты, было бы ошибкой утверждать, что эти противники или оппоненты нынешних властей выступают против исламского режима. Они бьются против конкретных политиков, получивших власть в стране, против их, как считают оппозиционеры, «провальной политики».

Итого. Следует иметь в виду, что стратегический масштаб и вектор новых изменений в Закавказье еще только формируется. При этом получается так, что России приходится чуть ли не заново утверждать свою роль в регионе. Пока три страны исторического треугольника избегают конфронтации в Закавказье и стремятся поддерживать взаимные интересы в вопросах безопасности. Однако наступает момент по-новому взглянуть как на кавказскую политику России в целом, так и на ее отношения с Ираном и Турцией, с которыми ее связывает всего лишь так называемое ситуационное партнерство.

Автор Станислав Тарасов

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3461995.html


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Рокс, Ашот Газазян, Станислав Тарасов

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 27.12.2021. Просмотров: 41

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta