Афганские недра как причина вечной войны

Содержание
[-]

Не докопаться

Афганцы живут на одном из самых богатых месторождений полезных ископаемых в мире, возникших при столкновении индийского субконтинента с Азией. Приблизительную стоимость полезных ископаемых в Афганистане сегодня оценивают в $3 трлн. Разработка недр могла бы разрешить многие экономические проблемы страны: и трудоустройство граждан, и повышение уровня жизни, и наполнение госбюджета. Но...

В афганской провинции Герат в соляной шахте, спустя два месяца после начала ее разработки частной компанией, были обнаружены следы урана и лития. Сразу же после получения этих данных государство решило расторгнуть контракт с частным подрядчиком. Глава компании-подрядчика Насир Ахмад Тахири рассказал, что теперь из-за расторжения договора его компании придется нести серьезные финансовые убытки. Затраты на вложения в разработку соляной шахты планировалось окупить лишь через два года. По условиям договора, компания Тахири должна была вложить до $400 тысяч в разработку соляной шахты и выплачивать 1065 афгани (около $15) государству за каждую тонну добытой соли. В контракте также оговаривалось, что компания будет добывать до 25 тысяч тонн соли в год.

То, что афганские власти не смогли толком изначально оценить потенциал шахты (чтó там действительно надо добывать), свидетельствует о чрезвычайно низкой исследовательской базе горнодобывающей промышленности страны. Но проблема не только в исследованиях - вся горнодобывающая промышленность технически находится на очень низком уровне. А ведь разработка недр могла бы разрешить многие экономические проблемы страны: и трудоустройство граждан, и повышение уровня жизни, и наполнение госбюджета.

Давным-давно, в советские времена…

В 1977 году житель Панджшерского ущелья Мухаммад Нагин случайно нашел в горах достаточно большой изумруд. Позже выяснилось, что в ущелье находится несколько месторождений изумрудов. В конце 70-х годов разведку этих месторождений начали советские геологи. Возглавлял экспедицию Георгий Пилипенко, ныне профессор Российского государственного геологоразведочного университета. По его словам, афганские изумрудные месторождения превосходят даже знаменитые копи Колумбии и по запасам, и по качеству камней.

Того же мнения придерживается и французский геммолог Винсент Пардьё из Института геммологии Америки, занимавшийся сертификацией изумрудов из Панджшера. И если колумбийские недра разрабатываются уже давно и вскоре должны иссякнуть, то копи Панджшера начали разрабатывать лишь в двухтысячные. Ведется разработка чрезвычайно примитивными, устаревшими методами. Шахтёрам приходится работать без шлемов, порой при свете масляных светильников. И за свой очень тяжелый труд они получают ничтожную оплату. Основную прибыль от афганских изумрудов получают перекупщики.

Изумруды отнюдь не единственный геологический сюрприз, который хранят недра Афганистана. Эта страна никогда не являлась колонией, поэтому там никогда серьезно не работали западные горнодобывающие компании. Хребет Гиндукуш, который вместе с предгорьями занимает бóльшую часть территории страны, остался нетронутой кладовой минералов – стоит отметить, что это, по мнению специалистов, уникальный случай для евразийского континента.

Лишь в 1950-х годах в Афганистан пришли советские геологи. За последующие тридцать лет на территории страны было обнаружено несколько десятков месторождений. Одним из важнейших открытий стало медное месторождение Айнак. Только разведанных запасов там более одиннадцати миллионов тонн. Айнак - пятое в мире и самое большое в Евразии месторождение подобного рода. Для его разработки можно использовать дешевый открытый способ, и находится оно всего в сорока километрах от Кабула.

Одним из самых значимых открытий для советских специалистов стали так называемые пегматитовые поля, разведанные к востоку от Кабула. Там в протянувшихся на десятки и сотни километров жилах обнаружены настоящие сокровища – рубины, бериллы, изумруды, а также совсем уж редкие драгоценные камни: кунциты и гиддениты. Эти жилы оказались богатейшим источником редких металлов: бериллия, тория, лития, тантала, ниобия. Это – дорогостоящее стратегически важное сырье, без него невозможно современное авиа- и ракетостроение. По словам Пилипенко, Афганистан перевернул традиционные представления о подобных месторождениях, в мире ничего подобного ранее не было известно. 

Кроме того, в 60-е годы советские геологи обнаружили и немалые запасы газа. В настоящее время об Афганистане говорят как о транзитной стране для газа из Туркмении в Индию. При этом мало кто знает, что первый трубопровод был построен в Афганистане советскими специалистами тогда же, в 1960-е, только газ по нему шел в советский Узбекистан. СССР в то время получал 2,6 млрд кубометров афганского газа ежегодно. А еще в Афганистане советскими геологами были найдены золото, крупные месторождения флюорита, барита, удивительные по цвету и рисунку мраморные ониксы.

Исследование и добыча в наше время

После вывода советских войск из Афганистана и развернувшейся широкомасштабной гражданской войны, разумеется, было уже не до геологических исследований и серьезной разработки месторождений. Хотя драгоценные камни добывались, например, в провинции Бадахшан и Паджшерском ущелье под контролем отрядов Северного альянса. Затем камни вывозились на продажу в Пакистан или Таджикистан.

Примечательно, что после 1996 года, когда большая часть страны попала под контроль движения «Талибан» и ситуация на этих территориях стабилизировалась, с талибами о разработке полезных ископаемых пытались договориться западные компании. В частности, немецкий концерн Siemens в 1998 году обсуждал с талибами возможности добычи меди на месторождении Айнак.

После начала военной операции США и их союзников против талибов в 2001 году в Афганистане появились и западные ученые. Основываясь на данных советских геологов, афганские недра с 2004 года исследует Геологическая служба США. Согласно её данным, афганцы живут на одном из самых богатых месторождений полезных ископаемых в мире, возникших при столкновении индийского субконтинента с Азией. Приблизительную стоимость полезных ископаемых в Афганистане на сегодня оценивают в $3 трлн.

Американцы провели магнетические и гравитационные исследования. Магнетические исследования показали, что на территории Афганистана на глубине 10 км находятся колоссальные залежи железосодержащих минералов. Кроме того, были обнаружены залежи редкоземельных металлов — их оценили в 1,4 млн тонн. Гравитационные исследования показали, что страна располагает значительными запасами нефти и газа.

Евгений Герден, международный аналитик, специализирующийся на написании научно-исследовательских работ в области горнодобывающей промышленности, металлов и редкоземельных металлов, в своем докладе для инвесторов Intel отметил, что одним из самых ценных металлов, который был обнаружен под землей Афганистана, является празеодим. Этот металл используется в производстве специальных стекол и для улучшения свойств некоторых сплавов.

Понятно, что разработка таких богатств потенциально могла бы вывести Афганистан из того ужасного экономического положения, в котором он оказался за почти сорок лет военных действий на его территории. При условии, что прекратились бы, наконец, сами военные действия и была бы решена проблема коррупции. Правда, при этом необходимо еще одно важное условие – Афганистану потребуются современные технологии добычи полезных ископаемых.

Кому достанется афганский «ресурсный пирог»?              

В ноябре 2011 года индийский консорциум, возглавляемый госкорпорацией State Authority of India Ltd, выиграл тендер на разработку афганского месторождения железной руды Хаджигак - одного из крупнейших в мире. Индийцы намеревались вложить в проект до $10,8 млрд. Они планировали построить сталеплавильный завод, 900-километровую железнодорожную линию, по которой руда и сталь переправлялись бы в Индию. В 2015 г. индусы решили отказаться от этого проекта из соображений безопасности.

За медь в Айнаке попробовали взяться китайцы. В 2007 году китайский консорциум China Metallurgical Group выиграл конкурс на разработку месторождения в течение 30 лет. Однако летом 2015 года новый министр шахт и нефти (так же это ведомство называют «министерство горнодобывающей промышленности», «министерство недр») Афганистана Дауд Шах Саба поставил китайско-афганский проект в Айнаке под вопрос. Он выступил с предложением пересмотреть контракт, аргументируя это тем, что «компания не учла экологические и социальные последствия проекта».

В районе месторождения не было даже признаков запланированной проектом электростанции, необходимой для запуска медеплавильного промышленного парка. Рабочие места в рамках проекта были предоставлены лишь немногим афганцам, несмотря на то, что в проекте было заявлено создание до десяти тысяч рабочих мест для местных жителей. Так же не было железной дороги, которая должна была связать медное месторождение с «Новым шелковым путем». Хотя все это китайцы обещали сделать.

Афганская пресса вспомнила старые слухи о том, что конкурс на разработку Айнака китайцы выиграли не совсем честным путем: якобы в 2007 году афганские чиновники получили немалые взятки, что позволило китайцам обойти конкурентов.

Однако основной проблемой для начала работ на месторождении, как и в случае с индусами, стала безопасность, точнее – невозможность обеспечить ее для сотрудников проекта. Это, в частности, признал посол Китая в Кабуле Яо Цзин.

Примечательно, что США до сих пор не попытались включиться в какой-либо проект по разработке афганских недр. Хотя нынешний президент страны Дональд Трамп высказывал свое недовольство этим фактом. В стороне остается и Россия, несмотря богатые наработки советских геологов.

Деньги на сопротивление и красивую жизнь

Пожалуй, наиболее успешно природные ресурсы Афганистана сегодня разрабатывает движение «Талибан». Талибы уже долгое время добывают изумруды, лазурит и золото, чтобы финансировать свои отряды и сторонников.

По данным Наргис Нихан, которая в настоящее время исполняет обязанности министра шахт и нефти Афганистана, на сегодняшний день большинство месторождений самоцветов и драгоценных камней находятся в районах, контроль над которыми осуществляют различные вооруженные группировки. Это утверждение в полной мере можно отнести к провинции Бадахшан.

Уже не первый год от жителей и властей этой провинции поступает информация о том, что боевики «Талибана» добывают золото в районах Рагистан и Роянджан. Если 4-5 лет назад золото добывали сами местные жители путем промывки песка в ручьях, то с 2016 года «Талибан» взял эти районы под свой контроль, поставил туда технику и организовал процесс так, что сейчас на боевиков работают около 2000 человек, которые добывают золото. Прибыль самих талибов оценивается в $2000-3000 в день. И это лишь один пример.

Кроме того, разработкой полезных ископаемых незаконно занимаются сами афганские госслужащие. В конце 2016 года советник президента Афганистана по месторождениям и водным ресурсам Мухаммад Юсуф Пуштун был направлен в Бадахшан расследовать дело о незаконной добыче золота и минералов. Впоследствии в своем отчете, переданном президенту, Пуштун описал, как на автомобилях Ford Ranger, принадлежащих МВД Афганистана, сотни тонн лазурита были перевезены на территории Пакистана и Таджикистана людьми местного начальника правоохранительных органов, а сам этот командир ежемесячно выплачивает около $500 тысяч талибам, чтобы те не препятствовали ему заниматься добычей ценного камня.

Приходится констатировать, что продолжающаяся в Афганистане война крайне выгодна как командирам талибов, так и коррумпированным афганским чиновникам. И, разумеется, им совершенно не нужны реальные мирные переговоры, о которых в последнее время так много заявляет на официальном уровне руководство Афганистана. Действительно искренним борцам за мир нужно сломать сложившуюся в Афганистане взаимовыгодную государственно-антиправительственную систему, чтобы остановить войну.

 


Об авторе
[-]

Автор: Александр Рыбин

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.05.2018. Просмотров: 36

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta