Антикризисная стратегия российской власти через призму экономической теории

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Инфляция или безработица — выберите одно из двух  

***

Задача с неизвестными

 

Без сомнения, российское правительство в полной мере отдает себе отчет в глубине разворачивающегося кризиса — об этом можно судить по предупреждению о том, что в стране будет расти и инфляция и безработица. Дело в том, что в «нормальной экономике» могут расти либо безработица, либо цены. Эту зависимость выявил замечательный экономист Уильям Филипс еще в 1958 году. 

В упрощенной модели логика Филипса выглядит так — если у людей нет работы, значит у них нет денег, если у них нет денег, значит, они ничего не покупают, если они ничего не покупают, значит, цены должны снижаться. А если цены не снижаются, значит, у людей есть деньги и, значит, работа у них тоже есть… Поэтому, глядя на рост цен, наши власти наверняка предполагают, что деньги у людей «пока есть», — по данным Росстата, инфляция в РФ прибавила 2,09% за неделю с 5 по 11 марта, чуть замедлившись после 2,22% с 25 февраля по 4 марта. 

С начала марта цены выросли на 3,38%, с начала года — на 5,62%. Из продуктов сильно подорожал (только не смейтесь) сахар-песок — на 12,8%, смеси для детского питания прибавили к цене 4,1%, гречка и рис — 2,7%. Фрукты овощи подорожали на 4,8%. Телевизоры стали дороже на 12,5%. По состоянию на 11 марта инфляция в годовом выражении ускорилась до 12,54% (неделей ранее было 10,42%). 

Но и безработица не дремлет. Сервис по поиску работы «Хедхантер» сравнил численность объявлений о найме по состоянию на 21 февраля и 11 марта. Выяснилось, что больше всего сократился спрос на персонал: 

  • страховых компаний (минус 48% по сравнению с февралем);
  • автомобильного бизнеса (минус 27%);
  • специалистов по HR (минус 22%);
  • административных работников (минус 20%).

В целом база вакансий уменьшилась на 122 195 позиций — до 905 448 единиц. Единственная сфера, показавшая прирост вакансий, — госслужба (плюс 21%), но таких вакансий сравнительно немного — 7764 единицы. Тот, кто злорадствует сейчас по поводу увольнений «белых воротничков», злорадствует зря. Сокращение спроса на персонал страховых компаний — признак снижения деловой активности вообще — нет сделок, нет и страховок. Раз не нужен персонал по HR, значит, снижается цена труда вместе со спросом на труд. А раз сокращается спрос на труд, значит, у людей не будет денег, значит, им не на что будет покупать товары и услуги… 

Значит, согласно теории Филипса, цены должны пойти вниз? 

Но Филипс строил свою модель для нормально функционирующей экономики, а правительство, видимо, знает что-то такое, что заставляет его всерьез опасться инфляции. Значит, в экономике РФ есть какая-то системная проблема. 

Движение в тумане

Название этой проблемы — неопределенность. Никто не может уверенно сказать, как именно поведут себя владельцы сбережений — какие товары они будут покупать в первую очередь, а какие — не будут покупать вообще. Соответственно, очень трудно определить, куда направить деньги — в том числе, и те, которые правительство выделяет в качестве «финансовой помощи». И другой большой вопрос — какова будет политика Центрального банка в отношении ключевой ставки (мой прогноз — регулятор продолжит политику «дорогих денег», а экономика должна будет рассчитывать на целевые кредиты и частные инвестиции). 

Говорит Артур Пахомов, председатель правления «Лаборатории ИПИ» (занимается созданием IT-решений и сервисов по организации эффективного взаимодействия между стартапами, акселераторами бизнеса и инвесторами):

"Кризис — это период, когда в инвестиционной среде царит состояние неопределенности. Инвестиционные бюджеты подлежат секвестированию, рыночная стоимость капиталов падает, предприниматели, готовые работать с высокими рисками, ищут точки входа в активы.

В текущей ситуации есть варианты для маневров. Например, инвестиции в развитие российских продуктов. В частности, в области информационных технологий (ИТ) и цифровизации (платформенные решения) в России уже накоплена серьезная ИТ-экспертиза. И развивать этот сектор особенно перспективно.

Также появляются возможности в областях, где рвутся цепочки поставок и возникает потребность в создании аналогов российского производства (при наличии технологических ресурсов). Полагаю, при должном стимулировании (поддержка и компенсация затрат на рост цен) в туристическом секторе можно говорить об ограниченных инвестициях".

Действительно, торговое посредничество сейчас будет играть ключевую роль для восстановления экономики. И вот почему. 

Кто должен спасти экономику?

Дело в том, что ответственность за борьбу с последствиями экономического кризиса сейчас возложена на губернаторов. Именно они должны будут обеспечить социальную стабильность, работу предприятий, поддержку местного производителя и предотвратить дефицит (это сформулировано как «устранение повышенного спроса»). При этом начальникам сказано — цены повышать нежелательно. 

Решение понятное (если что-то пойдет не так, виноват губернатор) и логичное. Только проблема в том, что российские регионы очень неоднородны — с точки зрения экономики это «разные экономические ландшафты», от, условно говоря, «доиндустриальной Африки» до «постиндустриальной Европы». Соответственно, каждый регион будет вырабатывать свою стратегию выживания. 

А вариантов действий у местного начальства немного. Чтобы сделать то, что им приказано, они могут: 

  • создать преференции для местных предприятий;
  • что-то закупать у местных предприятий;
  • как-то кредитовать местные предприятия.

Для того чтобы это все обеспечить, губернаторам откроют кредитные линии, то есть «дадут денег». Но сейчас рубль дешевеет, и в России, с ее множеством отличающихся друг от друга территорий, обесценивание рубля может помочь одному региону в ущерб другим. И еще: регионы не могут никого кредитовать на действительно рыночных условиях — не могут определить риски такого кредитования — биржа не работает, стоимость активов сейчас неизвестна, и неизвестность эта может сохраняться сравнительно долго. 

Нобелевский лауреат Роберт Манделл, автор теории оптимальных валютных зон, в этом случае посоветовал бы каждому кризисному региону выпустить свою валюту, курс которой по отношению к валютам других регионов послал бы капиталу сигнал в отношении перспектив той или иной местной экономики. Но по политическим причинам это невозможно. 

Зато возможно другое. Во-первых, каждый губернатор будет чрезвычайно внимательно следить за вывозом любых ресурсов из своего региона. Во-вторых, денег губернатор печатать не может, но зато он может начать кредитовать доверенные предприятия под низкий процент, выделяя средства, например, «на производство», а те уже «перепродадут» кредиты дальше — в экономическом смысле это то же самое, что напечатать деньги. Но в этом случае у каждого, кто примет участие в такой цепочке, возникнет мотивация не заниматься «производством» на месте, а постараться «перепродать» такой кредит за пределы региона, туда, где можно будет получить на капитал максимальную прибыль. 

Правда, товаров на рынках от этого не прибавится. Значит, потребуются усилия тех, кто будет манипулировать существующими товарными запасами и выстраивать новые цепочки межрегионального взаимодействия. 

Переосмысление ограничений

А если просто приказать государственным компаниям приобретать товары, производимые местными предприятиями? Вот продукция — вот и деньги «в экономику». А вот здесь не все так просто, объясняет поставщик по госконтрактам Альберт Гизатуллин (Санкт-Петербург). Законом о закупках госкомпаний установлено ограничение на размещение закупок для субъектов малого предпринимательства. Заказчики вынуждены закупки для малых предпринимателей проводить на федеральных электронных торговых площадках, а остальные закупки — где им удобно. 

Сейчас доля закупок по 223-ФЗ — 25–30% от общего объема. Остальные закупки тоже «оседают» на федеральных площадках, но тарифы там, откровенно говоря, неподъемные. Только на одной федеральной площадке за полгода нужно заплатить 250 000 рублей, это полмиллиона в год, а таких площадок восемь, и платить нужно каждой площадке. Поэтому вопрос выживания малого бизнеса в госсекторе — это разрешение проведения закупок госкомпаний по 223-ФЗ на любых ЭТП, подключенных (интегрированных) к ЕИС. Весь малый бизнес очень ждет такого решения от правительства, это действительно может помочь пережить текущий кризис. 

Другими словами, успешное решение вопроса поддержки предпринимательства на макроэкономическом уровне возможно только при антимонопольном запрете на искусственные ограничения в использовании созданной в России инфраструктуры, дополняет эксперт по госзакупкам Дмитрий Тортев. Но выход из кризиса потребует не только снятия искусственных ограничений на использование торговых площадок. Переосмысления потребуют многие другие экономические ограничения.

P.S.

И в этой связи есть хорошая новость — пришла официальная информация о том, что Минфин заплатил купонный доход по еврооблигациям со сроком погашения в 2023 и 2043 гг., платежное поручение на $117,2 млн, направленное иностранному банку-корреспонденту 14 марта, исполнено. Как сообщалось на момент написания этого текста, о результатах зачисления средств платежному агенту по еврооблигациям (Citibank) Минфин проинформирует дополнительно. И это свидетельствует об ответственном подходе власти к экономической политике.

Автор Дмитрий Прокофьев, редактор отдела экономики "Новой газеты"

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/03/17/zadacha-s-neizvestnymi

***

Экономика — суровая учительница

Меры по ограничению цен, которые сейчас предлагаются, не принесут облегчения. Обзор по регионам.

Покупая продукты и товары первой необходимости, люди поступают абсолютно рационально. Специалисты по поведенческой экономике знают, что опыт пережитого финансового кризиса остается с человеком на всю жизнь — а уж этих кризисов на памяти живущих поколений было достаточно. Но фактически своими деньгами люди не столько оплачивают товары, сколько компенсируют риски, возникшие после всем известных событий. Экономика — суровая учительница, она быстро и жестоко наказывает людей за ошибочные решения и очень медленно и скупо награждает за правильные. Поэтому платить повышенную цену придется еще достаточно долго.

Примечательно, что статистика сельскохозяйственного производства подсказывает, что ни сахар, ни подсолнечное масло, ни хлеб исчезнуть из магазинов не должны. Россия вполне себе сверхдержава в смысле производства сахара (7-е место в мире), подсолнечника (2-е место). «По пшенице» у России 3-е место в мире. Так что дефициту вроде неоткуда взяться, но… И цены растут, и полки пустеют. Статистика статистикой, могли бы сказать люди, но в данном случае эмоции и опыт важнее цифр. 

К сожалению, надо понимать, что административные меры по ограничению цен, которые сейчас активно предлагаются, не принесут облегчения. За «фиксированные цены» людям придется платить, но иначе — платить сокращением ассортимента, платить временем, потерянным в очередях, платить качеством товаров. Нынешний экономический кризис обусловлен политикой, но даже если политическое решение будет найдено завтра, цены не вернутся на прежний уровень немедленно — в этом надо отдавать себе отчет. И полная цена за компенсацию экономических рисков и потерь нами еще не оплачена. Это также надо понимать.

Дмитрий Прокофьев, «Новая газета»

***

Санкт-Петербург: От кильки до тампонов. Чем запасаются петербуржцы на черный день

Мясо, кура, рыба, овощи, крупы (греча, рис, перловка), яйца, растительное и сливочное масло — те немногие продукты, которые к середине марта в Петербурге еще не подорожали.

Хотя, по прогнозам аналитиков, до конца месяца это все равно произойдет. Все остальные ценники на продовольствие за последние две-три недели переписаны. Уже скакнули цены на макароны (с 40‒45 рублей за 450 г «ракушек» до 75‒80 рублей за ту же упаковку), на 10‒20 рублей подорожали молоко и творог, на 10‒15 — хлеб, хлебобулочные и кондитерские изделия. Но несмотря на изменение цены, «макарошки» сметаются с полок супермаркетов. 

— Каждое утро я выкладываю здесь 500 пачек «Макфы» разных видов. К двум часам, видите, осталось четыре пачки — показывает опустевшие полки в магазине «Магнит» Фариза, работница торгового зала. Однако макароны занимают только 2-е место в рейтинге продаж. На 1-м — сахар, который с конца февраля дорожал чуть ли не ежедневно и в итоге с 52 рублей за кг дорос к 15 марта до 85‒90 рублей. Тем не менее он исчезает из продажи стремительнее всех остальных товаров, пользующихся повышенным спросом. 

Как объясняют сами петербуржцы, сахаром они запасаются, во-первых, в преддверии летних заготовок, опасаясь в будущем еще большего роста цен. Во-вторых, из-за того, что где-то слышали о его грядущем дефиците. Кроме того, по словам директоров магазинов, с начала марта сократились поставки сахара: его привозят партиями, уменьшившимися в 5‒6 раз, и не каждый день. Покупатели, как правило, разбирают товар в первые два часа. В качестве альтернативы в торговых сетях предлагают тростниковый сахар: в «Ленте» по 372 рубля за кг, в «Перекрестке» — по 380. 

3-е место по продажам у туалетной бумаги. Дешевая пропала из виду. А стоимость качественной возросла: за восемь рулонов Zeva теперь нужно выложить 360‒380 рублей (двумя неделями раньше можно было уложиться в 169‒199 рублей). Помимо этих трех позиций жители Северной столицы запасают консервы, сокрушаясь при этом, что надо было спохватиться чуть раньше: прикупить кильку в томате в феврале по 40‒45 рублей за банку (сейчас она стоит 100 и выше), сардины — по 80‒100 рублей (сейчас — от 130). 

Но петербургские производители оперативно и чутко отреагировали на обнищание населения. В «Пятерочках» и «Магнитах» на днях появился новый ассортимент по доступным ценам: тушенка растительная мясная кусковая со вкусом говядины по 24,99 рубля (в составе — соевый белок и говяжий жир), сосиски в упаковке по шесть штук за 28 рублей, вареная колбаса по 40 рублей за полкило. 

С начала весны отпугивают покупателей фруктовые ряды, где пока не изменились в цене только яблоки. Остальные фрукты подорожали значительно: сегодня бананы стоят 130‒150 рублей за кг (вместо 90‒100 еще в феврале), мандарины — 140‒150 (вместо 69‒99), манго — 200 рублей за штуку (вместо 70‒90). Недавно появившиеся в продаже сливы и нектарины оцениваются в 450 рублей за кг, клубника — от 1200 до 1500 рублей за кг. На 50‒70 рублей с марта подорожали все орехи (миндаль, фундук, кешью), но в лидеры выбились грецкие: те, что привозили раньше из Чили и продавали по 1000‒1300 рублей за кг, сейчас предлагают по 2200‒2500. Продавцы объясняют, что поставщики не ждут новых партий грецких орехов из Южной Америки, поэтому повышают отпускные цены на остатки. 

— Тушенкой и гречкой я запасаться не буду, — категорично заявляет Наталия, парикмахер в элитном салоне красоты.  Даже если цены на все продукты станут баснословными, не верю я, что в XXI веке мы будем голодать! 

Зато Наталия сделала запасы профессиональных шампуней, гигиенических прокладок и тампонов: они производятся в Германии и уже исчезли из продажи почти во всех петербургских магазинах. 

— Краску для волос Matrix я уже купить не могу, — жалуется парикмахер, — даже заказ не сделать — по старым ценам уже все разобрали, новые цены названы, а товаров в наличии нет. 

В магазинах косметики и парфюмерии («Л'Этуаль», «Рив Гош», «Ив Роше») наплыв посетителей сейчас, как перед Новым годом. Но цены на все позиции (кремы, тушь, духи) выросли в 2‒3 раза, а продавцы признаются, что распродают последние запасы. 

— Как нам объяснило руководство, — говорит консультант «Рив Гош» Алина, — работаем до последней возможности, когда продукция закончится, закрываемся, поскольку новых поставок не ждем.

Нина Петлянова, «Новая газета»

***

Исследование «Новой газеты» и наших соучастников о наступающем дефиците: какие товары уже сложно найти, какие продукты питания уменьшились в весе и как подорожали услуги

***

Владивосток: «Запад хочет, чтоб Россия дурно пахла».

Народная забава — обмениваться фотками ценников: стремительнее других меняются ценники средств личной гигиены.

— Надо всякие гигиенические штуки докупить, чтоб хотя бы пять пачек прокладок было, потому что это особенно настораживает. Останется нам польская «Бэлла», плохая — но все-таки лучше, чем марля или старые простыни с ватой, — рассуждает 30-летняя жительница Владивостока Марина. — А вообще я особо не закупалась: пару пачек риса и гречки. 

Меж тем гречка подорожала. Полтора кило марки «Агромастер» сейчас стоит 266 рублей. «На прошлой неделе стоила 153», — пишет Дмитрий и кидает фото ценника. Делиться «прайс-пиками» — народная забава горожан: «Я с «Тайда» офигела — вот просто 900 рублей». Стоит заметить, что стиральный порошок Tide 2,4 кг для чувствительной и детской кожи 17 января стоил 550 рублей, а к 28 февраля подорожал на полтинник. Во вторник, 15 марта, он действительно стоил 900 рублей. 

— Да много что так. 

Мыло DOVE было по 80, сейчас — по 200. Такое ощущение, что Запад с его санкциями хочет, чтобы от России в прямом смысле воняло на весь мир. 

— Так это пока что не Запад, это наши ценник задрали — как будто это мыло сам Зеленский варил. И это еще цветочки. Procter&Gamble сейчас еще, как обещали, на 30‒60% ценник поднимут. Зубная паста BioMed, которая ровно месяц назад стоила 95 рублей, теперь 150. Пемолюкс «Морской бриз» с 50 рублей подорожал до 90. Чистящее средство для сантехники Keon — от 100 рублей до 250 (оно японское, тут без вопросов). 

Основные продукты питания не особо подорожали за месяц. Молоко «Грин Арго» 2,5%, как было 106 за литр, так и осталось. Другой вопрос, что 13 января та же бутылка стоила 80 рублей. Сметана 15% — все еще 105 рублей. На сливочное масло «Экомилк» сейчас вообще скидки (170 рублей за 180 г супротив обычных 180). Но это исключение. 

Самый ходовой хлеб в Приморье — «Подольский» — подорожал. От 19 рублей за полбулки до 21. Колбаса с зеленью запеченная «Домашняя» от «Доброго дела» буквально неделю назад стоила 220 рублей за 350 г, а сейчас — 260. Японский кофе в фильтр-пакетах — был по 190 рублей за восемь штук, стал 230. Если сравнивать с концом года, сладости, мясо, молочка подорожали очень сильно. 

3 марта в супермаркетах сети «Самбери» поставили объявления: в одни руки отпускают не более 20 кило сахара, потому что это биржевой продукт и цена на него меняется ежедневно — таким образом надеялись исключить спекуляцию. Объяснение про биржевой продукт и спекуляцию выглядело совсем не убедительно. Зато в магазин стали ходить семьями. И сахар — да, скупили весь. 10 марта минпромторг сообщил, что «в ближайшие дни в торговые сети Приморья поступит около 500 тонн сахара». 

С недавнего времени в самых популярных в крае сетях «Самбери» и «Рэми» все строго. В один руки отпускают: 

сахар — 2 килограмма;

масло растительное — 2 литра;

мука — 2 килограмма;

соль — 2 килограмма;

крупа гречневая — 2 килограмма;

рис — 2 килограмма;

макаронные изделия — 2 килограмма;

сайра Госрезерв — 10 банок;

смеси для детского питания — 3 банки;

подгузники — 5 упаковок.

Примстат и Банк России пока еще не подвели итоги февраля и марта. Из официального — есть информация от краевого минпромторга. Он предлагает не паниковать и если что звонить на круглосуточную горячую линию по регулированию цен, можно оставить сообщение о фактах завышения цен на продукты и иные товары в магазинах региона. Запасы продовольствия на складах есть, но «из-за спекулятивного спроса торговым сетям пришлось ввести ограничения на отпуск товаров», их снимут «после того, как спрос вернется в среднестатистические объемы». Кстати, никто из многочисленных опрошенных нами владивостокцев и не говорил, что скупает товары из-за того, что боится дефицита. Все боятся, что очень скоро зарплаты перестанет хватать на соль и спички — а это, согласитесь, уже совсем другая история.

Валерия Федоренко, «Новая газета»

***

Екатеринбург: «Помните, масло и мука были по талонам?»

В целом, продукты в магазинах есть. Исключение составляют сахар и соль.

Не сказать чтобы в магазинах уральской столицы были пустые полки, хотя практически везде уже висит листовка-предупреждение об ограничении продажи некоторых товаров в одни руки — как правило, не больше пяти штук или пяти килограммов. В «Пятерочке» это подсолнечное масло, греча, рис, сахар, мука и соль, в «Мегамарте» — еще и куриные тушки. 

В «Пятерочке» цельную тушку курицы все еще можно купить по привычной цене — 137 рублей за кг, а вот куриные бедра за неделю подорожали со 144 до 154 рублей. Также в «Пятерочке» примерно на десятку подорожали и все овощи: капуста была 53 рубля, теперь — 65, морковь была по 37, теперь уже 47, картофель вместо 33 — 43 рубля. Героически держится пока репчатый лук по 26 рублей за кг. В целом продукты в магазинах есть, цены сильно различаются от производителя к производителю и от магазина к магазину. Исключение составляют сахар и соль — в половине магазинов, которые я обошла, сахара просто нет, да и с солью проблемы. Там, где сахар лежит свободно, цена достигает 99 рублей за кг. 

— Привычные и важные для меня продукты подорожали в среднем рублей на 20, — рассказывает пенсионерка Екатерина Вологженинова. — Я как опытный советский человек затарилась заранее. Закупила на прошлой неделе по 10 кг сахара и муки. Обычно я пачку сахара 900 г покупала в магазинах эконом-класса где-то рублей по 30‒40, а на прошлой неделе пришлось брать по 78 рублей за кг. Уже был ажиотаж, давали по 5 кг в руки, но мне продавец пошла навстречу и отбила два разных чека по 5 кг каждый. 

Зато пшеничная мука есть везде, разброс цен очень большой — от 60 рублей за 2 кг высшего сорта и до 140 — в зависимости от производителя. В «Мегамарте» тоже полно народу, очереди к кассам, полки ломятся от товара, но рассыпного сахара нет. 

— Это еще цветочки, — говорит пожилая женщина рядом. 

Моя новая собеседница помнит Советский Союз времен продуктовых карточек, и «лихие» девяностые. 

— Вы помните, масло и мука были по талонам? — спрашивает она. — Так мы тесто для пельменей делали из манки, а когда мне нужно было масло для тортика, я покупала три пол-литровых бутылки сливок. Бывает, сидишь, телевизор смотришь, сбиваешь эти сливки: дыр-дыр! Кино закончилось, а у тебя там кусочек масла плавает.

 — Думаете, будет хуже? — спрашиваю неуверенно. 

— А когда было лучше?

Елена Шукаева — специально для «Новой газеты»

***

Ростов-на-Дону: Главное — запасы

Цены на основные продукты питания пока держатся, но продавцы не дают никаких гарантий

Сахар с полок ростовских магазинов начал исчезать на прошлой неделе. Сначала ценники выросли до 55‒60 рублей за кг, а потом в продаже остался дорогущий рафинад, тростниковые добавки и сахарозаменители. Подорожание и дефицит признали в областном правительстве, правда, по традиции обвинили во всем самих ростовчан, которые с начала «спецоперации» в Украине начали активно запасаться провизией. 

— Рост цены (на сахар) — прямое следствие ажиотажного спроса, — написал в своем телеграм-канале губернатор области Василий Голубев и тут же признал обоснованность такого поведения граждан: — Поскольку сахар был разрешен к продаже на экспорт, цена его увязана с курсом валюты. Старые контракты закончились, новые партии закупаются по другой цене. 

В большинстве торговых сетей Ростова-на-Дону несколько недель действуют ограничения на продажу сахара, муки, подсолнечного масла: сахар и муку продают не более 5 кг в одни руки, в подсолнечное масло — не более 5 л. Цены на овощи пока сохраняются на уровне января-февраля: картошка — 47‒60 рублей за кг, морковь — 40‒50. Но большинство продуктов дорожает и дорожает стремительно. Например, 745 г подсолнечного масла с добавлением оливкового 28 февраля стоили 116 рублей. Спустя две недели — уже 160. Килограмм сосисок популярного ростовского производителя в конце февраля стоил 309 рублей, сейчас 450. Рис кое-где подорожал на 30% за две недели: с 80 до 110 рублей за пачку в 800 г. 

Постепенно с полок исчезают детские подгузники, но ажиотажного спроса нет: подорожание почти в два раза делает этот вид продукции недоступным для массового потребителя. В соцсетях молодые мамы все чаще обсуждают технологии создания многоразовых подгузников. Полки с товарами женской гигиены пока заполнены, но ассортимент некоторых брендов уже сильно ограничен. Приметой нового времени стали валютчики, которые уже появились на местах, где их помнят взрослые горожане. Немолодые мужчины хмурого вида продают наличные доллары по курсу 1 к 126, своим появлением обозначая возвращение черного рынка валюты в жизнь города.

Елена Романова, «Новая газета»

***

Саратов: Прощание со сладкой жизнью

Люди столкнулись с дефицитом сахара

Самая длинная очередь на ярмарке тянется к прилавку с сахаром. Стоят не меньше 100 человек, в основном, пенсионерки. Многие пришли с тележками, но зря — продают не больше 2 кг в руки. «1998 год возвращается: цены полетели, и купить ничего нельзя!» — возмущается дама в вязаной шали. «Я не могу таблетки от давления найти. Они чешского производства, а в аптеке — только советские, мне не подходят», — делится соседка в красном берете. Обе ругают украинцев и американцев. 

Из головы очереди доходят нерадостные новости: товара осталось полмешка, всем не хватит. Перебои с сахаром в саратовских магазинах начались в первых числах марта. В соцсетях горожане обмениваются адресами торговых точек, где видели редкий товар. Чиновники тоже ходят по магазинам и уверяют, что покупатели заблуждаются: сахар — как суслик из известной шутки, его не видно, но он есть. Губернатор Валерий Радаев даже сфотографировался на оптовом складе на фоне многоярусных стеллажей, забитых мешками с сахаром. Областное министерство сельского хозяйства сообщает, что в 2021 году в регионе произвели 47,4 тысячи тонн сахара. Сейчас запасы на складах — больше 11,3 тысячи тонн, этого хватит до нового урожая «даже при нынешнем уровне спроса». 

«Мой муж из-за порванного сухожилия не ходил по магазинам три месяца. Вчера он первый раз после травмы попал в «Ашан». Ковылял с бадиком вдоль полок с товарами и тихонечко матерился», — рассказывает жительница Саратова Ольга. Больше всего супруга собеседницы поразили пачки сливочного масла, которые вместо 180 г теперь весят 100, и цены на алкоголь, подскочившие в 2‒2,5 раза. «Муж предложил купить ящик водки, ведь эта валюта всегда останется твердой, а сын — две большие упаковки туалетной бумаги, — говорит Ольга. — Я спрашиваю его: зачем две? Он отвечает: «Мама, «спецоперация» же, пригодится». 

Саратовцы скупают те же товары, которые сметали с прилавков два года назад, когда началась пандемия, — растительное масло, муку, соль, крупы. Гречки в сетевых магазинах почти не найти. На рынке цена на упаковку 800 граммов доходит до 170 рублей (месяц назад она стоила 62‒65 рублей).  

Чиновники регионального и муниципального уровня оказались в довольно незавидном положении. В отличие от Верховного главнокомандующего, лучей поддержки от сограждан им не видать, зато нужно как-то объяснять этим согражданам происходящее в продуктовых магазинах. Местные власти взяли на вооружение психотерапевтические техники. Областное правительство и мэрия Саратова открыли горячие линии для покупателей, куда можно сообщать «о необоснованном и резком росте цен». 

«Многие вспоминают 1990-е, запасаясь продуктами. Но сегодня время другое. Никого не оставят один на один с проблемами», — заверил земляков спикер Госдумы Вячеслав Володин. Господин Володин высказался также по поводу закрытия «Макдоналдсов»: «Ну и хорошо, закрывайтесь. Но только завтра на этом месте уже должен быть не «Макдоналдс», а «У дяди Вани». В Саратове, как и в других городах, рестораны сети пока работают. «Я пошел попрощаться. Захожу — а там уже половина моей группы из университета сидит, ностальгирует», — рассказывает молодой саратовец Роман. 

По наблюдениям Романа, продукция почти всех брендов, объявивших об уходе из России, значительно подорожала. «Кола, пепси, миринда и другие стали дороже процентов на 30, — подсчитывает юноша. — Многие смеялись, когда им на 23 февраля дарили носки или трусы. Теперь оказалось, что это — золотые подарки! Раньше на Shein (китайский интернет-магазин. — Н. А.) набор мужских трусов стоил 900‒1100 рублей, на прошлой неделе — уже 1800». 

Как вспоминает Роман, под Новый год джинсы Levis стоили в саратовском магазине 9 тысяч рублей, сейчас — около 17 тысяч. «Консультант сказал, что цена еще вырастет. Сейчас продают остатки со складов, новых партий товара не будет», — разводит руками собеседник. В меняющемся мире есть кое-что стабильное — оптимистичные отчеты статистической службы. По подсчетам Саратовстата, с начала года продукты в регионе подорожали на 1,8%, непродовольственные товары — на 1,3%.

Надежда Андреева, «Новая газета»

***

Мурманск: Перейти на ягель. Жителям севера посоветовали искать пищу в лесу

Сбор грибов и ягод — вот что спасет россиян во время санкций.

По крайней мере, председатель Госсовета Коми Сергей Усачёв воспел сбор дикоросов, противопоставив их вражеским чипсам и газировке. Дескать, это все «иностранные компании» теснили маслят с рыжиками «на самые дальние полки супермаркетов». А теперь заживем, перейдя на клюкву. Клюкву, впрочем, придется потреблять без сахара — он с полок супермаркетов в северных регионах пропал. Вологжане жалуются в сетях на то, что, как в 80-е, приходится стоять в магазинах в ожидании разгрузки и фасовки ценного продукта. В Мурманске кое-где остался только рафинад и тростниковый, по 160 рублей за кило. 

Песок расхватывают и в Архангельске: местные журналисты опубликовали фото ценников в магазине, где он еще есть, — 625 рублей за 5 кг, то есть 125 рублей за кг. В Мурманске, кроме сахара, исчезают гречка и рис (последний уходит уже по 120 рублей за пачку), ажиотажный спрос — на предметы женской гигиены и памперсы. В сетевых супермаркетах продают не более двух единиц моющих средств в одни руки. Многие продукты за время «спецоперации» подорожали процентов на 30, некоторые еще больше. Батон за 36 рублей, сейчас стоит 55, килограмм палтуса вместо 500 отпускают за 800 рублей. Пачка сливочного масла (200 г) недавно обходилась в 169 рублей, теперь — 194. 

Заметнее всего выросли в цене кофе и чай эконом-сегмента. Пакет растворимого кофе «Нескафе голд» (220 г), который стоил 320 рублей, теперь продают по 730. Сто пакетиков чая «Гринфилд» сейчас стоят 464 рубля, две недели назад такая же упаковка обходилась в 323 рубля. На этом фоне аншлаг случился на мурманской рыбной ярмарке, где давали мойву по 130 рублей за кг. Давали с ограничениями — не более 5 кг в одни руки. За рыбой, некогда считавшейся чуть ли не сорной, люди стояли часами. Тут впору подумать, как бы народ не прислушался к парламентарию из Коми и не попер в лес за ягелем, как только сойдет снег. Потому как в магазине 50 г этого самого ягеля стоят 1500 рублей.

Татьяна Брицкая, «Новая газета»

***

Новосибирск: Духи и туалетная бумага

Маленький магазин в гуще многоэтажек — возможно, единственное место на площади Калинина, где цены почти не изменились

— У нас просто проходимость очень маленькая, вот мы еще и не закупались, — объясняет хозяйка магазина, она же стоит за прилавком. — А просто так цены поднимать, раз все поднимают, как-то нечестно, мне людей и так жалко. Но придется. У нас уже все кончается, я уже жду поставщиков. Причем насколько цена увеличилась — никто не говорит. Хитрые — боятся, что я тогда откажусь. Вот только поставщик печенья сказал, что ценник вырос от 5 до 25%. 

Зато пекарня на оживленном перекрестке и буквально в семистах метрах от этого магазина просто олицетворяет рост цен в Сибири. С первого дня «спецоперации» весь товар там растет в день на два-три рубля. И если раньше самая дешевая булочка «Дорожная» стоила 20 рублей, то теперь за нее же уже просят 50. Ценник на хлеб не изменился. Минимальный месячный набор продуктов в регионе подорожал только за февраль на 5600 рублей. В популярных гипермаркетах вместо 40 рублей пачка сахара теперь обойдется в 90‒100 рублей. На полках заметен дефицит круп, подсолнечного масла, муки и сахара. Продавцы утверждают, что эти продукты подвозят регулярно, но покупательский спрос превышает предложение. 

Подсолнечное масло в среднем подорожало на 30 рублей, питьевой йогурт — на 10‒15 рублей. Проблемы с дешевой туалетной бумагой, лично я ее не нашла. Только в одном гипермаркете упаковку можно взять за 166 рублей, в других магазинах цена начинается от 200 рублей. 

— Мы уже устали переклеивать ценники, — говорит продавщица популярного в Новосибирске магазина косметики. 

— В среднем цена выросла на 20‒50%, особенно это касается самых дешевых и самых дорогих товаров. В начале месяца я покупала туалетные духи Сhanel за 7065 рублей — это еще по скидке в 25%. Сейчас они стоят на полке за 12 740 рублей, а скидки мы вообще все убрали. По словам директора муниципальной «Новосибирской аптечной сети» Дмитрия Гришунина, в среднем в аптеках цены выросли на 11%. При этом на инсулиносодержащие препараты рост выше среднего — 34%. В целом спрос на лекарства в городе вырос на 40%.

Алена Истомина — специально для «Новой газеты»

***

Автор: «Новая газета», редакция

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/03/17/ekonomika-surovaia-uchitelnitsa


Дата публикации: 19.03.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 103
Комментарии
[-]
 Sufi.Seo | 26.03.2022, 06:55 #
ดูหนังออนไลน์ ดูหนัง หนัง hd ซีรีย์เกาหลี ซีรีย์จีน ดูการ์ตูน ทีวีออนไลน์ ดูหนังออนไลน์ ฟรี nungsub หนังชนโรง Netflik ดูหนังออนไลน์ฟรี เว็บดูหนัง ดูฟรีไม่มีสะดุด………..ดูหนังออนไลน์
 ADOLF | 13.04.2022, 06:43 #
Lastly, a special box and packaging is expected for this pair, which will surely make fans that much more eager for their drop. Popular Shoes
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta