Афганистан поставил страны Центральной Азии перед геополитическим выбором

Содержание
[-]

***

Вице-президент Афганистана Салех призвал сопротивляться талибам и напомнил, что по конституции он возглавляет страну 

Первый вице-президент Афганистана при президенте Ашрафе Гани Амрулла Салех заявил, что по конституции он остается главой государства, а также призвал присоединяться к сопротивлению талибам*.

«В соответствии с конституцией Афганистана, в случае отсутствия, бегства, отставки или смерти президента, первый вице-президент становится и.о. президента. Сейчас я нахожусь в своей стране и являюсь легитимным врио президента. Я связываюсь со всеми лидерами (других государств или сил в Афганистане — неясно. — Ред.), чтобы заручиться их поддержкой и согласием», — написал Салех. Он также призвал граждан перестать критиковать президента США Джо Байдена за вывод войск из Афганистана и присоединяться к сопротивлению.

15 августа бойцы «Талибана» без боя взяли столицу Афганистана Кабул и объявили об установлении полного контроля над территорией страны. На фоне происходящего президент Ашраф Гани сложил свои полномочия и улетел за границу. Талибы заявили о намерении объявить Исламский Эмират Афганистан, однако вопрос о международном признании такого государственного образования не поднимался. Стороны предлагали талибам сформировать временное переходное правительство, однако боевики пожелали взять власть напрямую. На данный момент неизвестно, планируют ли талибы формировать органы власти с представителями других сил. Спикер «Талибана» Забихулла Муджахид заявил, что талибы нацелены на переговоры по созданию «открытого и инклюзивного исламского правительства».

Министерство иностранных дел России отчиталось об установлении контактов с запрещенным в РФ террористическим движением «Талибан» как с «представителями новых властей». При этом глава МИД РФ Сергей Лавров подчеркнул, что Москва «не торопится» признавать талибов легитимными правителями Афганистана.

*террористическая организация, запрещена в России

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/08/17/vitse-prezident-afganistana-salekh-prizval-soprotivliatsia-talibam-i-napomnil-chto-po-konstitutsii-on-vozglavliaet-stranu-news

***

О новой власти в Афганистане и принципе невмешательства

Революционный радикализм – экспортный товар, а не внутреннее дело страны

Радикалы из движения «Талибан» (запрещенного в РФ) без боя заняли Кабул вернули себе власть над Афганистаном. Из афганской столицы эвакуируют сотрудников иностранных посольств. Американцам, как сообщается, нужно не просто успеть уехать самим. Им также придется вывозить из страны десятки тысяч афганцев, которые им помогали все эти годы. Экс-президент США Дональд Трамп уже назвал произошедшее крупнейшим провалом администрации Джозефа Байдена: талибы перешли к решительным действиям после того, как Вашингтон весной объявил о выводе войск.

Президент Афганистана Ашраф Гани, по сути, лишился активной поддержки больших иностранных государств. Неизвестно, как сложатся отношения этих стран с талибами. Считается, что радикалы получили негласное одобрение со стороны Китая, которое в ближайшее время может стать гласным и явным. КНР якобы готова поддержать такую власть в Афганистане в обмен на невмешательство во внутренние китайские дела. Другими словами, Пекин рассчитывает на то, что в Афганистане не будут укрывать уйгурских сепаратистов.

Невмешательство – важная тема, которая всякий раз поднимается, когда речь идет об Афганистане. Можно ли действительно игнорировать или молчаливо принимать то, что происходит в другой стране, если там к власти приходят радикально настроенные исламисты? Конечно, есть принцип суверенитета. Каждый народ сам выбирает свой путь. Талибы не установили бы контроль над Афганистаном, если бы не получали поддержки от населения. За годы другой власти убедить афганцев в том, что радикализм – зло, не удалось.

Но как быть с теми, кто жить при талибах не хочет, кто видит в них угрозу своей жизни? В США человеку, который выступает против Трампа или Байдена, гарантированы все права. Во Франции можно на дух не переносить Макрона, но при этом пользоваться всеми гражданскими свободами. Жесткие режимы на Ближнем Востоке и в Средней Азии права таких граждан, мягко говоря, не защищают. Западные страны пытаются это делать, они видят в этом свою цивилизационную миссию и этим объясняют свое вмешательство в дела таких стран, как Ирак, Афганистан или Сирия.

Конечно, это не единственная причина. Стран, изолированных от остального мира, с абсолютно автономными внутренними процессами, просто нет. Талибы – люди с революционным мышлением. А любой революционер – потенциальный экспортер своего идеологического продукта. Интернет сделал мир очень тесным. Исламским радикалам достаточно основать свой эмират в любой точке земного шара, и это мгновенно воодушевляет их братьев по разуму повсюду. Опасен экспорт радикализма через реальные границы. Не менее опасен такой экспорт и в пространстве, объединенном медиа.

США свою цивилизаторскую миссию в Афганистане провалили. 2 трлн долл., которые американцы потратили за прошедшие 20 лет, и 2 тыс. убитых солдат показались им слишком высокой ценой, они не хотят больше тратить деньги и жизни своих людей. Позади они оставляют страну во власти радикалов, очаг революционных идей, от которого бегут – и еще побегут – тысячи местных жителей. Китай, имеющий влияние на Пакистан, оказался вплетен в эту историю, и теперь, кажется, выходит, что КНР среди прочих больших держав передают цивилизаторскую эстафету. И договоренностью по поводу уйгуров дело может не ограничиться: если талибы нарастят свое влияние в регионе, если начнется экспорт революции, радикалы станут диктовать новые условия, все долгосрочные соглашения придется пересматривать. Ни Китай, ни Россия, по всей видимости, не хотели пробовать себя в американской роли в Афганистане. Но проблема в том, что принцип отстранения, невмешательства в афганские дела будет сложно соблюсти.

Источник - https://www.ng.ru/editorial/2021-08-16/2_8226_editorial.html

***

"Талибан" стал полупризнанной организацией

Победители войны в Афганистане пребывают в неопределенном международном статусе.

Первые сутки после победы «Талибана» (организация, запрещенная в РФ) мировое сообщество решало задачу – что делать с новой властью Афганистана. О ее признании не заявило ни одно государство, однако готовность сотрудничать с ней проявили многие. В том числе Россия. Афганский вопрос также был обсужден на Совете Безопасности ООН.

В ночь на понедельник новости из Афганистана поступали главным образом из аэропорта Кабула. Там под охраной тысяч американских солдат началась эвакуация иностранцев и тех афганцев, кто сотрудничал с силами НАТО. Коммерческие авиарейсы из Афганистана прерваны. Последние из них попытались взять штурмом собравшиеся в аэропорту тысячи афганцев. Был открыт огонь, погибли люди. Весь понедельник из аэропорта продолжалась эвакуация. По-видимому, обещаниям политического крыла «Талибана» не преследовать сторонников свергнутого режима в Афганистане не сильно верят.

Около 60 стран, в числе которых США, Канада, Франция, Германия, Италия, Япония, Великобритания, выпустили заявление с призывом не препятствовать отъезду всех, кто желает покинуть страну, – как иностранцев, так и местных жителей. Призыв адресован не только талибам, но и сопредельным с Афганистаном государствам. Явно неудачное для США окончание самой долгой в их истории войны в Америке вызвало большой резонанс. Белый дом критикуют. Дональд Трамп даже призвал Джозефа Байдена подать в отставку. Критики президента часто вспоминают его июльское уверенное заявление, что по вьетнамскому сценарию американские войска Афганистан не покинут. Байден говорил, что у талибов не хватит сил взять Кабул. Однако произошло иначе.

Тем не менее едва ли афганское поражение скажется на рейтинге Байдена. Во-первых, рядовые американцы традиционно не уделяют большого внимания внешней политике. Во-вторых, действия Байдена не расходятся с мнением его избирателей. В американском обществе по отношению к Афганистану давно сложился консенсус: войска оттуда надо выводить. По всем опросам, выступающих за вывод войск респондентов вот уже несколько лет не менее 70%. До падения Кабула и ООН, и ЕС, и США заявляли, что не признают режим талибов, если они свергнут правительство Афганистана вооруженным путем. Теперь именно это и произошло. На момент подписания номера не закончился Совет Безопасности ООН, где обсуждался афганский вопрос. В целом реакция мировых лидеров на события в стране определилась ранее.

«Ситуация в Афганистане уже претерпела серьезные изменения, и мы уважаем пожелания и выбор афганского народа», – заявила официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин. Это похоже на выражение готовности Китая сотрудничать с талибами. Аналогичное желание, по существу, выразила Россия. Складывается парадоксальная ситуация: запрещенная в РФ группировка охраняет посольство РФ в Кабуле, и это воспринимается в российском МИДе как должное. Директор второго департамента Азии МИД РФ Замир Кабулов в эфире телеканала «Россия 24» заявил, что ему талибы «давно показались гораздо более договороспособными, чем марионеточное кабульское правительство». Российские дипломаты в Кабуле ведут переговоры с представителями движения и утверждают, что ситуация в городе спокойная.

С весьма комплементарным для «Талибана» заявлением по пакистанскому телевидению выступил премьер-министр Пакистана Имран Хан. По его словам, талибы «сбросили оковы ментального рабства в Афганистане». Эксперты считают, что именно Пакистан заинтересован в налаживании отношений с новой властью в первую очередь. Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников в беседе с «НГ» обращает внимание на то, что граница между двумя государствами, проходящая по так называемой линии Дюранда, до сих пор официально не признана Кабулом. Пойти на такое признание американцы не смогли уговорить даже лояльное к ним правительство Афганистана. С учетом того, что значительная часть населения двух стран – этнические пуштуны, у Пакистана всегда есть основания опасаться, что нелояльное к нему афганское правительство может разыграть пуштунскую карту. Уже только поэтому в Исламабаде заинтересованы в хороших отношениях с новой властью в Кабуле. К тому же ее лояльность нужна для беспрепятственного транзита товаров через афганскую территорию. Сотников даже предположил, что именно Пакистан будет первой страной, которая признает правительство талибов.

Между тем каким будет это правительство, пока непонятно. Непонятно вообще, кто руководит «Талибаном» и представляет ли это движение единое целое. Формальный лидер талибов с 2016 года – Хайбатулла Ахундзада. Однако фактическими командующими вооруженными формированиями движения эксперты называют Сиражуддина Хакани и Мохаммеда Якуба. Последний – сын создателя «Таллибана», муллы Омара, убитого американцами в 2013 году. Есть еще политический офис движения, с которым вели переговоры США в столице Катара, Дохе. Там главную роль играет мулла Абдул-Гани Барадар. От него исходит большая часть обещаний, касающихся внешней политики и соблюдений прав человека, данных талибами Западу. Однако насколько мулла Барадар реально может влиять на обстановку в Афганистане, по-прежнему остается вопросом открытым.

Автор Геннадий Петров

https://www.ng.ru/world/2021-08-16/6_8226_afganistan.html

***

Если признавать власть талибов, надо с ними сотрудничать.

Страны Центральной Азии опровергли слухи о том, что сдавший власть запрещенному движению «Талибан» президент Афганистана Ашраф Гани укрылся в регионе. Местонахождение его точно не известно.

Власти стран Центральной Азии внимательно следят за развитием событий в Афганистане и готовятся к неизбежному приему беженцев. В регионе ощущается растерянность от стремительной смены власти в Кабуле: некоторые мировые центры готовы признать власть талибов, другие категорически против. В условиях политики многовекторности, которую провозгласили местные лидеры, трудно принять решение.

70 стран мира, в том числе Евросоюза и США, призвали талибов открыть границы и выпустить из страны всех желающих. «Дороги, аэропорты и границы должны оставаться открытыми, должно поддерживаться спокойствие. Афганский народ заслуживает того, чтобы жить в безопасности и достойно, а члены международного сообщества готовы оказать им помощь», – говорится в их совместном заявлении. Из стран Средней Азии только Таджикистан заявил о готовности принять из Афганистана 10 тыс. человек. При этом на таджикско-афганской границе пока спокойно, беженцев не видно. По всей границе созданы три линии обороны, на которых задействованы силы и средства погранвойск, Минобороны, Госкомитета по национальной безопасности, МВД, а также резервисты, сообщил ресурс «Азия плюс». У Казахстана нет общей границы с Афганистаном, но здесь готовятся к приему афганских беженцев.

Этот вопрос обсуждался в ходе телефонного разговора министра иностранных дел Казахстана Мухтара Тлеуберди с госсекретарем США Энтони Блинкеном. Речь шла о приеме 2 тыс. афганцев, работавших на правительство США. Однако 15 августа МИД Казахстана, подтвердив факт переговоров, информацию о беженцах опроверг. Тем временем президент Касым-Жомарт Токаев провел совещание с руководителями силовых органов по ситуации в Афганистане и поручил принять меры для обеспечения безопасности граждан Казахстана и дипломатов, находящихся в Афганистане. «Казахстан обеспокоен эскалацией напряженности в Афганистане и внимательно следит за развитием событий», – написал Токаев в Twitter.

Тема Афганистана была главной в телефонной беседе лидеров России и Узбекистана Владимира Путина и Шавката Мирзиёева. «Достигнута договоренность о продолжении тесных контактов и взаимодействия по линии соответствующих ведомств двух стран по вопросам обеспечения региональной безопасности и стабильности», – говорится в распространенном заявлении пресс-службы президента Узбекистана. «В странах Центральной Азии, учитывая их общую многовекторность, чувствуется растерянность от стремительной смены власти в Афганистане. С одной стороны, западные страны настаивают на непризнании движения «Талибан». В частности, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон предостерег западные страны от преждевременного и одностороннего признания «Талибана» в качестве легитимной власти в Афганистане. С другой стороны, Россия и Китай – на грани признания, хотя и не торопятся об этом говорить», – сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев. Вопрос согласования признания движения «Талибан» планировалось обсудить на экстренном заседании Совета Безопасности ООН 16 августа.

Представитель президента России по Афганистану, директор второго департамента Азии МИД Замир Кабулов сообщил, что Москва не будет спешить с признанием талибов. По его словам, Россия намерена посмотреть, «как режим себя будет вести», однако рассчитывает на дружественные отношения с талибами, «опираясь на наработанный за последние годы материал». При этом Кабулов сообщил «Эху Москвы», что талибы взяли под охрану внешний периметр российского посольства в Кабуле. «Завтра (17 августа. – «НГ») с послом РФ они будут обговаривать детали на более долгосрочную перспективу», – добавил он.

«Ели признавать «Талибан», то надо с ним сотрудничать. Проблема в том, что «Талибан» демонизирован, и объяснить своему населению сотрудничество с ним будет сложно. В наиболее выгодной ситуации Узбекистан, который с 2017 года ведет переговоры с талибами, принимал их в Ташкенте, обсуждал с ними реализацию инфраструктурных проектов. В Туркменистане никто никому ничего не будет объяснять, это тоже понятно. Сложнее всех Таджикистану с его ярой антиталибской линией. Тем более что в Таджикистане присутствует определенная этническая солидарность с афганскими таджиками. И хотя это не национальная идея, но она весьма распространена», – считает Князев.

Ситуация зависит еще и от того, пойдут ли на контакт с талибами живущие на севере Афганистана в провинции Панджшер этнические таджики. Дело в том, что один из молодых лидеров таджиков Амрулла Салех отправил в Панджшер несколько конвоев с оружием и боеприпасами. Часть афганских таджиков намерена противостоять талибам. В свое сопротивление они втянули сына легендарного лидера Северного альянса Ахмад Шаха Масуда. Видные панджшерские политики – Ахмад Вали Масуд и Ахмад Зия Масуд, Юнус Кануни – и менее известные персоны в настоящее время ведут переговоры в Исламабаде об условиях сосуществания с талибами. «Ситуация взрывоопасная, малейшая провокация может вызвать цепную реакцию в Афганистане. Если Таджикистан в таких условиях возьмется помогать афганским таджикам, то совершит политическую ошибку», – считает Князев. При всем этом для стран Средней Азии, Ирана и даже Пакистана прием беженцев – не только гуманитарная акция, но и угроза для безопасности страны. В частности, в том же Таджикистане население и так бедствует, что будет, если открыть границу для тысяч афганских беженцев, которых надо кормить и поить, – вопрос открытый.

Автор Виктория Панфилова, oбозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

https://www.ng.ru/cis/2021-08-16/1_8226_asia.html

***

Конец «глобальной войны с терроризмом»

Джозеф Байден объявил, что Соединенные Штаты завершат свою боевую миссию в Ираке к концу года

Как отмечает «Вашингтон пост», 46-й президент пытается опустить занавес над самым «дорогостоящим и смертоносным конфликтом эпохи», которую его предшественники назвали «глобальной войной с терроризмом» и которая длилась 20 лет. По признаниям руководителей Пентагона, главные силы теперь будут уделяться «долгосрочным угрозам» со стороны Китая и «краткосрочным» — со стороны России.

Действительно уходят?

Война в Ираке стала крайне непопулярной частью американской внешней политики. В 2003 году американцы вторглись в страну под предлогом того, что президент Саддам Хусейн нарушает взятые на себя международные обязательства по разоружению (что было зафиксировано в резолюции 1441 ООН), хотя после свержения режима ядерного, химического или биологического оружие там так и нашли.

Ирак стал болезненным наследием для нынешнего президента — не только общественным, но и личным. Его сын Джозеф «Бо» Байден, скончавшийся в 2015 году, служил там как резервист нацгвардии штата Делавэр. Президент считает, что токсины, с которыми Бо имел дело на военной службе, привели к смертельному раку мозга. Кавалер «Бронзовой звезды», вручаемой за героизм в ходе боевых действий, генпрокурор Делавэра, собиравшийся стать губернатором, старший сын 46-го президента скончался в возрасте 46 лет.

Будучи председателем сенатского комитета по международным делам, Джо Байден проголосовал за применение военной силы против Ирака. В 2007 году, в период критической для американцев ситуации на иракском фронте, сенатор Байден предлагал в качестве решения иракской проблемы разделение этой страны на три части: суннитскую, шиитскую и курдскую. Сегодня он предпочитает не вспоминать об этом. Объявление о прекращении участия в боевых действиях Байден сделал в ходе встречи с иракским премьер-министром Мустафой аль-Казыми в Белом доме. Со своей стороны иракский премьер, в прошлом добивавшийся постоянного военного присутствия США, теперь согласился с тем, что американские войска не должны участвовать в боевых действиях на передовой и отвечать бомбардировками на удары террористов. Ирак в октябре ждут выборы, и политические силы, за которыми стоят интересы Ирана, требуют полного вывода американских войск.

На брифинге в Белом доме пресс-секретарь Джен Псаки отказалась предоставить информацию о том, сколько военнослужащих останется в Ираке к концу этого года. «Мы переходим к этапу, когда не прекращаем свое партнерство, мы сохраняем присутствие в Ираке с другой миссией», — сказала она. А заместитель председателя Объединенного комитета начальников штабов генерал Джон Хайтен заявил, что сокращение численности войск в Ираке необходимо для обеспечения подготовки военных к битве с Китаем или, может быть, с Россией, «если этот день наступит». «Для защиты от угрозы на Ближнем Востоке нам потребовалось много крови и денег, и тот факт, что с 11 сентября 2001 года не было новой крупномасштабной атаки на Соединенные Штаты, является замечательным достижением всего правительства, — сказал Хайтен на открытии Института новых технологий. — Основная опасность для нашей страны — это Китай. Может быть, в ближайшей перспективе опасность представляет Россия. И мы должны сосредоточить на этом свое внимание».

Вмешательство США в Афганистане и Ираке в течение двух десятилетий шло примерно по одному сценарию. Оба вторжения начались после атак 11 сентября 2001 года. Обе операции привели к быстрому свержению режимов, из-за чего последовали серьезные трудности в построении местной власти. В обеих странах наблюдался рост массовых беспорядков, что привело к увеличению численности войск США: в Ираке в 2007 году и в Афганистане — в 2009-м. К началу этого года в обеих странах находилось по 2500 американских военнослужащих, еще 900 находится в Сирии. В 2007 году в разгар войны Соединенные Штаты имели в Ираке около 170 тысяч военнослужащих. Согласно апрельскому отчету генерального инспектора Пентагона, более четырех тысяч американских военнослужащих погибли в Ираке, более двух — в Афганистане.

«Никто не собирается снова объявлять, что «миссия выполнена», — заявил высокопоставленный чиновник администрации Байдена, вспоминая, как 1 мая 2003 года президент Джордж Буш-мл. грубо ошибся, досрочно провозгласив победу. Тем не менее, по словам представителя Белого дома, заявление Байдена о прекращении боевых операций в Ираке стало поворотным моментом. Сенатор-республиканец Линдси Грэм назвал подход Байдена «назревающей катастрофой», которая грозит возрождением «Аль-Каиды» и «Исламского государства» (обе организации признаны террористическими и запрещены в РФ. — Ред.).

Или все-таки остаются?

Впрочем, в Вашингтоне есть и другая точка зрения. В отличие от Афганистана, в Ираке американцы останутся. Как отмечает обозреватель Макс Бут, некоторые войска могут уйти, но другие будут просто переименованы из «боевых» в «консультативные». На прошлой неделе министр иностранных дел Ирака Фуад Хусейн сказал в интервью «Уолл-стрит джорнэл»: «Что нам нужно? Нам нужно сотрудничество в области разведки, помощь в обучении войск».

Этим американцы и занимаются в последние годы. За исключением специальных операций, американские войска в основном работали на крупных иракских базах, помогая в сборе разведданных. К спецоперациям относятся бомбовые удары, в ходе которых были убиты иранский генерал Касем Сулеймани, командир иракских ополченцев Абу Махди аль-Мухандис, лидер «ИГ» в Ираке Абу Ясир аль-Иссави. В свою очередь шиитские боевики предприняли десятки атак за последние несколько лет. Вашингтонский институт ближневосточной политики насчитал 24 нападения с момента прихода к власти Байдена и три ответных удара США. Террористы-смертники недавно убили 30 человек на рынке в пригороде Багдада. «Войска в Ираке помогают в политическом смысле уравновесить или сдержать Иран, который представляет собой серьезную региональную угрозу», — сказал Джеймс Джеффри, бывший посол США в Ираке.

Заявление Байдена по большей части — «декорация для дипломатической сцены», которая не более чем формализовала текущее положение дел, считает часть экспертов. «Цель обеих сторон в том, чтобы ничего не менять и держать там около 2500 американских военнослужащих, которые бы занимались тем, что они уже делают», — сказал Сарханг Хамасаид, директор программ Ближнего Востока в американском Институте мира.

Критики Байдена отмечают: если президент на деле поддерживает войска США в Ираке, почему он выводит их из Афганистана, где потребность в них еще больше? «Талибан» (движение признано террористическим и запрещено в РФ. — Ред.) представляет гораздо более серьезную угрозу правительству в Кабуле, чем «Исламское государство» для правительства в Багдаде.

Генерал Марк Милли, председатель Объединенного комитета начальников штабов, на прошлой неделе признал, что «Талибан» сейчас контролирует почти половину районов Афганистана — 200 из 419. Ситуация стала настолько мрачной, что американские самолеты снова бомбили позиции талибов, особенно вокруг Кандагара.

Хаос в Афганистане и неопределенность в Ираке — цена за выход Вашингтона из войны против «глобального терроризма». Русская поговорка «вход — рубль, выход — два», похоже, применима к этой ситуации. Но Байден готов платить больше, чтобы закрыть эту главу американской истории.

Автор Александр Панов, собкор «Новой газеты», Вашингтон

https://novayagazeta.ru/articles/2021/07/29/konets-globalnoi-voiny-s-terrorizmom

***

В Турции спорят, а так ли ей необходима афганская миссия

Вопрос о сохранении воинского контингента в Афганистане вызвал ожесточенные споры в Турции. Анкара ранее выражала намерение оставить своих военнослужащих для обеспечения безопасности кабульского аэропорта, однако теперь, после произошедшего в нем хаоса из-за провального процесса эвакуации, имиджевые риски этой инициативы существенно возросли. Чувствительность афганской темы для турецкого руководства повышает и рост ненависти к мигрантам в обществе: неделей ранее один из пригородов Анкары потрясли серьезные антисирийские погромы.

О необходимости сохранить контингент в Афганистане заявил партнер президента Реджепа Тайипа Эрдогана по коалиции, лидер Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели. По его словам, именно турецкая военная миссия в Исламской Республике, которая носит исключительно «законный и мирный» характер, поможет предотвратить миграционный поток в Турцию. Глава ПНД отметил, что республика не должна превращаться в «лагерь для мигрантов, убежище или транзитный центр», потому что нельзя идти на компромисс в отношении своего «национального мира ради мира других». Бахчели выступил за переговоры с администрацией президента Джозефа Байдена о дальнейших параметрах присутствия в Кабуле.

Против такого расклада выступает оппозиционная Республиканская народная партия (РНП). «Я призываю правительство: уведите наших военнослужащих и полицейских из Афганистана, – заявил ее председатель Кемаль Кылычдароглу. – Наша армия служит только интересам нашего народа. Мы не собираемся жертвовать своими войсками там, где другие бежали, не оглядываясь назад». Он отметил, впрочем, что Запад все равно будет взаимодействовать с Эрдоганом, чтобы избежать нового притока беженцев из Афганистана, и даже желает видеть победу его партии на выборах в 2023 году. «Мы этого не допустим. Он должен получить согласие народа. Пойдем на выборы», – заявил лидер парламентской оппозиции.

Агентство Reuters со ссылкой на информированные источники сообщило, что Турция заморозила обсуждение инициативы по обеспечению безопасности в международном аэропорту афганской столицы из-за создавшейся там катастрофической ситуации. «На данный момент в аэропорту Кабула царит полный хаос, порядок полностью нарушен, – цитирует оно одного из своих информированных источников. – На этом этапе процесс передачи контроля над аэропортом турецким военнослужащим автоматически прекращен». Однако собеседники Reuters проинформировали, что турецкое правительство готово оказать техническую поддержку боевикам на этом транспортном узле, если те обратятся с соответствующей просьбой.

Турция сохраняет в Афганистане примерно 500 военнослужащих, которые принимали участие в небоевой миссии НАТО «Решительная поддержка», рассчитанной на тренировку, обучение и оснащение местных сил безопасности. Сейчас турки дислоцированы в международном аэропорту Кабула. Они помогали в том числе наладить процесс эвакуации иностранных граждан и афганцев, которые подпадают под соответствующую программу. Эрдоган и его советники не планировали развертывать «на земле» дополнительный контингент, о чем неоднократно говорилось публично. Однако декларируемые цели – обеспечение безопасности, финансирование и администрирование кабульской гавани – вызывали подозрение, что Анкара намерена расширить свою миссию.

Бывший турецкий министр иностранных дел Яшар Якыш обратил внимание на то, что Турция из-за рисков наплыва афганских беженцев в настоящее время стоит перед сложным выбором. Его мнение приводит издание Arab News. Согласно его выводам, ближневосточная страна, которая уже приняла огромное число перемещенных лиц из Сирии, конечно, может заключить очередное соглашение с Европейским союзом о размещении определенного числа афганских беженцев в обмен на грант в несколько миллиардов евро. Такой опыт у нее уже был: по условиям сделки с Евросообществом от 2016 года, турецкая сторона для приема и обустройства беглецов из Сирии получила около 6 млрд евро. Дополнительной суммой выступили еще 3,5 млрд.

Но у готовности принять афганцев будут свои серьезные последствия, отмечает бывший министр. Если прибавить выходцев из Афганистана к почти четырехмиллионной группе проживающих в Турции сирийцев, то беженцы будут составлять примерно 7% от общего населения республики. По оценкам Якыша, турецкая государственная машина может просто не выдержать непропорциональной нагрузки. Вероятно, смириться с такой ситуацией не смогут и сами турки, среди которых растет недовольство приезжими. Недавнее социологическое исследование компании Metropoll продемонстрировало, что около 70% турецких граждан выступают за то, чтобы границы республики были полностью закрыты для беженцев.

Эта ненависть нередко выливается на улицы. Неделей ранее в результате драки между турецкой и сирийской молодежью в одном из пригородов Анкары, Алтындаге, 18-летний турецкий юноша Эмирхан Ялчин получил смертельное ножевое ранение. Это стало триггером для вымещения всех антимигрантских настроений горожан. Десятки разгневанных турок устроили погромы в тех кварталах, где проживает сирийское население. Урон был нанесен магазинам и автомобилям, которые принадлежали беженцам. Несмотря на то что столкновения удалось остановить, риск их возобновления слишком велик. Правоохранительные органы обращают внимание на рост провокационных призывов в социальных сетях. Среди турок растет убежденность в том, что беженцы – это обычные экономические мигранты, которые хотят отнять рабочие места у местных.

Автор Игорь Субботин, oбозреватель-международник при главном редакторе "НГ"

https://www.ng.ru/world/2021-08-17/6_8227_turkey.html


Об авторе
[-]

Автор: Геннадий Петров, Виктория Панфилова, Александр Панов, Игорь Субботин

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.08.2021. Просмотров: 32

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta