Афганская политика президента США Байдена вызвала шок на Ближнем Востоке

Содержание
[-]

***

Региональные силы опасаются участи кабульского правительства 

Выступление президента Джозефа Байдена по поводу ухода США из Афганистана стало поворотным моментом в том, как американская сторона определяет собственную внешнюю политику.

Глава Белого дома заявил, что абсолютно не сожалеет о своей инициативе, несмотря на то что она привела к захвату движением «Талибан» (запрещено в РФ) власти в Кабуле. По словам Байдена, он унаследовал от предыдущей президентской администрации соглашение с боевиками, которое предполагало вывод войск. Это поставило выбор: либо довести это дело до конца, либо продолжить вооруженную борьбу с группировкой. «Я четвертый президент, который правит во время войны в Афганистане, – напомнил Байден. – И я не стану перекладывать эту ответственность на пятого президента». По его словам, американские военнослужащие не должны сражаться за тех, кто сам сражаться не хочет. Отдельно Байден привел довольно спорный тезис о том, что миссия его страны на афганской арене никогда не сводилась к национальному строительству.

И выступление Байдена, и сама ситуация вокруг Кабула заставили глубоко задуматься американских партнеров по всему миру. Издание Breaking Defense цитирует высокопоставленных израильских официальных лиц, которые выразили уверенность в том, что с афганской инициативой Байдена для Ближнего Востока настал черный день. «То, как США убегают и оставляют страну на произвол судьбы перед лицом террористических групп, – это плохой знак, который будет иметь серьезные последствия для некоторых государств», – заявил один из собеседников Breaking Defense. В свою очередь, бывший начальник израильской военной разведки Амос Ядлин подчеркнул, что любая страна в регионе, которая считала себя союзницей Америки, будь то Египет, Саудовская Аравия или Бахрейн, «теперь понимает, что она не может полагаться на США в военном кризисе». «Это явное последствие может привести к тому, что эти страны укрепят свои оборонные отношения с Россией и Китаем», – заявил бывший разведчик.

События в Афганистане могут привести и к другим сдвигам в Ближневосточном регионе, которые касаются проблемы дипломатического признания. Так, есть опасения, что возможное исключение «Талибана» из международных черных списков может обнадежить целый ряд радикальных группировок, которые хотят «подкорректировать» свой статус. Такие интенции есть у ХАМАС и «Хезболлы». К слову, сами региональные игроки не против контактов с талибами. МИД Саудовской Аравии выступил с официальным заявлением, что королевство «с интересом следит за текущими событиями в братском Афганистане» и выражает надежду на стабилизацию ситуации. В то же время дипведомство заявило «о своей поддержке братского афганского народа и его выбора, который он принимает самостоятельно, без чьего-либо вмешательства». Одобрение было заметно и в заявлении муфтия Омана Ахмада аль-Халили, который поздравил «братских жителей Афганистана с победой и освобождением от агрессивных захватчиков».

Отказ США от политики национального строительства и от безусловной финансовой и военной поддержки несет определенный сигнал и для негосударственных акторов в регионе Ближнего Востока, на которые американская сторона долгое время опиралась в борьбе с радикалами. К ним относятся контролирующие некоторые районы северо-востока Сирии курдские военизированные формирования. В подобных обстоятельствах они рискуют остаться наедине со своими собственными проблемами. Безусловно, такая ситуация может существенно увеличить политическую субъектность действующих на Ближнем Востоке сил, однако Вашингтону будет надолго отрезан путь к любым попыткам хоть как-нибудь повлиять на ход региональных конфликтов в качестве эффективного дипломатического посредника.

Источник - https://www.ng.ru/editorial/2021-08-18/2_8228_editorial.html

***

О геополитических последствиях решения Джозефа Байдена по Афганистану

Вчерашнее выступление президента США Байдена, сообщившего о завершении миссии в Афганистане, мне представляется очень важным. Выдвинутые Байденом тезисы могут означать фундаментальную смену внешнеполитической парадигмы в политике США.

Во-первых, заявление, что американцы не занимаются «nation building» – «строительством государства», а лишь проводят контртеррористическую операцию, знаменует отказ США от смены режимов в интересах продвижения демократических институтов и ценностей. Это практическое воплощение осознания американцами, что в странах этого региона, таких как Ирак и Афганистан, источником легитимности в глазах общества являются не «демократические выборы», а «справедливое представительство» тех или иных групп населения в органах власти.

Во-вторых, Байден четко обозначил, что американцам нужно не военное присутствие и базирование в «тревожных» странах, а успешные контртеррористические операции.

В-третьих, вывод войск из Афганистана и отсутствие мер по сдерживанию талибов (запрещенных в РФ) были обусловлены нежеланием рисковать жизнями американских солдат на фоне бегства из Кабула политической элиты страны и молчаливого саботажа со стороны афганской армии. Кстати, Байден три недели назад отмечал, что формирования талибов насчитывают 75 тыс. человек, а обученная и экипированная США армия правительства Афганистана – 300 тыс. человек. При этом в распоряжении афганских военных имелась еще и авиация. Чего не было у талибов. И если эта армия не захотела сражаться с противником, почему это должны были делать американцы?

В-четвертых, представляется весьма вероятным, что «казус Афганистана» вполне логично вписывается в новую внешнеполитическую и геополитическую стратегию Байдена. Главный противник – Китай. Второй, с отставанием по грозности в разы, – Россия. США не нужна ближневосточная нефть. Стало быть, не так уж и важно, кто находится у власти в странах региона. Далее. «Талибан» в отличие от «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) никогда не планировал теракты на территории США. «Талибан» всегда был озабочен исламизацией своей собственной страны. Стало быть, он не является террористической угрозой на территории США. А нарушение прав человека, гражданских свобод и угнетение женщин – хоть и не очень приятная реальность, но удаленная от Вашингтона на тысячи миль. Можно пережить.

И вот в этой своей новой региональной цивилизационной определенности США оставляют «Талибан» в покое. Этот покой может быть, условно говоря, с национальной спецификой шариатизации повседневной жизни. А может быть и трансграничной моделью организации современного мусульманского общества. И здесь банально приходят на ум и центральноазиатские страны, и Синьцзян в Китае. Естественная притягательность ортодоксальной доктрины с антикоррупционным пафосом легко формирует армии сторонников и адептов по разные стороны границы.

В этом случае США создают серьезные потенциальные угрозы национальной безопасности и Китая, и России. Без активных действий и значительных военных расходов. А вот КНР и РФ должны будут раскошелиться, как и другие страны ОДКБ и ШОС. И тогда Вашингтон может с удовлетворением наблюдать, как потускнеют угрозы для КНР, идущие от Гонконга, Тайваня и региона Южно-Китайского моря, а для РФ – идущие от Украины и стран Балтии. НАТО в афганской миссии провалилось полностью. Без американского лидерства альянс оказался «бумажным шакалом». С другой стороны, сегодня все озаботились формальными договорами с НАТО, обеспечивающими защиту. Ведь по понятиям все оказалось зыбко и условно. Никаких обязательств ни перед кем.

Перечисленные обстоятельства, на мой взгляд, безусловно, являются подтверждением исходного тезиса о принципиальной важности вчерашнего выступления президента США Байдена по поводу завершения миссии в Афганистане. И вместо того, чтобы улюлюкать и искать аналогии с бегством американцев из Сайгона, необходимо всесторонне и глубоко проанализировать масштабы последствий этих решений американского президента для России.

«Триумфальное шествие» американской демократии по всему миру, судя по всему, тормознуло. Всем народам, кажется, дается право на неограниченное домашнее насилие, реакцию и регресс.

Источник - https://www.ng.ru/editorial/2021-08-17/2_8227_editorial.html

***

Байден отказался от экспорта демократии

Речь президента США стала свидетельством переворота в американской внешней политике, и это скажется на отношениях с Россией.

В обращении к американскому народу президент США Джозеф Байден дал свою оценку событий в Афганистане. Она удивила многих как противников, так и сторонников главы государства. Байден сказал, что США, оказывается, и не ставили своей целью построить в Афганистане демократическое государство. Задача американских войск ограничивалась только борьбой с мировым терроризмом. По мнению экспертов, и поражение в Афганистане, и неудачное самооправдание Байдена повышают шансы на досрочную смену президента в США, что непременно скажется на характере взаимоотношений страны с внешним миром, в том числе с Россией.

Обращение президента к народу было шагом вынужденным. Отмалчиваться в условиях, когда кадры толп беженцев, штурмующих самолеты в аэропорту Кабула, не сходят с экранов телевизоров, было невозможно. Но и найти подходящее объяснение второй, после Вьетнама, военной неудаче США – задача не из легких и не из приятных. Тем не менее Байден постарался это сделать. «Наша миссия в Афганистане никогда не должна была заключаться в построении нации. Она никогда не предполагала создания единой централизованной демократии. Нашим единственным жизненно важным национальным интересом в Афганистане остается сегодня то, что было всегда: предотвращение террористического нападения на нашу родину, Америку», – сказал президент.

Вину за то, что талибы заняли Кабул, Байден возложил на афганское правительство Ашрафа Гани. Оно располагало достаточным количеством сил и материальных ресурсов, чтобы отбить натиск «Талибана» (организация запрещена в РФ), однако не воспользовалось ими. Другой виновник поражения, согласно Байдену, – его предшественник Дональд Трамп. Он заключил договоренность о выводе войск с талибами, не подкрепив ее подписанием документа, регулирующего прекращение огня. Байден напомнил, что Трамп первоначально вообще хотел вывести войска к 1 мая 2021 года, а новый президент передвинул этот срок на четыре месяца. По его словам, промедление с выводом войск США было выгодно только России и Китаю, которые заинтересованы в том, чтобы американские ресурсы бесконечно вкачивались в Афганистан. Байден подтвердил, что американцы спасут всех афганцев, которые с ними сотрудничали. Отвечать на вопросы журналистов президент не стал.

Тезисы, изложенные главой государства, частично уже звучали в нескольких интервью госсекретаря Энтони Блинкена. Однако сам Байден, да еще в развернутом виде, их озвучил впервые. На аргументы команды Белого дома дал ответ Трамп. «Дело не в том, что мы покинули Афганистан. Наш выход оттуда был организован абсолютно некомпетентно», – отметил он в своем заявлении, и его точку зрения повторяли многие американские оппоненты президента.

Утверждение, что США не пытались строить демократию в Афганистане, также вызывает возражения. «Еще в 2002–2003 годах Джордж Буш-младший говорил о намерении построить демократический Афганистан. Об этом он заявил и на Боннской конференции в 2001 году, когда США отказались от предложения России о восстановлении монархии в стране. Летом 2004 года он снова говорил о намерениях демократизировать большой Ближний Восток и ставил Афганистан в пример. Потом, в 2009 году, Барак Обама отмечал, что афганская демократия будет оплотом США», – сказал в комментарии «НГ» доцент кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Фененко.

Вместе с тем в словах Байдена есть и определенная доля истины, считает эксперт. К 2013 году настроения в США изменились, и администрация Обамы действительно осознала, что проект демократизации Афганистана не будет успешным. Последней попыткой наладить демократический процесс стало американское посредничество на президентских выборах 2014 года. Их победителями объявили себя одновременно Ашраф Гани и Абдулла Абдулла. Второй под воздействием США согласился признать поражение.

Эксперт полагает, что перекладывать ответственность за решение о выводе войск на Трампа также не верно. «Соответствующий план начал разрабатываться еще осенью 2010 года. Тогда администрация Обамы собиралась выводить войска под совместные гарантии Индии и НАТО. Надеялись, что Дели все-таки станет присутствовать в регионе, заменив США, но не получилось. Германия тоже не захотела увеличивать свой контингент», – пояснил Фененко.

Объявляя, что США не собирались строить демократию в Афганистане и их целями были только борьба с терроризмом и защита жизней американцев, Байден парадоксальным образом повторяет программные положения Трампа, которого демократы критиковали за изоляционизм и нежелание мыслить глобально. Вместе с тем, как считает главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев, речь президента была произнесена не от хорошей жизни. Поэтому она производит впечатление подготовленной спонтанно. Сам факт того, что Байдену с ней приходится выступать, является свидетельством системного кризиса американской внешней политики, считает эксперт. Он отмечает, что нынешнюю администрацию преследует череда неудач. Наплыв нелегальных мигрантов в США, согласие на достройку «Северного потока – 2» и вот теперь Афганистан – все это не может пройти для Белого дома бесследно. «Понятно, что администрация Байдена не выработала внятного внешнеполитического курса не только в конкретном афганском сегменте, но и в целом. К чему это может привести, сказать сложно. Может быть, это приведет к перетряске всего внешнеполитического аппарата Белого дома», – считает Васильев.

По его мнению, особенно внимательно следует присмотреться к разведывательному сообществу. Оно сыграло важную роль в смещении Трампа, но теперь, отмечает Васильев, разведчики убедились, что сменили шило на мыло. Байден их публично подставил, похвалив 27 июля – буквально за считаные дни до захвата Кабула талибами, ставшего полной неожиданностью для всей Америки. Эксперт полагает, что возможен рост недоверия между силовыми структурами и политическим руководством США.

В любом случае, считает Васильев, осень, когда Конгресс возобновит работу после летних каникул, будет для Америки жаркой. «Начнется разбор полетов. Вопрос стоит так: повторит ли Байден судьбу Никсона? Действующий президент выглядит идеальной фигурой, чтобы списать на него неудачу в Афганистане», – полагает Васильев. Ричард Никсон – президент, при котором войска США ушли из Вьетнама. Многие историки считают, что это было одной из причин, почему в Уотергейтском скандале, из-за которого президент подал в отставку в 1974 году, от него отступилась его Республиканская партия. Уход Байдена, конечно, не может не сказаться на отношениях с РФ. Придется выстраивать контакты с новым главой США. Но даже если Байден удержится, перемены во внешнеполитическом курсе страны будут. Правда, их характер станет ясен только после того, как в администрации Белого дома начнутся перестановки. Что, после неудачи в Афганистане, более чем вероятно.

Авторы Геннадий Петров, Данила Моисеев

https://www.ng.ru/world/2021-08-17/1_8227_usa.html

***

Мнение колумниста. Прогрессоры. Цивилизационная катастрофа XXI века в Афганистане

Никакая свобода и демократия не нужны афганскому крестьянину, если его дочь накрасит губы.

1.

Когда началась эта афганская война, мы с Андреем Загданским снимали эпизод для телефильма в самом тихом месте Америки — на озере Уолден, где жил отшельником мой любимый писатель Генри Торо. Тем бо́льшим оказался контраст, когда по телевизору объявили о начале военных действий.

— Почему, — с горечью сказал Андрей, — мне всегда приходится жить в стране, которая воюет с Афганистаном?

Я уехал раньше и о советской войне судил издалека и с отвращением. Теперь пришла пора Америки. Она ее приняла с легкой душой, потому что Талибан (группировка признана террористической и запрещена в РФ — Ред.) был бесспорной мишенью, обещал легкую победу и благодарность страны, которой запрещали смотреть кино, играть в футбол и пускать женщин на улицу без сопровождения родственника. Тем более что после шока 11 сентября война — какая-нибудь и с кем-нибудь — казалась совершенно необходимой. Кто-то должен был отвечать за воронку в Манхэттене, которая все еще дымилась. Впрочем, уже тогда было не совсем ясно, как наказать виновных с помощью оккупации целой страны. Но никто особенно не задавался лишними вопросами — Буш выбрал правильного противника. Талибы тогда, как и сейчас, внушали страх, омерзение и удивление — словно марсиане из «Войны миров» Уэллса. С ними тоже нельзя было договориться.

Промахи младшего Буша начались с терминов. Сперва он назвал афганскую эскападу «крестовым походом». Это было примерно так же умно, как дать кодовое название миротворческой операции «Варфоломеевская ночь». Вторая ошибка оказалась столь долгоиграющей, что за ее последствия Америка расплачивается и сегодня. Отправив войска в Афганистан, президент открыл «войну с террором». Расплывчатость формулировки до сих пор порождает множество так и нерешенных вопросов. Строго говоря, сражаться с террором — как воевать с танками, то есть путать оружие с противниками, средство — с целью, причину — со следствием. Еще хуже, что такая война по определению — с открытым концом. Она может либо завершиться лукавым провозглашением победы, что делали все президенты, либо не кончиться никогда, потому что противника нельзя истребить, подчинить, а главное — найти.

Лингвистическая ловушка захлопнулась окончательно, когда американцы победили талибов и получили от них в наследство страну, с которой не знали, что делать. Следующие двадцать лет ушло на то, чтобы разрешить эту загадку. О том, что это не удалось, свидетельствует провал всего афганского проекта, за которым одна часть мира наблюдает с ужасом, другая — со злорадством, третья — с отчаянием, многие, как я, — с обидой и недоумением, ибо Америка хотела только хорошего. 

2

Честертон, любивший парадоксы, оборачивающиеся трюизмами, предсказал последствия революции. «Напрасно вы думаете, — сказал он, — что первыми жертвами восставших масс станут фабриканты, банкиры и прочие толстосумы. Раньше всех расправятся с филантропами». Бедные не любят богатых всегда, но особенно тогда, когда они им помогают. Благотворительность чревата высокомерием подающей стороны и завистью — принимающей. Еще школьником я выписал из Джека Лондона душещипательную максиму: «Милосердие — это не кость, брошенная собаке, а кость, разделенная с ней, когда ты не менее голоден». Филантроп — фигура темная. Бедным его мотивы кажутся туманными и подозрительными. Раз дает — значит, замаливает грехи или рассчитывает их преумножить своими хитроумными путями, недоступными честным нищим. 

В голодные 90-е годы умирающим толстым журналам помогал Фонд Сороса (признан нежелательной организацией). На его деньги журналы отправлялись в провинциальные библиотеки, обнищавшие не меньше своих абонентов. Русским писателям следовало бы поставить Соросу памятник, но вместо этого Солженицын обвинил филантропа в работе на западную разведку. «Помогая живущим на копейки русским ученым, — объяснил Александр Исаевич, — он выяснял, в каких областях отечественная наука отстает от конкурентов и противников». 

В эту чушь легче поверить, если вспомнить, что самый богатый человек в мире перестал им быть, потому что с бешеной интенсивностью раздает свои капиталы. Не вопреки этому, а именно поэтому идиоты всех стран и народов верят, что Билл Гейтс с помощью вакцины «чипирует» население со своим коварными, непонятными, но, бесспорно, зловещими целями. Филантроп ведь не может не иметь тайных намерений, потому что бедные мечтают поменяться с ним не местами, а доходами, которыми они бы распорядились куда умнее — одни золотые унитазы многого стоят. 

Добро без корысти внушает не благодарность, а ненависть. И лучше всех об этом написали кумиры моей юности братья Стругацкие. Когда стало ясно, что в Афганистане американцев встречают не хлебом с солью, я набрался смелости и позвонил в Питер Борису Стругацкому. — Можно ли считать, — спросил я, — что вы предсказали ситуацию на Востоке, где американскую армию встречают как прогрессоров в повести «Трудно быть богом»? — Считайте что хотите, — буркнул Борис Натанович, и я понял, что не первый задаю ему этот вопрос. Тем более что ответ легко найти самому в книге: «Я нес добро, и — Господи! — как они меня ненавидели. Потому что боги пришли, не спрашивая разрешения. Никто их не звал, а они вперлись и принялись творить добро». 

3.

Ошибка Америки коренится в ее главном достижении. Она обожествила тот век, когда создала себе страну из конституции, не зря ставшей самой старой в мире. Американцы застыли в XVIII столетии. Пропустив романтизм с его культом национальной обособленности и суеверной приверженности к мифу «крови и почвы», Новый Свет до сих пор разделяет универсальные принципы Просвещения, которые, как Пифагоровы штаны, подходят всем без исключения. 

«Пойми, — говорил мне босс и товарищ, — Америка стала домом для всех, потому что все хотят одного и того же: достатка, своей крыши, будущего для детей и мира для себя. И достичь этого можно только с помощью свободы и демократии». С этим спорить трудно и не хочется, но это не так. Даже Америка не разделяет общие ценности, когда они не всех устраивают. Как выяснилось 6 января, для половины страны демократия ничего не стоит, если она привела к власти не того президента, которого ей хотелось. И свобода не так уж дорога, если она позволяет считать бандитов «патриотами». 

С Афганистаном все хуже. Двадцать лет Америка строила лестницу, которая позволила бы ему перебраться через стену, ограждающую страну от цивилизации. Казалось бы, все шло как по нотам. Девочки ходили в школу, девушки — в университеты, женщины — на работу, народ — к избирательным урнам. Даже сокровища афганской истории вернулись в музеи. Но то, что мы считали безусловным благом, не было таковым для всех.  «Никакая свобода и демократия, — сказал мне вернувшийся оттуда солдат, — не нужны афганскому крестьянину, если его дочь накрасит губы».

Америка обманывалась, рассказывая себе и другим, что знает секрет счастья. Думая, что несет его с собой, и считая, что всем нравится жизнь, устоявшаяся — худо-бедно, но уж точно лучше, чем при талибах — за долгие 20 лет. Поэтому все эти годы единственная задача американской армии состояла в том, чтобы научить Афганистан охранять себя. «Но учить воевать афганцев, победивших две империи, — написал специалист по Востоку колумнист «Нью-Йорк таймс» Томас Фридман, — так же нелепо, как обучать полинезийцев ловить рыбу».

Армия в 300 тысяч, снаряженная лучшим американским оружием, исчезла мгновенно и неизвестно куда. Американцев ждал трагический сюрприз: плохие свои лучше хороших чужих. И все, что строила в Афганистане Америка, нужно было не всем, а немногим. В первую очередь — самим американцам, которые слишком долго верили, что люди в мире одинаковые, хотят одного и готовы договориться.

Сегодня мы выяснили, что лестница была приставлена не к той стене.

Автор Александр Генис, ведущий рубрики

https://novayagazeta.ru/articles/2021/08/18/progressory


Об авторе
[-]

Автор: Геннадий Петров, Данила Моисеев, Александр Генис

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.08.2021. Просмотров: 30

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta