Армения, Азербайджан: Что случилось сегодня? Что будет завтра? Что нужно России?

Содержание
[-]

***

Почему Ильхам Алиев остановился в своём завоевании Нагорного Карабаха?

Ильхам Алиев победил. Осенью 2020 года Азербайджан, при решительной военной поддержке союзной ему Турции, завоевал прежде утраченный во время войны начала 1990-х годов армянский Нагорный Карабах. Никол Пашинян во главе Армении, чьим протекторатом был Карабах, проиграл в этой новой войне, очевидно, не задействовав всех своих сил для сопротивления и не превратив карабахские города Гадрут и Шуши в очаги упорной обороны. Но около 4000 армянских солдат погибли, сотни попали в плен. Армянское население Карабаха — те, кто мог, покинули свою страну.

9 ноября 2020 года Армения, покинув большую половину Нагорного Карабаха, и в частности оставив его без минимально достаточных источников водоснабжения, при посредничестве России капитулировала перед Азербайджаном. Оказавшиеся во враждебном окружении несколько десятков тысяч армян Карабаха поступили под защиту российских миротворцев, сохранив свою местную администрацию. Её спонсирует Армения, но о независимости речь уже не ведёт. Впрочем, власть Пашиняна уже ранее фактически отказалась от риторики независимости Карабаха, эксплуатируя лозунг «Арцах (Карабах) — это Армения», то есть в принципе отрицая его независимость, но уже в свою пользу. Армения потеряла Карабах. Пашинян в ходе предвыборной кампании летом 2021 года заявил о Карабахе: «отрезать и отдать». И победил — его поддержало большинство армян, пришедших на выборы (но лишь 25% от официального числа избирателей).

Почему Ильхам Алиев остановился в своём завоевании Нагорного Карабаха и почему решил разделить свою победу с Турцией и привлечь миротворцев России тогда, когда перед ним открывалась вполне реальная перспектива полного изгнания армян из Карабаха? И под гарантии России в Карабах вернулись десятки тысяч армян. Но поток их уже не массово, но вполне активного ухода не пересыхает. Почему же видя, этот процесс, Алиев решил временно остановиться?

Полагаю, что причина этой остановки — вовсе не страх перед внешнеполитическими издержками этнической чистки армян, вполне естественной перед лицом отсутствия элементарной безопасности без миротворцев и элементарного будущего — после миротворцев. История постсоветских и постюгославских конфликтов последних десятилетий полна фактов этнических чисток, в том числе — прямо одобренных Западом. И сама перспектива чистки вряд ли испугала Баку. Думаю, что восстановление равновесия в регионе понадобилось Баку уже не против Армении, а против неожиданно ставшего слишком влиятельным союзника — Турции. Особенно теперь, когда внутриполитические кризисы в самой Турции толкают её главу Эрдогана на приобретение новых ярких внешнеполитических побед. И эти кризисы уже диктуют повышенную агрессивность Турции в отношении российского Крыма и будут диктовать обострённый империализм Турции в отношении Армении и поэтому — самого Азербайджана. Резкое охлаждение отношений Азербайджана с Ираном, внешне созданное самим Баку буквально на ровном месте — вокруг технического вопроса о транзите, явно становится инструментом традиционного сдерживания, которое исповедует Анкара против Тегерана. Поэтому Алиеву — для равновесия — и понадобился совместный российско-турецкий миротворческий пост в Агдаме без видимых практических целей, кроме политических.

Но равновесие сейчас всё дальше. И мандат миротворцев России в Азербайджане вокруг армянского Карабаха не детализирован, и срок его действия истекает — до его конца осталось уже лишь четыре года.

Понятное желание капитулировавшей в Карабахе Армении и оказавшейся не у дел в Карабахе Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта (сопредседатели — США, Франция, Россия), и России, неизбежно оказавшейся в зависимом одиночестве в качестве миротворца, вернуть эту Минскую группу как фактор влияния на Азербайджан. И естественен отказ Алиева теперь признавать легитимность этой Минской группы. Растущая уверенность Алиева и Эрдогана в своих силах, позволяющая им буквально создавать управляемый конфликт с Ираном, исходит в том числе и из ясного понимания того, что и Запад — против Ирана. И Запад будет благодарен «одной нации — двум государствам», Турции и Азербайджану (плюс — Северному Кипру) за их конфликт с Ираном. И будет ещё более беззубым в проблеме Карабаха. Но вряд ли Минская группа даже в принципе — даже в идеале — посмеет желать отделения Нагорного Карабаха от Азербайджана, если этого на деле уже не желает и сама Армения. Та Армения, которая уже «не Арцах» и которая уже — гораздо более прокси Ирана, нежели союзник России, несмотря на всё военно-техническое сотрудничество с ней и несмотря на всю риторику бессильного (вне, помимо и без России) ОДКБ.

Армения Пашиняна — не союзник России, а получатель её льготного (по ценам ОДКБ) вооружения. Армения сегодня бессильна даже обозначать баланс сил в Закавказье, который был полезен для безопасности России. Базы России в армянских Гюмри и Эребуни защищают сами себя, а не стратегические границы России, уже и без того защищаемые её базами в Абхазии и Южной Осетии. Интенсивно привлекаемая Арменией для посредничества в её отношениях с Турцией и Азербайджаном теперь как минимум очень-очень надолго враждебная России, её протекторатам Абхазии и Южной Осетии, Грузия — образец «союзничества» Армении с Россией. На деле же это посредничество Грузии уже громко поднято на смех самим Эрдоганом, а Армения выставлена в нём как образец ненадёжности и утопизма. Ещё более ярким образцом вредных и некомпетентных внешнеполитических фантазий Армении может быть только обращение Армении за содействием к Чехии, то есть Армении как «союзника» России и реципиента её миротворчества — к её грубому, уже официально недружественному, примитивному внешнеполитическому врагу — Чехии. Только презрение к России, её роли и помощи, превращение беспринципности в принцип — может диктовать такое внешнеполитическое поведение Армении.

Всё выше описанное приобретает прямо катастрофический смысл сейчас, когда, ежедневно эксплуатируя свою военную победу и военную капитуляцию Армении, Азербайджан продолжает продвижение своих сил уже на территорию Армении внутри её принятых границ, заявив своей исторической целью построение «Зангезурского коридора» через Армению из Азербайджана в азербайджанскую Нахичевань и далее в Турцию. Армения буквально ничего, кроме риторических заявлений, не сделала, чтобы признать свои фактические, а теперь зыбкие и нарушаемые границы с Азербайджаном — официальными. Её первые лица прямо говорят, что даже переговоры о делимитации, не говоря уж об их демаркации, не ведутся. И вот эти фактические, а не официальные границы Армении Ереван призывает, например, Россию защищать. Почему Россию? Ответ провокационно прост и страшен, ответ катастрофичен — Армения сама не защищает свои границы, даже те, которые она считает своими, она отступает, она уже фактически отступила от них внутрь страны на десятки тысяч квадратных километров.

Тем временем в Армении и армянском Карабахе растут и не встречают достаточного официального опровержения заведомо лживые, лицемерные, прямо преступные обвинения в адрес России, — что это именно она якобы «сдала» Карабах Азербайджану. Вот такой спасённый миротворцами и вооружаемый Россией «союзник»! Беспринципный получатель помощи, посылающий любвеобильные пассы в адрес Чехии, недружественной к России, и Литвы, сделавшей русофобию своей главной внешнеполитической специализацией. Почему же любвеобильная дипломатия Армении не зовёт Чехию и Литву, или даже Францию, защищать хотя бы границы Армении, не говоря уж о защите армянского Карабаха?! Вот бы воины Чехии и Литвы повоевали бы за Армению на её границах вместо тысяч армянских дезертиров с войны 2020 года!

Миротворческий мандат России в армянском (а другого субъекта для миротворческой мисси РФ здесь) Карабахе неизбежно истекает. Нужда Азербайджана и Турции в продлении этого мандата сокращается. Армяне Карабаха не могут не понимать своего катастрофического — при уходе миротворцев России — будущего и потому каждый принимают решение: остаться или уехать. Число армян Карабаха сокращается. Баланс безопасности в Закавказье тает. Без миротворцев в Карабахе российские базы в Гюмри и Эребуни теряют смысл. Надо прямо сказать: Армения теряет независимую государственность.

Можно было бы бороться за её сохранение в составе Союзного государства с Россией (подобного Союзному государству России и Белоруссии), но такая идея в самой Армении крайне непопулярна. Да и, случись чудо, и начни борьбу за него армянские власть и народ, вовсе не очевидно, что современная Россия (в которой армян больше, чем в Армении, и потому армянский вопрос для массового сознания в России просто не существует) — что Россия согласится с учреждением её Союза с Арменией. Уж слишком велико политическое бремя современной Армении для русского обывателя — и уж слишком двусмысленно её «союзничество» с Россией для тех буквально единиц русских аналитиков, кто изучает Армению ежедневно. Да и что именно может и хочет дать современная Армения России, кроме пропаганды уже давно навязших в закавказских зубах лицемерных и двоедушных тюркофобии и исламофобии? И эта ненависть адресуется нам, многонациональной России, тюрки и мусульмане которой проливали и проливают свою кровь против нашего общего врага и против террористического интернационала?

И это теперь, словно вдогонку прославлению гитлеровца Эмина Расул-заде в Азербайджане, Армения ещё со времени Сержа Саргсяна и теперь при Николе Пашиняне прославляет гитлеровца (и протурецкого повстанца против большевиков) Гарегина Нжде и коррумпирует (уже не знаю — чем) слабые души в России, чтобы адвокатировать этого гитлеровца, словно у нас самих мало этих предателей и гитлеровцев — Власова и Краснова. Но у нас, в России, их поклонники — частные маргиналы, а в Армении и в Азербайджане прославление гитлеровцев — государственная политика. В этом Армения и Азербайджан — верные и подлинные союзники. И этот прогитлеровский союз — прямое преступление против памяти сотен тысяч армянских и азербайджанских героев нашей Великой Отечественной войны, отдавших свою жизни, чтобы спасти наши народы от гитлеровского геноцида, каких бы «добровольных помощников» из наших людей ни использовал враг. Государственное прославление Нжде и Расул-заде в Ереване и Баку — государственное идейное пособничество гитлеровскому геноциду. Союз с такими пособниками для нас даже морально невозможен. Их «союзничество» — лицемерие. Любой русский, кто из «прагматических» соображений закроет глаза на это прогитлеровское лицемерие, будет неизбежно унижен, обманут и предан. Но речь не о них лично, а о самом священном в нашей истории и памяти нашего народа — о Великой Отечественной войне и геноциде нашего народа, от которого всех нас спасла наша Красная армия.

Что самое главное теперь для России в Нагорном Карабахе, принадлежность которого Азербайджану — уже факт? Судьба Нагорного Карабаха теперь развивается в спектре подобных событий. Россия защитила Абхазию и Южную Осетию от ликвидации и антиабхазской и антиосетинской этнических чисток — они стали её фактическими протекторатами, независимыми от Грузии. Россия защитила Приднестровье от румынизации и истребления, ПМР построила свою государственность, но теперь, похоже, нет иной перспективы, кроме создания «общего государства» Молдавии и ПМР под непременные гарантии России. Россия защитила республики Донбасса от угрозы неонацистского, бандеровского уничтожения после националистического государственного переворота в Киеве: теперь Украина делает всё, чтобы ДНР и ЛНР стали протекторатами России. Именно Россия защитила армянский Карабах от финальной этнической чистки и истребления.

Теперь — когда от независимости Нагорного Карабаха (сначала эгоистически, в свою пользу, а потом — в результате капитуляции) отказалась даже Армения — главное, что может сделать Россия в Нагорном Карабахе и соблюсти интересы местных армян и Азербайджана, это добиться согласия Баку максимально продлить мандат своего миротворчества, который позволит сохранить его самоуправляемую этнографическую субъектность, прямой и безопасный внешний территориальный доступ к которой будет обеспечен как со стороны Армении, так и со стороны Баку. Обеспеченный — с согласия Азербайджана — Россией статус такого внутреннего самоуправления может снять проблему юридического статуса Карабаха внутри Азербайджана, оставив его окончательное решение будущему.

Главное же сейчас — сохранить армян в Нагорном Карабахе, защищаемых российскими миротворцами. Всё остальное должно быть подчинено этой задаче. Шансы к этому ещё есть.

Автор Модест Колеров

https://regnum.ru/news/polit/3393793.html

***

Мёртвый журавль в небе. Пакт «3+3» для Закавказья

Потенциально из всех членов предполагаемого в Закавказье «пакта шести» (Россия, Турция, Иран, Армения, Азербайджан и Грузия) возможностями перейти от слов к делу обладает одна только Москва. Но для этого необходимы невероятные дипломатические усилия со стороны не только России, а реальный вклад каждого участника «большой игры».

Глава МИД России Сергей Лавров на пресс-конференции в Москве с министром иностранных дел Ирана Хосейном Амиром Абдоллахианом выступил с интригующим заявлением. Он сообщил, что в ходе переговоров с иранской стороной обсуждалась инициатива по созданию в Закавказье формата «3+3»: Армения, Азербайджан и Грузия плюс Россия, Иран и Турция. При этом было подчеркнуто, что у Тегерана, как и у Анкары и Баку, позитивное отношение к этому геополитическому проекту. И далее, по Лаврову: «Работаем с нашими армянскими коллегами. Рассчитываем, что и Грузия, несмотря на все переживаемые ей проблемы, сможет увидеть свой коренной интерес в создании такого механизма консультаций и согласования решений по развитию этого региона, ускоренному развитию этого региона (Закавказья), который долгое время сдерживал свое развитие из-за сохраняющихся здесь конфликтов».

Грузинское направление взяла на себя Турция. Но ранее уже сообщалось, что Тбилиси отказался участвовать в этом региональном формате из-за России, так как не желает вести диалог с ней, считая Абхазию и Южную Осетию «оккупированными территориями». Называют и другую причину: Грузия не считает возможным присутствовать в «пакте», в котором нет Европейского союза и США. В этой связи МИД Грузии заявил, что «такие платформы должны основываться на уважении важных и фундаментальных принципов — признании суверенитета и территориальной целостности государств», и отметил, что для него предпочтительнее сотрудничество в формате Тбилиси — Баку — Анкара. Что касается Еревана, то премьер-министр Армении Никол Пашинян в ходе правительственного часа отреагировал на замечание Лаврова. По его словам, Ереван «сначала должен понять, что это за форматы, с какой целью реализуются, в каких условиях и на каких принципах должны действовать, и многочисленные другие детали, чтобы выразить четкую позицию по этому поводу».

На сегодняшний день таких деталей не существует и никто не знает, кто из стран системного типа — Россия, Турция, Иран — конкретно занимается разработкой этого проекта и занимается ли вообще. В этой связи отметим важную особенность. Почему-то многие информационные агентства заявление Лаврова о формате «3+3» в Закавказье подают как «новое предложение Москвы», что не соответствует действительности, хотя и имеет место факт активизации политики России на этом направлении. Если вспоминать хронологию, то первой о создании «Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе» заговорила Анкара после войны на Кавказе в августе 2008 года. До этого она с 1990-х годов не раз выступала с инициативой создания модели региональной безопасности, формат которой носил расплывчатый характер. В этой связи можно вспомнить о том, как 16 января 2000 года президент Турции Сулейман Демирель предлагал такую идею, но с участием США. Было и предложение президента Армении Роберта Кочаряна создать формат «3+3+2»: Армения — Азербайджан — Грузия — Россия — Турция — Иран — ЕС и США.

Но тогдашние поиски модели региональной безопасности оказались безрезультатными: не удалось найти решения, соответствия интересам системы (Россия — Турция — Иран) и подсистемы (Армения — Азербайджан — Грузия). Были также промежуточные варианты с исключением из проекта по разным соображениям Тегерана и Тбилиси. Но уже тогда бросалось в глаза стремление Турции как-то закрепиться в Закавказье через диалог по достижению мира и стабильности в этом регионе. Иран тоже не сидел сложа руки, стремясь не допустить того, чтобы выстраивание баланса сил в регионе обошло его стороной и чтобы гарантами региональной безопасности выступали не только Россия и Турция. И небезуспешно. Анкара заговорила о возможностях сотрудничества с Тегераном в варианте альянса. Кстати, подписание в октябре 2009 года известных Цюрихских протоколов, предусматривавших нормализацию отношений между Турцией и Арменией, вписывалось в этот тренд перевода политических процессов с уровня подсистемы в систему. Но все было сорвано, когда турецкий парламент отказался ратифицировать соглашения.

К платформе «шести» Анкара вернулась только после второй карабахской войны. При этом некоторые эксперты стали усматривать одной из причин ее действий желание упразднить Минскую группу ОБСЕ по карабахскому урегулированию, хотя эта проблема относится к разряду подсистемы. Потому что очевидно, что без «нового Цюриха», то есть нормализации отношений в первую очередь между Турцией и Арменией, а также между Арменией и Азербайджаном, рассуждать о «пакте шести» можно лишь на академическом уровне. А сейчас появились разногласия между Тегераном и Баку, устранить которые будет очень непросто, так как это связано и с проблемами усиления влияния Анкары в Закавказье, и вопросом устойчивости геополитической ориентации самой Турции как члена НАТО. Мы это к тому, что начинающаяся новая закавказская «большая игра» — это уравнение со многими неизвестными, решать которое кому-то придется.

Но кому конкретно? Потенциально из всех членов предполагаемого «пакта шести» такими возможностям обладает одна только Россия, но пока это для нее сюжет статического содержания, смысл которого в удержании ситуации на уровне сложившегося после второй карабахской войны нового статус-кво в регионе. О недовольстве новыми границами публично заявляет Тегеран, опасающийся новых геополитических измерений. Упредит ли такой ход событий кавказский пакт Россия — Иран — Турция? Возможно. Но для реализации такого проекта необходимы время и невероятные дипломатические усилия со стороны не одной только Москвы. Формально стабильность в регионе отвечает в первую очередь интересам самих стран региона. На практике же нужен реальный вклад со стороны каждого участника «большой игры», перспективы которой туманны без какой-либо конкретики. Пока мы слышим одни только слова.

Автор Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/3392806.html

***

Есть ли у Эчмиадзина и Ватикана альтернативный план по Нагорному Карабаху?

Возможно, Гарегин II и Саркисян сейчас выстраивают отношения со Святым престолом в качестве параллельного канала диалога с Западом в расчете на то, что через несколько лет позиции премьера пошатнутся. Это игра на длительную дистанцию, но именно так и работает Церковь. Что касается России, то ее будет интересовать, насколько серьезно то, что делают в отношении карабахского урегулирования Эчмиадзин и Святой престол.

Предстоятель Армянской апостольской церкви католикос Гарегин II совершил визит в Ватикан, где его принял папа Римский Франциск, а затем прошли переговоры с государственным секретарем Святого престола кардиналом Пьетро Паролином. Встреча Гарегина II и Франциска состоялась год спустя после начала второй карабахской войны, которая застала католикоса в Риме. Ему пришлось срочно возвращаться в Ереван, но при этом он успел все-таки переговорить с понтификом. Немногим позже предстоятель Армянской апостольской церкви в интервью итальянской газете Il Messaggero отмечал: «Между нами (Эчмиадзином и Святым престолом — С. С.) есть сотрудничество. Папа говорил нам о своей боли, мы осудили нападение. Также объяснили ему, как Турция поддерживает Азербайджан в этой войне. Мы считаем, что нападение было задумано при поддержке Анкары».

Однако тогда Ватикан не сделал то, на что очень рассчитывали в Армении. Папа не стал занимать однозначно проармянскую позиции и во всем винить Азербайджан. Вместе с тем Святой престол не пошел на поводу у Баку, который после победоносной для себя войны утверждал, что «карабахский вопрос» окончательно снят с повестки дня, и пытался фактически дезавуировать Минскую группу ОБСЕ, точнее, подорвать возможности двух из трех ее сопредседателей, США и Франции, вмешаться в послевоенный процесс урегулирования. В декабре 2020 года в Ереван прибыл апостольский нунций в Грузии и Армении архиепископ Жозе Авелино Беттанкур, который встретился с Гарегином II и президентом Армении Арменом Саркисяном. В интервью католическому порталу Aci Stampa нунций заявил, что соглашение о прекращении огня от 9 ноября — это лишь начало мирного процесса, которое оказывается «трудным и шатким из-за всего, что осталось нерешенным». И призвал МГ ОБСЕ выступить посредником между противоборствующими сторонами и постараться найти, насколько это возможно, компромиссы, направленные на снижение напряжения.

Последующее развитие событий показало дальновидность ватиканской дипломатии в отношении Минской группы, которую первоначально кое-кто пытался списать со счета. Теперь уже и президент Азербайджана Ильхам Алиев не против МГ ОБСЕ. Более того, на полях 76-й Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке состоялась встреча сопредседателей Минской группы с главами МИД Азербайджана и Армении Джейхуном Байрамовым и Араратом Мирзояном, в ходе которой МГ ОБСЕ предложила «конкретные целенаправленные меры по деэскалации ситуации и возможные последующие шаги». Так что эту партию Святой престол и Эчмиадзин, можно сказать, выиграли, и наступает время для разыгрывания новых этюдов. Отметим, что в Рим католикос прибыл не один. Его сопровождали уполномоченный по правам человека в Армении Арман Татоян и армянский патриарх Константинополя Саак Мешалян. Судя по заявлениям Эчмиадзина, он намерен с Ватиканом обсуждать два вопроса: обмен военнопленными и права человека в Нагорном Карабахе, последнее, очевидно, в религиозном измерении.

Если обмен захваченных солдат — это разовая акция, то права человека и сопутствующая этому проблема сохранения армянских храмов, монастырей и религиозных памятников в Нагорном Карабахе является долгоиграющей темой. Здесь, правда, Святой престол немного ограничен тем, что Баку финансирует работы по восстановлению католических святынь в Европе, в том числе римских катакомб. Но Эчмиадзин может поставить вопрос о предоставлении свободного доступа верующих-армян к арцахским монастырям и храмам, которые оказались в ведении азербайджанцев. И промолчать по этому вопросу Ватикану будет уже очень трудно. Интригующим выглядит также присутствие в команде католикоса и патриарха Мешаляна. Это уже говорит о выходе на Турцию. А ведь понятно, что выстраивание диалога между Ереваном и Баку не может не сопровождаться разблокировкой отношений между Ереваном и Анкарой.

Наконец, в поездке Гарегина II в Ватикан есть и внутреннее измерение. Визит католикоса состоялся накануне запланированного посещения Рима президентом Армении Арменом Саркисяном, который должен, если верить анонсам, 11 октября встретиться с папой Франциском. Президента и предстоятеля Армянской апостольской церкви кое-что связывает. 8 декабря прошлого года, во время пребывания архиепископа Беттанкура в Ереване, с призывом к премьер-министру Армении Николу Пашиняну уйти в отставку обратился Гарегин II, чтобы, как говорилось в его заявлении, «не допустить потрясений, возможных столкновений и трагических последствий». 13 декабря католикос принял в своей резиденции оппозиционного кандидата в премьер-министры Вазгена Манукяна. Как сообщил Эчмиадзин, на встрече были обсуждены ситуация в стране, стоящие перед страной вызовы и угрозы. А за день до того с Манукяном провел беседу Саркисян. Это говорило о совместной поддержке кандидата от оппозиции со стороны президента и католикоса и неверии в политические перспективы Пашиняна.

Однако премьер «выжил» и даже смог переизбраться на внеочередных выборах. Другой вопрос, как будет проходить его второй срок. Возможно, Гарегин II и Саркисян сейчас выстраивают отношения со Святым престолом в качестве параллельного канала диалога с Западом в расчете на то, что через несколько лет позиции премьера пошатнутся. Это игра на длительную дистанцию, но именно так и работает Церковь. Что касается России, то ее будет интересовать, насколько серьезно то, что делают в отношении карабахского урегулирования Эчмиадзин и Святой престол, их видение будущего Армении и как все это будет коррелироваться с российской позицией по будущему Нагорного Карабаха.

Автор Станислав Стремидловский

https://regnum.ru/news/polit/3393037.html

***

Почему Баку и Тегеран начали балансировать на грани войны?

Израильтяне заверили азербайджанских коллег «в готовности оказать поддержку в случае враждебных действий с иранской территории». Тегеран ответил. Председатель Стратегического совета Ирана по международным отношениям Камал Харрази заявил, что «у Азербайджана не должно быть иллюзий на счет иностранных сил в вопросах безопасности». Баку закрыли иранское воздушное пространство для полетов в Нахичевань. Что дальше?

Президент Азербайджана Ильхам Алиев, комментируя заявления из Тегерана о том, что Баку «привлек в этот регион Израиль», заявил, что иранскому руководству придется отвечать за свои слова, добавив, что обвинения в адрес азербайджанской стороны — «это клевета». Напомним, накануне иранский министр иностранных дел Хосейн Амир-Абдоллахиян обвинил Израиль в том, что он пытается воспользоваться сложной ситуацией, связанной с Нагорным Карабахом. По его словам, «израильтяне присутствовали на азербайджанской территории в ряде регионов Азербайджана». Есть некоторые уточнения. Тегеран обвиняет Азербайджан в размещении в период войны в Карабахе израильских военных специалистов. Судя по всему, речь идет о подразделениях израильской радиоэлектронной разведки, присутствие которой могли зафиксировать иранские спецслужбы. А сейчас, как считает бригадный генерал Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Киюмарс Хейдари, на территории Азербайджана «находятся израильские прокси и боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в России)». 

Иранский экс-дипломат Амир Мусави в интервью телеканалу «Аль-Маядин» привел некоторые детали. По его сведениям, «в Азербайджане находится 1000 израильских специалистов и 1800 террористов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в России)». Дело дошло до того, что в острую дискуссию между Баку и Тегераном решил вмешаться посол Израиля в России Александр Бен Цви, который назвал «большой глупостью» и «фантазиями» сообщения о якобы присутствии израильских военных в Карабахе». И уточнил, что «если мы говорим о районе Нагорного Карабаха, то там находятся российские и турецкие военные». В данном случае мы видим определенные нюансы в трактовке ситуации, которые допускают все участники этой интриги на фоне сползающей чуть ли не к открытой конфронтации Баку и Тегерана с вводом в ситуацию израильского фактора. Судя по всему, используются сведения иранской разведки. Согласно тем же данным, в Зангелане якобы существуют израильские радиолокационные установки.

Но проверить достоверность таких данных по открытым источникам не представляется возможным. Поэтому интрига тут в том, что сложно определить: данная проблема создана Ираном искусственно или она рассматривается им как реальная в политическом и в геополитическом смысле. Было бы, к примеру, интересно узнать детали беседы на эту тему в Тегеране министра иностранных дел Абдоллахияна с послом Азербайджана. Кстати, как сообщает иранское агентство IRNA, Абдоллахиян намерен обсуждать эту проблематику в Москве, куда он прибыл для участия в переговорах со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Очевидно, что оценки и сведения, высказываемые на таком уровне, не могут подменяться рассуждениями общего характера. Тем более что из всех обозначенных экспертами раздражающих причин (недовольство усилением Турции в регионе после второй карабахской войны, проблемы с транспортной коммуникацией между Ираном и Арменией), по мнению американского издания EurasiaNet, «ни одна не может служить убедительным объяснением возрастающей масштабности противостояния между Азербайджаном и Ираном».

К неназванным публично проблемам эксперты относят опасения Тегерана по поводу потенциальной возможности получить при помощи определенных внешних сил восстание в населенных азербайджанцами районах страны с последующим выходом Южного Азербайджана из состава Ирана. Это обусловлено историческими причинами. До XIX века часть территории современного Азербайджана входила в состав Персидской империи. В 1828 году они вошли в состав Российской империи. Сам Азербайджан в 1991 году после распада СССР обрел независимость. После чего в нескольких провинциях Ирана — Ардебиле, Восточном и Западном Азербайджане, где преобладает азербайджанское население, — начали активизироваться сепаратистские настроения. Особенно они стали заметны после победоносной для Азербайджана второй карабахской войны. А в США никогда не делали секрета из того, что в борьбе против Ирана могут использовать этнические факторы.

Эта тема в реальной политике в зависимости от конкретной ситуации то выходила, то исчезала, но теперь, после ухода американцев и их союзников из Афганистана, может быть реанимирована Израилем в качестве болезненного рычага воздействия против Тегерана. Дело в том, что тюркоязычное население северо-западных провинций Ирана (азербайджанцы) всегда было политически активным, оказывало заметное влияние на ход и развитие общеиранских политических процессов. Потому, что азербайджанцы в Иране не просто этническое меньшинство, а один из государствообразующих этносов, представители которого занимают важные позиции в политике, администрации, религиозной организации и экономике страны. Сейчас, когда США активно используют курдский фактор в Ираке и в Сирии, раскачивают курдскую проблему и в Иране, видимо, кто-то из внешних игроков решил, что наступил момент для подключения к этим процессам и иранских азербайджанцев.

При этом события развиваются своеобразно. Внешне Тегеран представляет ситуацию как потенциальную «угрозу» со стороны Баку. Однако в самом Иране есть силы, которые при определенных условиях и обстоятельствах готовы выступить с притязаниями на Азербайджан, который до его присоединения к России в XIX веке был иранской провинцией. Не случайно некоторые иранские политики заявляют, что «Алиев должен править своей страной так, чтобы Тегеран не затребовал территории Азербайджана обратно». Отсюда и требования к Баку прекратить сотрудничество с Израилем. И еще. Развитие событий в Иране не может не касаться кардинальных интересов Турции, позиции которой заметно окрепли в Закавказье после карабахской войны. Вспомним, как болезненно в Тегеране восприняли заявление президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в декабре прошлого года на военном параде в Баку по случаю победы в карабахской войне, когда он в своем выступлении процитировал отрывок из поэмы азербайджанского поэта Бахтияра Вагабзаде о разделе земель южнее и севернее Аракса в результате Гюлистанского (1813 год) и Туркменчайского договоров (1828 год).

Тогда иранское государственное информационное агентство ISNA заявило, что стихотворение, которое читал Эрдоган, является «одним из сепаратистских символов пантюркизма, демонстрацией стремления Турции подмять под себя Закавказье, сделав его частью «новой Османской империи». Нервозно в Тегеране восприняли и стремление Алиева наладить отношения между Израилем и Турцией. В этой связи турецкие СМИ сообщали, что глава МИД Азербайджана Джейхун Байрамов во время телефонного разговора со своим израильским коллегой заявил, что «сейчас хорошее время для Израиля и Турции, чтобы преодолеть препятствия». Так что по большому счету дыма без огня не бывает. Ворох проблем во взаимоотношениях между Баку и Тегераном, о которых стороны до поры до времени предпочитали не говорить громко, стал вылезать наружу. Тем самым впервые за последние 30 лет Иран решил дать понять, что Азербайджан как с севера с Россией, так и с юга граничит с «великим государством» Ираном, и что большая часть территории нынешнего Закавказья относится к зоне его исторических интересов, а не Турции.

Масло в огонь подливают и появившиеся сообщения в израильской прессе о том, что в условиях обострившегося кризиса в отношениях с Тегераном в Баку направилась делегация израильских силовых структур. Израильтяне, как говорится в одной из публикаций, «заверили азербайджанских коллег в готовности оказать поддержку в случае враждебных действий с иранской территории». В этой связи появилось заявление председателя Стратегического совета Ирана по международным отношениям Камала Харрази относительно того, что «у Азербайджана не должно быть иллюзий насчет иностранных сил в вопросах безопасности». Кстати, Тегеран решил закрыть свое воздушное пространство для полетов в Нахичевань, что связано с проходящими там турецко-азербайджанскими военными учениями «Непоколебимое братство — 2021», у которого будет еще и второй этап. Пролонгация этого мероприятия является прямым ответом на учения «Покорители Хайбара», которые в эти дни проводит Иран на границе с Азербайджаном.

Пока все наблюдают за районами на севере Ирана и внимательно следят за риторикой Баку и Тегерана, не говоря уже об Анкаре, Иерусалиме, Москве и Вашингтоне. Удастся ли крупным региональным игрокам миром разрешить возникшие противоречия между Азербайджаном и Ираном или события станут развиваться по негативному сценарию, покажут ближайшие дни.

Автор Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/3390452.html


Об авторе
[-]

Автор: Модест Колеров, Станислав Тарасов, Станислав Стремидловский

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 10.10.2021. Просмотров: 414

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta