130 стран одобрили реформу международной налоговой системы

Содержание
[-]

Новый корпоративный налог в системе международного налогообложения 

Новый корпоративный налог, который является самым большим изменением в системе международного налогообложения за сто лет, может вступить в силу уже через два года.

Представители 130 стран, в том числе 20 главных экономик планеты, включая и ранее возражавших Китай и Индию, встретились в виртуальном формате в Париже и обсудили введение минимального глобального налога с международных компаний, несомненно главного изменения в сфере международного налогообложения как минимум за столетие. Суть глобального налога в том, что транснациональные компании будут платить налоги в сумме не менее 15% в каждой стране, где они действуют. Главная цель этого радикального нововведения – уменьшить количество лазеек, позволяющих международным компаниям занижать сумму налогов или избегать их уплаты вообще. Экономисты Организации экономического сотрудничества и развития (OECD), под эгидой которой проходят переговоры о введении минимального глобального налога, подсчитали, что он поможет повысить собираемость налогов ежегодно на 100-240 млрд долларов.

«Годы напряженной работы и интенсивных переговоров завершились принятием этого исторического пакета, благодаря которому транснациональным гигантам придется везде платить справедливые налоги»,- прокомментировал результат переговоров генеральный секретарь OECD Матиас Корман, ранее возглавлявший минфин Австралии.  «Историческим днем экономической дипломатии» назвала принятие глобального налога и министр финансов США Джанет Йелен.

Главным сторонником глобального налога в последние полгода является президент США Джо Байден. Во многом именно благодаря усилиям Вашингтона и удалось добиться успешного окончания переговоров. Дело в том, что далеко не все подписанты согласны с самой идеей такого налога или с его деталями. Для Байдена важность глобального налога заключается в том, что он органически входит в его внутреннюю деятельность в сфере налогообложения, одним из главных пунктов которой является повышение налога на прибыль американских компаний с 21 до 28%, а также повышение налога на прибыль американских компаний, заработанную за пределами США, вдвое – с 10,5 до 21%.

Без утверждения глобального налога в масштабах всей планеты планируемое Белым домом повышение налогов просто заставит американские компании перевести свои штаб-квартиры в страны с низкими налогами. Принятие нового налога лишит их этой возможности. «Это (налоговая реформа) позволит повысить конкурентоспособность Америки,- говорится в заявлении президента Байдена.- Это также позволит нам отправить дополнительные налоги на инвестиции, необходимые для сохранения конкурентоспособности США в глобальной экономике на высоком уровне».

Многие детали переговоров пока неизвестны, но известно, что все 130 подписантов договорились о новом распределении прав на налоговые поступления, которые дадут больше средств странам, где у транснациональных компаний особенно много клиентов. Глобальный налог меняет многолетний принцип международного налогообложения, согласно которому прибыль облагается налогом там, где физически находятся компании.

Работа над новым налогом началась почти 10 лет назад, в 2013 году. Главным образом он направлен против цифровых гигантов, у которых в силу специфики их деятельности нет необходимости находиться рядом с потребителями, чтобы продавать свой товар, и которые могут регистрировать их интеллектуальную собственность, которая и приносит прибыль, практически везде.

Наиболее сложным моментом переговоров был вопрос, что и как делать с IT-гигантами, которые в подавляющем большинстве являются американскими компаниями. Европейские страны хотели заставить их платить больше налогов там, где они работают, т.е. на территории Европы. Однако Вашингтон отверг европейский подход, состоявший в «наездах» только на высокотехнологические компании, под тем предлогом, что он является дискриминационным и устаревшим. Цифровизация, не без оснований говорят американцы, сейчас очень энергично происходит во многих отраслях экономики.

Под давлением США участники переговоров договорились, что минимальный глобальный налог будет действовать в отношении транснациональных компаний во всех секторах экономики, которые имеют глобальный оборот не менее 24 млрд долларов и прибыль не менее 10%. С размером ставки глобального налога по-прежнему не согласны ряд европейских стран, которые считают, что она лишит их средства привлечения иностранных инвестиций. В первую очередь это, конечно, Ирландия, на территории которой находятся европейские штаб-квартиры многих транснациональных компаний; а также Венгрия и Эстония. Среди других противников размеров минимальной ставки Нигерия, самая многонаселенная страна Африки, а также Кения, Перу и Шри Ланка.

Согласованный проект минимального глобального налога будет представлен на рассмотрение саммита G20, который состоится в октябре. Если не возникнет проблем с его принятием лидерами 20 наиболее развитых экономик планеты, то он вступит в силу в 2023 году.

Автор Сергей Мануков, корреспондент Expert.ru

https://expert.ru/2021/07/2/globalniy-nalog/

***

G7 согласовала размер минимального налога для корпораций

Министр финансов Великобритании Риши Сунак заявил, что страны G7 договорились о том, что минимальный налог на прибыль для крупных корпораций должен составлять 15%, сообщает РБК.

«G7 согласилась с принципом введения не менее 15% глобального минимального корпоративного налога для корпораций, действующего для каждой страны, что создаст более равные условия для британских компаний и будет препятствовать попыткам уклониться от уплаты налогов... В соответствии с принципами эпохальных реформ, будут охвачены крупнейшие мировые фирмы с рентабельностью не менее 10%, при этом 20% любой прибыли сверх 10% будут перераспределяться, а затем облагаться налогом в странах, где они осуществляют продажи», – сказал Сунак.

5 апреля министр финансов США Джанет Йеллен (глава ФРС с 2014 по 2018 год) призвала к введению глобальной минимальной ставки корпоративного налога: «Мы просим страны G20 согласиться на глобальную минимальную ставку корпоративного налога, который может остановить «гонку на дно». Вместе мы можем использовать глобальный минимальный налог, чтобы убедиться, что глобальная экономика процветает, основываясь на более равных условиях в налогообложении многонациональных корпораций и стимулирует инновации, рост и процветание», – заявила Йеллен на выступлении в Чикагском совете по глобальным вопросам. По ее мнению, повышение налогов даст правительствам «достаточный доход, чтобы инвестировать в основные общественные блага и реагировать на кризисы».

Источник - https://expert.ru/2021/06/5/g7-soglasovala-razmer-minimalnogo-naloga-dlya-korporatsiy/

***

Глобальный налог G7 уничтожит лидерство США в мире

Если затея с глобальным корпоративным налогом окажется успешной, то на прибыли корпораций она не остановится, считает Дарлен Каселла в Jerusalem Post.

Глобалисты счастливы: президент США Джозеф Байден сделал первый шаг к конфискации богатства — глобальной экономике, которая изменила бы размер налогов, которые платят корпорации, — и кому они их платят. Сам Байден, президент Франции Эммануэль Макрон, премьер-министр Канады Джастин Трюдо, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, премьер-министр Италии Марио Драги и премьер-министр Японии Есихидэ Суга являются лидерами команды G-7, работающей над глобальным картелем государственного налогообложения и глобальным минимальным корпоративным налогом (GMTR).

Если рассматривать налоговую реформу, исходя из той идеи, которую обнародовал минфин США впервые, то налог может распространяться на прибыль тех корпораций, которые, по сути своей, занимаются экспортом: чем больше компания заработает на экспорте своих товаров или услуг в той или иной стране, тем выше будет объем ее налоговых отчислений в бюджет той страны.

GMTR будет управляться базирующейся в Париже Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), межправительственным форумом по глобальной политике, который был основан в 1961 году. Его заявленная цель состоит в выявлении проблем и координации внутренней и международной политики в интересах «экономического и социального благополучия людей во всем мире». GMTR, как ожидается, приведет к передаче финансового суверенитета Соединенных Штатов и других стран бюрократам ОЭСР.

Председатель Комитета по путям и средствам палаты представителей США Ричард Нил и председатель демократического Финансового комитета Сената Рон Уайден 1 июля опубликовали поздравительное заявление в адрес Байдена и министра финансов Джанет Йеллен в связи с тем, что более 100 стран согласились поддержать GMTR в размере не менее 15%. ОЭСР ожидает, что план будет разработан в октябре 2021 года и начнет действовать с начала 2023 года.

Гровер Норквист, президент организации «Американцы за налоговую реформу», предостерегает от глобального минимального налога: «Картели, которые поддерживают высокие цены, вредят потребителям. Создание налогового альянса правительств с целью избежать налоговой конкуренции — плохо для граждан и налогоплательщиков». Да, есть опасение, что страны-изгои станут более конкурентоспособными, чем страны, вынужденные следовать правилам. А наивно полагать, что Китай и Россия будут соблюдать эти правила. Китай согласился с рамками GMTR, но настаивает на исключениях, используя для этого ту же манеру убеждения, в какой он успешно добился исключений для стандартов выбросов.

Планы бывшего президента США Дональда Трампа побудить компании вернуться в Соединенные Штаты с помощью пряника в виде пониженных корпоративных налогов были сорваны. А план Байдена — это кнут GMTR в глазах международных корпораций, и это сделает Соединенные Штаты менее конкурентоспособными в мире.

Конституция США дает президенту право заключать международные договоры. Договоры должны быть представлены и ратифицированы Сенатом. По мнению таких экспертов, как Дэниел Берн из аналитического центра Налогового фонда, подчинение Соединенных Штатов международному GMTR, управляемому ОЭСР, будет представлять собой международный договор. Бывший чиновник Казначейства Манал Корвин придерживается мнения, что американское участие в GMTR может быть осуществлено с помощью процедур согласования бюджета и с одобрения обеих палат Конгресса. При этом нужно учитывать, что республиканцы, убежденные, что страны имеют право определять свою собственную налоговую политику сами, окажут сопротивление.

В Массачусетсе в 1773 году случилось Бостонское чаепитие — акция протеста, на которой «Сыновья свободы» выступали против введения налогов на чай как против нарушения их прав. Лозунг «Нет налогообложения без представительства» означал, что компании могут облагаться налогом их собственными избранными представителями, но не британским парламентом. Сейчас можно провести ту же аналогию налогообложения без представительства с международными корпорациями, которые облагаются глобальной минимальной налоговой ставкой межправительственной организацией со штаб-квартирой в Париже.

Премьер-министр Венгрии, где действует корпоративный налог в размере 9%, в своем недовольстве глобальным минимальным налогом был грозен. Оппозиционное настроение проявили и такие страны — налоговые убежища, как Кипр, Ирландия, Нидерланды, Люксембург, Барбадос, Эстония, Ирландия, Кения, Нигерия, Шри-Ланка, Сент-Винсент, Гренадины и Перу. Они ценят независимость в налоговой политике и утверждают, что GMTR — это абсурдный законопроект, который нанесет ущерб дружественным к бизнесу странам и повредит их способности привлекать инвестиции и рабочие места.

Наверное, только в утопии или в фантастике кто-то поверил бы, что в случае успеха с идеей GMTR тенденция остановится на глобальных корпоративных минимальных налогах. Налоговые глобалисты-бюрократы будут стремиться запустить свои руки в подоходные налоги, налоги с продаж и любые новые формы конфискации доходов, чтобы опустошить наши карманы и ограничить наши свободы. Как говорил Уинстон Черчилль, «миротворец — это тот, кто кормит крокодила, надеясь, что он съест его последним».

Автор Климент Александров

https://regnum.ru/news/polit/3321067.html

***

Международный корпоративный налог: вся власть центробанкам?

Возможно, рано радуется Джанет Йеллен, называя день соглашения между 130 странами «историческим» для экономической дипломатии, имея в виду так надоевшую государствам, готовым предоставлять различные налоговые льготы, борьбу за инвестиции. Заметим, не «мы» придумывали вот эти самые правила борьбы за инвестиции, в провале которых сейчас же минфин США собственноручно и «расписывается».

Любят глобалисты всё усложнять и стрелять себе в ноги. Как бы потом не пришлось посыпать себе голову пеплом. Речь на этот раз идет о международной налоговой реформе, к которой по инициативе США готова самая активно потребляющая часть мира, но никак не ресурсная. Что важно. Не случайно же министр финансов США Джанет Йеллен, слова которой активно на этой неделе цитировали СМИ, в том числе российские, отметила, что договоренность о присоединении к международной налоговой реформе достигнута между 130 странами, на долю которых приходится более 90% мирового ВВП. 90% мирового ВВП — звучит страшно. Страшно, если не вспомнить, что чаще всего ВВП глобально представляется паритетом покупательной способности. Что, снова, — важно. Сложно было не заметить и другую «неслучайность» — например, рост экспорта из России той или иной продукции за рубеж. Потреблять на Западе горазды. Привыкли. От привычек отказываться сложно — Кощеева игла. Но, что поделать, не читали на Западе русских народных сказок. Собственно, на этом — на потреблении — и строилась все эти годы глобальная культура глобальной экономики. Да, чуть не забыли, еще — на рыночных условиях, о которых благодаря практике двойных стандартов действительно стали забывать. Так может быть и на этот раз — двойные стандарты же никто не отменял. Что, согласитесь, развязывает руки.

Если рассматривать налоговую реформу, исходя из той идеи, которую озвучивал минфин США впервые, то налог может распространяться на прибыль тех корпораций, которые, по сути своей, занимаются экспортом: чем больше компания заработает на экспорте своих товаров или услуг в той или иной стране, тем выше будет объем ее налоговых отчислений в бюджет той страны. Возможно, рано радуется Джанет Йеллен, называя день соглашения между 130 странами «историческим» для экономической дипломатии и говоря о том, что гонка уступок стала на шаг ближе к завершению, имея в виду так надоевшую государствам борьбу за инвестиции или, иными словами, за «приземление» бизнеса на территории стран, готовых ради этого события предоставлять различные налоговые льготы. Заметим, не «мы» придумывали подобные правила игры. И речь здесь идет не только о России. Не «мы» придумывали вот эти самые правила борьбы за инвестиции, в провале которых сейчас же минфин США собственноручно и «расписался». Так что радость от новой задумки может быть недолгой. Это сейчас, пока правила новой игры четко не обозначены, присоединившиеся к соглашению страны разделяют эйфорию США. Ведь никто еще не обозначил, что из себя будет представлять глобальный налог и каким именно будет механизм его распределения. Может, США будут для начала аккумулировать средства, а затем из собственного разумения справедливости перечислять их странам. Да, сгущаем краски. В отсутствие четких правил — фантазируем. Но, опять же, не случайно в январе этого года в США вступил в силу закон «Об ассигнованиях на национальную оборону на 2021 год», в рамках которого были приняты поправки в закон «О противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма», наделившие американские власти правом запрашивать информацию у иностранных банков, имеющих корреспондентские счета в американских кредитных организациях. Понятное дело, в России привычно всполошились эксперты, заявившие, как сообщало издание РБК, о том, что российские банки могут столкнуться с угрозой блокировки счетов, потерей ликвидности, банкротством, отзывом лицензий и нарушением банковской и гостайны из-за действия нового законодательства США, направленного на борьбу с отмыванием денег и финансированием терроризма. Привычно, потому как в России привыкли к практике двойных стандартов, то и дело огрызаясь на голые выдумки, обвинения США в тех или иных грехах. К слову, о грехах. Кто у нас в мире без греха? Все 130 государств, включая все страны G20, без греха? Все, как говорится, одним миром мазаны. Так что не стоит только лишь России принимать на личный счет возможные последствия новых законодательных норм США.

Помимо прочего, никто не дал четкого обозначения, что же считать транснациональной корпорацией в новой международной налоговой системе. В известном понимании это та корпорация, которая имеет представительства, филиалы в других странах. Мы все сегодня называем известных цифровых гигантов транснациональными IT-компаниями, хотя и не имеющих филиалов в каких-то странах, в том числе в России, но работающих в других государствах, в частности в России. Зарабатывающих на российской аудитории или аудитории иных государств. Также открытым остается вопрос, какой объем активов наделяет корпорации приставкой «транснациональные». И хотя существуют более простые методы регулирования деятельности, вводимые национальными государствами для корпораций, например, подписанный Владимиром Путиным закон, обязывающий IT-гигантов, имеющих ежедневную аудиторию от полумиллиона человек, открывать в России филиалы, но всё же глобалисты любят более сложные схемы. Между тем остается неизвестным ответ на другой вопрос: будут ли признанны транснациональными горизонтально-интегрированные или вертикально-интегрированные структуры, потому как те же вертикальные имеют в своих структурах те или иные предприятия, уже находящиеся на территории других государств. И вот ответы на эти вопросы и покажут, кого же под прицел берет международная налоговая система, предлагаемая США: ресурсные компании или цифровые, а может, и тех, и других. Однако любой бизнес волнует, как говорится, только одно — прибыль. Свои расходы бизнес непременно переложит в себестоимость товаров и услуг. И одно дело — легко пережить подорожание цифровых услуг, тем более легко, если в государствах создают альтернативные транснациональным национальные компании, работающие в той же сфере, но куда сложнее пережить подорожание ресурсов. Да, в случае своего распространения, в том числе и на российские ресурсные компании, экспортная деятельность которых одна из главных статей бюджетных доходов страны, международный налог может ударить по России, но ведь ударит и по странам — потребителям ресурсов. Ни одна страна не позволит себе потерять свой суверенитет (отдельных «индивидуумов» во внимание не берем). Тем более потерять суверенитет из-за «хотелок» бизнеса, как и, в принципе, любого другого субъекта. Если таковой фактор в случае введения международного корпоративного налога будет угрожать государствам, а подозрения такие существуют, то национальные государства будут вынуждены принимать те или иные меры. А значит, напряжение в мире будет только нарастать.

Сложно не заметить и еще один фактор, пожалуй, главный. С введением международного корпоративного налога рост благосостояния государств начнет зависеть от денежно-кредитной политики центробанков. Кто заправляет финансовой политикой в мире, всем известно, что еще раз требует обратить внимание на те самые поправки, принятые в начале года в законодательстве США, несущие угрозу блокировки счетов банков национальных государств. Проще говоря, допустим, если бы сегодня уже начал действовать международный налог, к которому также присоединилась бы Россия, то с учетом низких доходов граждан и исчерпанного лимита потребкредитования, как и наличия высокой кредитной нагрузки на граждан, потребление импортных товаров не принесло бы бюджету никакой пользы.

В общем, пока отсутствует понимание механизма международного корпоративного налога и его конкретной пользы для государств, остается только додумывать, чем могут обернуться для мира новые затеи США, и ждать оценки российских уполномоченных ведомств по возможному эффекту действия налога на экономику России. Как говорил Владимир Путин в ходе своей видеовстречи с выпускниками программы кадрового резерва Высшей школы госуправления, сбор налогов — творческая работа. Это, к слову, о том, что государства не будут стоять в сторонке в случае появления рисков для наполнения бюджета. Напомним, на той самой видеовстрече глава российского государства, спросив присутствовавшего руководителя ФНС страны о его отношении к инициативе международного сообщества по введению международного налога, подчеркивал, что налоговая система России должна быть экономически обоснована и справедлива именно с социальной точки зрения!

Автор Галина Смирнова

https://regnum.ru/news/economy/3312428.html


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Мануков, Климент Александров, Галина Смирнова

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.07.2021. Просмотров: 316

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta