2019-й год обещает быть крайне трудным для России

Содержание
[-]

***

Экономические итоги 2018 года легко заставят нахмуриться даже самых безнадежных оптимистов

Думаете, 2018 год для экономики был плохим? Приготовьтесь — 2019-й будет гораздо хуже.  Экономические итоги 2018 года легко заставят нахмуриться даже самых безнадежных оптимистов: намеки на экономический подъем исчезают, 2019-й обещает быть крайне трудным. Даже тот небольшой рост, который есть сейчас, не вызывает доверия из-за вопросов к статистике, и нет факторов, которые могли бы вернуть страну к подлинному экономическому росту.

На этом фоне сгущаются новые тучи — от падения цен на нефть до угрозы новых санкций и перспективы нового мирового кризиса, который, как всегда, обещает по нам больно ударить. Год назад, когда принимался федеральный бюджет на 2018—2020 годы, правительство в своих прогнозах показало оптимизм: считалось, что рост экономики превысит 2% в 2018 году и в последующие пару лет будет стремиться к 3% и выше. Реальные доходы населения в этом году должны были вырасти на 2,3% по базовому сценарию — такая цифра был заложена в бюджет на 2018 год.

Правда оказалась куда суровее. Хотя весь год Росстат показывал нам рост реальных доходов населения около 1%, в ноябре они были задним числом пересчитаны (подробнее обо всех этих постоянных пересчетах чуть ниже) и скорректированы, так что итоговая цифра реальных доходов за 11 месяцев ушла в минус (-0,1%). Рост ВВП, который планировался на уровне выше 2% даже при прогнозной среднегодовой цене на нефть Urals в $44 за баррель (по факту этот показатель оказался выше $50), сжался до 1,8% — хотя в реальности и эта оценка вызывает огромные вопросы. Рост 1,8% — лучше, чем ничего, если бы он не состоял из вранья и приписок. Вот лишь несколько причин сомневаться в официально декларируемых темпах роста ВВП.

Статистика роста инвестиций        

Здесь происходят настоящие чудеса. Если посмотреть на официальные данные Росстата, то по крупнейшим отраслям, дающим порядка 80% всех инвестиций в основной капитал, рост за 9 месяцев уходящего года очень скромный: всего 1,4%. Позже методом «досчета на инвестиции, не наблюдаемые прямыми статистическими методами», магически возникает цифра 4,1% — очень неплохой рост.

Выходит, что в оставшемся сегменте экономики, который составляет всего лишь пятую часть от общего объема инвестиций и в котором нет их прямого статистического учета, они растут невероятными, двузначными темпами. Это явная ерунда. Так что мы имеем дело с очевидным манипулятивным завышением инвестиционного роста.

Промышленность

Здесь Росстат просто замучил всех постоянными пересчетами данных, в результате которых в этом году мы внезапно получили очень высокие темпы роста в обрабатывающей промышленности. Надежность этих пересчетов вызывает очевидные сомнения, они производятся регулярно, и через некоторое время ситуация в обрабатывающей промышленности снова возвращается туда, где она и должна быть — в ноль или в минус. Так произошло и сейчас: после бравых июньских пересчетов темпы роста обрабатывающих отраслей падали и в итоге ушли в минус в сентябре, и в ноль в ноябре.

Еще один сюжет — добывающая промышленность: в октябре-ноябре Росстат начал рисовать темпы ее роста в 7-8% годовых, что является очевидным нонсенсом, так как нефть, газ и уголь, дающие 90% объема продукции добывающей промышленности, росли в районе 3-4% по данным того же Росстата. То есть весь «промышленный рост», по сути, нарисован.

Сельское хозяйство

Здесь мы получаем прямое доказательство фальсификации статистики: по данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи, практически треть «роста производства» в АПК в последние годы оказалась натуральными приписками, такого роста просто не было. Ранее Росстат признавал статистической ошибкой предыдущие рапорты о «бурном росте» и в строительной отрасли.

Зарплаты

Мы уже подробно разбирали историю о том, как Росстат врет о росте зарплат: официальные цифры в этом году (10,3% роста номинальных зарплат и 7,4% реальных, с поправкой на инфляцию) не соответствуют никаким другим объективным метрикам. Такими темпами не растут ни зарплаты в крупных компаниях по данным их отчетности, ни потребление населения, ни сбережения. И объяснение этого явления кроется в усилиях налоговиков, которые выкручивают руки предпринимателям, чтобы обелить «серые» зарплаты (сборы зарплатных налогов действительно растут темпами, похожими на данные Росстата).

Однако к росту оплаты труда этот процесс отношения не имеет — это повышение фискальной нагрузки на работодателей, для роста экономики этот как раз плохо, а не хорошо. Зато позволяет властям отчитываться о «росте» официальных зарплат. Получается, что по самому широкому кругу показателей пресловутый «рост» является дутым, и у нас нет никаких причин верить даже в 1,8% роста ВВП. Скорее всего, за вычетом приписок мы находимся где-то около нуля — примерно там же, где рост реальных доходов населения.

Но это все цветочки в сравнении с официальным прогнозом на 2019 год. Если год текущий стал годом ярко выраженной стагнации, то 2019-й обещает быть намного более трудным, прежде всего из-за решения о повышении НДС, вредное влияние которого на экономику признает и само правительство — оно понизило прогноз роста ВВП на наступающий год до 1,3%, роста реальных доходов населения — до 1,0%, реальных пенсий — до 1,9% (а скорее всего будет гораздо ниже, ведь мы только что выяснили, что прогнозисты из них так себе).

На самом деле, повышение налогов на следующий год состоит не только из увеличения НДС: будут повышаться еще и акцизы, утилизационные сборы на автотранспорт, импортные пошлины, всего рост налоговой нагрузки на экономику составит около 750 млрд рублей.

И это не считая дополнительной фискальной нагрузки, которую вызовут действия правительства по увеличению собираемости налогов: например, по данным Федерального казначейства, за 10 месяцев этого года темпы роста не нефтегазовых доходов консолидированного бюджета (без учета НДПИ и экспортных пошлин) составили 13,3%, что более чем в семь раз (!) превышает темпы роста экономики.

Усиление фискальной нагрузки в состоянии прибить экономический рост куда ближе к земле, чем может казаться правительству, скорее всего, они недооценивают реальные последствия своих налоговых инициатив. Самое главное — непонятно, зачем они принимают решения, уничтожающие рост, в условиях,  когда в бюджете огромный профицит: 4 трлн рублей уже по итогам этого года, и еще более 4 трлн профицита планируется на 2019—2021 годы.

Рациональный ответ может быть только один, и намек на него содержится во вполне официальных документах правительства: власти опасаются нового крупного кризиса и боятся остаться без «подушки безопасности», которая если не спасала их, то хотя бы дала возможность маневра в кризис 2008—2009 и 2014—2018 годов. Рост экономики для них менее важен, чем страх встретить новый кризис без финансовой кубышки.

А перспектива нового кризиса не так призрачна, как может показаться. Впервые за 4 года нефть падает беспрецедентными темпами, и даже новое соглашение ОПЕК и России о сокращении добычи не смогло этому помешать. Развязанные президентом Трампом торговые войны привели к повсеместному замедлению прогнозов роста мировой экономики, эксперты уже заговорили о вероятности рецессии в США, а декабрьский обвал на фондовом рынке заставил нас нетерпеливо ждать наступления Рождества, чтобы поток бесконечных негативных новостей наконец прекратился. Российская экономика напрасно надеется переждать эти неприятности в стагнационной берлоге: мы полностью зависимы от мировых сырьевых и финансовых рынков, и нам в случае чего прилетит в первую очередь.

Оставим на секунду рост налогов и угрозу мировых кризисных явлений: структура нашей экономики и предпринимательский климат росту также не способствуют. В этом году резко ускорился отток капитала: если год назад при принятии бюджета-2018 правительство прогнозировало его в $7 млрд по базовому варианту, то по факту по итогам года выходит порядка $70 млрд — ошиблись с прогнозом в 10 раз, подумаешь! Такова цена переназначения Путина на новый срок и последующего бегства инвесторов.

Даже Китай сокращает инвестиции в России: по последним данным ЦБ, по состоянию на 01.07.2018 прямые инвестиции Китая в российскую экономику сократились по сравнению с началом 2014-го (моментом аннексии Крыма) почти на 20%. Примерно на столько же за этот период сократились прямые инвестиции в экономику России всех крупнейших стран — «большой семерки» и Китая (с 80 до $66 млрд). Капитал из нынешней России бежит. Правительство прогнозировало отток капитала в размере $7 млрд, а получило $70 млрд.

Все более растущая монополизация и огосударствление экономики не позволяют нам надеяться, что дополнительные ресурсы пойдут в рост, а не будут проедены или разворованы. Похоже, единственный шанс властей на положительную экономическую динамику сегодня — в пресловутых финансируемых государством «инфраструктурных проектах», но и эти надежды напрасны: за последнее десятилетие мы настроили немало газопроводов и мостов, а роста как не было, так и нет (подробнее о том, почему его и не могло быть — здесь).

Власти продолжают хвастаться низкой инфляцией — но толку от нее немного, ведь роста экономики нет и, соответственно, больше денег у населения тоже не становится. При этом монопольная структура экономики вызывает панический страх и всплеск инфляции от любого шороха — отсюда маниакальное нежелание ЦБ снижать ключевую ставку и высокая стоимость денег, и как итог — патовая ситуация.

В завершение стоило бы упомянуть о риске введения новых американских санкций — это один из главных потенциальных «черных лебедей» для нашей экономики с беспрецедентными для нас последствиями. Дело в том, что одна из наиболее вероятных целей новых санкций — наши госбанки, которые монополизировали всю финансовую систему: сейчас они контролируют более 70% всех активов банковской системы, причем 60% — только четыре крупнейших банка (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и Россельхозбанк), а 50% — только два крупнейших (Сбербанк и ВТБ).

Любой удар по этим структурам будет иметь непредсказуемые последствия для нашей финансовой системы — недаром Греф так нервничает. Поводов для новых санкций мы даем предостаточно — от нового вмешательства в американские выборы до стрельбы в Керченском проливе.

В общем, если вы считали 2018 год плохим годом для экономики, приготовьтесь: 2019-й будет гораздо хуже. И это вполне официально.

Автор: Владимир Милов, опубликовано в издании  The Insider

http://argumentua.com/stati/2019-i-obeshchaet-byt-kraine-trudnym-dlya-rossii

***

Комментарий: Аналитики увидели опасность перегрева экономики РФ

Экономисты скептически оценивают возможности роста отечественной экономики. По оценкам экспертов из Альфа-банка, потенциал роста ВВП – 0,7–1,3%. Если экономика будет расти быстрее, нас ждет перегрев, а затем  кризис, считают они. Если РФ вступит в фазу перегрева экономики, Центробанку придется проводить более жесткую политику, что тоже может стать негативным сюрпризом рынку.

Экономика РФ за 10 лет выросла на 7%, говорят аналитики из Альфа-банка. А за предыдущее десятилетие (1997–2007) экономика совокупно выросла на 75%. Россия повторяет глобальный тренд на замедление темпов экономического роста, однако в случае РФ это замедление становится катастрофическим.

Так, мировая экономика за 2008–2018 годы выросла на 40% накопленным итогом против 51% в 1997–2007 годах. Развивающиеся рынки за тот же период выросли на 62% и 76% соответственно. Столь существенное замедление отечественной экономики аналитики объясняют структурными ограничениями. Сами эксперты оценивают потенциал роста ВВП в стране от 0,7 до 1,3%. Для сравнения: официальная оценка потенциального роста от Центробанка находится в диапазоне 1,5–2%, Международного валютного фонда и Всемирного банка – 1,5%.

Низкий потенциал роста экономики РФ банкиры связывают в первую очередь с демографическими проблемами и структурой инвестиций. «Текущего инвестиционного роста в России недостаточно для того, чтобы он способствовал экономическому росту в целом. К примеру, в 2000–2017 годах отношение инвестиций к ВВП в среднем по странам ОЭСР составляло 24% против всего 22% в России», – замечают в Альфа-банке. Кроме того, продолжают они, весьма умеренная роль инвестиций в росте ВВП заметна и в том, что при росте ВВП на 7% в 2008 году инвестиции снизились на 1%.

Еще одна проблема – это структура инвестиций. «В последние годы она сместилась в пользу объектов строительства, на долю которых сейчас приходится 45% инвестиций против 42% в 2013 году. Доля машин и оборудования, напротив, снижалась, составив 32% инвестиций в 2017 году против 39% – пять лет назад», – сообщают экономисты, подчеркивая, что смещение инвестиций в пользу объектов строительства выделяет Россию из других стран.

Еще одним подтверждением структурной слабости российских инвестиций, по мнению банкиров, является низкая доля инвестиций в нематериальные активы. «Инвестиции в интеллектуальную собственность составляют всего 3% совокупных инвестиций в России, это самый низкий уровень среди стран ОЭСР», – подчеркивают они.

Медленный инвестиционный рост и его слабая структура – причины, которые стоят за тем, что Россия является аутсайдером в списке стран по показателю накопленных основных фондов. «Коэффициент обновления основных средств (рассчитывается как отношение новых основных средств к совокупным основным средствам) в России составляет примерно 4% от совокупных основных фондов и в настоящее время сохраняется примерно на уровне 1992 года. А с 2008 года он прекратил свой рост», – обращают внимание экономисты.

В итоге неудивительно, рассуждают эксперты, что совокупный капитал в России составил всего 220% ВВП по состоянию на 2014 год, тогда как в развитых экономиках – примерно 300–400% ВВП. «В расчете на душу населения показатель основных средств в России также сохраняется на низком уровне», – указывают они.

Демографические проблемы тоже являются угрозой потенциальному росту. «Численность рабочей силы в России не меняется с 2007 года, чем во многом и объясняется продолжающееся снижение уровня безработицы. С учетом Крыма численность рабочей силы составляет 76 млн человек, однако если не учитывать 2 млн жителей Крыма, российский рынок труда сократился на 4% в 2018 году в сравнении с 2007-м», – указывается в банковском прогнозе. При этом доля населения трудоспособного возраста (от 15 до 65 лет) снижалась с 103 млн в 2010-м (72% всего населения России) до 98 млн человек в 2017-м, или до 68% населения России. «Этот спад отражает старение населения России. Доля населения старше 65 продолжает увеличиваться с 2011 года и составляет 14% всего населения России, или 28% рабочей силы. С другой стороны, снижается и доля людей молодого возраста – количество россиян моложе 20 лет сократилось с 44 млн человек в 1989 году до 32 млн человек в 2017-м», – говорят аналитики.

Демографические ограничения усиливаются высокой ролью госсектора в занятости (25%) и избыточной занятостью россиян в неформальном секторе (20%). В итоге сохраняющийся дефицит на рынке труда в ближайшие годы будет оставаться фактором, ограничивающим экономический рост, считают в Альфа-банке.

Еще одна опасность, которую видят аналитики, – это перегрев отечественной экономики. Они напоминают, что за последние 18 лет страна фактически пережила два периода перегрева – в 2006–2008 и в 2010–2012 годах, – за которыми последовало два кризиса. По их мнению, риски перегрева экономики могут появиться уже в следующем году. «Таким образом, мы бы предпочли, чтобы российский экономический рост оставался умеренным; более быстрый рост может обернуться проблемами в будущем», – подчеркивают в банке.

Эксперты «НГ», в свою очередь, сомневаются в возможности перегрева российской экономики. «МВФ прогнозирует рост мировой экономики в 2019 году на уровне 3,6%, при этом мировая экономика не перегревается», – напоминает аналитик компании «Алор Брокер» Алексей Антонов, обращая внимание, что быстрорастущие экономики при этом исповедуют разные подходы к денежно-кредитной политике. «У нас же растут налоги, снижаются реальные доходы населения, из-за этого оборот розничной торговли демонстрирует околонулевой рост, поэтому говорить о перегреве, надувании каких-либо пузырей в экономике пока не представляется возможным», – уверен он. По мнению аналитика, применительно к РФ основными угрозами могут стать проблемы потребительского кредитования и размер дыры в банковском секторе. «Слабость курса рубля тоже не позволит экономике перегреться: доллар к рублю уже готов перешагнуть отметку в 70, а санкции все более подталкивают к оттоку капитала. Перегрев в развивающейся экономике, при высоких ставках в США, вряд ли возможен, потом что капитал бежит в сторону высоких ставок и низкого риска», – резюмирует Алексей Антонов.

Тезис о «неизбежном перегреве» российской экономике в случае превышения темпов роста ВВП в 1,3% придуман для того, чтобы оправдать, почему мы четверть века топчемся на месте в то время, как вся остальная планета развивается весьма стремительными темпами, не исключает аналитик компании «Финам» Алексей Коренев. «При таком подходе ожидаемые в следующем году темпы прироста ВВП в 1–1,2% уже не будут казаться плохим результатом – это будет тот уровень, «который является оптимальным для страны, не позволяя ее экономике перегреваться». Обычная статистическая эквилибристика», – резюмирует он.

Мнение о том, что отечественная экономика окажется в состоянии перегрева при темпах роста выше 1,3%, основывается на абсолютном доминировании нефтегазового и прочих сырьевых секторов в структуре ВВП, указывает ведущий аналитик компании «Открытие Брокер» Андрей Кочетков. «Между тем в последнее время в отечественной экономике происходят весьма серьезные изменения. Растет доля сельского хозяйства и обрабатывающих отраслей. Соответственно экономическая база расширения основывается не только на увеличении добычи и переработке ископаемых», – замечает он. 

Автор: Ольга Соловьева          

http://www.ng.ru/economics/2018-12-20/4_7470_peregrev.html


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Милов, Ольга Соловьева

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.01.2019. Просмотров: 62

Комментарии
[-]
 Mike Rooney | 04.01.2019, 11:36 #
Thanks for such post and please keep it up. Movie Jackets
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta