2 мая в Одессе: три года после трагедии

Содержание
[-]

В третью годовщину трагедии в Одессе

В третью годовщину трагедии в Одессе областная власть и правоохранители сумели обеспечить проведение траурных мероприятий активистами противоположных взглядов. О том, как прошел этот день в Одессе, в репортаже Deutsche Welle.

Подготовка к очередной, третьей, годовщине трагических событий 2 мая  традиционно держала в напряжение Одессу в течение последней недели. Об усиленных мерах безопасности заранее сообщили в областном управлении Нацполиции и Нацгвардии. И даже военно-морские силы Минобороны, которые дислоцируются в городе, заявили о готовности применять оружие в случае возможных провокаций.

Ситуацию подогревали конфликты между местными патриотическими силами и активистами бывшего Антимайдана, традиционно активизировавшиеся весной. 10 апреля под время празднования дня освобождения Одессы от немецко-фашистских войск первые пытались помешать так называемым "куликовцам" возложить цветы у мемориалов, но после нескольких столкновений были достаточно жестко задержаны полицией. "Ребята хотят какого-то реванша", - сообщали корреспонденту DW накануне источники в местных национал-патриотического группировках. Также масла в огонь добавило решение Одесского горсовета о повторном переименовании старых советских топонимов в городе, на которое в последний день апреля главой горсовета Геннадием Трухановым было наложено вето.

Металлоискатели и оппозиционеры

Территория Куликова поля перед Домом профсоюзов, где три года назад во время пожара погибли 42 человека, еще с ночи была оцеплена сотрудниками Нацполиции и Нацгвардии, на усиление которых прибыла подмога из Киева и Днепра. Автомобильное движение по прилегающим улицами было ограничено. Все это позволило утром открыть доступ к площади, хотя и через рамки металлоискателей, установленные напротив центрального входа. Периметр Куликова поля в течение дня находился в окружении полицейских или даже просто курсантов МВД.

"Вот видите, это киевская хунта нас так боится", - объясняла корреспонденту DW женщина с букетом тюльпанов. Однако большинство утренних посетителей Куликова поля тихо оставляли цветы у забора, которым был обнесен Дом профсоюзов, и отходили в другую сторону сквера. Основной траурный митинг "куликовцев" был анонсирован на два часа дня.

Однако политическая часть митинга оказалась под вопросом. Утром СБУ провела обыски в помещениях местных активистов-"куликовцев" Виктории Мачулки, Мориса Ибрагима и Натальи Дементьевой. Параллельно на допросы в полицию были вызваны депутаты облсовета от "Оппозиционного блока" Виталий Саутенков и Виктор Баранский. Позже заместитель министра внутренних дел Сергей Яровой, прибывший в Одессу, назвал эти события "профилактическими мерами".

Первые мины

Около 11.00 в местную полицию поступили сообщения о минировании одесских медицинского и политехнического университетов. "Мы вынуждены были бросить на проверку корпусов значительную часть наших резервов", - объяснил DW начальник областного управления Нацполиции Дмитрий Головин.

В то же время в центральной части города, на перекрестке улиц Преображенской и Дерибасовской прошла панихида по первым погибшим во время столкновений трехлетней давности - активистам одесского Евромайдана Игоря Иванова и Андрея Бирюкова. Часть представителей праворадикальных организаций таких как "Национальный корпус "Азов", C14 и просто футбольных ультрас, что на эти выходные съехались в Одессу из Киева и других городов, после ее завершения организованно отправились в сторону Куликова поля.

Около часа дня поступило сообщение о минировании Дома профсоюзов. Присутствующих на то время на Куликовом поле граждан попросили покинуть территорию, что вызвало заметное недовольство - в прошлом году из-за подобных мер траурная акция была фактически сорвана. Однако на этот раз правоохранителям понадобилось меньше часа, чтобы провести проверку территории и снова начать пропускать посетителей.

Незваные гости

Траурный митинг на Куликовом поле начался почти по графику, хотя и при отсутствии большинства лидеров бывшего Антимайдана. "Куликовцам" также запретили использовать звукоусилители, поэтому большинству выступающих приходилось чуть ли не кричать. "Одесса - город-герой", "Фашизм не пройдет " - скандировали собравшиеся. Родственники погибших в Доме профсоюзов запустили над Куликовым полем черные воздушные шары.

Однако допуск на поминальное мероприятие все же был ограничен - в том числе из-за желания праворадикальных активистов попасть на митинг. В конце концов полиция вынуждена была пропустить на Куликово поле несколько групп футбольных ультрас и представителей С14. У некоторых из них на входе отбирали ножи и баллоны со слезоточивым газом. Вечером Дмитрий Головин сообщил DW, что один из праворадикалов был задержан за попытку пронести на Куликово поле мачете. "Зачем вы их пускаете? Почему полиция служит националистам? Сегодня это наше место ", - возмущались" куликовцы ". "Это такие же граждане, жители города как и вы", - отвечали полицейские.

Попав на Куликово поле, праворадикалы не проявляли откровенной агрессии, но их присутствие все равно возмущало участников митинга, среди которых после обеда стало больше людей откровенно пророссийских взглядов. "Мы тоже пришли почтить память погибших и убедиться, что здесь не будет сепарского реванша", - объяснял журналистам и правоохранителям один из представителей C14. "Не надо жарить людей, лучше жарить шашлыки", - откровенно смеялись над "куликовцами" другие праворадикалы.

Наконец, когда около 16.30 градус словесного противостояния начал достигать апогея, полиция заявила еще об одном сообщении о "минировании" Дома профсоюзов. Всех присутствующих на Куликовом поле начали оттеснять в сторону выхода правоохранители. Проход к месту трагедии в этот день больше не открывали. Всего, по данным Нацполиции, в течение дня Куликово поле посетили около полутора тысяч граждан.

Впереди беспокойный май

В 18.00 у Греческой площади началась межконфессиональная панихида по погибшим одесситам и украинскими военным. Мероприятие, организованное национал-патриотическими и ветеранскими организациями, собрало до 300 участников.

Уже после его завершения, председатель Одесской облгосадминистрации Максим Степанов, который успел посетить оба траурных мероприятия, заявил об успешном, "мирном" окончании траурного дня. Поблагодарив более трех тысяч правоохранителей, работавших в этот день в городе, он подчеркнул, что приоритетом для одесской власти в эти дни остается общественный порядок и безопасность граждан.

"Многие хотят в эти траурные дни заработать какие-то политический капитал, подстрекая людей. Мы пытались этого не допустить", - комментировал позже события этого дня в разговоре с DW заместитель министра внутренних дел Сергей Яровой. По его словам, в течение дня в полицейские участки Одессы были доставлен 14 участников уличных акций, в частности за хранение наркотиков, холодного оружия и мелкое хулиганство. В то же время он не смог сообщить журналистам никаких подробностей расследования трагедии, которое почти безрезультатно длится три года.

Правоохранители будут работать в усиленном режиме в Одессе до 17 мая. По словам председателя областной полиции Дмитрия Головина, наиболее беспокойным ожидается 9 мая, когда в уличных акциях по случаю Дня Победы должны принять участие не менее 50 тысяч горожан.

Автор - Игорь Бурдыга   

***

Три года трагедии в Одессе: что думают жители города

Накануне третьей годовщины трагедии в Одессе, символом которой стал местный Дом профсоюзов, DW поговорила с жителями города, которых те события коснулись напрямую.

С момента трагедии в Одессе прошло ровно три года. В результате произошедших 2 мая 2014 года столкновений сторонников "Евромайдана" и пророссийских активистов, погибло 48 человек. Из них 42 - в результате пожара в Доме профсоюзов. Они сгорели заживо, задохнулись или разбились, выпрыгивая из окон в попытке спастись от огня. Еще шестеро были застрелены.

Международные эксперты из Совета Европы и ООН раскритиковали ход расследования одесских событий, назвав работу украинских правоохранительных органов неэффективной. DW публикует воспоминания жителей Одессы, которых коснулись те трагические события, и мнения участников расследования.

***

Фатима Папура, 42 года, работает менеджером. Ее сын Вадим погиб во время пожара в Доме профсоюзов:

"Какой бы ни была правда, я хочу знать, по чьей вине погиб Вадим. Первоочередная задача - найти истину и наказать именно тех людей, которые действительно виноваты, а не искать козлов отпущения. Я надеюсь, что Европа поспособствует тому, чтобы расследование этого дела шло как можно быстрее - качественно и ответственно, даже если результат будет кому-то невыгоден. Это самое главное".

***

Вячеслав Буратынский, председатель Федерации профсоюзов Одесской области. О пожаре в Доме профсоюзов ему сообщила охрана здания:

"Естественно, я сразу же приехал. Пожар только начинался. В здании были люди, другие люди его окружили. Они бросали друг в друга камни и бутылки с зажигательной смесью. Наша полиция, к сожалению, в это время бездействовала. Я с самого начала был очевидцем этой трагедии, в которой, по официальным данным, погибло 48 человек. Я считаю, что эта трагедия была спровоцирована, а ее зачинщики, к сожалению, до сих пор не установлены".

***

Руслан Форостяк, советник главы Управления национальной полиции Украины в Одесской области. Он не согласен с критикой хода расследования со стороны международных экспертов:

"Как должно работать правосудие в стране, в которой идет война, в которой нет верховенства права? В условиях, когда отсутствует верховенство права, расследования и суды не претендуют на какую-то истину. Прежде нужно восстановить конституционный порядок, восстановить институты власти и вернуть доверие народа к ним. Украина впервые столкнулась с таким сложным расследованием, где смешалось все: и гражданское противостояние, и политические процессы, и та или иная степень вины высокопоставленных должностных лиц и сотрудников милиции".

***

Татьяна Сойкина, лидер националистической партии "Правый сектор" в Одесской области:

 "Мне не было жаль [людей в Доме профсоюзов] - после увиденного здесь накрытого простыней трупа, после того, как мне сказали, что погиб наш [активист] Игорь Иванов. Просто накопилось очень много агрессии. Я понимаю, что там были люди. Возможно даже, они сами были и не виноваты. Но это были люди, которые расшатывали ситуацию в Одессе, которые хотели здесь Россию, которые хотели здесь войны. По сути, это враги. Я почти уверена: если бы не произошли события 2 мая, то была бы война, здесь уже не было бы Одессы".

***

Татьяна Герасимова, глава правления "Группы 2 мая" - объединения журналистов, активистов и экспертов, которые ведут свое расследование трагедии:

"Нашу работу никто не блокирует, и нам никто не помогает. Мы создали нашу группу для сбора фактов. Это уже дело прокуратуры или полиции, пользоваться нашими выводами или нет. Следователи обращались к нашим экспертам, выводы которых полностью противоречат той пропагандистской картине, которую рисовали российские и некоторые украинские СМИ. Я абсолютно не оправдываю наших следователей, но это действительно сложное дело. Кроме того, на это накладывается наша украинская специфика, связанная с непрофессионализмом и с тем, что наши правоохранительные органы до сих пор находятся в стадии реформы".

Авторы- Кристиан Триппе, Ирина Филатова


Об авторе
[-]

Автор: Игорь Бурдыга, Кристиан Триппе, Ирина Филатова

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 06.05.2017. Просмотров: 103

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta