Африка: Политико-экономические итоги 2017 года и прогнозы на 2018 год

Содержание
[-]

Прежде, чем провести анализ ситуации в отдельных странах Африки, стоит напомнить о т.н. «плане Маршалла» для региона. Предложение о создании проекта поступило в январе 2017 года от министра экономического сотрудничества Германии Герда Мюллера. Речь идет о том, что ЕС и Европа готовы к новой колонизации Африки.

Связано это, в первую очередь, с разработками Римского клуба, который занимается глобальным планированием. Кроме того, обсуждается возможность запуска Африканским Союзом Континентальной зоны свободной торговли. Поскольку Африка не участвует в столь крупных соглашениях, как Трансатлантическое партнерство по торговле и инвестициям, в которых основные преференции достаются Соединенным Штатам, неудивительно, что Германия планирует через ЕС закрепиться на континенте раньше.

Интересы связаны с тем, что многие из африканских стран достигли годового экономического роста в 5%. Регион интересен Западу и с точки зрения богатых природных ресурсов. Учитывая, что к 2050-му году прогнозируется рост местного населения до 2,5 млрд. человек, понадобятся и новые рабочие места.

Однако амбициозные планы на Африку не только у США и Европы, но и у Китая. 2018 год обещает быть богатым на события – экономические соглашения, дипломатические разборки, а возможно, и на государственные перевороты.

Гамбия, Сенегал

Год начался с переворота в Гамбии и закончился переворотом в Зимбабве. Эти два события наиболее бросаются в глаза в Черной Африке. Причины переворота в Гамбии не вполне понятны и, скорее, субъективны. Яйя Джамме правил достаточно большой срок, долгое время искал поддержки у Каддафи и у Китая. Но в последнее время лидер резко переориентировался на Турцию - на Эрдогана.

Некоторое время Гамбия оставалась главным форпостом Турции (по крайней мере, в Западной Африке). Режим Джамме считался достаточно устойчивым, прочным. Попытка его свержения в 2015 году провалилась, тем удивительней, что в начале этого года Джамме занял второе место на президентских выборах. И хотя Адама Бэрроу, занявший первое место, не набрал 50 процентов, второй тур не полагался. Яйя Джамме не захотел уходить.

В результате 8 стран Африки (в первую очередь, Сенегал) ввели свои войска, свергли Джамме и посадили во власть Адама Бэрроу, за которым, по всей видимости, стоят глобалистские круги - те же, что стояли за Клинтон и Обамой. При этом государственная казна опустела - убегая в экваториальную Гвинею, Джамме увез с собой ее остатки. Поэтому Гамбия, и без того самая маленькая континентальная страна Африки, погрузилась в нищету. И ничего хорошего ее дальше не ждет. Это начальная точка 2017 года.

Также важно отметить, что Гамбия в 2017 г. вновь вступила в Содружество наций. В 2013 г. бывший президент Яйя Джамме вышел из блока, на фоне ухудшения отношений с Великобританией. Новый президент Адама Бэрроу, работавший в начале 2000-х охранником в Лондоне, восстановил членство своей страны в британской организации.

Зимбабве

Конечной точкой мы можем считать то, что происходило в Зимбабве в ноябре. После визита в Китай министра обороны Зимбабве (Чивенги) китайцы дали добро на операцию по свержению Мугабе, который правил страной в течение 37-ми лет (в 1980 – 1987 годах как премьер-министр и с 1987 года в течение 30 лет в качестве президента). Китайцы его всегда поддерживали, но потом решили заменить на людей из его же команды: на его соратника, бывшего вице-президента Мнангагву, на ветеранов освободительной войны 1970-х годов.

По факту, внутри команды произошла рокировка: был смещен Мугабе и его жена, а также связанный с ней клан молодых специалистов, клан молодежного движения, на смену так называемых министров-технократов к власти при помощи Китая пришли старики, военные ветераны. Почему – вопрос сложный. Возможно, была некая договоренность между Китаем и США, Китаем и ЕС об обмене: свержении Мугабе на успокоение по корейскому вопросу. Возможны и другие варианты.

Факт в том, что китайцы показали, что они тоже могут организовывать цветные революции. Это очень важно, и это будет иметь значение для 2018 года.

Особо отметим уникальные льготные условия, которые все-таки смог получить Мугабе после отставки. До конца жизни ему обеспечены до 20 человек охраны и обслуги, право на владение обширными земельными угодьями, строительство дворца в любом месте столицы и частного дома в сельской местности, а также «Мерседес» и право на четыре перелета в год на частном самолете. Более того, день рождения Мугабе 21 ноября станет государственным праздником. Это едва ли не единственный в истории пример столь почетного свержения главы государства своими же соратниками. Но вряд ли кто-либо осмелится сказать, что Мугабе не заслужил всё это своей жизнью и деятельностью.

Гвинея

В декабре 2017 в Гвинее заявили, что предотвратили переворот, организованный наемниками, которые планировали нападение на президента Теодора Обианга Нгема – политического долгожителя африканского региона.

В заявлении по радио министр безопасности Николас Обама Нчама сообщил, что в деле замешаны радикальные оппозиционные партии, и переворот предотвратили в сотрудничестве с камерунскими службами безопасности. Это случилось после того, как 27 декабря Камерун арестовал 38 вооруженных мужчин на границе.  А два дня спустя посол Гвинеи во Франции Мигель Ойоно Ндонг Мифуму назвал инцидент «попыткой вторжения и дестабилизации».

У подозреваемых были найдены ракетные установки, винтовки и боеприпасы. Сам Обианг обеспокоен опасается, что против его режима готовят «войну», поскольку «он много времени провел у власти».

Собственно, возможный переворот станет угрозой для власти Обианга в 2018 году. Последние серьезные попытки свержения лидера предпринимались в 2004 году (предположительно, с финансированием Британии). Гвинея – один из крупнейших поставщиков нефти Черной Африки, при этом более миллиона жителей проживают за чертой бедности.

Кения

Кения, в которой был длительный кризис, когда повторилась ситуация девятилетней давности – противостояние действующего президента Кениаты-младшего, за которым стоит Китай, и его вечного конкурента Одинги, за которым стояли и стоят американские кланы, связанные с демократической партией. После отмены результатов президентских выборов там началась очередная дестабилизация. Напомним, в августе победу одержал действующий глава государства Ухуру Кениата, однако, несмотря на высокую явку, Верховный суд Кении признал итоги голосования недействительными. В августе беспорядки унесли жизни как минимум 24 человек.

Властную организацию во многих странах Африки можно охарактеризовать как потестарность – особый вид власти, основанный на самобытных формах правления, который не вписывается в рамки западной системы демократических институтов и разделения властей.

Ухуру Кениата (сын Джомо Кениаты, первого президента Кении после достижения ею независимости в 1963–1978 годах) стал президентом в 2013 году.

Раила Одинга – главный оппозиционер, бывший премьер-министр страны и лидер Оранжевого демократического движения, раскачивает и так нестабильную ситуацию. Он тоже не самостоятелен – «благодаря» ему атаковали Зимбабве и другие страны, являвшиеся мишенью Вашингтона. Так, в 2008 году именно он призывал Африканский Союз созвать чрезвычайную встречу для решения об отправке войск в Зимбабве. Он заявлял, что если не удастся собрать войска, АС должен позволить ООН «немедленно направить свои силы в Зимбабве, чтобы они взяли контроль над страной и обеспечили оказание гуманитарной помощи народу, который умирает от холеры».

Характерно, что отправленный в отставку Джон Керри опять появился в Кении и интриговал Одинга. Но из этого ничего не вышло: была резня с несколькими десятками или сотнями убитых, два раза происходили перевыборы, на которых с третьего тура все-таки вновь победил Кениата-младший. Судя по всему, после этих событий сопротивление Одинги было подавлено. Китай вновь отстоял здесь свои позиции. В Джибути Китай строит базу. Теперь в одной части города – японско-американо-итальянская база, а в другой – китайская. Это очень интересно, ведь Джибути - это карликовое государство-порт, играющее критическую роль для любых морских коммуникаций. И мы видим проникновение китайского империализма дальше вглубь Африки и нарастание морских амбиций Японии, быстро наращивающей свой военный флот. Напомним, что курс Дональда Трампа всё яснее склоняется к передаче (в целях экономии) части «полицейских» функций в Мировом океане от США к Японии.

В случае возможной новой волны дестабилизации в Кении пострадают соседние режимы – Уганда, Южный Судан, Руанда. Во-первых, это возможный слом экономических связей (через порт Момбас везут товары и продовольствие), во-вторых, хрупкая политическая ситуация – гражданские войны, местные разборки и атаки террористов «Аш-Шабаб».

Таким образом, выборы в Кении – повод для иностранного вмешательства в дела страны. Кениата уже успел обвинить британское правительство в попытке предопределить исход голосованияьи предупредил, что любые контакты с его администрацией будут дистанционными.

И хотя Кения была долгое время близким союзником Вашингтона и Лондона (как минимум, на войне в Сомали), сейчас Кениата не устраивает атлантистов, и в ход пошло дипломатическое давление, зарубежное финансирование оппозиции и, конечно, соответствующее освещение в западных СМИ.

Все признаки указывают на то, что эти выборы будут иметь далеко идущие последствия — не только для отношений между Кенией и западными правительствами, но также и для отношений между западными правительствами и остальной частью африканского континента. Многие рассматривают судьбу Кении как ключевой показатель для стабильности в регионе.

Выборы также повлияют на позицию Кении по Сомали. Если Одинга настаивает на выходе кенийцев из АМИСОМ, то Кениата считает нужным увеличить присутствие. Остается острой проблема т.н. «Сомалиленда» - Одинга призывает признать независимость самопровозглашенного государства; в таком случае Кения рискует испортить связи с членами Африканского союза, которые крайне опасаются роста сепаратистских настроений в Африке. Впрочем, данный призыв смотрится фантастически, поскольку ни одно государство в мире не признало «Сомалиленд» де-юре за все 24 года его существования.

Либерия

Следующая страна, на которую стоит обратить внимание – Либерия. Там критическая ситуация сохранялась до самого конца 2017 года. После первого тура президентских выборов лидировал Джордж Веа, лучший футболист мира 1995 года, а за ним совершенно открыто стоит бывший президент (в 1997–2003 годах) – Чарльз Тейлор, которого на Западе демонизировали, объявив маньяком и людоедом. Сейчас он сидит в Гаагской тюрьме, и оттуда дистанционно управляет Веа. Футболист выиграл первый тур, второй же был отменен, долгое время было непонятно, когда будут перевыборы.

Налицо – столкновение Веа и Джозефа Бокая. Бокай - кандидат от глобалистов из обамо-клинтоновской когорты, кандидата от Всемирного Банка, от МВФ. Третий тур выборов состоялся 26 декабря, и Веа победил с разгромным счетом, набрав 61,5% голосов и став лидером почти во всех избирательных округах страны. Он уже примерил на себя почетный титул «сына народа» («отцом народа», видимо, негласно будет считаться Тейлор). Победа Веа в стране, созданной усилиями США и на протяжении почти двухсот лет управлявшейся из Америки, весьма впечатляет. Она свидетельствует о глубоком раздражении либерийцев от неолиберального экономического курса, проводившегося с 2006 года под диктовку МВФ. Это первый случай в мировой истории, когда футболист стал президентом страны, и он свидетельствует о продолжающейся волне «популизма», которого так боятся мондиалисты.

В целом, подводя итоги событиям в Черной Африке, следует заметить, что и характер переворота в Зимбабве, и победа Джорджа Веа, и удержание власти в руках Ухуру Кениаты свидетельствуют о поражении сил глобального капитализма. Себе в актив они могут записать лишь свержения Джамме в Гамбии – самой маленькой стране континентальной Африки, но это поистине слабое утешение для них.

ЮАР

В ЮАР в 2017 году тоже наблюдаются существенные изменения. Президент ЮАР Джейкоб Зума оказался под реальной угрозой импичмента, хотя официально его полномочия истекают лишь в 2019 году. В конце декабря 2017 Верховный суд страны постановил, что согласно действующему законодательству парламент не имеет права привлечь его к ответственности за коррупционный скандал.

С одной стороны, таким образом суд защитил президента от немедленного импичмента. С другой, дал возможность парламенту проделать облегченную процедуру в будущем.

Президент может быть привлечен к ответственности, только если будет зафиксировано, что его действия повлекли «серьезное нарушение конституции». Проблема в том, что на данный момент в конституции нет четкого определения, что значит «серьезное нарушение», и суд позволил парламенту заняться проработкой этого вопроса. Там же пояснили, что если парламент проведет всю процедуру по правилам, спикер сможет запустить процедуру импичмента.

Зума столкнулся с целой чередой скандалов и обвинений, и в 2016 году прошли массовые протесты. Отталкивались в основном от того, что Зума потратил часть госсредств на ремонт своего жилища.

Американские интересы касаются и Южной Африки. В первую очередь, это сырьевая страна (минералы, золото, металлы и пр.), сельское хозяйство и достаточно развитый финансовый рынок (несмотря на кризис, Фондовая Биржа в Йоханнесбурге (JSE) является одной из 15 крупнейших во всем мире).

Но любопытно, что несмотря на тесные торговые контакты с США, при Зуме ЮАР иногда удается игнорировать «вашингтонский консенсус» - к примеру, во время голосования 19 июля в СБ ООН по проекту резолюции по Сирии, поддерживаемому США, ЮАР воздержалась от голосования. Аргументировали это тем, что проект не благоприятствует мирному разрешению сирийского кризиса.

В целом, несмотря на коррупционные скандалы, на международном уровне Зума старается вести независимую политику, стремится к плотному сотрудничеству с другими членами БРИКС (в первую очередь, с Китаем и Россией).

Из-за таких моментов и попытки Зумы самостоятельно решать внутренние проблемы в стране США поддерживают оппозицию в стране. Так, в организации протестов были задействованы структуры проекта Democracy Works, финансируемого американским фондом NED. Либералы SWOP Witwatersrand в Йоханнесбурге, которые взаимодействуют с американским Институтом Альберта Эйнштейна Джина Шарпа (отца технологий цветных революций), тоже приняли в этом активное участие. Поэтому говорить о том, что протесты были исключительно спонтанными, не приходится.

В 2018 году можно ожидать, что решение суда упростит задачу парламентариев по смещению Зумы с поста президента досрочно. Сирил Рамафоза, который, вероятнее всего, станет президентом - бизнесмен, связанный с транснациональными корпорациями. Один из богатейших людей в ЮАР, которому принадлежит южноафриканская сеть «McDonald's». Также он входит в совет директоров подразделения «The Coca-Cola Company» в стране. Поэтому очевидно, что с таким лидером сохранение в ЮАР суверенитета ставится под сомнение.

Нигерия

В Нигерии в 2017 году не решили проблему с террористической организацией Боко-Харам. При этом в дельте Нигера были активны боевики сепаратистских христианских организаций. В частности, пираты захватили в феврале 2017 г. судно с экипажем из российских и украинских моряков.

Активизация сепаратистов в районе бывшего непризнанного государства Биафра (юго-восточная часть Нигерии) связана с тем, что нынешний президент страны Мохаммаду Бухари – мусульманин, который представляет внутренние районы страны, тогда как основные нефтеносные районы населены христианами.

Мали

В Мали 18 ноября 2017 года произошёл самый кровавый теракт за историю страны. При нападении террористов, связанных с запрещенной в России «Аль-Каидой в странах Исламского Магриба» на военную базу в г. Гао, погибли 77 человек. Атаку совершили боевики организации «аль-Мурабитун» - это исламистская структура, состоящая в основном из местных туарегов. В 2012 году Гао был одним из центров сепаратистского движения туарегов, заявивших о создании свободного государства Азавад со столицей в этом городе. В январе 2013 года французская интервенция выбила туарегов из города.

Франция расценивает Мали как важный опорный пункт в регионе. Сразу после своего избрания президентом 19 мая 2017 года французские войска в Гао посетил президент Франции Эммануэль Макрон. В настоящее время в Мали располагается 1000 французских военнослужащих.

В 2018 году в Мали должны состояться президентские и парламентские выборы. Вероятнее всего, Франция сохранит преобладающее влияние в этой стране.

Буркина-Фасо, Нигер, Чад и Мавритания (Сахель)

Французские войска в Мали входят в состав 3000-го контингента операции «Бархан», которая разворачивается ещё в 4-х странах Сахеля: Буркина-Фасо, Нигере, Чаде и Мавритании. Главная заявленная цель - противодействие экстремистам.

13 августа 2017 года в столице Буркина-Фасо Уагадугу террористы напали на посетителей ресторана. Погибли 19 человек: 10 из них иностранцы. В нападении подозревают «Аль-Каиду в странах исламского Магриба».  Все страны относятся к сфере влияния Франции, однако на их территории действуют и силы специальных операций США, подчиняющихся Африканскому командованию ВС Соединённых Штатов (AFRICOM).

В конце февраля президент Франции Эммануль Макрон посетил Буркина-Фасо, Кот-д'Ивуар и Гану. Последняя не была ранее французской колонией, и это первый визит французского лидера в эту страну. В ходе визита французский президент риторически подчёркивал, что он не продвигает неоколониалистские интересы Парижа, однако на деле не подверг критике ни одну из опор французского господства в бывших западных африканских колониях - франк КФА (денежная единица), французское военное присутствие и доминирование французского капитала.

4 октября 2017 г. во время нападения боевиков «Исламского государства Большой Сахары» на совместный патруль сил безопасности Нигера и США погибли четверо американцев. Инцидент обозначил американское военное присутствие в регионе.

В Мавритании 5 августа 2017 года состоялся референдум об изменении конституции страны. По его результатам изменили флаг и гимн страны, а также упразднили Сенат. В целом изменения носили исламистский характер. Так, сенат был заменён местными советами, которые должны разрешать споры, руководствуясь законами шариата. Также институт омбудсмена и верховный суд слили с Высшим советом ислама, создав «Высший совет фетвы». Однако провести через референдум согласие на повторное избрание президента  Мохаммед Ульд Абдель-Азиза на третий срок не получилось из-за массовых протестов.

Судан

В Южном Судане в 2017 году наблюдались гражданская война и голод.

Судан в конце 2017 году подал сигнал о том, что готов интенсифицировать своё сотрудничество с Россией. Лидер страны, Омар Башир в ноябре 2017 г. побывал с визитом в Сочи и встретился с российским президентом Владимиром Путиным.

Судан очень обеспокоен вопросами энергетики, он рискует остаться без воды. Как выяснилось после официального заявления со встречи Путина с Баширом, речь шла о добыче золота, о добыче некоторых других ископаемых, о сотрудничестве с «РосАтомом» (в качестве замены гидроэнергетике) и, что совсем удивительно, о строительстве пункта военного обслуживания для нашего флота на Красном море. На Красном море у Судана только один порт, и тот небольшой – Порт-Судан. Были разговоры о том, чтобы не только Египет, но и Судан предоставляли российскому такие места базирования.

Суданский лидер, которого разыскивает суд ООН в Гааге, и который находится под санкциями США, поддержал действия России в Сирии и попросил защиты от США. Итак, стороны договорились сотрудничать в нефтедобыче, сельском хозяйстве (плодородная долина Нила позволяет Судану обеспечивать продовольствием не только себя, но и соседние страны), и атомной энергетике.

Также Судан заинтересован в поставках российской военной техники и готов предоставить России военную базу на Красном море.

Параллельно Хартум усилил взаимодействие с Анкарой. В декабре 2017 г. в ходе визита в Хартум Реджепа Эрдогана стороны достигли соглашения о создании турецкой военной базы на Красном море. Турция получила право возобновить работу и использовать в военных целях остров-порт Суакин на северо-востоке Судана.

Долгие годы Судан был ключевым союзником Саудовской Аравии в регионе, поставляя живую силу для войны в Йемене. Однако сейчас на фоне сближения Эр-Рияда с Вашингтоном, разделившим страну и создавшим нежизнеспособное государство Южный Судан на территориях, где были расположены основные нефтяные ресурсы страны, Хартум ищет новых союзников. Саудиты опасаются, что ими могут стать Катар и Иран.

Эфиопия

В Эфиопии в 2017 г. было закончено строительство железной дороги Аддис-Абеба - Джибути, строившейся совместно с Китаем. Таким образом Китай получил возможность транспортировки ресурсов из Эфиопии через порт Джибути и вышел вглубь африканского континента.

В августе 2017 года было завершено 60% строительства Великой эфиопской плотины возрождения на р. Голубой Нил. Если проект завершится успехом, то Эфиопия превратится в экспортёра электроэнергии. Однако строительство плотины может понизить уровень воды в Ниле, что скажется на продовольственной безопасности и доступе к пресной воде в Египте и Судане. А это уже может вызвать конфликты этих стран с Эфиопией.

В Джибуди в 2017 году появилась первая китайская военная база за рубежом. В стране уже располагаются базы США, Франции и Японии, а также миротворческий контингент катарских военных.  О своих планах построить военную базу в Джибути заявила в 2017 г. и Саудовская Аравия. Власти Джибути приветствовали это решение Эр-Рияда.

В Эфиопии и Эритрее в 2017 г. обсуждались перспективы открытия военной базы России в Эритрее. Такую возможность в будущем не исключил чиновник госдепа США Дональд Ямамото, выступая в декабре 2017 г. в Аддис-Абебе. Официальных заявлений по этому поводу российских и эритрейских чиновников не было. Сейчас в Эритрее ОАЭ и Саудовская Аравия используют эритрейский порт Ассаб в войне в Йемене.

30 сентября 2017 года Турция открыла свою самую крупную военную базу за рубежом - в Сомали, предназначенную для размещения около 1000 солдат и офицеров. Предполагается, что они будут тренировать до 10 000 сомалийских военных для борьбы с боевиками в этой расколотой и охваченной войной и террором стране.

Важность Африканского рога и Судана с точки зрения контроля над Красным морем и морским путём из Индийского океана в Средиземное возросла на фоне развития китайской инициативы "Одного пояса, одного пути", заявленного в 2017 г., морская часть которого проходит именно по этому маршруту.

Судя по всему, 2018 год ознаменуется продолжением выступлений исламистов в Сомали. На фоне последних событий в Йемене (убийство Салеха и переходы салеховцев на сторону Арабских Эмиратов) мы можем предполагать резкое обострение во всем регионе – в Сомали, Джибути, Эфиопии, Эритрее, в какой-то степени – в Судане. Скорее всего, активность военных действий здесь увеличится, она будет неразрывно связана с развитием событий на Аравийском полуострове, потому что уже сейчас Арабские Эмираты фактически имеют базы в Южном Йемене, на островах между Йеменом и Африкой (и в самой Африке - на территории развалившегося Сомали, с перспективой проникновения в Джибути). Арабские Эмираты имеют уже свои базы в Эритрее - узкой, нищей прибрежной стране, искусственно созданной в 1993 году .

В принципе, можно предположить, что Кремлю это даже выгодно. Кремль сейчас тесно сотрудничает с Эмиратами. Эмираты считаются более надежным партнером в России, чем Саудовская Аравия. Им поставляется оружие, с ними подписываются серьезные контракты. Эмираты считаются более умеренным и договороспособным партнером, и, скорее всего, с их помощью Россия рассчитывает увеличить свое влияние в этой части Африки.

Мозамбик

В Мозамбике в октябре 2017 году вспыхнуло исламистское восстание в провинции Кабу-Делгаду на севере страны, которую населяют народы макуа и маконде. Исламисты, называющие себя просто "суннитами", борются за создание исламского государства в Мозамбике и получают поддержку из Танзании и Сомали.

Ангола

В Анголе в 2017 г. состоялись парламентские выборы. По их итогам большинство мест получила правящее Народное движение за освобождение Анголы — Партия труда (МПЛА). Её руководитель Жуан Лоренсу стал президентом страны. Была осуществлена мирная передача власти от правившего страной 38 лет Душа Сантуша, также представлявшего МПЛА. Крупнейшая оппозиционная партия, когда-то воевавшая с МПЛА в гражданской войне – УНИТА, получила 26% голосов. Принципиально важным оказалось то, что передача власти от одного президента к другому и выборы не вылились в конфликт внутри МПЛА и по линии МПЛА-УНИТА.

Страна продолжила взаимодействие с Китаем (главный торговый партнёр) и с Россией. 26 декабря с космодрома Байконур был запущен первый ангольский спутник AngoSat1.

Демократическая республика Конго и Республика Конго

В Демократической республике Конго в 2017 г. было не спокойно. Дело в том, что в декабре 2016 года истекли полномочия президента Жозефа Кабилы, сына бывшего полевого командира и президента ДРК Лорана-Дезире Кабилы, однако он отказался уходить со своего поста. Учитывая, что клан Кабилы пришел к власти в результате двух конголезских войн, куда были вовлечены также Руанда, Уганда, Зимбабве, Бурунди, Зимбабве, Чад, Намибия, Ангола и многочисленные формирования представителей племён хуту и тутси, а также повстанческие группировки, любая дестабилизация хрупкого баланса грозит новым масштабным конфликтом.

На юго-западе страны продолжилось подавление длящегося с августа 2016 г. восстания «Камуин Нсапу», противостоящих правительству сторонников местных вождей и сторонников колдовских культов. 23 марта 2017 года боевики обезглавили 40 полицейских. На востоке - в провинции Танганьика продолжились идущие с 2013 г. столкновения поддерживающих клан Кабила пигмеев Батва с народом Луба (один из народов банту).

В 2018 году должны состояться всеобщие выборы в ДРК, в том числе и выборы президента. Как их проведение, так и откладывание может вызвать дестабилизацию ситуации и новый конфликт. В республике Конго (Конго-Браззавиль) в 2017 г. прошли парламентские выборы, на которых большинство мест получила правящая Конголезская партия труда.

Алжир

Перейдем к итогам года в странах Магриба. 2017 год для Алжира был годом выборов в парламент, однако с таким количеством нарушений избирательного процесса, что явка составила порядка 35 процентов. Мало кто верит в честную избирательную политику в стране.

Выиграла майские парламентские выборы правящая Партия национального освобождения Алжира (лидер – Джамель Улд Аббе). Второе место заняло Национальное демократическое объединение, выступающее за светские начала, и во многом лояльная главной партии, неоднократно вступавшая с ними в альянс. О решении побороться за депутатские места заявляли также «левые» силы, проберберский Фронт социалистических сил (FFS) и «Зеленый» альянс (все – достаточно жесткие критики правящего режима, многих неслучайно прямо называют «исламистами»). Но все они проиграли правящим «постсоветским» силам правительства Бутефлики.

Судя по всему, даже после его скорой кончины курс Алжира не изменится. Недаром уже в сентябре глава правительства России Дмитрий Медведев нанес триумфальный визит в Алжир.

В контексте внутренней политики важно, что в 2022 году, как сообщили в министерстве внутренних дел, администрация Алжира планирует организовать электронные выборы. Министр внутренних дел Алжира Нуреддин Бедуи пояснил, что 2017 год, который стал годом выборов властей – законодательных, так и местных – показал также нарушения, «которые имели отрицательные результаты, как на национальном, так и на международном уровне». Соответственно, сейчас усилия будут направлены на восстановление доверия электората.

Вторая проблема – мигранты. Агентство ООН по делам беженцев сообщило в декабре, что африканские миграционные маршруты все чаще перемещаются из Ливии, ближе всего расположенной к Италии, в Алжир и Марокко, которые находятся ближе к Испании.

Еще одна проблема, поджидающая Алжир в 2018 году, террористы. Накануне представитель МИД Хауис Риаш сообщил, что зарубежные боевики бегут из горячих точек в Сирии и Ираке в зону африканского Сахеля на Африканский рог и в район бассейна озера Чад. Можно ожидать угрозы для безопасности и стабильности стран региона, поскольку, как отметил Риаш, боевики хорошо «подготовлены идеологически, обучены военным навыкам и часто прекрасно владеют интернетом и соцсетями». Эти группировки при должном руководстве способны долго вести деструктивную деятельность в регионе и в случае необходимости спровоцировать новый «горячий очаг».

ЕС, США, Китай, Индия и Япония в борьбе за влияние

В 2017 г. ЕС, США Китай, Индия и Япония продолжили борьбу за влияние на Африку. США в основном использует военные механизмы.  В 2008 году было создано африканское командование ВС США. Оно формально отвечает за операции по борьбе с террористами и тренировку африканских военных. Согласно данным, полученным по запросу американского журналиста Тома Эндельгарта, в 2015 г. США располагали пунктами базирования в 24 странах Африки.

В 2017 г. Япония, Индия и Китай, обычно опирающиеся на инвестиционные механизмы, не проводили крупных саммитов с участием африканских стран, если не считать приглашения Кении и Египта на саммит БРИКС в КНР. В ноябре 2017 г. в столице Кот-д'Ивуара Абиджане прошел саммит ЕС-Африканский союз. На неё лидеры европейских стран пообещали увеличить инвестиции в Африку, а также решить проблему африканских рабов в Ливии. Эммануэль Макрон даже предложил создать специальные полицейский силы для эвакуации несчастных, но пока никаких конкретных действий за этим не последовало.

Йеменский фактор

Самый маловероятный случай, который вряд ли реализуется в 2018 году, но может быть запланирован на будущее - это возобновление пунктов военного обслуживания русского флота либо в Северном Йемене, у хуситов, либо в Южном, там, где, видимо, будут брать верх сторонники Салеха.

Перед смертью Салех договаривался с Москвой, к нему ездили российские хирурги, оперировали его за одну-две недели до убийства. Также шли разговоры, тоже на уровне слухов, о том, что Салеха могут вывезти в Москву на дальнейшую операцию, но это было прервано его убийством. Его сын сейчас возглавляет гвардию в юго-западной части страны, он несколько лет прожил в Эмиратах, и, судя по всему, по этому каналу связи будут продолжаться.

Обстановка в Йемене неотделима от обстановки в северо-восточной Африке, включая даже такого сильного партнера, как Судан, и более слабых партнеров – другие мелкие страны или их фрагменты (например, северо-восток развалившегося Сомали).

Ливийский фактор

Все проблемы Черной Африки неразрывно связаны с проблемами в Ливии. Ливия - главный коридор для беженцев в Европу, и, как выяснилось, главный коридор работорговли (который доходит и до России). Теперь об этом заговорили громко, в том числе с трибуны ООН, потому что, несомненно, Ливия является ключевой горячей точкой всей Африки, более горячей, чем Сомали или Судан.

Нельзя не отметить кардинальные изменения ситуации в Ливии. В 2017 году то генерал Халифа Хафтар ездил в Москву, то российские военные корабли наносили визит ему. Как видно, контакты очень плотные. От России Хафтар уже получает определенную поддержку, и будет получать дальше – несмотря на то, что этой поддержки недостаточно для его полной победы. Возможности России формально связаны действующим с 2011 года эмбарго ООН на поставки оружия любым воюющим сторонам в Ливии, но все понимают, что Египет и ОАЭ обходят данный запрет, поставляя оружие Хафтару. И тем не менее, этих поставок все еще недостаточно для решительных побед, с взятием некоторых городов генерал возился по году.

Хафтаровцы сейчас контролируют три четверти Ливии, прозападное марионеточное правительство Сараджа и радикальные исламисты делят между собой оставшееся, некоторые районы контролируют также берберы и другие местные племена, включая и каддафистов. Кроме того, Хафтар получает постоянную помощь от Египта и Арабских Эмиратов, и перспективы у него хорошие.

Предыдущее Схиратское соглашение 2016 года, провозглашавшее Сараджа единственным правителем Ливии, стало бесполезным клочком бумаги. Поэтому Запад в 2017 году изменил свою позицию и перестал делать вид, что Хафтара не существует, они поняли, что надо учитывать его существование, и всячески пытались посадить его за стол переговоров с триполийским правительством Сарраджа. Поначалу это удалось, были достигнуты некоторые договоренности о том, что они прекращают воевать друг с другом, а воюют только против радикалов. Также были достигнуты договоренности о том, что в 2018 году будут проведены всеобщие выборы.

Но поскольку договоренности все время срываются, судя по всему, война Сараджа с Хафтаром продолжится в 2018 году. На сторону Хафтара перешел освобожденный из тюрьмы сын Каддафи – Саиф-аль-Ислам, он намерен выдвигаться на гипотетические президентские выборы 2018 года. Неясно, как вообще проводить выборы в условиях полного распада государственности, это в любом случае будет фарс. Однако Хафтар парадоксальным образом поддержал его кандидатуру Саифа-аль-Ислама. В декабре 2017 года прошел слух о создании Президентского совета Ливии из трех человек: Сараджа, Хафтара и спикера «хафтаровского» парламента Иссы. А свою мощь Хафтар наглядно продемонстрировал еще в августе, отдав приказ обстреливать корабли европейских стран, если они попытаются предпринимать военные операции в территориальных водах Ливии.

Итоги 2018 года будут в значительной степени определяться исходом этого военного противостояния между Хафтаром и Сараджем, несколькими разными группами радикальных исламистов и племен. Если Хафтару удастся подобраться к Триполи, ситуация изменится. Для этого Россия должна проявить больше политической воли и идти рука об руку с нашими партнерами - Египтом и ОАЭ.

Египет

Детальное рассмотрение ситуации в Египте выходит за рамки обзора по Африке, поскольку это государство больше связано с Ближним Востоком. Однако нельзя не заметить, что тесные контакты России и Египта за период правления Абдель-Фаттаха ас-Сиси нарастают с каждым годом. Решение Сиси в 2016 году поддержать Башара Асада стало переломным, обозначив смену курса крупнейшей суннитской арабской страны, вставшей в единый фронт борьбы с терроризмом бок о бок с шиитским блоком. Военное сотрудничество России и Египта стабильно росло в 2017 году, то же самое продолжится и в 2017 году. Декабрьский визит Владимира Путина в Каир, подписание договора о строительстве АЭС в Египте силами «Росатома», важнейшее решение о возобновлении туристических авиарейсов в Египет с февраля 2018 года – все это внушает немалый оптимизм. А единство России, Египта и ключевых держав Ближнего Востока в противодействии решению Трампа о признании Иерусалима израильской столицей, последовательная русско-египетская позиция по защите принципов мирного урегулирования на основе признания Восточного Иерусалима столицей Палестинского государства, лишь добавляет аргументов в пользу дальнейшего сближения Москвы и Каира.

Общие прогнозы

Очевидна тенденция все более глубокого проникновения Китая в Африку, проникновения не только экономического, как раньше, но и политического и военного. Теперь в тех странах, где сохраняется риск ослабления власти, где есть риск цветных переворотов, их будут делать не только американцы, но и китайцы.

Разумеется, не стоит недооценивать вмешательство европейских держав и Японии, потому что в некоторых регионах играют свою роль французские, итальянские и японские вооруженные силы. Будущее, видимо, за вмешательством со стороны Азии – Китая и Японии.

Россия тоже сыграет свою роль, но скорее в экономическом смысле. С той же Либерией у России очень серьезные контракты (в частности, у Дерипаски). В этих контрактах заинтересовано государство, а им грозит обвал после очередной гражданской войны в Либерии, где до этого в 90-х годах шла другая разрушительная гражданская война, приведшая к откату назад. Поражение Веа может нанести ущерб по российским инвестициям и объектам.

Следующие прогнозы связаны с южным регионом Африки. Падение Мугабе сопрягалось с разговорами в соседних ЮАР, Намибии и Зимбабве о земельной реформе.  Идея заключается в том, чтобы конфисковать земли у белых фермеров, которым до сих пор в ЮАР принадлежит 80 процентов всех земель. Во что это выльется, еще не совсем ясно. Пока Запад говорит, что может даже отменить санкции против Зимбабве, но в это не стоит верить. Потому что новый курс, новое руководство Мнангагви и Чивенги вряд ли будут серьезно отличаться от курса Мугабе, с которым они вместе столько лет правили.

Что касается северо-восточной Африки – Рога, то здесь ситуация особенно интересная. Здесь в какой-то степени влияние России будет усиливаться. Потому что северо-восточные регионы, особенно африканский Рог, исторически, географически составляют единое целое с противоположным берегом- с Йеменом и странами Аравийского полуострова. Эти войны связаны. 2017 год ознаменовался значительной переброской сил бывшего ИГИЛ (запрещенной в России террористической организацией) из Сирии и Ирака в сторону Сомали, в сторону Йемена под флагом «Аль Каиды» (запрещенной в России террористической организацией).

Красное море – это одно из ключевых  мест всего мирового океана. Тот, кто его контролирует, контролирует во многом мировые коммуникации. Для атлантистской геополитики Красное море, Баб-эль-Мандебский пролив, Сомалийский Рог очень важны. Советский Союз при Брежневе, как известно, имел морские базы в Йемене, выведенные в 90-е годы Ельциным, а сейчас обе стороны гражданской войны в Йемене просят Россию по возможности восстановить там базу. Кремль с этим не торопится, он не настаивает на восстановлении этих баз, считает этот шаг пока слишком дорогостоящим, а может быть, и опасным в условиях гражданской войны.

Тем не менее, в какой-то форме присутствие российского флота в Красном море и Баб-эль-Мандебском проливе станет более устойчивым, более постоянным, будет ли это на базе Судана, или с использованием баз ОАЭ, в Эритрее, Сомали, Йемене.

 


Об авторе
[-]

Автор: Максим Медоваров, Александр Бовдунов, Софья Метелкина

Источник: geopolitica.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 11.02.2018. Просмотров: 53

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta