20-летие Владимира Путина — застой или гигантский шаг вперёд?

Содержание
[-]

***

Эпоха Путина

Эпоха Путина, которую некоторые почему-то называют застойной, вобрала в себя такие масштабные изменения за относительно короткий период, что последние 20 лет вполне можно назвать отдельной исторической эпохой. 20 лет, за которые молодой российский капитализм стал зрелым.

Многие называют эпоху Владимира Путина — так назовём первое 20-летие российской истории 21-го века — застойными годами. Некоторые её сравнивают даже с временами дорогого Леонида Ильича. Однако, чтобы такое утверждать, нужно быть либо слепыми, либо никуда не выходить из своего дома.

А всё потому, что за прошедшие двадцать лет Российская Федерация сделала гигантский шаг вперёд. Только где он, этот перед?

Многие помнят 90-е годы. На улицах российских городов непременными атрибутами стали киоски со «сникерсами-стиморолами», крытые или под открытым небом вещевые рынки — оставшиеся с советских времён торговые площади резко перестали удовлетворять нужды рынка.

Множество граждан устремилось за границу, привозя из Турции или Китая в клетчатых баулах «абибасы» и прочую заграничную одежду. Другие занялись перегоном подержанных иномарок из-за рубежа. Впрочем, были и те, кто на своих «Жигулях» «бомбили» по улицам. Вместе со всеми появились и неизбежные при этом рэкетиры в джинсовых или кожаных куртках.

Одни считают, что в те времена была истинная свобода — все делали деньги, кто как мог. Другие называют те годы эпохой безвременья — миллионы, кто не смог приспособиться к нищенским зарплатам и погоне за деньгами, не выжили. Интересно, что правы и те, и другие.

С тех пор обшарпанные киоски и вещевые рынки исчезли — их место заняли респектабельные торговые центры и супермаркеты. Ввоз в страну подержанных иномарок практически прекращён благодаря лобби автопроизводителей, а поле для серых дилеров постоянно сужается. Дольше всех держались вольные таксисты, но и они исчезли буквально в последнее десятилетие под напором крупных агрегаторов такси. Вместе с исчезновением огромной армии предоставленных самих себе предпринимателей почти как класс вымерли рэкетиры.

К кому придёт за данью уважаемый «на районе» условный Коля Питерский? В торговый центр к наёмным менеджерам? У которых каждая копейка просчитывается электронной системой? К таким же угрюмым мужчинам из частного охранного предприятия «Элит-Защита» или «Охрана-Люкс», хозяева которых в недавнем прошлом были его коллегами? А больше не к кому, потому что собственник торгового центра заседает где-то высоко в небоскрёбе, откуда «авторитета» Колю не видно даже в самый хороший бинокль.

Нет, всё изменилось. И дело не во внешних изменениях, а в самой сути. Из рыночной эпохи мы пришли в другую, более совершенную стадию формации, в которой мы с вами проживаем. И это не реинкарнация феодализма, как фантазируют многие. Эта стадия называется монополистический капитализм. Пришли мы к нему не потому, что Путин так захотел. Или Сечин с Миллером. Процесс этот произошёл бы, даже если бы в Кремле сидел человек с фамилией Черномырдин, Степашин или даже Рохлин. Главное, чтобы фамилия заканчивалась на ин. Шутка, конечно, но как бы ни было велико историческое значение вышеназванных людей, экономические законы отменить они не в силах.

А этот самый закон говорит, что ничем не ограниченная свободная конкуренция приводит только к одному — победе наиболее продвинутых и жизнеспособных. Торговые центры и супермаркеты, ставшие едва ли не символами современного общества (которое почему-то принято называть обществом потребления), выросли из тех самых палаток 90-х. Россия в этом не одинока, все остальные страны уже ранее прошли через это. Но поскольку мы живем не в 19-м веке, а в 21-м, процесс концентрации капитала, на который США, к примеру, затратили целое столетие, у нас уложился в менее чем двадцать лет. Вдумайтесь — то, на что другие страны тратили столетия, мы пробежали за считаные два десятилетия.

И, конечно, будут недовольные, так же как в США есть люди, тоскующие по временам Дикого Запада, когда каждый ковбой с револьвером был сам по себе. Когда каждый старатель мог внезапно стать миллионером… или умереть неизвестно где в лесу. В монополистическую же эпоху золото добывают не частные старатели, а крупные компании.

Эту эпоху Владимир Ленин как-то назвал высшей, то есть фактически последней стадией капитализма. И кажется, он всё же был прав, поскольку куда дальше будет развиваться капитализм, до сих не могут придумать даже фантасты. Самое смелое, на что их хватает, — это некая прямая власть корпораций. Большинство же так или иначе скатываются в некий глобальный кризис и постапокалипсис, не в силах честно описать будущее. Говоря же словами другого Ильича, упомянутого выше Леонида Брежнева, мы за последние 20 лет пришли в развитОй капитализм. А что будет дальше? Ну, можем повторить ещё раз, экономические законы отменить не в силах никто.

Автор: Владимир Бадмаев

https://regnum.ru/news/polit/2670611.html

***

Уход от «Вашингтонского консенсуса»: что удалось? 

Мировой финансовый кризис и обострение отношений с Западом во второй половине 2000-х годов показали, что России требуется глубокая переориентация экономических и политических связей на международной арене. Однако эти процессы до сих пор весьма далеки от своего завершения.

В течение первых двух президентских сроков Владимира Путина в России удалось стабилизировать политическую ситуацию и создать условия для становления современной экономической системы после разрухи 1990-х годов. Однако мировой финансовый кризис и обострение отношений с Западом показали, что стране требуется глубокая переориентация экономических и политических связей на международной арене. Эти задачи остаются актуальными до сих пор. Об этом корреспонденту ИА REGNUM 9 января заявил руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов.

«Изменения произошли колоссальные. То, что на поверхности: стабилизация ситуации на окраинах страны и прекращение Чеченской войны. В дальнейшем процесс развивается по нескольким этапам. На первом этапе — это общая стабилизация системы и выстраивание бюрократической вертикали», — заявил Колташов.

«Далее — строительство корпоративного капитализма. От олигархического хаоса мы перешли к корпоративному капитализму с очень бурным процессом фирмообразования — за нулевые годы появилось огромное количество фирм, многие из них добивались успеха и даже выходили на мировой рынок. Российский капитализм приобрёл черты нормального и устойчивого явления», — продолжил он.

По его словам, первые два президентских срока Владимира Путина характеризовались не только институциональными изменениями в российской экономике: именно в течение 2000-х годов в России сформировался классический «средний класс».

«Был довольно сильный рост благосостояния, происходил в эту эпоху, что видно по количеству автомобилей, построенных и проданных квартир, хотя при этом всё это происходит в условиях сохранения очень большого неравенства в доходах», — указал экономист. «Средний класс, конечно, получил сильный удар под дых от кризиса, но всё-таки это был средний класс, который состоял в основной массе из наёмных рабочих. В 90-х его представляли в значительной мере всё-таки «новые русские» и их обслуживающий персонал», — отметил он.

Мировый финансовый кризис 2008 года наглядно продемонстрировал, что, несмотря на рост, экономика страны была чрезмерно зависима от внешней конъюнктуры. На этом фоне разворачивалось и политическое противостояние с Западом, которое также заставило российское руководство пересмотреть свою стратегию на международной арене. Отчётливо новый внешнеполитический вектор был обозначен Мюнхенской речью Владимира Путина.

Как внешнеполитические, так и экономические соображения подтолкнули Россию к дальнейшей перестройке отношений с внешним миром, однако процесс этот до сих пор весьма далёк от завершения, подчеркнул Колташов. «Эпоха великого мирового кризиса показала, что изменения, которые произошли, отнюдь не достаточны. Сейчас происходят новые изменения. Это дополнительный контроль над бюрократией. Это замена самостоятельных губернаторов на губернаторов, на которых может рассчитывать высшая администрация», — отметил эксперт.

«Самое же главное — у нас медленно, но верно продолжается отказ от «Вашингтонского консенсуса». Исчезновение экспертов, советников МВФ в России связано с началом эпохи Путина. Их советы всё меньше влияли на российскую жизнь, начиная уже с начала 2000-х годов. Сейчас же, на данном этапе, происходит постепенный сдвиг к неомеркантильной торговой политике и к более сильной

регулирующей роли государства», — считает Колташов.

Это проявляется в росте накоплений золотых резервов в последние годы, а также медленном, но верном снижении роли доллара в международных расчётах. При этом это процессы, которые наблюдается в мире повсеместно: общее мировое недовольство политикой Вашингтона имеет место со стороны Китая, Ирана и других растущих держав. Не имея возможности противостоять центробежным силам на всех фронтах, США будут вынуждены смириться с изменившейся реальностью международных отношений, заключил экономист.

Автор: Илья Иванов

https://regnum.ru/news/polit/2670269.html

***

«Изжить детские болезни и стать дееспособным организмом»

При президенте Владимире Путине молодое российское государство смогло перейти к формированию устойчивой бюрократической модели управления. Однако это не привело к исчезновению управленческих проблем — система превратилась в молодой организм, который, однако, испытал на себе бремя всех детских болезней разом. Об этом корреспонденту ИА REGNUM 23 июля заявил заявил директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

«За двадцать лет у страны появилось политическое устройство, появилось, хоть и не бесспорно, с разными оценками, но представление о том, что завтрашний день наступит. А не как в 1990-е годы — что уже не наступит никогда», — заявил Журавлев.

Развал Советского Союза привёл не просто к смене государственной элиты, но и к тому, что этой элите пришлось отныне действовать в принципиально новых условиях. Появился новый игрок — бизнес, представители которого регулярно становились частью политических и управленческих групп.

Эта система отличалась значительной рыхлостью, то есть невозможностью формирования устойчивых групповых интересов внутри российской элиты. Именно с первыми сроками правления президента России Владимира Путина связано формирование упорядоченной и относительно стабильной бюрократической системы, хотя о её зрелости речи не шло.

«Появилась партийная и вообще политическая система. Самовоспроизводящаяся. Опять же, мягко говоря, не без недостатков. Но она отныне есть. Собственно, страна из условий находящегося в анабиозе умирающего превратилась в молодой организм, болеющий всеми детскими болезнями», — указал политолог.

Среди этих «детских болезней» выделяются в том числе сложности с организацией управления на уровне субъектов — монолитные и достаточно однородные региональные элиты склонны к формированию замкнутых групп, мало зависящих от внешнего влияния как со стороны гражданского общества, так и федерального центра, у которого нет возможностей для «ручного управления» на местах.

Тем не менее для России такие проблемы совершенно не уникальны — они встречаются и в других обществах с незрелыми элитами, которым только предстояло образовать собственную систему политических сдержек и противовесов.

Политический опыт последних лет свидетельствует о большом потенциале молодого российского государства, которое, несмотря на внешнее давление и экономические трудности, успешно развивается и справляется с внутриполитическими вызовами.

«Болезней много. Они, извините за каламбур, болезненные. Они неизбежные. Но, пройдя через них, можно стать взрослым, дееспособным организмом. Именно в этом и заключается путинская эпоха», — указал Журавлев.

Автор: Илья Иванов

https://regnum.ru/news/polit/2671292.html

***

Mожно ли достичь большего при тех же условиях?

За последние 20 лет России удалось восстановить свою самостоятельность на международной арене и в определённой степени вернуть статус полноправной мировой державы.

Не все возможности были использованы для укрепления суверенитета страны, и в теории достичь страна могла бы и большего — однако причины этого лежат в объективных ограничениях и неготовности страны к быстрой модернизации.

За последние 20 лет России удалось восстановить свою самостоятельность на международной арене и в определённой степени вернуть статус полноправной мировой державы. Не все возможности были использованы для укрепления суверенитета страны, и в теории достичь страна могла бы и большего — однако причины этого лежат в объективных ограничениях и неготовности страны к быстрой модернизации. Об этом корреспонденту ИА REGNUM 25 июля заявил эксперт Изборского клуба, политолог, профессор кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ имени М. В. Ломоносова Сергей Черняховский.

«Была укреплена государственная власть, были взяты под контроль в какой-то степени финансовые кланы. Была восстановлена база обороноспособности страны — не полностью восстановлена, но укреплена. Была перевооружена армия. Россия перешла от политики признания своей вассальной зависимости от мировых центров силы к политике национального суверенитета. Была в какой-то мере восстановлена и социальная направленность политики и экономики — это то, что сделать удалось», — заявил Черняховский.

С другой стороны, эффективность любой политики можно оценить лишь в сравнении: если сравнить период с 1920 по 1939 год и с 2000 по 2019-й, то, очевидно, что большевикам удалось сделать во много раз больше. «Понятно, что для того, чтобы сейчас сделать столько же, нужно было бы применять более форсированные, более эффективные методы управления страной», — отметил политолог. «Безусловно, два огромных минуса в политике — неготовность к отказу от механизмов рыночной экономики и неготовность к осуществлению репрессий. Имея в виду, естественно, не расправу направо и налево с кем попало, а жёсткое подавление тех, кто сопротивляется государственной политике. В 1937 году Сердюков даже, наверное, бы не сидел», — указал Черняховский.

Таким образом, несмотря на то, что за последние двадцать лет позиции страны во многих отношениях укрепились, возможности в этом отношении были использованы далеко не в полном объёме. «Конечно, нельзя не учитывать и то, что, в отличие от 1920 года, когда у руководства была партия большевиков, партия с жёсткой дисциплиной, победоносная армия и отлаженный механизм ВЧК, была ставка на развитие энтузиазма масс. К 2000 году у Путина не было армии, не было ВЧК, не было полков вооружённого пролетариата, не было партии — ни «Единая Россия», ни КПРФ даже близко не напоминают по эффективности ВКП (б)», — отметил эксперт. «Баланс в целом положительный. Можно было бы сделать больше, как и всегда. За это время большевики сдвинули три горы, Путин одну. Но многие и одну сдвинуть не могут», — добавил он.

Автор: Илья Иванов

https://regnum.ru/news/polit/2672843.html


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Бадмаев, Илья Иванов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.08.2019. Просмотров: 36

Комментарии
[-]
 Cheap Custom Research Papers | 02.08.2019, 05:40 #
We understand that students in Australia encounter different challenges in completing their  Best Research Paper Writing Service. We offer College Term Paper Writing Service to students regardless of their specialty, discipline or educational level.
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta