Афганистан, страна Совета. Кто и как намеревается руководить «Талибаном» после захвата власти в стране

Содержание
[-]

***

«Талибан» - движение антидемократическое

«Талибан» - движение антидемократическое, никогда не участвовавшее и не планировавшее участвовать в выборах, отвергающее саму идею общенациональных голосований и состязания разных идеологий и кандидатов. 

Соответственно, его лидеры не были избраны на свои позиции, а получили их в результате сложных процессов, зачастую скрытых от глаз непосвященных. Но некоторые правила и закономерности политической карьеры верхушки «Талибана» все же возможно проследить.

«Талибан» зародился в хаосе, царившем в Афганистане после окончания советской оккупации, как движение вождистское. Все участники группировки беспрекословно подчинялись лидеру и основателю Талибана мулле Мохаммеду Омару. Ветеран антисоветского подполья, мулла Омар воспользовался непрекращающимися распрями в среде его бывших боевых товарищей, неспособных поделить власть после падения промосковского режима, и за несколько лет подчинил себе Афганистан.

Согласно легенде, в начале 90-х годов Омару во сне явилась женщина, призвавшая его навести порядок в стране, пообещав при этом, что ему поможет сам Аллах. Вдохновившись этим сном, мулла Омар собрал вокруг себя нескольких единомышленников, готовых всегда и во всем подчиняться ему, и объявил о начале вооруженной борьбы. Вскоре о новой миссии Омара стало известно людям вне его окружения, и группа поддержки муллы стала стремительно расти.

Большую часть присоединившихся к нему людей составляли выпускники или ученики пакистанских религиозных школ. На языке пушту эти люди назывались «талибы» — это заимствованное из арабского слово, которое можно перевести примерно как «стремящийся к знаниям». Но в Центральной Азии его использовали для обозначения вполне конкретной группы людей — студентов исламских училищ. Эти студенты и дали имя движению.

Имя движению «Талибан» дали студенты исламских училищ

Главенствующее положение Мохаммеда Омара в движении, судя по доступной информации, никто и никогда не пытался оспорить, а его распоряжения имели силу обязательных для исполнения законов. Распоряжения эти порой давались после совещаний с талибами, отметившимися громкими военными победами или глубоким знанием религиозных книг — они образовали Совет руководителей, известный также под арабским названием Шура. Вероятнее всего, отбирал членов Совета лично Мохаммед Омар.

Уже после завоевания Афганистана талибы даже внесли положение о Совете руководителей в проект конституции страны, который, впрочем, так и остался лишь проектом. В этом документе, в частности, говорилось, что в будущем именно члены Шуры будут назначать главу государства. Доподлинно известно, что Совет занимался утверждением тех или иных людей на военные или политические посты в «Талибане». А в 2015 году, вскоре после того как талибы признали, что мулла Омар умер от туберкулеза еще несколько лет назад, именно Совет руководителей избрал нового главу движения — Ахтара Мансура.

Этот же Совет назначил и преемника Мансура, после того, как тот погиб под американским ракетным ударом. В 2016 году им стал Хайбатулла Ахундзада, который сейчас, после захвата власти талибами, является и фактическим правителем Афганистана. Родился он в 1961 году в семье священнослужителя. По национальности, как и почти все талибы, — пуштун. После советского вторжения в Афганистан в 1979 году бежал в соседний Пакистан, учился там в религиозном училище, но вскоре вернулся на родину и присоединился к бойцам антисоветских сил — моджахедам. После падения просоветского режима одним из первых вступил в Талибан, где довольно быстро дослужился до поста главного религиозного судьи. Считается, что именно Хайбатулла Ахундзада был автором самых радикальных законов, принятых после захвата власти талибами в 1996 году. Например, именно ему приписываются приказы об уничтожении телевизоров и музыкальных инструментов как предметов, противных исламской вере.

Афганские медиа уже после падения режима талибов в 2001 году сообщали, что Ахундзада считался в «Талибане» специалистом по исламскому праву и к его мнению всегда прислушивался и мулла Омар, и члены Совета руководителей, в который Хайбатулла Ахундзада был включен еще при жизни основателя движения. После потери талибами власти Ахундзада был главой шариатского суда в оставшихся под контролем «Талибана» отдаленных горных районах Афганистана. Известно, что на него было совершено как минимум два покушения, в ходе одного из которых взрывом были убиты отец и брат нынешнего лидера талибов. Любопытно, что Хайбатулла Ахундзада был далеко не самым очевидным преемником Ахтара Мансура. Вместе с ним на высший пост в движении также претендовали сын основателя «Талибана» Мохаммед Якуб и один из самых известных полевых командиров талибов — Сираджуддин Хаккани. И хотя ни один из них так и не занял пост главы «Талибана», оба этих человека играют важную роль в делах этой организации.

Мохаммед Якуб, как и его отец, получил религиозное образование в Пакистане, вернулся на родину и присоединился к талибам в войне против США и их афганских союзников. Информация о нем крайне скудная. Нет ни одной фотографии, про которую можно с уверенностью сказать, что на ней изображен именно Якуб. Неизвестен даже год его рождения. Есть предположение, чем ему чуть больше тридцати лет и, вероятно, именно относительно юный возраст помешал ему стать во главе «Талибана» после убийства отца. Вместе с тем, Совет не только включил его в свой состав, но и доверил курировать военные операции примерно в половине афганских регионов. Кроме того, Якуб числится заместителем лидера «Талибана» и входит в ближайшее его окружение. Противники талибов утверждали, что реальных заслуг у Мохаммеда Якуба нет никаких, а высоким местом в иерархии движения он обязан лишь родством с основателем «Талибана».

А вот упомянутый выше Сираджуддин Хаккани свой пост еще одного заместителя лидера талибов получил совершенно заслуженно. Американское Федеральное Бюро Расследований считает его причастным к целой серии нападений на военнослужащих США и афганцев, а также к организации терактов, в частности, унесшего жизни семи человек взрыва в одном из кабульских отелей в 2008 году. ФБР обещает $5 млн за информацию, которая приведет к поимке Хаккани.

В распоряжении американских властей есть мутное фото разыскиваемого и несколько его фотороботов. Сейчас ему, вероятно, от 40 до 50 лет и он потомственный талиб. Отец Хаккани Джаладдуин примкнул к движению еще в 1995 году, а после американского вторжения в Афганистан был назначен ответственным за ведение террористической войны против иностранных сил и их местных союзников. Джаладдуин умер в 2018 году, и командование спецотрядами террористов, названными в его честь «Хаккани», перешло к его сыну Сираджуддину. Среди небоевых заслуг последнего — вышедшая в феврале 2020 года колонка в газете The New York Times, озаглавленная «Что мы, талибы, хотим?». В ней замглавы «Талибана» рассказывает о том, что талибы желают мира и готовы к переговорам с США.

Сираджуддин Хаккани и Мохаммед Якуб являются третьими лицами в иерархии «Талибана». На второй ступени этой иерархии находится первый заместитель главы Талибана Абул Гани Бардар. В отличие от остальных, Бардар — публичная фигура. Именно он возглавлял талибскую делегацию на переговорах в Катаре. Именно его подпись стоит под прошлогодним соглашением с представителями американской администрации, на основании которого США и начали выводить свои войска из Афганистана.

Подписавшись под этим документом, Бардар пообещал, что «Талибан» не допустит превращения Афганистана в базу подготовки новых терактов против США и их союзников. В тексте отдельно оговаривается, что талибы не дадут «Аль-Каиде» действовать на территории Афганистана. В отличие от многих других высокопоставленных талибов, он действительно не был замечен в тесных связях с «Аль-Каидой» и, возможно, именно поэтому американцы с готовностью вели переговоры именно с ним. Вашингтон даже давил на правительство Пакистана, требуя освобождения арестованного пакистанской полицией Бардара. Он оказался за решеткой в 2010 году по так до конца и не ясным причинам, а вышел на свободу в 2018, когда администрация тогдашнего президента США Дональда Трампа уже взяла курс на переговоры с талибами.

И эта страница — далеко не самая яркая в биографии родившегося в 1968 году Абдул Гани Бардара. Как и многие талибы, он воевал еще против советских войск. Причем, уже тогда, задолго до основания «Талибана», был близким другом муллы Омара. Именно Омару он обязан своим именем. Тот называл Абдул Гани братом, на языке урду — «бардар». Американский Newsweek писал, что между двумя талибами могут быть и настоящие родственные связи. По информации журнала, среди жен Омара и Бардара были родные сестры.

Абдул Гани Бардар был одним из первых людей, поверивших в вещий сон муллы Омара и присоединившихся к тому, что позже стало «Талибаном». Фактически, он — один из очень немногих оставшихся в живых отцов-основателей движения. Во время первого правительства талибов, продержавшегося с 1996 по 2001 годы, Бардар сменил несколько высоких постов. Он успел побывать губернатором пары провинций, командующим армейским корпусом и даже заместителем министра обороны.

После прихода американцев и крушения режима талибов, Бардар бежал в горы, где, вместе с остальными лидерами талибов, занялся организацией сопротивления новым властям. Тогда он начал играть ведущую роль в Совете руководителей и отвечать за планирование военных операций.

Некоторые — и в Афганистане, и за его пределами — считают, что именно Абдул Гани Бардар является истинным лидером «Талибана», тогда как возглавляющий движение Хайбатулла Ахундзада или погиб, или добровольно отказался от руководства талибами, оставив за собой лишь номинальный титул. В пользу этих слухов говорит то, что Ахундзада, несмотря на то, что его организация вот уже несколько недель правит Афганистаном, до сих пор так и не появился на публике.

Автор Юрий Мацарский, опубликовано в издании The Insider

http://argumentua.com/stati/afganistan-strana-soveta-kto-i-kak-rukovodit-talibanom

***

Талибы объявили состав нового правительства Афганистана

В предварительный состав нового правительства Афганистана вошли соратники основателя "Талибана" муллы Омара. Его сын Мохаммад Якуб станет министром обороны, а близкий сподвижник Мохаммад Хасан Ахунд возглавит кабинет.

Представитель радикального исламистского движения "Талибан" Забихулла Муджахид объявил о назначениях в новом правительстве Афганистана. На пресс-конференции, прошедшей в Кабуле во вторник, 7 сентября, он сообщил, что исполняющим обязанности главы нового правительства станет мулла Мохаммад Хасан Ахунд. По словам Муджахида, все должности в правительстве пока назначены на временной основе. Мохаммад Хасан Ахунд был близким соратником муллы Омара, одного из основателей "Талибана" и главы государства во время первого правления талибов в 1996-2001 годах. Заместителем Ахунда станет мулла Абдул Гани Барадар, до сих пор возглавлявший политическое бюро исламистов.

Основатель террористической сети возглавит МВД

Пост и. о. министра внутренних дел получил Сираджуддин Хаккани, основатель сети, названной его именем, которую США считают террористической группировкой. Сын основателя "Талибана", муллы Омара, мулла Мохаммад Якуб выдвинут на пост министра обороны. Амир Хан Муттаки назначен на пост министра иностранных дел, а Шер Мохаммад Аббас Станикзай будет его заместителем. Мохаммад Хасан Ахунд, Абдул Гани Барадар, Сираджуддин Хаккани и прочие члены сети "Хаккани" находятся под санкциями ООН.

В правительстве - только пуштунские талибы

О том, что радикальное движение "Талибан" завершило переговоры о будущем составе правительства, ряд СМИ сообщили еще 1 сентября. Ранее представители "Талибана" заявляли, что новое правительство Афганистан будет инклюзивным, однако в кабинет министров вошли только талибы. Более того, по сообщениям местных СМИ, в составе правительства - только представители двух основных пуштунских племен: дуррани и гильзаи, нет представителей других наций и народов. "Ни одного таджика, хазарейца, узбека", - констатирует отмечает сетевое издание Afghanistan Fact Checks.

После взятия почти всех провинций Афганистана талибы 15 августа вошли в Кабул. США, Германия и другие государства открыли воздушный мост для эвакуации из Афганистана своих граждан, а также афганцев, которые сотрудничали с ЕС, НАТО и международными правозащитными и гуманитарными организациями.

Автор Евгений Жуков

https://p.dw.com/p/402hH

***

Афганистан - вся власть талибам?

Талибы представили в Кабуле свое временное правительство. В списке - только сами исламисты. Превращение Афганистана в тоталитарный эмират ухудшит ситуацию в стране, считает Сандра Петерсман.

Талибы празднуют победу

Итак, Афганистан - снова репрессивный исламский эмират. Для иллюстрации хватит одного имени: назначенный министром внутренних дел мулла Сираджуддин Хаккани с 2007 года числится в ооновском списке разыскиваемых террористов. В США за его голову назначена премия в 10 миллионов долларов.

Считается, что Хакккани близок к "Аль-Каиде", что это именно он несет ответственность за организацию в Кабуле целого ряда крупных террористических актов смертников, в том числе, атаки на посольство Германии в мае 2017 года. Как скажутся кадровые назначения талибов на повседневной жизни людей?  

Дамоклов меч страха

Когда пару дней назад я звонила в Катар афганской политической деятельнице Хабибе Сараби, она сказала, что чувствует себя соломинкой, отданной во власть стихии. Дрожащим голосом она рассказывала, что испытывает жуткий страх перед возвращением на родину. Потому что она - политически активная женщина, а еще потому, что относится к шиитскому меньшинству хазарейцев.

В преимущественно суннитском Афганистане хазарейцы часто подвергаются бытовой дискриминации, но во времена первого режима талибов (1996-2001 годы) они были жертвами систематических репрессий. В 1998 году в Мазари-Шарифе дело дошло до массовых убийств хазарейцев.

Неужели Афганистан снова станет страной, в которой женщины, меньшинства и инакомыслящие, чтобы выжить, должны будут стать невидимками? Собственное ощущение безопасности зависит не только от того, подвергается ли кто-нибудь насилию, но и от осознания того факта, что некто может в любой момент это насилие применить. Причем, имея абсолютную власть, безнаказанно. Страх нависает над всеми как Дамоклов меч.

Абсолютизм победителей

Хабиба Сараби, чувствующая себя соломинкой, была частью афганского государства, возникшего в результате западной интервенции после терактов 11 сентября 2001 года. Она была первой женщиной - губернатором одной из афганских провинций, занимала пост министра по делам женщин и баллотировалась в вице-президенты. И она была одной из тех четырех женщин, которые еще несколько недель назад были участницами оказавшихся тщетными мирных переговоров с талибами в катарской столице Дохе.

Талибы разгромили и уничтожили Исламскую Республику Афганистан, которую отстаивала Сараби. В их Исламском Эмирате женщины не занимают более политических постов. Но и мужчин - представителей прежнего правопорядка в структурах эмирата не найти: вопреки всем заверениям талибов, обещающих никого не исключать при создании исламской системы власти.

Новый режим талибов - это абсолютистское правительство победителей. Без женщин. Без представителей меньшинств. Без иных. Исламские фундаменталисты совершают такую же катастрофическую ошибку, как и мировое сообщество: в конце 2001 года США и их союзники высокомерно отказались вести переговоры с побежденными - с талибами.

Как побитые собаки

Итог известен: в Афганистане началась эскалация войны. США и НАТО привнесли ее в афганские деревни, а цену платили мирные жители. В конце концов по истечении 20 лет войска международной коалиции, как побитые собаки, улизнули с поля боя, а талибы упиваются своей победой над сверхдержавой.

Но праздновать триумф на поле боя - совсем другое, чем править в XXI веке обнищавшей, многонациональной страной с населением в 38 миллионов человек. Уже сейчас возникают очаги вооруженного сопротивления. И уличные протесты отважных женщин и мужчин. И повстанцы, и протестующие снимают свои акции на смартфоны для публики во всем мире.

Горькая нищета и голод

Афганцы переживают тяжкие лишения. Миллионы голодают, кочуют с места на место, став беженцами в собственной стране, страдают от засухи и насилия. ООН предостерегает от гуманитарной катастрофы, от нового потока беженцев из Афганистана. Финансовая помощь мирового сообщества, от которой Афганистан полностью зависит после в общей сложности четырех десятилетий войны, заморожена с момента захвата власти талибами. Экономика в коллапсе, гуманитарная помощь буксует. Высшей обязанностью нового афганского правительства должны были бы стать помощь и защита собственного населения.

А что делают талибы? Они жестко пресекают мирные демонстрации. Они добиваются решающего боя в Панджшерской долине. Они наказывают журналистов. Запрещают музыку. Предписывают студенткам, как им одеваться. Отрицают уже доказанные факты расправы из мести.

Путь в катастрофу

Воинственные исламисты не смогут все время править страной с помощью насилия, репрессий и запретов, а также невежества, краснобайства и вранья. Таковы не в последнюю очередь уроки поражения бывшего Советского Союза и западных демократий на афганском поле боя.

Попытка сделать Афганистан демократической страной провалилась потому, что ее предпринимали односторонне, самонадеянно, непоследовательно и властолюбиво. Новый рывок талибов к превращению Афганистана снова в тоталитарный эмират неминуемо еще больше ухудшит ситуацию. Голод, несправедливость и отчаяние - это опасные противники. Даже для одержавших мнимую безраздельную победу.

Автор Сандра Петерсман, обозреватель DW

https://p.dw.com/p/405JE

***

Талибы* создают интригу вокруг будущего правительства Афганистана

Сейчас вся интрига в возможных назначениях в будущее правительство Афганистана. Пока позиция талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) постоянно меняется. Похоже, что они пытаются прощупать реакцию внешних игроков на то или иное назначение. Появлялись публикации, что мулла Барадар возглавит правительство, через некоторое время — что ему отдадут министерство иностранных дел, а страной будет руководить мулла Хайбатулла. Россия пока выжидает.

Из Панджшерского ущелья, последнего бастиона сопротивления талибам (организация, деятельность которой запрещена в РФ), поступают противоречивые сообщения. Перед началом штурма позиций сопротивления в Панджшере движение «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) заставило компании отключить в провинции электроэнергию, мобильную связь и интернет. Ранее талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) заявляли, что их вооруженные отряды полностью взяли под контроль столицу провинции, которую оппозиционные силы удерживали после падения Кабула в течение последних трех недель.

«С вечера воскресенья позиции бойцов сопротивления подвергаются атакам беспилотников, поэтому многим из них пришлось ретироваться и уйти в высокогорные районы», — сообщает ТАСС со ссылкой на источник, близкий к Фронту национального сопротивления. По словам источника, из-за напряженной обстановки в Панджшерском ущелье и непрекращающихся обстрелов со стороны талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) «большая часть жителей региона покинула свои дома и ушла высоко в горы». Он подтвердил распространенную ранее талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) информацию о том, что им удалось захватить офис губернатора региона, а также мавзолей Ахмада Шаха Масуда (1953—2001), отца нынешнего лидера ополченцев Ахмада Масуда. Талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) заявляют о взятии провинции Панджшер и об окончании войны. Однако лидер Панджшера Ахмад Масуд опроверг заявления представителей движения и призвал афганцев к общенациональному сопротивлению.

Если действительно состоялся захват Панджшера, то это значительное достижение для талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которым никогда не удавалось удерживать долину под своим контролем. Напомним, что расположенная к северу от Кабула провинция Панджшер является одной из самых маленьких среди 34 провинций Афганистана. Она имеет стратегическое значение, поскольку через нее пролегает основной маршрут из Кабула на север, где расположены такие важные города, как Мазари-Шариф и Кундуз. Провинция населена в основном этническими таджиками. Силы «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) состоят преимущественно из пуштунов, представителей самой крупной этнической группы Афганистана. После того, как 15 августа талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) взяли Кабул, тысячи бывших солдат афганской армии и спецназа сосредоточились в Панджшере, присоединившись к местным ополчениям под руководством Ахмада Масуда и бывшего вице-президента Афганистана Амруллы Салеха.

В этой связи отметим важные детали. «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) развернул наступление в Панджшере вскоре после того, как Кабул посетил с визитом глава пакистанской разведки Фаиз Хамид. Он встретился с лидерами движения и обсудил с ними вопросы безопасности, взаимодействия в области экономики и торговли, возобновления работы Кабульского аэропорта, положения афганских беженцев и так далее. Однако визит генерала прошел на фоне двух очень серьезных событий в афганской политике, и это не было случайным совпадением. Кабул заявил о своей победе над силами сопротивления в Панджшере через несколько часов после того, как Масуд приветствовал предложения религиозных авторитетов о проведении мирных переговоров с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ), если они выведут свои силы из провинции. Эти переговоры не увенчались успехом, а столкновения привели к большим потерям с обеих сторон.

Что дальше? Талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) явно стали играть на обострение. Они фактически не отреагировали на резкие заявления президента Таджикистана Эмомали Рахмона, который потребовал таджикского этнического представительства в новом правительстве Афганистана. Душанбе не соглашается идти на контакт с «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Президент Эмомали Рахмон, поддерживавший таджикское сопротивление в Панджшере, открыто заявляет, что талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не соблюдают договоренностей, а таджики имеют право на достойное представительство в правительстве. Кстати, Рахмон посмертно наградил лидеров сопротивления талибам (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в 1990-х годах — Бурхануддина Раббани и Ахмада Шаха Масуда — орденами Исмоли Сомони первой степени. Погибшие афганские политики были удостоены награды «за содействие и посредничество в переговорах между таджиками в 1993—1996 годах, великий вклад в процесс восстановления мира в Республике Таджикистан».

То, что награждение было проведено именно сейчас, должно было продемонстрировать талибам (организация, деятельность которой запрещена в РФ), странам региона и внешним игрокам, что позиция Душанбе не меняется. В свою очередь талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) обозначили свою позицию по Израилю. Спикер «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Забиулла Муджахед в интервью иранскому телеканалу назвал Израиль «оккупантом» и сравнил эту страну с «опухолью», которую необходимо уничтожить. А официальный представитель талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Сухайль Шахин заявил в интервью ВВС, что «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) будет защищать права мусульман во всем мире. Кстати, «Аль-Каида» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), поздравляя талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с победой, призвала мусульман «подготовиться к следующему этапу» джихада для установления исламского правления от арабской Северной Африки до Ближнего Востока.

Сообщается также, что в Афганистан вернулся бывший помощник Усамы бен Ладена — Амин уль-Хак, и это известие вызвало большой резонанс. Он когда-то возглавлял службу безопасности бен Ладена и был главным поставщиком оружия для «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Эксперты также обратили внимание на слова талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) об общности религиозных ценностей, поскольку они произносятся на фоне заявлений о защите прав мусульман Средней Азии, которые все чаще стали звучать в мечетях Афганистана. Узбекистан пока не выдвигает талибам (организация, деятельность которой запрещена в РФ) условий и не высказывает пожеланий. Ташкент согласился предоставить свою территорию для транзита афганцев, эвакуированных из Кабула, но в СМИ уже появилась информация, что Узбекистан просит Вашингтон поторопиться и перенаправить перемещенных в третью страну.

Но сейчас вся интрига в возможных назначениях в будущее правительство Афганистана. Пока позиция талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) постоянно меняется. Похоже, что они пытаются прощупать реакцию внешних игроков на то или иное назначение. Появились публикации о том, что мулла Барадар возглавит правительство, через некоторое время — что ему отдадут министерство иностранных дел, а страной будет руководить мулла Хайбатулла. Россия пока выжидает. Так что все еще впереди.

*Талибы — запрещённая в России организация

Автор Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/3363671.html

***

Талибы объявили о независимости Афганистана. Удастся ли новой власти остановить насилие и возродить страну

То, что талибы придут в Кабул, – ни у кого не вызывало сомнений. Это был вопрос времени. Но что режим Ашрафа Гани падет так быстро, стало большой неожиданностью. 31 августа американские военные покинули аэропорт Кабула. Закончился 20-летний период их пребывания на афганской земле. Представитель Движения талибов (ДТ, запрещено в РФ) Забихулла Муджахид заявил, что теперь Афганистан обрел полную независимость.

Многие задаются вопросом, почему боевикам в шлепанцах удалось так грамотно провести широкомасштабную операцию, отрезав Кабул от севера страны, а сторонников бывшего «Северного альянса» – от возможной ресурсной базы, взять под контроль границу по всему периметру, лишив режим Гани многомиллионных таможенных поступлений, и планомерно брать под контроль один провинциальный центр за другим. Почему в одних местах армия оказывала сопротивление, а в других капитулировала целыми соединениями во главе с командирами? Можно ли верить заявлениям ДТ и что дальше будет происходить в Афганистане?

Спланировать операцию, элементы которой были грамотно согласованы по целям, месту и времени, могли только профессиональные военные. При первом приходе талибов к власти в 1996 году это были пакистанцы. Сейчас прямых данных, кто это мог быть, пока нет. Но это вопрос времени.

Если судить по косвенным данным, то и второй приход талибов к власти не обошелся по крайней мере без Межведомственной разведки Пакистана (ISI). Она всегда была государством в государстве. Для многих осталась незамеченной фотография, появившаяся в блогосфере, на которой шеф ISI генерал-лейтенант Фаиз Хамид совершает совместно с одним из лидеров ДТ муллой Абдул Гани Барадаром намаз. Случайность? Учитывая, кто основал ДТ, кто продвигал его интересы и обеспечивал ресурсами в 1990-х годах, вряд ли.

В Афганистане традиционно сильны родоплеменные отношения. Где силой, где угрозами, где подкупом и увещеваниями талибы решали свои задачи. Кабул был занят без сопротивления. Афганская правительственная армия ожидаемо разделилась на пуштунов и непуштунов. Первые стали поддерживать талибов, вторые оказались в рядах нового «Северного альянса», который в Панджшерской долине во главе с вице-президентом Амруллой Салехом и сыном Ахмад Шаха Масуда – Ахмадом Масудом-младшим оказывает сопротивление талибам.

Чтобы удержать власть, военной силы недостаточно. Надо уметь управлять государством, у которого накопились огромные проблемы. Страна три года подряд переживает сильнейшую засуху, а 2021-й стал самым засушливым за последние 30 лет – около 40% посевов погибли. Уже не раз борьба за доступ к воде решалась с помощью оружия. Треть населения, или 13,5 млн человек, нуждаются в чрезвычайной продовольственной помощи. Половина афганцев зависит от международной гуманитарной помощи. Голод и отсутствие безопасности заставили сотни тысяч людей покинуть места своего проживания. Никто не знает их точного количества.

Осенью ситуация может стать катастрофической. Никто не знает истинной картины по коронавирусу. Особенно в сельской местности. Системы медицинского и особенно ветеринарного обеспечения разрушены. На руках у населения огромное количество оружия. В свой первый приход к власти талибы пытались его изъять, но против выступили племенные вожди, традиционно имевшие каждый свою армию. Это сразу же подорвало позиции талибов. И сейчас вряд ли племенная верхушка пожелает расстаться с оружием.

Судя по заявлениям, разница между талибами 1996 года и нынешними есть. Лидеры ДТ, по всей видимости, сделали соответствующие выводы. Но одно дело давать обещания, другое – выполнять их. А вот с этим пока не получается. С мест приходят сообщения о расправах над несогласными с талибами. Так, в Бадгисе казнен начальник провинциального управления безопасности пуштун Хаджи Мулла Ачакзай. В Газни талибы после пыток казнили хазарейцев. В Фарахе публично казнены на глазах у детей трое бывших полицейских. В Кандагаре на почве мести убиты более 100 человек. При этом талибы в Кабуле заявляют, что они запрещают кровную месть, а все споры будет решать шариатский суд. 29 августа из провинции Баглан пришло сообщение об убийстве талибами известного исполнителя национальных песен Фавада Андараби.

Вместе с тем из Кабула, Герата, Кандагара, Джелалабада приходят сообщения о начале работы рынков, магазинов, аптек. На улицах появились люди. По всей видимости, лидеры талибов понимают, что возврат к временам первого прихода к власти может вновь отвернуть от них людей. Талибам, чтобы удержать власть, крайне важно добиться международного признания. 80% бюджета страны зависит от иностранной помощи. Но ДТ никогда не было однородной структурой. Есть политическое крыло, а есть военное, ведущее свою игру. Политическое крыло во главе с муллой Барадаром стремится, по крайней мере на словах, к установлению в стране приемлемого для международного сообщества режима. У тех лидеров талибов, которые реально руководят боевыми отрядами, свое видение будущего Афганистана. 

Наиболее радикальные позиции в ДТ всегда занимали боевики «Сети Хаккани» (запрещена в России). Они координировали свои действия с иностранными террористическими организациями и бандформированиями. И маловероятно, что «Сеть Хаккани» прервет взаимодействие с ними после прихода талибов к власти. Что касается сопротивления афганских таджиков в Панджшерской долине, то это свидетельство того, что страна никогда не была единой и ей грозит очередной раскол. Но говорить о том, что возрождается новый «Северный альянс», преждевременно. В ближайшее время вряд ли еще кто-то выступит с оружием в руках против талибов. Многие сторонники бывшего «Северного альянса» либо бежали из страны, либо вынуждены подчиниться более сильному.

Талибы объявили, что в ближайшее время сформируют новый высший орган власти. Маловероятно, что в него войдет кто-то не из состава руководства ДТ. Скорее всего там будут только свои. По прогнозам специалистов, ключевую роль в правительстве будут играть три человека. Это мулла Барадар – заместитель лидера ДТ по политическим вопросам, мулла Якуб Омари – еще один заместитель лидера ДТ, руководитель военной комиссии, и Халил Ар-Рахман Хаккани, представитель «Сети Хаккани». Первому прочат пост премьера и министра иностранных дел. Второй может возглавить военное ведомство, а третий – стать шефом Министерства внутренних дел.

Уже назначены некоторые министры, глава ведомства по вопросам госслужбы, руководители полиции в большинстве провинций и некоторые губернаторы. Но если на ключевые посты у талибов еще хватит своих людей, то с управленцами низового звена как в самой столице, так и в провинциях будут проблемы. Талибам придется по крайней мере первое время использовать чиновников бывшего правительства Ашрафа Гани. На местах племенные вожди будут выжидать, как будут развиваться события и что им предложит новая власть. Будет идти традиционный торг. Такое в истории Афганистана было уже не раз.

Талибы – часть афганского общества. Но чтобы люди им поверили, талибам придется выстраивать нормальные отношения со всеми, независимо от принадлежности к религиозным конфессиям или национальностям. На деле надо доказать, что они не допустят расправ над религиозными и национальными меньшинствами, в первую очередь шиитами, учтут пожелания всех национальностей, особенно таджиков, узбеков, хазарейцев, туркмен при формировании власти в центре и на местах.

Реакция международного сообщества на приход к власти талибов выжидательно-настороженная. Никто не спешит признать ДТ в качестве легитимной власти в Афганистане. Даже ОАЭ и Саудовская Аравия, признавшие талибов в период их правления Афганистаном в 1996–2001 годах, сейчас проявляют сдержанность. Настрой у большинства – пусть талибы сначала докажут, что они настроены на примирение и созидание, что действительно порвали с «Аль-Каидой» (запрещена в России), выгнали из страны боевиков «Исламского государства» (запрещено в России) и прочих джихадистов.

В Афганистане традиционно все построено на жесткой и грубой силе, договорах и подкупах. Бал всегда правит сильнейший. В борьбе за власть афганцы, как правило, создают союзы. Но когда она оказывалась в их руках, бывшие соратники нередко становились непримиримыми врагами. Талибы не исключение. Как знать, не начнут ли делить между собой власть и ресурсы отряды, подчиняющиеся соответственно командованию «Западной зоны» и «Восточной зоны».

Автор Николай Плотников – руководитель Центра научно-аналитической информации Института востоковедения РАН, профессор факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор политических наук.

https://www.ng.ru/courier/2021-09-05/9_8243_afganistan.html


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Мацарский, Евгений Жуков, Сандра Петерсман, Станислав Тарасов, Николай Плотников

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.09.2021. Просмотров: 20

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta