Альфред Кох: Современная Россия - не совок. Cовок не был так подл и лицемерен как нынешняя Россия!

Содержание
[-]

Альфред Кох: Современная Россия - не совок

Cовок не был так подл и лицемерен как нынешняя Россия! 

Почему-то считается общим местом, что мы возвратились в поздний совок. Нет! Поздний совок был честнее, цельнее, проще и понятнее. Он был незамысловат и по-своему логичен.

Совок был грязен, скуден, герметичен и интеллектуально - слишком однообразен. Но в бытовом плане он был значительно безопаснее.

Милиция работала. Суды - судили. Во всяком случае - обычную уголовку и всякие семейные тяжбы. Горисполкомы - убирали снег. Детские сады и школы воспитывали и учили детей.

Я до сих пор живу отнюдь не высшим, а именно, средним образованием, которое получил в обычной средней школе номер 28 г. Тольятти.

Нет! У меня нет никакой ностальгии. Это была очень неинтересная, закрытая и слишком идеологизированная страна.

Но в ней не было вице-премьеров с состоянием в 200 миллионов долларов, льющих крокодиловы слезы по миллионам обездоленных соотечественников.

Брежнев был дурак. Андропов - сволочь. Черненко - труп. Они все талдычили одно и то же. Про социализм, как передовой строй. Про враждебное окружение. Про неизбежную нашу победу и т.д.

Но в телевизоре не было ничего хоть близко напоминающего нынешних заполошных истеричек.

Не было вот этой апокалиптической интонации. Не было выпученных глаз и вспухших жил. Не было такой агрессивности и очевидной жажды крови.

СССР - за мир во всем мире. Мы никогда не нападем первыми. Мы это знали и в это верили. СССР подписывал договора с США. И все знали: эти договора будут выполнены. Иначе зачем их подписывать? СССР имел прекрасную кредитную репутацию вплоть до падения цен на нефть в 1986 году. Ему верили. Ему легко давали любые деньги взаймы.

К чему я это все? Да к тому, что по степени истерии и агрессивности, которой сейчас напитывается российское общество, по степени оголтелости общественного мнения - нынешняя Россия совсем не похожа на поздний совок.

Там еще были люди, с которыми власть должна была считаться: ученые, писатели, музыканты, режиссеры. Сейчас таковых уже нет... Любого легко скрутят в бараний рог. И общество даже не спохватится: а куда делся этот самый N?

Никаких новых лиц. Строго по списку: Кобзон, Пугачева, Леонтьев, Валерия, Газманов. Далее по значимости: Спиваков, Башмет, Гергиев, Табаков, Нетребко.

Пройдет еще двадцать лет. Пластическая хирургия достигнет новых высот. Кобзона будут выносить на сцену. Но ничего не поменяется. Канонизированные деятели искусства останутся при своих эфирах, а все новое не уйдет в андеграунд (как это было в годы застоя), новое будет петь все те же песни. Ремейки ремейков. Старые песни о главном-25.

Мы все были ироничны. Мы все смеялись над совком и были уверены, что нашему поколению уж точно сделана от него прививка.

Но вот же какова ирония судьбы: мы живем в такое время, когда даже Геббельс бы покраснел от уродства, хамства и омерзительности нашего агитпропа. Даже Геринг бы постеснялся жить в замках, которые понастроили себе нет, не бизнесмены, - чиновники! Даже Гитлер не смог бы заставить себя нести абракадабру про "сакральность" какой-либо территории, как повод для экспансии.

Совок был плохо скроен, да крепко сшит. Его строили крестьяне. Сверху до низу крестьяне. Начиная с Хрущева и Брежнева и кончая последней старухой в нечерноземной деревне. Совок был (давайте называть вещи своими именами) - мелкобуржуазным представлением об идеале. Жигуль, трехкомнатная квартира, стенка "Хельга", дача 6 соток. Он был примитивен и туп. Он был по своему жесток. Как бывают жестоки деревенские жители к чужаку или городскому умнику.

Но он не был так подл и лицемерен как нынешняя Россия! Он не был гнусен. Во всяком случае тот совок, в котором жил я.

И вот какой мой вывод. Нынешняя Россия - это представление об идеале вертухая. Кума. Начальника зоны. Вот чем вертухай отличается от крестьянина, тем нынешняя Россия отличается от совка.

Альфред Кох

https://www.facebook.com/koch.kokh.haus/posts/1407110782919460

***

Комментарий Льва Левина: Мифы Альфреда Коха

Наткнулся недавно в сети на статью А. Коха  «Современная Россия — не совок». Автор не согласен  с широко распространённым мнением о том, что мы возвратились в «поздний совок» .  Нет, считает он,  совок был честнее, понятнее,  во многом попросту «порядочнее» современной России.

Написанная небесталанным пером, статья покоряет своей страстной напористостью.  Проглотил её залпом. Но  что-то меня в ней  смутно насторожило. Перечитав текст  ещё раз, с досадой обнаружил, что заворожившая меня горячая эмоциональность заслонила собой недостаток  аргументированной доказательности, без которой  любые, даже самые яркие и впечатляющие суждения превращаются  в голословные декларации.

Статья зацепила, захотелось повнимательнее  рассмотреть содержащиеся в ней хлёсткие, категоричные  утверждения.

Не люблю слово «совок». В нём мне слышится вульгарность и дешёвая легковесность, не соответствующая тяжеловесной угрюмости  той эпохи. Но буду его здесь использовать, чтобы не выпадать из стиля, предложенного автором.

Итак, как говорил юморист-сатирик, прямо по списку и пойдём.

***

<<Поздний совок был честнее, цельнее, проще и понятнее.>>

О честности.

Честность — понятие относительное. Вот, скажем, в отличие от махровых юдофобов, юлящих и открещивающихся,  Гитлер заявлял прямо и открыто: я — антисемит. Кто из них честнее?

В уголовном кодексе совка существовало несколько статей, каравших за антисоветскую деятельность, все виды которой были в ней чётко прописаны.  В случае надобности властям требовалось лишь без всяких фокусов применять эти статьи.

Нынешним охранителям о  такой простоте приходится только мечтать. Для подавления оппозиционной деятельности им приходится выкручиваться, лицемерить, сочинять. Изобилие дичайших плодов нынешнего  законотворчества   объясняется не только мозговой спецификой законодателей, но и отсутствием откровенных, «бесхитростных» статей УК, подобных тем, что существовали в совке.

И, надо признать,  в этом смысле совок несомненно был честнее, чем нынешняя Россия.

Что же касается честности как этической категории, то по моему твёрдому убеждению, честность и совок понятия несовместные. Совку были присущи свойства, противоположные честности: ложь, обман, лицемерие.   Он был пропитан ими  насквозь  от ширпотребного  быта до высокой политики.  Чтение между строк, чуткое вслушивание в оттенки дикторских интонаций, и прочие штучки для выуживания крупиц правды,— мы жили с этим с отроческих лет и не знали, что может быть по-другому.

Вряд ли в истории найдутся  примеры более лживого режима. Быть менее честным, чем совок, просто невозможно. Рассуждения о степени честности совка — абсолютный  нонсенс.

О цельности.

В  государственном устройстве цельность как внутреннее единство  — одна из родовых примет тоталитаризма.  Кто ж не помнит: морально-политическое единство советского народа, народ и партия едины, планы партии — планы народа и т.п. В этом отношении совок действительно был намного цельнее теперешнего режима.  России есть куда двигаться.

Впрочем, цельность — понятие  неоднозначное и ёмкое. Что автор понимает под цельностью?  Возможно, что-то  «сакральное» ? Не могу знать.

О простоте и понятности.

Что значит  «проще» и «понятнее»?  Просто и понятно на зоне. И в совке тоже всё было просто и понятно.  Каждый знал своё место, от рождения до смерти.  Живи, как все.  Сиди на своём шестке, помалкивай, не рыпайся, дыши в тряпочку. Степень свободы? От и до. За тебя всё уже решено, твоя «карма» утверждена в высших совковых инстанциях. Спору нет, в сравнении с расхлябанной Россией, ригидный совок обладал более высокой степенью   подобной  простоты и понятности.

***

<<Милиция работала. Суды - судили. Во всяком случае - обычную уголовку и всякие семейные тяжбы. Горисполкомы - убирали снег. Детские сады и школы воспитывали и учили детей.>>

Здесь автор вроде бы обходится без сравнительных степеней, но они лукаво спрятаны в подтекстовой окраске: мол, тогда милиция работала, суды судили, а вот сейчас... А что сейчас? Милиция-полиция  не работает, снег не убирается, детей в детских садах не воспитывают? Ну бред же. В отсутствии сравнительных доказательств это утверждение — не более, чем пустая декларация.

И в продолжение:

<<Я до сих пор живу отнюдь не высшим, а именно, средним образованием, которое получил в обычной средней школе номер 28 г. Тольятти.>>

Почему именно средним, а не высшим, да ещё отнюдь? Разве оба образования получены не в одну эпоху?  Ну, если высшее образование было из рук вон плохим, тогда другое дело. Тогда приходится жить  средним. Обычное  дело, ничего страшного. Известно же, что в недрах народных то и дело нарождаются самородки, становящиеся министрами на базе школьного плюс посредственное институтское  образования.  

***

<<...в ней (совковой стране. - Л.Л) не было вице-премьеров с состоянием в 200 миллионов долларов, льющих крокодиловы слезы по миллионам обездоленных соотечественников.>>

Тут не поспоришь. Миллионеры в совке если и были, то только подпольные. А вот миллионы малообеспеченных соотечественников существовали, и слёз по ним, хоть бы и крокодиловых, не лил никто.

Правда, по мнению теперешних  историков определённого толка, никакой бедности в СССР не было, никто не жил от получки до получки, все это миф, клевета, распространяемая злопыхателями-антисоветчиками,  а ныне ещё и русофобами. Забавно слышать об этом тем, кто жил в те незабвенные времена и не поражён абберацией памяти. Тем, кто помнит обслуживавшуюся в спецраспределителях армию партийных бонз, космически далёких от нужд «простых» соотечественников, зато горячо и назойливо призывавших их к новым свершениям.

Думаю, что сегодняшняя народная враждебность в отношении обнаглевших миллионеров вполне сопоставима с теми чувствами, которые граждане совка испытывали к распоясавшемуся  клану, не нуждавшемуся в миллионах.

***

<<... в телевизоре не было ничего хоть близко напоминающего нынешних заполошных истеричек. Не было вот этой апокалиптической интонации. Не было выпученных глаз и вспухших жил.>>

И выпученные глаза, и вспухшие жилы это ведь, что ни говори, выражение эмоций, которые обычно проявляются в горячих спорах, в попытках кому-то что-то доказать. В совке же ничего не требовалось доказывать, не о чем было спорить.  Все события в стране и за рубежом освещались исключительно с правильных партийных позиций. Царили Главлит, агитпроп ЦК, прочие «надзорные инстанции». Телепублику окормляли обаяшки дикторы и два-три глубокомысленных международных обозревателя. Не существовало даже гипотетической возможности открытого высказывания какого-либо «особого мнения». Какие и между кем могли быть споры при одной единственной точке зрения? Поэтому в телевизоре и не было  никаких «заполошных истеричек», в них попросту  не было нужды. 

Для обличения происков  американских империалистов или осуждения зверств израильской военщины особых эмоций не требовалось,  достаточно было стандартного набора гневных тирад и суровых филиппик,  выпучивать же глаза и рвать жилы при этом было совсем не обязательно.

Что же касается апокалиптических интонаций, то откуда  им было взяться «среди упорной борьбы и труда»? Совок это энтузиазм, душевная цельность, вера в грядущее светлое будущее. Где здесь место дегенеративным  интонациям и настроениям? Да и кто допустил бы?

Да, заполошных истеричек в совковом телевизоре не было.  До поры до времени. Они выскочили, как черти из табакерки, сразу, как только ослабли тоталитарные скрепы и в рамках дозволенной гласности и «плюрализма мнений» начались  cпоры и дискуссии о прошлом, настоящем и будущем совка. Вначале робкие и неуверенные,  эти споры становились всё более ожесточёнными, выплеснулись на экраны телевидения, в расколотом обществе воцарилась атмосфера  нетерпимости, ненависти, разнузданности. Армия коммуно-державных охранителей,  грудью вставшая против «перестройки», гневно отвергала  любые попытки реформирования режима, называя его сторонников очернителями, предателями и пособниками извечных врагов Страны Советов.

На Первом съезде народных депутатов СССР, транслировавшемся в прямом эфире, выступления сторонников реформ сопровождались захлопыванием,  свистом и улюлюканием агрессивно-послушного большинства. На одном из заседаний зал, в подавляющем большинстве состоявший из заполошных истеричек с выпученными глазами и вспухшими жилами,  в едином злобном порыве обрушился на академика Сахарова, осмелившегося произнести слова горькой правды о судьбе советских солдат в Афганистане. Нет сомнений, что именно в этот день он был смертельно ранен  скопищем оголтелого хамла.

Патриоты совка никуда не делись, не испарились, не исчезли. Под давлением известных обстоятельств они ненадолго притихли, приспособились, перекрасились и — воспряли... Теперь они патриоты России и правят бал. С выпученными глазами в телевизоре.

***

<<СССР - за мир во всем мире. Мы никогда не нападем первыми. Мы это знали и в это верили. СССР имел прекрасную кредитную репутацию... Ему верили. Ему легко давали любые деньги взаймы.>>

Блаженны верующие...

Мы — это кто? Уж не однокашники ли Коха по средней школе номер 28 г. Тольятти? Это бы ешё куда ни шло. Но, судя по контексту, мы — это советский народ.

Нет ничего удивительного в том, что подавляющее большинство советского народа, нашпигованное госпропагандой, искренне верило в миролюбие СССР.   На протяжении десятилетий СМИ, захлёбываясь пафосом, славили неизменно миролюбивую политику советского народа, гневно клеймили заокеанских ястребов. Поджигатели войны. Вражеское окружение. СССР — оплот мира, надежда всего прогрессивного человечества. Денно и нощно не умолкали песни, посвящённые борьбе за мир,  проникновенные и суровые, слащавые и воинствующие, похожие на призывы к атаке: «Смелей. Вперёд за мир!» и т.п. Под воздействием этой  напористой, чуть ли не фронтовой пропаганды  у народа создавалось впечатление нависшей над страной смертельной угрозы. Осаждённая крепость. Враг у ворот!

Были и такие,  кто не верил ни в миролюбие СССР, ни в то, что кто-то собирается на нас нападать. Их было немного. Те из них, кто осмеливался открыто выражать эту крамолу, сидели по тюрьмам и психушкам.

Объективной информации не существовало, «вражеские голоса» нещадно глушились. Мало кому было известно, что под аккомпанемент миролюбивой риторики «оплот мира» ведёт десятки необъявленных войн чуть ли не по всему земному шару.

Говоря «мы», Кох, совершенно очевидно,  причисляет себя к верящему большинству. Интересно, до какого возраста он пребывал в счастливом неведении? Когда прозрел? И прозрел ли? Впрочем,  нельзя же всерьёз предположить, что человек с такой биографией, государственный деятель, не знает правду об истинном «миролюбии» великого поборника «мира во всём мире»! Ведь, в конце концов, исторически совсем недавно под завесой лживой миролюбивой болтовни вводились войска в Афганистан! Но если знает, то зачем использует утверждения, справедливость которых опровергнута временем? Не знаю. Уж не  в эмоциональном ли запале, ради красного словца?

Ещё бы любопытно найти загадочную связь между НАШЕЙ ВЕРОЙ в миролюбие СССР и его «прекрасной кредитной репутацией»...

***

<<Там еще были люди, с которыми власть должна была считаться: ученые, писатели, музыканты, режиссеры. Сейчас таковых уже нет... Любого легко скрутят в бараний рог.>>

Рисуется картина.

Поздний совок. Яркие личности, интеллектуалы и эрудиты  пользуются всеобщим почётом и уважением. Власть считается с ними, понимая, что именно эти люди определяют культурный облик великой страны.   Политбюро регулярно проводит круглые столы с участием учёных, писателей, музыкантов, режиссёров, где идёт оживлённое обсуждение всех сфер жизни в стране и за её рубежами. Приветствуются неординарные предложения, споры, в которых рождается истина.

Академик Сахаров с генсеком Андроповым в беседах с глазу на глаз рассматривают возможности дальнейшего ускорения процессов конвергенции. После плодотворной встречи с Сусловым Солженицын  в Переделкино, посасывая трубку, строчит очередной узел «Красного колеса». Буковский, Марченко, Григоренко, Щаранский и иже с ними за конструктивную оздоровительную критику правящего режима то и дело поощряются путёвками в элитные санатории и дома отдыха.

Власть принимает решительные меры против немногочисленной ортодоксальной номенклатуры, пытающейся  препятствовать свободной циркуляции мыслей и идей. Наиболее рьяных сурово наказывает.

Похоже на реальность?

Не было, г-н Кох, в совке людей, с которыми власть  ДОЛЖНА была считаться!   Ни в раннем, ни в зрелом, ни в позднем — никогда.

А вот люди, с которыми она ДОЛЖНА БЫЛА БЫ считаться, были. «Учёные, писатели, музыканты, режиссёры». Интеллигенция, элита, гордость любой страны. Но партийно-кагебешная власть с ними не церемонилась. Тех, кто осмеливался открыто высказывать мнение, идущее вразрез  с партийной идеологией, она «скручивала в бараний рог». Их снимали с работы, лишали возможности писать, творить, создавать,  обрекали на нищенское существование. Они навсегда исчезали с общественного горизонта. Многие из них подвергались  жестоким  репрессиям.

 

Существовали в совке и такие люди, с которыми власть была ВЫНУЖДЕНА считаться. Это были непримиримые, жёсткие противники режима, их имена были известны всему миру. Этих людей, во избежание  нежелательной реакции мировой общественности, власть не карала, а  выживала из страны и лишала гражданства.

Неужели г-н Кох ничего не слышал об этих общеизвестных фактах? Неужели не знает о диссиденстве, о жестоком преследовании инакомыслия, о сломанных судьбах, тюрьмах, лагерях, ссылках и высылках?  Смешно даже предположить такое, конечно же слышал и знает! Но тогда спрашивается, зачем  он рассказывает сказки о каких-то загадочных людях, с которыми тогдашняя власть в отличие от теперешней должна была считаться?

Чуточку перефразируя Жванецкого: какие люди, кто их видел?

***

<<Никаких новых лиц. Строго по списку: Кобзон, Пугачева, Леонтьев, Валерия, Газманов. Далее по значимости: Спиваков, Башмет, Гергиев, Табаков, Нетребко.

Пройдет еще двадцать лет. Пластическая хирургия достигнет новых высот. Кобзона будут выносить на сцену. Но ничего не поменяется,  все новое не уйдет в андеграунд (как это было в годы застоя)...>>

Лещенко почему-то не вспомнил. Забыл, наверное...

Сентенция о Кобзоне отдаёт несолидно-пошловатым душком...

Добрая половина этих имён (думаю, и ещё наберётся) из обоймы «звёзд советской эстрады». Сомневаюсь, что их «список» был менее строгим, чем сегодня.  Несколько дозволенных ВИА-близнецов с их телячьим совковым оптимизмом... Песни «гражданского звучания», обрыдший телерадио-репертуар... 

Полагаю, что уровень неизбежной ротации тогда и сейчас вполне сопоставим.

Андеграунд, этот вынужденный способ существования культуры, подавляемой тотальной цензурой, автор, судя по тональности,  тоже причисляет к преимуществам совка. Видимо, ради поддержания  общей концепции.

***

<<Комментарий:... И шансов быть расстрелянным в супермаркете спятившим ментом было куда меньше. Кох Альфред: Как, впрочем, и самих ментов и супермаркетов...>>

Каждое лыко в строку... Чем меньше ментов и супермаркетов, тем лучше! Концепция однако...

Не знаю, как в Москве, а в нашем городе, во всяком случае, на улицах, при совке ментов  было куда больше, чем сейчас.

Супермаркетами (тогда и слова-то такого не было)  можно считать пару-тройку тогдашних столичных мега-универмагов. В целом по стране их  действительно было на порядок  меньше, чем сейчас. Да и что бы в них стали продавать?

***

<<Мы все были ироничны. Мы все смеялись над совком   и были уверены, что нашему поколению уж точно сделана от него прививка.

Но вот же какова ирония судьбы: мы живем в такое время, когда даже Геббельс бы покраснел от уродства, хамства и омерзительности нашего агитпропа. Даже Геринг бы постеснялся жить в замках, которые понастроили себе нет, не бизнесмены, - чиновники! Даже Гитлер не смог бы заставить себя нести абракадабру про "сакральность" какой-либо территории, как повод для экспансии.>>

 

Здесь смущают  начальные строчки с их смысловой   противоречивостью, отсутствием логической связи с предыдущими постулатами.

Над чем  же мы все иронизировали и смеялись? Над тем, что в совке  милиция работала, суды судили, а горисполкомы убирали снег? Или над тем, что СССР был за мир во всём мире? А, может, над тем, что там были люди, с которыми власть должна была считаться, а  детские сады и школы воспитывали и учили детей ? Не грешно ли  было  смеяться над этими, как теперь оказалось, ключевыми положительными  отличиями совка от нынешней России? И зачем нужно было получать прививку от набитого  достоинствами совка,  да ещё  и сетовать на то, что она, похоже, не оправдала надежд? Сплошной парадокс...

Замечает ли автор, что попался в сети концептуальной эклектики, расставленные им самим?

Насчёт Гитлера.

Если Гитлер и не  нёс абракадабру про «сакральность» территорий  Австрии и Судет, то, оправдывая их аннексию,  толкал не менее проникновенные речи про разъединённый народ, про возвращение в немецкое отечество, про великую миссию исконно немецких земель, про новый оплот  немецкой нации,  и т.д. и т.п., то-есть произносил  именно  «сакральные» слова, которые ласкали сердца истинных немецких патриотов.

Но это так, как говорится, реплика в сторону.

Заключительные  абзацы статьи показались мне неким сумбурным всплеском эмоций, нагромождением маловнятных утверждений со странноватой  логикой.

Тут тебе и о строителях  совка — крестьянах сверху донизу, начиная с Хрущева и Брежнева (?) ( прочие вожди, видимо,  тоже были крестьянами), с их мелкобуржуазными представлениями об идеале. Тут и о примитивности и тупости совка, и о том, что «он был по своему жесток, как бывают жестоки деревенские жители к чужаку или городскому умнику» (кто здесь выступает в роли чужаков и городских умников, бог его знает). И в то же время о том, что совок, во всяком случае тот, в котором жил автор,  не был ТАК подл и лицемерен, как нынешняя Россия. А гнусен не был вообще. И о том, что «нынешняя Россия — это представление об идеале вертухая». И вывод: «Вот чем вертухай отличается от крестьянина, тем нынешняя Россия отличается от совка».

Что это за штука такая «представление об идеале вертухая», и в чём конкретно заключается коренное отличие вертухая от крестьянина,  автор не уточняет. Если это метафора, то, на  мой взгляд, случайная, и вряд ли  удачная.

Кстати, мне-то всегда казалось, что вертухай — один из своеобразных  символов совка. Ан смотри ж ты... Преемственность налицо!

***

В последнее время в  России, не иначе как под влиянием витающих в воздухе загадочных флюидов,  крепнет людская тоска  по эпохе совка. Молодое поколение, выросшее уже в постсоветское время, о Стране Советов  ничего не знают, но удивительным образом испытывает к ней чувство ностальгии. Им, которым советское прошлое рисуется в радужных красках, нужно многое объяснять. Они не понимают, чего тогда не хватало людям, что заставляло их «бороться за свободу». Ностальгия по неведомому — феномен, который должен заинтересовать социальных психологов.

Но ностальгии по «совку» подвержено немалое число  и тех, кто половину, а то и бОльшую часть жизни прожили в СССР, и вроде бы должны быть сыты его прелестями. В этом нет ничего удивительного. В сегодняшей России с её безумным общественным расслоением, пакостной атмосферой густой ненависти, озлобленности, тревожной непредсказуемости люди невольно обращают свои взоры к  эпохе тоталитаризма, где, как им помнится, было некое социальное равенство, уверенность в завтрашнем дне, застойная стабильность...

Многие, вступая в спор с теми, кто считает, что Россия чуть ли уже не сползла  в совок, утверждают, что это далеко не так, ей до совка ещё тянуться и тянуться... Даже люди либеральных взглядов, сетующие на то, что в жизнь современной России возвращаются признаки советской действительности, отыскивают в той эпохе черты, выгодно  отличающие её от нынешней России. Возможно, и стоит сожалеть о каких-либо утраченных атрибутах советской эпохи. Но мне кажется, что многие ностальгируют не по советской эпохе, а по прожитой в ней  молодости, поре, прекрасной во все времена...

Сравнение штука зыбкая, расплывчатая, допускающая «вкусовую» неоднозначность, а уж без веской аргументации оно просто пустой звук.

Неблагодарное это дело — сравнивать. Рискуешь сорваться в банальное мифотворчество. Статья Альфреда Коха тому пример. Горячая статья-манифест, ни один из  постулатов которого, на мой взгляд, не выдерживает критики.

Впрочем, как сказал другой сатирик, зачем сравнивать чуму и холеру? Надо просто констатировать, что и то и другое смертельно опасно, вот и всё.

 


Об авторе
[-]

Автор: Альфред Кох, Лев Левин

Источник: proza.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.09.2015. Просмотров: 1238

Комментарии
[-]
 Yuriy | 24.08.2016, 13:38 #
зачем сравнивать чуму и холеру?
Это и есть ответ на статью и комментарий, слов мало зато - сдержание верное!
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta