Аналитический обзор политико-экономических событий в Китае в первой половине марта 2017 года

Содержание
[-]

Внешняя и внутренняя политика Китая

Китай, как ведущая держава мира, продолжает активно развивать международные отношения, исходя при этом из своих национальных интересов.

Одним из основных направлений внешней политики КНР остается сохранение конструктивных отношений с США. Правда, эти отношения несколько осложнились после избрания новым президентом США Дональда Трампа.

1 марта текущего года в Вашингтон прибыл член Государственного совета Китая Ян Цзечи, который встретился с президентом США и обсуждал с ним перспективу углубления двухстороннего сотрудничества между странами, в т. ч. предстоящую встречу Дональда Трампа с Председателем Китая Си Цзиньпином. Этот визит совпал с 45-й годовщиной подписания т.н. Шанхайского коммюнике, которое было заключено в то время президентом США Р. Никсоном и руководством КНР, и положило начало дипломатическим отношениям между США и Китаем. Разумеется, был открыт путь и для укрепления американо-китайских связей в торгово-экономической сфере.

КНР полагает, что очень важно углублять связи со странами Европейского Союза, получая при этом поддержку своим международным позициям и возможность расширять свое присутствие на европейских рынках. В этой связи показательными были визиты в КНР президента Италии С. Матарелли 21–26 февраля с. г. (в составе итальянской делегации были министр иностранных дел А. Альфано, заместитель министра экономического развития И. Скальфаротто и представители крупного бизнеса), а также премьер-министра Франции Б. Казнева 21–23 февраля с. г.

Во время переговоров (проходили отдельно) с главой КНР Си Цзиньпином и премьером Государственного совета Китая Ли Кэцян рассматривался широкий круг вопросов политического, экономического характера и сферы безопасности. При этом была продемонстрирована общность позиций Италии, Франции и КНР по строительству многополярного мира, верховенству права ООН в решении международных проблем, а также поддержке процессов мировой глобализации и необходимости противодействия различным формам экономического протекционизма. Эти вопросы были определены основными направлениями взаимодействия сторон в рамках ООН и «большой двадцатки».

В это же время развивается сотрудничество КНР со странами «третьего мира» (как в рамках международных организаций, так и на двухстороннем уровне).

Например, 23-24 февраля с. г. в городе Нанкин (административный центр провинции Цзянсу) состоялось заседание представителей стран-членов группы БРИКС, посвященное подготовке 9-й встречи лидеров организации. Саммит БРИКС на высшем уровне запланирован на 3-5 сентября текущего года в городе Сямэнь (провинция Фуцзянь) под лозунгом «Углубление партнерских отношений в интересах создания позитивного будущего». Благодаря своему политическому весу и экономическому потенциалу Китай сегодня уже фактически занимает лидирующие позиции в БРИКС.

В этот же период в Пекине состоялся очередной раунд китайско-индийского диалога под председательством заместителя главы МИД КНР Чжан Есуй и секретаря по иностранным делам Индии С. Джайшанкра, где обсуждались особенности ситуации в мире, а также направления развития отношений между двумя странами в политической, экономической сферах и сфере безопасности. Отдельное внимание стороны уделили решению своих региональных противоречий. И договорились контактировать для выстраивания отношений стратегического партнерства.

В свою очередь, ключевым политическим событием во внутренней жизни КНР можно считать ежегодную сессию высшего законодательного органа КНР — Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП, парламент КНР), которая начала свою работу 5 марта с. г. 5-ю сессию ВСНП 12-го созыва открыл своим докладом премьер-министр Государственного совета КНР Ли Кэцян о работе китайского правительства в 2016 году и об основных государственных задачах на 2017 год. Планируется заслушивание доклада о работе Постоянного комитета ВСНП, Верховной народной прокуратуры, Верховного народного суда и других вопросов. Сессия продлится до 15 марта с. г.

Экономика

Правительство КНР стремится обеспечить высокие темпы развития страны на основе модернизации национальной экономики и углубления ее интеграции в мировую экономическую систему.

Согласно докладу премьера Государственного совета КНР Ли Кэцян на сессии ВСНП, ВВП Китая в 2016 году вырос на 6,7 % по сравнению с предыдущим годом. При этом увеличился вклад внутреннего потребления в экономическое развитие страны. В течение года этот показатель вырос на 4,9 %. Кроме того, среди положительных факторов считается следующее: увеличение добавленной стоимости сферы услуг — на 7,8 % (до 51,6 % от ВВП); снижение потребления энергии на единицу ВВП — на 5 %; повышение уровня урбанизации — на 1,25 % (до 57,35 % от общей численности населения, проживающего в городах); рост эффективности труда — на 6,4 %.

Выросли также и прямые нефинансовые инвестиции КНР в другие страны до 1,129 трлн юаней, что на 44 % больше за показатель 2015 года. В свою очередь, объем прямых иностранных инвестиций в экономику Китая вырос до 813,22 млрд юаней (около 120 млрд долл.), что на 4,1 % больше, чем в предыдущем году.

Существенных успехов было достигнуто во внешней торговле. В 2016 году объем товарооборота КНР с другими странами составил 4 трлн долл. США. При этом, по объемам экспорта Китай превысил США на 643,5 млрд долл. Как полагает руководство КНР, основными движущими силами китайской экономики, обеспечившими такие показатели, стали:

  • быстрое внедрение современных информационных технологий в экономические процессы в КНР. В 2016 году сетью Интернет было охвачено 53,2 % населения страны, в т. ч. 33,1 % сельских жителей. В целом в КНР насчитывается 730 млн пользователей, что на 42,99 млн человек больше, чем в 2015 году. При этом в прошлом году объем онлайновых продаж вырос на 26,2 %;
  • модернизация транспортной инфраструктуры страны. В 2016 году в развитие железнодорожной сети КНР было вложено 801,5 млрд юаней (117 млрд долл. США). В общей сложности построено 3,5 тыс. км железнодорожных линий;
  • стремительное развитие новых отраслей экономики и рост объемов выпуска новой высокотехнологичной продукции. В частности, в 2016 году объем выпуска автомобилей вырос на 40 %, а промышленных роботов — на 30,4 %;
  • увеличение инновационных инвестиций. В течение 2016 года государственные расходы КНР на финансирование нужд научно-технической сферы увеличились на 9,4 % — до 1 трлн 550 млрд юаней. Было выдано 295 тыс. патентов.

В общем, приведенные показатели улучшили жизненный уровень граждан КНР. Например, в 2016 году численность малообеспеченного населения сельских районов Китая уменьшилась на 12,4 млн человек — до 43,3 млн человек. При этом средние доходы крестьян увеличились на 8,4 % по сравнению с 2015 годом. При этом в 2016 году было создано 13,14 млн новых рабочих мест, а зарегистрированная городская безработица сохранилась на уровне 4,02 %.

Согласно Плану социально-экономического развития Китая на 2017 год, предусматривается сохранение роста ВВП на уровне около 6,5 %. При этом дефицит государственного бюджета запланирован в объеме 2,38 трлн юаней (около 345 млрд долл. США) или 3 % ВВП, что на 200 млрд юаней (около 30 млрд долл.) больше, чем в прошлом году. Инфляция прогнозируется на уровне 3 %. В 2017 году предполагается создать более 11 млн рабочих мест, а также удержать количество зарегистрированных безработных среди горожан в пределах 4,5 % от общей численности трудоспособного населения.

Предполагается также продолжать модернизацию транспортной инфраструктуры. Всего на это в течение 13-й пятилетки (2016–2020 годы) выделено 15 трлн юаней (2,18 трлн долл. США). Из них — 3,5 трлн юаней (508,6 млрд долл. США) выделяется на расширение железнодорожной сети, 7,8 трлн юаней (1,130 трлн долл.) — на строительство автомобильных дорог, 650 млрд юаней (94,5 млрд долл. США) — на сооружение аэропортов, 500 млрд юаней (72,66 млрд долл. США) — на наращивание мощностей водного транспорта. Из этих средств в 2017 году 800 млрд юаней (около 117 млрд долл. США) будут направлены на строительство новых железнодорожных линий. Будет продолжаться инвестиционная деятельность. В 2017 году объемы прямых нефинансовых инвестиций за границу ожидаются на уровне 170 млрд долл. США. Прямые иностранные инвестиции в экономику КНР составят 126 млрд долл. США.

На этом фоне продолжается активное развитие экономического сотрудничества Китая с другими странами. И здесь ведущим партнером КНР остаются США. В 2016 году объем товарооборота между двумя странами составил 519,6 млрд долл. США, объем торговли услугами превысил 100 млрд долл. США, а общий объем взаимных инвестиций достиг 170 млрд долл. США. Китай выступает крупнейшим импортером американских самолетов «Боинг» (26 % всех заказов), автомобилей и соевых бобов.

В число приоритетных партнеров КНР входят также страны Европейского Союза. В частности, по данным Федерального статистического управления ФРГ, в 2016 году Китай опередил США по объему двухсторонней торговли с ФРГ, что составил около 170 млрд евро.

АЭС «Hinkley Point» в ВеликобританииАналогичные тенденции наблюдаются и в торговле КНР с другими странами ЕС. В частности, во время визита в КНР в конце февраля текущего года президент Италии С. Матарелли и премьер-министр Франции Б. Казнев сообщили, что их страны готовы принять участие в китайском проекте «Экономический пояс Шелкового пути». В свою очередь, руководство КНР продемонстрировало интерес к итальянскому кораблестроению, энергетической, самолетостроительной, автомобильной и другим высокотехнологичным отраслям Франции. В этом плане был отмечен совместный китайско-французско-британский проект строительства АЭС «Hinkley Point» в Великобритании, который является основой для более широкого выхода сторон на мировой рынок ядерной энергетики.

По итогам переговоров между КНР и Италией было заключено более десяти соглашений в сферах торговли, экономики, культуры и здравоохранения на сумму более 5 млрд евро. Крупнейшим из них стало соглашение о строительстве итальянским судостроительным предприятием «Fincantieri» двух круизных лайнеров для КНР. Стоимость контракта составляет 1,5 млрд евро. Рассматривается вопрос о заказе еще четырех таких судов. Торгово-экономические соглашения были заключены также между КНР и Францией. Кроме того, 2 марта 2017 года в рамках программы «Рациональные и безопасные торговые пути» (SSTL) в приморском городе Сямэнь (провинция Фуцзянь) был открыт первый прямой маршрут железнодорожного сообщения Китая с Европой. Время движения поездов до границы с Польшей уменьшено с около 40 до 15 суток.

Усиленное внимание КНР уделяется расширению китайского присутствия в энергетических секторах экономики стран экспортеров нефти и газа. В феврале с. г. китайские энергетические компании «CEFC China Energy» и «China National Petroleum Corp.» приобрели 12 % концессий на разработку нефтегазовых месторождений в Объединенных Арабских Эмиратах. Общая стоимость сделки составляет 2,7 млрд долл. США.

Вертолет Ми-171Также развиваются торгово-экономические отношения между Китаем и странами бывшего СССР. В частности, в феврале 2017 года холдинг «Вертолеты России» предоставил китайской компании «China General Aviation Service» два многоцелевых вертолета Ми-171, предназначенных для борьбы с лесными пожарами и другими стихийными бедствиями. Заказчиком машин является город Шихецзы Синьцзянь-Уйгурского автономного района КНР (соответствующий контракт был подписан в 2015 году). Кроме того, до конца текущего года планируется создать совместное предприятие с участием российского оператора электроэнергетических сетей «Россети» и Государственной электросетевой корпорации Китая («State Grid Corporation of China», SGCC). Основное направление его работы — строительство объектов электросетей на территории России и других стран.

Продолжаются переговоры и между правительствами КНР и Беларуси о возможности привлечения китайских инвесторов к реализации проектов по модернизации крупных белорусских предприятий, в т. ч. «Горизонт» и «Витязь» (выпуск телевизионной и бытовой техники), БАТЭ (производство автокомпонентов), а также «Гомсельмаш» (производство сельхозтехники). Однако увеличение присутствия, а значит и влияния Китая на мировом рынке, вызывает беспокойство у других ведущих государств. Так, в конце февраля с. г. немецкий Фонд им. Ф. Эберта и Стокгольмский институт исследования проблем мира (SIPRI, Швеция) организовали «круглый стол» на тему «Экономический пояс Шелкового пути: проекты сотрудничества ЕС и КНР и последствия для безопасности», где высказывалось мнение о целесообразности создания общего пространства Европа — Центральная Азия — АТР в экономической сфере и сфере безопасности, правда, с учетом только европейских интересов. В частности, в этой связи отмечалась угроза усиления зависимости ЕС от Китая. Поэтому разговор велся о необходимости более внимательного отношения к совместным проектам с КНР.

Указанную позицию разделяет руководство ЕС. В частности, Европейская комиссия начала расследовать соответствует ли европейскому законодательству соглашение между Венгрией и Китаем по строительству КНР скоростной железнодорожной магистрали Будапешт-Белград. Контракт стоимостью 2,89 млрд долл. США был заключен в 2016 году в рамках проекта Китая «Экономический пояс Шелкового пути». По контракту к строительству железной дороги привлекаются государственная китайская компания China Railway International Corporation и Export-Import Bank of China.

Вопросы безопасности и силовые структуры

Главные приоритеты КНР в сфере безопасности следующие: укрепление стратегической стабильности в мире при сохранении паритета с другими ядерными странами; усиление китайских позиций в АТР; борьба с терроризмом, а также участие в международной миротворческой деятельности.

Одним из главных партнеров КНР в сфере безопасности остается Россия. Так, 21 февраля с. г. в Пекине состоялся очередной раунд консультаций между КНР и Россией по вопросам нераспространения ядерного оружия и контроля над ним. Стороны обменялись мнениями по мерам обеспечения глобальной стратегической безопасности в мире в контексте выполнения договоров о нераспространении ядерного оружия и противоракетной обороне.

В то же время 27 февраля 2017 года в Москве состоялся 2-й раунд китайско-российских переговоров о противостоянии терроризму на уровне заместителей министров иностранных дел. Достигнуто соглашение о необходимости создания широкого антитеррористического фронта под эгидой ООН. Кроме того, стороны обменялись грамотами о ратификации двухстороннего Соглашения о сотрудничестве в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.

Необходимо отметить, что не прекращается соперничество между Китаем и США по влиянию в АТР. 21 февраля с. г. министерство иностранных дел КНР выразило обеспокоенность по поводу усиления американского военного присутствия в регионе, в т. ч. планов США по развертыванию системы противоракетной обороны в Японии и Южной Корее в ответ на ракетные испытания КНДР. В этой связи отмечалась необходимость усилить политическое сотрудничество США с КНР и Северной Кореей в интересах поддержания мира и стабильности на Корейском полуострове. А МИД Китая предупредило США о недопустимости возможных попыток помешать доступу Китая к его искусственным островам в Южно-Китайском море. Чувствительная реакция Китая также на оценки западных стран по ситуации вокруг отдельных регионов КНР. Так, 24 февраля с. г. МИД Китая подвергло критике факт обнародования Великобританией очередного полугодового доклада по Гонконгу (20 лет назад был передан из-под протектората Великобритании в Китай). По заявлению внешнеполитического ведомства КНР, Гонконг является неотъемлемой китайской территорией, что делает подобные доклады неуместными.

Аналогичная оценка была дана и «Докладу по обеспечению безопасности в Китае в 2017 году — постоянные изменения в китайско-тайваньских отношениях», который был подготовлен Национальным институтом в области обороны при министерстве обороны Японии. Комментируя доклад, МИД КНР отметило, что недопустимо трактовать Тайвань как «государственное образование», поскольку он является территорией Китая.

Учитывая упомянутые проблемы, 4 марта с. г. руководство КНР приняло решение об увеличении расходов на оборону на 7 % — до 1,3 % от ВВП. По заявлению официального представителя Всекитайского собрания народных представителей Фу Ин, это решение связано с «необходимостью защиты суверенитета, интересов и прав КНР в условиях вмешательств извне».

По Плану экономического развития Китая на 2017 год, предполагается продолжение реформирования национальной обороны и вооруженных сил с целью приведения их в соответствие с условиями современной обстановки и уровня угроз КНР. Документом предусмотрено наращивание военного потенциала страны, усиление охраны границ, а также участие Китая в миротворческих и антитеррористических операциях.

В этой связи приоритетное внимание правительством КНР уделяется укреплению военных позиций страны в АТР.

Эсминец«Чанша»По данным агентства Reuters, Китай заканчивает оборудование позиционных районов базирования зенитно-ракетных комплексов «земля-воздух» дальнего радиуса действия на искусственных островах в районе спорного с Вьетнамом архипелага Спратли. В то же время в конце февраля с. г. в районе этих островов прошли учения ВМС Китая с участием эсминцев «Чанша» и «Хайкоу», а также судов обеспечения. В учениях также принимали участие военные подразделения из состава гарнизонов упомянутых островов.

В свою очередь, США активно демонстрируют силу в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В конце февраля с. г. в Южно-Китайском море начала патрулирование авианосная ударная группа ВМС США во главе с авианосцем «Carl Vinson». Одной из задач группы является обеспечение свободы судоходства в АТР. С этой целью планируется заход американских кораблей в 12-мильную зону территориальных вод вокруг искусственных островов, которые строятся Китаем в районе спорного с Вьетнамом архипелага Спратли. С 2015 года к таким акциям ВМС США прибегали четыре раза. Поход авианосца «Carl Vinson» в Южно-Китайское море является первой из подобных акций при новом президенте США Д. Трампе. Кроме того, США продолжают оказывать военно-техническую помощь своим партнерам в АТР. По заявлению министра обороны Тайваня Фен Шикаунь, в феврале с. г. на восточном побережье острова было завершено развертывание зенитно-ракетных комплексов «Patriot-3» (PAC-3), приобретенных у США. Кроме того, глава оборонного ведомства Тайваня выразил намерение провести серию военных учений в районе спорного архипелага Спратли.

На этом фоне отдельным направлением деятельности КНР является участие в международной миротворческой деятельности. В частности, 26 февраля с. г. шестая группа китайских полицейских прибыла в Южный Судан. В целом, с начала 2000 года в миротворческих миссиях в Восточном Тиморе, Боснии и Герцеговине, Косово, Либерии, Афганистане, Судане, Гаити, Южном Судане и на острове Крит принимали участие 2458 китайских полицейских.

Наука и технологии

Правительство КНР продолжает реализацию комплексной программы освоения космического пространства.

Спутник «Тянькунь-1»3 марта с. г. с космодрома Цзюцюань на северо-западе Китая, с помощью ракеты-носителя «Кайто-2», осуществлен запуск спутника «Тянькунь-1». Космический аппарат является самостоятельной разработкой Китайского объединения космической науки и промышленности (China Aerospace Science & Industry Corp., CASIC) и предназначен для проведения экспериментов по дистанционному зондированию земной поверхности и связи.

ГРузовой корабль «Тяньчжоу-1»В апреле с. г. ракетой-носителем нового поколения «Changzheng-7 Y2» планируется запуск в космос грузового корабля «Тяньчжоу-1». Космический аппарат должен состыковаться со станцией «Тяньгун-2» для ее дозаправки и проведения экспериментов и тестов. Миссия «Тяньчжоу-1» ознаменует завершение 2-й фазы пилотируемой космической программы КНР.

Кроме того, до конца 2018 года предполагается провести тестовый полет новой ракеты-носителя средней грузоподъемности «Changzheng-8». Ракета может доставить до 4,5 т полезного груза на солнечносинхронную орбиту или 2,5 т на геосинхронную переходную орбиту.

Разведывательно-ударный БПЛА тяжелого класса Wing-Loong IIВ то же время оборонно-промышленный комплекс КНР демонстрирует существенные успехи в деле разработки современных беспилотных летательных аппаратов. 28 февраля с. г. прошли испытания разведывательно-ударного БПЛА тяжелого класса Wing Loong II производства китайской корпорации AVIC. Аппарат будет осуществлять полеты продолжительностью до 20 часов на высоте до 9 км с максимальной скоростью 370 км/ч. Взлетная масса аппарата составляет 4,2 т, он может переносить до 480 кг вооружения. Длина БПЛА составляет 11 м, высота — 4,1 м, а размах крыльев — 20,5 м. БПЛА Wing Loong II является аналогом американского аппарата Reaper. Разработкой БПЛА занимается также Китайская авиационно-космическая научно-технологическая корпорация China Aerospace Science and Technology Corporation (CASC), которая создала два разведывательно-ударных аппарата семейства Cai Hong — CH-4 и CH-5. Оба аппарата выполнены по схеме, аналогичной семейству Wing Loong. Сегодня Китай является второй после США страной, где создают подобные БПЛА, и опережает Россию в данном вопросе.


Об авторе
[-]

Автор: Виктор Гвоздь

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.03.2017. Просмотров: 41

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta