"Антикоррупционная проформа" в Украине: почему НАБУ и САП оказались неэффективны

Содержание
[-]

Борьба с коррупцией и посадки казнокрадов были одними из основных лозунгов двух Майданов  

Политики, пришедшие к власти на революционной волне, декларировали проведение масштабных преобразований. На практике все свелось к копированию западных рецептов противодействия коррупции и имитации реформ силовой вертикали.

Почему антикоррупционные органы вместо выполнения основных функций, систематически оказываются в эпицентре политических скандалов, а также о том, чем отметились НАБУ, САП и НАПК в 2020 году, читайте в материале "Апострофа".

Гамбит Татарова

Один из ключевых политических вопросов уходящего 2020 года: зачем Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) "полезло в бутылку", начав "копать" под заместителя главы Офиса президента (ОП) Олега Татарова? Ответ напрашивается только один: чтобы обратить на себя внимание. Стоит напомнить, что Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) и Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПК) были созданы после Евромайдана при активном участии американских и европейских партнеров. Вместе с Высшим антикоррупционным судом (ВАКС) они должны были сформировать единую систему противодействия взяточничеству и кражам бюджетных денег. Все вроде красиво, но на практике антикоррупционные органы стали инструментами политических разборок, а эффективности в поимке воров не наблюдается.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

И тут подвернулся удачный повод напомнить о том, что они все же занимаются ловлей топ-преступников. В Офисе президента вначале не могли решить – что им делать: или защищать Татарова, атакуя Сытника (что нельзя, по причине его защиты со стороны западных партнеров), или "слить" Татарова, что привело бы к весьма негативным последствиям – свои бы увидели, что руководство их не защищает, а значит можно сдавать руководство. Круговая порука. В результате на Банковой пошли на половинчатые меры: Сытника не тронули, но дело забрали. Впрочем, решение прокуратуры забрать дело у НАБУ, передав его в Службу безопасности Украины, сыграло в пользу Сытника, у которого теперь всегда есть возможность развести руками и сказать – видите, не дают работать…

"Суверенный" Сытник

Началу процесса по Татарову со стороны НАБУ предшествовало заявление замглавы ОП о том, что Артем Сытник не имеет морального права занимать должность руководителя Бюро. Почему Татаров решил атаковать Сытника и его компанию? Очевидно, знал о готовящемся против себя деле.

Впрочем, аргументов для критики директора НАБУ хватает и без Татарова. Артем Сытник в 2019 году был признан судами коррупционером – из-за отдыха в Ровенской области, который ему в "добровольно-принудительной" форме оплатил местный предприниматель. Эффективность НАБУ – на нуле. И кроме скандалов, которые часто устраиваются для отвлечения внимания, в Бюро не могут ничем похвастаться.

В конце августа Конституционный суд Украины (КСУ) озвучил вердикт, в котором признал назначение Сытника на должность незаконным. Власти, опасаясь конфликта с правительствами стран "Большой семерки", пошли на разработку специального "переходного закона", который позволит Артему Сытнику "рулить" Бюро до назначения нового руководителя. Как отмечают эксперты, поддержка внешних игроков, пусть и временно, наделила главу НАБУ "иммунитетом" не только против решения КСУ, но и желания народных депутатов принять более жесткие нормы по отношению к НАБУ.

"Артем Сытник обладает "внутренним суверенитетом", его фигура экстерриториальна по отношению к украинской власти. Он в ближайшие месяцы, скорее всего, усидит в кресле, хотя его фигура стала слишком "токсичной". Но рискну предположить, что в течение следующего года Банковая попробует договориться с Западом о назначении другого "Сытника". То есть формально это будет новая персона во главе НАБУ, но ориентированная на западных партнеров", - отметил в беседе с "Апострофом" руководитель Украинского института политики Руслан Бортник.

Вместе с тем, в политической среде циркулирует информация, что господин Сытник ориентируется не только на американцев, но также имеет поддержку со стороны прежней "прокурорской гвардии". В СМИ называют имя бывшего прокурора Киевской области Александра Гардецкого, который активно помогал Артему Сытнику, когда тот служил в надзорном ведомстве под его руководством. Предполагается, что Александр Гардецкий содействовал карьерному росту Артема Сытника (перевод из Кировоградской областной прокуратуры в Киевскую область).

Сомнительная эффективность

Украина лидирует среди стран европейского континента по количеству антикоррупционных органов, но при этом наша страна в мировом рейтинге восприятия коррупции стабильно находится в "хвосте" списка рядом с Кыргызстаном, Джибути и Азербайджаном.

Экс-заместитель Генерального прокурора Алексей Баганец в ходе недавней научной конференции, посвященной вопросам противодействия коррупции, заявил, что правоохранительная вертикаль в большей степени занимается имитацией бурной деятельности. По его словам, детективы НАБУ в прошлом году расследовали 2364 уголовных производства, о подозрении сообщили 401 фигуранту.

"Такие цифры вызывают у меня сомнения. На сайте НАБУ, когда я заходил, значился 221 подозреваемый, в их отчетах видел 153 подозреваемых. Но и это не главное. Более красноречивым свидетельством ухудшения результативности деятельности новосозданных антикоррупционных (НАБУ и САП – "Апостроф") органов является тот факт, что в прошлом году (вы только вдумайтесь!) ими было направлено в суд только 67(!) обвинительных актов, что почти аналогично показателям 2018 года и в три раза меньше, чем в 2017 году. Для меня эта цифра (67 актов – "Апостроф") является мизерной, потому что она составляет только 16% от общей численности завершенных детективами НАБУ производств", - отметил Алексей Баганец.

По его сведениям, среди указанных обвинительных актов только 10 были подписаны на основании "чистой" коррупционной статьи 368 Криминального кодекса (получение должностным лицом неправомерной выгоды). "Даже невооруженным глазом видно, что антикоррупционные органы за время своего существования, в основном, продолжают выявлять и расследовать наиболее простые формы коррупции, эпизодические факты. Борьба с коррупцией именно в организованных формах, в высших эшелонах власти, где она и существует, в большинстве своем фактически не ведется", – добавил Алексей Баганец. В качестве аргумента он привел данные о том, что в 2019 году НАБУ и САП завершили только одно (!) расследование, в котором фигурировала организованная группа злоумышленников.

Как отмечают специалисты, нередко дела, заведенные за коррупцию, касаются относительно небольших взяток или мизерных (на фоне общих потерь бюджетов, о которых речь пойдет ниже) сумм ущерба. В итоге общество раздражено отсутствием громких посадок и отчетов о возвращении в бюджет крупных сумм. "В обществе существует мощный запрос на суровые судебные приговоры для взяточников и казнокрадов. Для ВАКС это в некотором смысле проблема, так как не всегда коррупционера судят именно за те факты, благодаря которым он "прославился". Суд рассматривает материалы и доказательства, которые удалось собрать следователям. Вдобавок, по моим наблюдениям, ВАКС настроен против адвокатского сообщества, и, порой, встает на сторону обвинения. Хотя суд должен действовать нейтрально, обеспечивая состязательность процесса", – говорит в беседе с "Апострофом" глава Совета адвокатов Киевской области Петр Бойко.

Справедливости ради стоит отметить, что и адвокатское общество часто ведет себя не очень корректно, устраивая сознательные затягивания уголовных дел. Метод простой: приходит к клиенту, подозреваемому в коррупционных деяниях, группа адвокатов, начинает ознакомление с материалами дела, что может занимать несколько месяцев, после чего берет самоотвод. Затем приходят новые адвокаты – и начинают изучать документы, после чего уходят. И так до бесконечности…

Миллиардные потери

Коррупция – не только украинская проблема. Воровство бюджетных денег имеет место даже в развитых странах. Основная проблема в размахе и негативном макроэкономическом эффекте. "Украина из-за коррупции теряет большие суммы. Около 45-55% экономики находится в тени, но даже анализ "видимой части" показывает, что потери от контрабанды составляют 120-150 млрд гривен ежегодно. Еще около 70-80 млрд гривен каждый год теряется на контрафакте. Потери бюджетов всех уровней от коррупционных деяний совокупно составляют приблизительно 15-20 млрд долларов (!) в год. В таком свете эффективность всех правоохранительных органов (НАБУ, САП, МВД, СБУ, прокуратуры и так далее) приближается к нулю. У нас скорее посадят того, кто от безысходности украл мешок сахара, чем того, кто ограбил страну на миллионы гривен", – заявил "Апострофу" глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак.

Часть наблюдателей настаивает, что при Владимире Зеленском воровать стали меньше. Прогресс хотя бы в том, что глава государства, в отличие от предшественников, лично не связан с "мутными схемами". "Для меня очевидно, что президент Зеленский не зарабатывает на должности. Есть проблема коррупции, связанная с экономической деятельностью государства. Особенно на строительстве и ремонте дорог. Но в целом нужно признать, что тут есть прогресс. По той информации, которая поступает ко мне, известно, что "откаты" стали меньше и строится действительно много. Поэтому в этом "коррупционном секторе" негативный эффект вряд ли превышает 0,5% ВВП", – сказал "Апострофу" экономический эксперт Украинского института будущего Даниил Монин.

Западные мотивы

Первые пару лет после Евромайдана были наполнены политическим романтизмом. Тогда некоторым казалось, что достаточно переименовать милицию в полицию, создать украинский аналог ФБР (Госбюро расследований), сформировать НАБУ – и высокоуровневой коррупции в стране придет конец. На практике все сложилось далеко не так. Невзирая на слабую результативность при расследовании коррупционных правонарушений, на Западе продолжают поддерживать НАБУ и САП. В Вашингтоне и Брюсселе надеются на прогресс в их работе, но после того, как получится переломить через колено украинские элиты. Получается замкнутый круг: НАБУ и САП создавались как инструмент "переламывания" этих элит, но на выходе Бюро засосало в эту систему – та же коррупция и политизация похоронила эти органы. А вместе с этим - и хотя бы призрачную надежду на то, что в Украине действительно пройдут кардинальные изменения.

Источник - УИАМП

https://uiamp.org.ua/antikorrupcionnaya-proforma-pochemu-nabu-i-sap-okazalis-neeffektivny

***

Конституционный кризис разгорелся не на шутку

Указ президента Зеленского о временной отставке председателя Конституционного суда Украины Тупицкого КСУ выполнять отказался

Пока народ наряжал елки и накрывал праздничные столы, готовясь к встрече Нового года, конфликт между президентом Украины и Конституционным судом разгорался дальше. О причинах коллизии наша газета уже писала. Напомню вкратце.

В октябре КСУ принял аннулировать ряд антикоррупционных законов, в частности, статью УК, которая предусматривала уголовную ответственность за предоставление недостоверных сведений в декларациях чиновников, а также лишил Национальное агентство по предотвращению коррупции (НАПК) полномочий по проверке деклараций и выявления конфликта интересов. Это вызвало резонанс в обществе и резкую реакцию президента страны: борьбу с коррупцией он называл своим приоритетом. Владимир Зеленский собрал Совет Национальной безопасности и обороны, где было решено игнорировать вердикт КСУ, и обратился в Венецианскую комиссию с просьбой оценить правомерность действий суда.

Ответ — совет из «Венецианки» пришел ожидаемый: систему электронного декларирования надо сохранить, а еще создать в Украине орган по отбору судей с участием международных экспертов и представителей гражданского общества.

В декабре Рада приняла закон о возобновлении деятельности НАПК и отправила документ на подпись главе государства. Зеленский завизировал закон незамедлительно. К тому моменту в прессе появились скандальные подробности из служебной биографии главы Конституционного суда Александра Тупицкого. Его карьерный рост шел под крылом Януковича и вызывал массу вопросов с главным во главе: каким образом этот человек оказался сейчас там, где оказался? Тупицкий заявил о спланированной акции компрометации его персонально, Конституционного суда — в целом, и пообещал не сдаваться.

28 декабря Тупицкий должен был явиться в Офис Генпрокурора для вручения уведомления о подозрения в подкупе свидетеля и в заведомо неправдивых показаниях свидетеля. Кроме того, Офис направил Зеленскому ходатайство об отстранении Тупицкого от должности судьи сроком на два месяца — до выяснения всех обстоятельств дела. Герой журналистских расследований за «черной меткой» не явился, сослался на семейные обстоятельства, хотя никаких документальных подтверждений уважительной причины отсутствия не предоставил, уточнили в пресс-службе правоохранительного ведомства. Тогда Офис Генерального прокурора направил Тупицкому уведомление о подозрении по почте.

Зеленский вновь собрал СНБО: конституционный кризис нарастал. Информация о том, что происходило на заседании, в медиа не попала. Однако источники, близкие к Офису президента, свидетельствовали: президенту советовали издать указ и собственной властью отстранить Тупицкого на два месяца по статье 154 Уголовно-процессуального кодекса Украины. В КСУ (у них, видимо, тоже было все в порядке с источниками) предупредили: «Ни Конституция, ни закон Украины «О Конституционном суде» не оперируют таким понятием, как отстранение судьи от занимаемой должности — порядок не прописан». В то же время Федор Вениславский, представитель президента в Конституционном суде Украины, заявил: подобное право и полномочия у главы государства как раз есть, они регламентируются Уголовно-процессуальным кодексом. Владимир Зеленский (по образованию, напомню, юрист) в теоретические споры не вступал, а перешел к практике — к вечеру 29 декабря подписал указ, отстраняющий Александра Тупицкого на двухмесячный срок с мотивировкой: «ради восстановления справедливости и разрешения конституционного кризиса».

Реакция КСУ последовала незамедлительно. «С конституционно-правовой точки зрения указ президента Украины является юридически ничтожным и не может подлежать исполнению, поскольку он издан президентом Украины с превышением его конституционных полномочий», — говорится на официальном сайте суда. Авторы сообщения настаивают: Конституция, мол, не только не наделяет президента подобным правом — она вообще не предусматривает отстранения судьи от должности. Потому Зеленский обязан свой указ отменить. Более детально обсудить этот вопрос суд намерен на своем заседании 5 января. По данным информационного агентства «Укринформ», уже 30 декабря, во исполнение указа, служба охраны не пропустила Александра Тупицкого в здание суда. Но пропуск в здание для него заказал глава секретариата КСУ, после чего отстраненный Тупицкий проследовал в свой рабочий кабинет беспрепятственно. Возможно, и заседание 5 января проведет именно он — воевать, так воевать…

Офис президента вызов принял. Там заявили, что для анонимов, разместивших дезинформирующий общество текст на сайте КСУ, проступок просто так с рук не сойдет: «Любые «заявления», «разъяснения» и «выводы», размещенные на сайте суда, в отношении которых КСУ не принимал решений, являются юридически ничтожными, а должностные лица, отдавшие эти распоряжения, должны быть привлечены к ответственности, в том числе — уголовной, за присвоение полномочий Конституционного суда». Представитель президента в КСУ Федор Вениславский уверен, что «пан Тупицкий не может выполнять свои обязанности в течение двух месяцев и не может участвовать в заседаниях Конституционного суда и других мероприятиях, проводимых судом».

Автор Ольга Мусафирова, собкор в Киеве

https://novayagazeta.ru/articles/2021/01/03/88593-konstitutsionnyy-krizis-razgorelsya-ne-na-shutku

***

Антикоррупционные оковы Украины

Европейские «учителя и партнеры» бескомпромиссно и беззаветно ведут Украину по «антикоррупционному» пути. Настолько бескомпромиссно, насколько это могут страны, решившие у себя проблему и коррупции, и тесно связанной с ней теневой экономики. И настолько беззаветно, что задаешься вопросом: а возможна ли «полная победа над коррупцией»? И нужна ли она? Или в случае Украины у цивилизаторов другой «завет»?

18 декабря Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) выпустили совместное заявление по Украине, где подчеркивается, что «борьба с коррупцией является центральным элементом работы международных организаций в Украине». И тут же, какой-то оговоркой по Фрейду, когда желаемое концептуализируется в обход сознания, добавлено, что эта борьба «сочетает участие в политике на высоком уровне и целевую техническую помощь с продвижением высоких стандартов деловой этики и добросовестности и клиентов государственного и частного сектора».

Ладно, «стандартов этики и добросовестности» коснемся чуть позже, а пока запомним, что европейские «помощники» нацелились не высокую политику и стандартизацию и государственного, и частного сектора. И будем держать в памяти, что «стандартизация» всегда включает в себя «контроль исполнения» и «наказание за нарушения» стандартов. В заявлении сказано: «Международные организации признают, что искоренение коррупции в государственных предприятиях и агентствах Украины и содействие эффективному и прозрачному управлению в этих организациях являются вопросом огромной важности и неотложности. Эти цели могут быть достигнуты только в тесном партнерстве с властями Украины».

Ради этих целей в октябре 2020 года был подписан Меморандум о взаимопонимании между правительством Украины и ЕБРР, в соответствии с которым правительство Украины обязалось усилить корпоративное управление в государственном секторе и внедрить надежный антикоррупционный контроль и контроль закупок в государственных учреждениях. И именно ради неукоснительного исполнения целей подобных Меморандумов украинскую власть кормят денежными вливаниями, обеспечивающими самое ее выживание в период мирового коронавирусного кризиса. А чтобы не так, как с Минским протоколом — подписал и быстро требуешь изменений подписанного. Вот и последнее совместное заявление ЕБРР и ЕИБ является фактически предъявленным условием выделения Украине кредита в 450 миллионов евро на осуществление проекта «Развитие трансъевропейской транспортной сети».

внутреннее сообщение — на 3,6%, до 59,85 млн ткм;

   экспортный грузопоток — на 3,1%, до 78,3 млн ткм;

   транзитные перевозки — на 2,1%, до 14,9 млн ткм;

   импортные перевозки — на 15,9%, до 20,15 млн ткм.

А ведь в первой версии финплана ожидалось, что грузооборот в 2020 году вырастет на 5,5% — до 192,6 млн т-км. Зато зарплаты членов набсовета являются постоянными точками раздражения украинского социума. И социум можно понять: от 13,8 миллиона гривен (за восемь месяцев) у Шевки Аджунера до «нищенских» 1,4 миллиона (за четыре месяца) у Лещенко.

На конец 2019 года на Украине функционировало 54 особо важных государственных предприятия, и на тринадцати из них были созданы наблюдательные советы. Так что работы по организации внешнего управления остатками украинской экономики еще непочатый край. Работы при полной поддержке нынешнего правительства: в сентябре премьер Шмыгаль заявил, что «мы точно в ближайшее время определим пулы предприятий, которые будем корпоратизировать и в которых будем создавать наблюдательные советы».

Управление действительно «внешнее». И не только потому, что основная масса их членов — иностранцы. Но и потому, что определяет членов набсоветов специально обученный (простите, «созданный) комитет по назначениям руководителей особо важных для экономики предприятий. Украину там представляют лишь министр финансов и министр экономики. Остальные — независимые эксперты. В 2018 году независимыми экспертами были назначены:

Джейсон Пеллмар — гражданин Соединенных Штатов Америки, глава регионального представительства Международной финансовой корпорации (IFC) на Украине и в Белоруссии;

Маттео Патроне — гражданин Италии, управляющий директор Европейского банка реконструкции и развития в странах Восточной Европы;

Йоста Люнгман — подданный Королевства Швеция, постоянный представитель Международного валютного фонда (МВФ) на Украине;

Марчин Свенчицкий — гражданин Республики Польша, польский политик и экономист, бывший министр внешнеэкономических связей и заместитель министра экономики, а также мэр Варшавы.

Отсюда вывод: экономика страны находится под плотным внешним управлением. И за такую качественную узду, наброшенную на формально суверенную Украину, не грех и денег дать. Тем более что «в кредит». Хотя следует признать: часть украинских парламентариев уже понимает, что «что-то пошло не так». Уже упомянутый Андреас Аслунд, подавший в отставку из набсовета УЗ в сентябре этого года (отставка пока не принята), одну из причин своего шага сформулировал так: «Президент и его депутаты не верят в хорошее корпоративное управление. Мы — иностранные члены наблюдательных советов тринадцати больших государственных компаний и банков — усердно работали, чтобы попытаться улучшить государственные компании Украины. От президента (единственного президента Украины, с которым я не встречался) мы получаем только оскорбления и препятствия».

Ну что же, это был бы благородный шаг, если бы предыдущей причиной Аслунд не назвал банальную невыплату зарплаты — «с апреля ничего не платят». И сразу почему-то вспомнился великий Ли Якока, который на время вывода из кризиса концерна «Крайслер» положил себе зарплату в 1 (ОДИН) доллар в ГОД. Но где Якока и где Аслунд и прочие члены наблюдательных советов?

Но как бы ни относились к «экономическим варягом» общество и слуги этого общества, их присутствие в украинской повседневности — это факт, данный нам, к сожалению, в наших ощущениях. Они пришли разгребать, судить коррупционные кучи в Диких Полях vulgo Ukraina — претензии не ко мне, а к Гийому де Боплану. Однако возникает вопрос уже по Грибоедову: а судьи кто? Там, у них, проблема коррупции уже решена или это удел только малоразвитых стран? И вообще, многие ли среди них понимают содержание процессов коррупции и тесно связанной с ней тенизации экономики?

Много лет назад один очень широко известный в узких кругах карточный игрок сказал мне: «Странные мы люди. Нарежем картонных карточек и бултыхаемся в этом г*вне». Вся наша жизнь — игра, и мы тоже бултыхаемся в болоте придуманных нами (или придуманных для нас?) понятий и страшилок. Взяли слово «терроризм», написали его на карточке — и «АЛГА» («вперед» по-татарски) крушить Маумара Каддафи. Принесшего своему народу воду, образование и деньги.

Это, конечно, личная эмоция, но с «коррупцией» происходит то же самое. Несколько лет назад в паре с ныне израильским коллегой мы с азартом углубились в тему коррупции. И убедились, что это многоуровневое понятие не всегда означает социальное зло. Мы тогда сформировали «пирамиду коррупции» — и вынуждены были первый, базовый уровень коррупции назвать «сервисным, позитивным». Он состоит из добровольной сверхоплаты за услуги профессионалов, чье финансовое вознаграждение за труд является естественной функцией государства: врачей, учителей, военных и других. Отказ от сверхоплаты не влечет санкций для отказников, но резко снижает качество услуг.

Если определять коррупцию как «получение незаконной выгоды или злоупотребление властью для личной выгоды», то и первый уровень является преступлением. Но, с другой стороны, это естественное социальное купирование неспособности государства адекватно оценить труд профессионалов. Сейчас с этой неспособностью столкнулась вся планета — миллионные гонорары платили артистам и спортсменам, а когда «клюнул жареный петух», все побежали к медикам и биологам. Так что сервисная позитивная коррупция является инвалидной репликой социальной функции государства (распределение по востребованности труда), но и, особенно в условиях кризиса, формой выживания социально значимых групп профессионалов — от врачей до сантехников.

Но если для нижнего и среднего социального класса коррупция часто является неизбежной необходимостью, помогающей выжить, то для богатых она — источник наживы. Потому остальные уровни «коррупционной пирамиды — от «разрешительного» до «компрадорства» — являются безусловными преступлениями. Беда только, что нынешние «учителя» Украины сами являются участниками «коррупционного оборота», причем на высших ступенях этой пирамиды: мы вам кредит — вы нам закон. Будут ли мухи бороться со своей кучей, э-э-э, меда? Ну разве что будут гонять лекарей да мелко-средних чинуш для создания красивой ТВ-картинки.

И знают ли они, как бороться с этой бедой? Ведь коррупция и производит, и производится тем, что называют «теневой экономикой». А это явление нигде побороть не смогли, даже в Западной Европе. Они там благополучно существуют, и их там даже регулярно измеряют.

Наиболее авторитетным экспертом в области теневой экономики считается доктор Фридрих Шнайдер из Университета Иоганна Кеплера (Линце, Австрия). Еще в 2013 году он опубликовал брошюру, адресованную правительствам Европы и руководству Евросоюза, которая так и называется «Теневая экономика в Европе, 2013». В том блаженном — без войн, мигрантов и эпидемий — году австрийский профессор пришел к выводу, что размер теневой экономики в Европе «сейчас оценивается в 2,15 триллиона евро». Причем «почти две трети теневой экономики сосредоточено в пяти крупнейших экономических державах Европы — Германии, Франции, Италии, Испании и Великобритании».

Профессор Шнайдер не одинок в своих поисках. В том же 2013 году сайт с названием «Новости черного списка» (Black Listed News) опубликовал статью «Теневая экономика Европы. Большая, как Германия». Ссылаясь на отчет Налоговой инспекции при Еврокомиссии, автор статьи писал, что объем теневой экономики всего Евросоюза равен 3,5 триллиона евро и равен ВВП Германии. И вообще, следует отдавать себе отчет, что Евросоюз в своих законах и в своей реальности — это два разных и параллельных мира. Законники объявляют войну теневой экономике и коррупции, а прагматики в это время вынуждены признавать, что не могут обойтись без них.

Еще в 2009 году авторитетнейшая «Файнэншел таймс» поместила статью, которая так и называлась «Теневая экономика поддерживает государства, — результат исследований». Проводил их Федеральный банк Германии. Его эксперты сделали вывод, что Австрия, где доля теневой экономики мала — 2−4% от ее ВВП, и Россия с ее 25−30%-ной теневой экономикой легче переносят и перенесут кризис, чем Германия, где теневая экономика на среднем уровне — 14% ВВП. Главный вывод экспертов — теневую экономику надо или свести к нулю, или позволить ей вырасти до размеров трети ВВП, и тогда такая экономическая модель будет достаточно устойчивой.

То есть европейцы прекрасно понимают, что ликвидация теневой экономики невозможна. Как и знают, что значительная ее часть — это коррупция на уровне правительств. Так, например, в том же 2013 году еврокомиссар по вопросам юстиции, фундаментальным правам и гражданству Вивьен Рединг заявила в пресс-релизе, что, по ее данным, национальные правительства разворовывают ежегодно около 500 миллионов евро из общего бюджета ЕС, а их прокуратуры тому не препятствуют. То есть правительственная коррупция составляла почти четверть европейской теневой экономики «по Шнайдеру».

Отсюда напрашивается вывод: победа над коррупцией не является целью европейских кураторов Украины — они прекрасно понимают, что она невозможна. Зато возможно под эти провозглашенные цели автономной системы антикоррупционных органов неизбежное накопление компрометирующего материала на всех значимых лиц украинской экономики и политики. Не для противодействия им, а ради банального политического контроля этих персон. Ведь обещанных кандидатом в украинские президенты «посадок» не произошло, хотя наличествует система полного цикла — от выявления коррупционных преступлений (Национальное антикоррупционное бюро) до вынесения приговора (Высший антикоррупционный суд).

Но, судя по результатам, цель создания этой «антикоррупционной» системы — это не применение силы закона к субъектам коррупции, а угроза применения такой силы. И возможность таких угроз полностью находится в распоряжении евро-американских «учителей и партнеров», которые с ожесточением охраняют независимость антикоррупционных органов от государства. И, время от времени, покупают ее. Как, например, вышеупомянутые 450 миллионов евро «на дороги». Уж не знаю, какие трассы появятся на Украине ПОТОМ, но что СЕЙЧАС страна добавила к кандалам своих «антикоррупционных» внешнеполитических обязательств несколько новых звеньев — сомнения не вызывает. А вообще-то вся эта эпопея с «антикоррупционной борьбой» в украинских землях напоминает какой-то лабораторный опыт над страной и заставляет вспомнить старый добрый анекдот:

Пришли евреи к Богу, и состоялся меж ними разговор.

— Боже, ты сделал нас «избранным народом»?

— Да евреи, сделал…

— Боже, мы устали от погромов, инквизиции, гонений и убийств. Сделай кого-нибудь «избранным народом» вместо нас!

— Евреи, кого же я таким народом могу сделать?

— ДА КОГО НЕ ЖАЛКО!!!

Автор Андрей Ганжа

https://regnum.ru/news/economy/3146204.html


Об авторе
[-]

Автор: УИАМП, Ольга Мусафирова, Андрей Ганжа

Источник: uiamp.org.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.01.2021. Просмотров: 40

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta